ТОП 10:

СЕМЕЙНЫЙ ТЕАТР: ПЕРВЫЙ В РОССИИ Семья по имени «Тень»




 

Театр «Тень» - московский театр теней,кукол и синтетического жа­нра - первый в России частный семейный театр, родившийся в Москве в 1988 г. Создатели и ру­ководители театра - Илья Эпель-баум и Майя Краснопольская. В других странах таких маленьких семейных театров много, у нас он был первым. Сейчас он уже давно не единственный, но по-прежнему первый. В 1991 году театр получил статус муниципального, а в настоя­щее время имеет славу одной из


самых ярких театральных групп России,признание профессиона­лов и критики, а также восемь на­циональных премий «Золотая Мас­ка» Илья и Майя научились делать свой театр не только из бумаги, не только из рисунков Ильи, но еще из самих себя. В начале про­шлого века художники мечтали сде­лать жизнь искусством, грезили о грандиозных невиданных театрах, в конце столетия это случилось в театре «Тень», маленьком и до­машнем.


 



ТЕНЕВОЙ ТЕАТР


 


Илья по образованию - худож­ник, окончил Строгановское худо­жественное училище. В театре «Тень» Эпельбаум - художествен­ный руководитель, главный режис­сёр театра, художник и актёр. Его соратница и жена Майя Красно-польская - директор, актриса и режиссёр того же театра. Окончила Гнесинское училище, курс актёров театра кукол. Илья рисовал пла­каты, был художником-постанов­щиком правительственных празд­ников-концертов. Майя играла в театре. Познакомились, пожени­лись, в 1987 году сделали свой первый изысканный спектакль «Волшебная дудочка». Это был те­атр теней, что и определило на­звание театра. А в 1988 году орга­низовали семейный театр «Тень». Когда они поженились, никто сразу не догадался о том, что районный загс зарегистрировал факт искус­ства. Когда возник театр «Тень» -кто оценил в полной мере, что это факт семейной жизни?

Главная деятельность Ильи Эпельбаума и Майи Краснополь-ской - генерация и воплощение самых неожиданных театрально-художественных идей, работа в любых оригинальных и разнооб­разных жанрах искусства. Театр теней, театр марионеток, опера, балет, мистерия, мультипликация, кино, изобразительная импрови­зация - всё это малая часть из ар­сенала художественных средств, используемых в спектаклях театра Эпельбаума и Краснопольской. Са­мые известные спектакли: проекты «Гастроли Лиликанского Большого


Театра драмы, оперы и балета в России» и «Лиликанский Музей Те­атральных Идей» (с Тонино Гуэрро и Анатолием Васильевым), «Лебе­диное озеро. Опера», «Щелкунчик», кукольный спектакль «Апокалип­сис», опера «Орфей 2006» (с ан­самблем старинной музыки Т.Грин-денко), балет «Смерть Полифема» (с Николаем Цискаридзе), теневой спектакль «Метаморфозы».

Театр «Тень» уникален не только тем, что возводит в ранг высокого искусства жанр домашнего озорст­ва и веселых мистификаций, но еще и замечательным умением во­влечь в свои забавы половину те­атральной Москвы. Серьезные и знаменитые артисты, композито­ры, художники, литераторы и ре­жиссеры с удовольствием выкраи­вают из своего жесткого графика время, чтобы помочь Илье Эпель-бауму и Майе Краснопольской со­чинить очередной спектакль и по­дарить себе и нескольким десяткам зрителей полчаса беспечности и абсолютно детской радости.

Семья по имени «Тень» - это родители Майи, и это дети, тоже ставшие артистами и кукольника­ми. Так что это действительно в полном смысле слова семейный театр. А также это кукольные се­мейные театры со всего белого света. «Тень» наносит родственные визиты в Германию, Францию, Япо­нию, Испанию и Америку. Их на­перебой приглашают самые со­лидные фестивали. Каждый раз к заграничным гастролям Майя учит весь конферанс на языке страны. В Москве в их доме-театре всегда


 


ГЛАВА I



 



полно студентов-кукольников, меч­тающих бесплатно им помогать. В фойе лежит книга записи на спек­такли с открытой датой. Желающие иногда ждут очереди месяцами.

- В чем секрет театральной
и семейной судьбы, сложившей­
ся столь счастливо?

- Мы просто занимались этим
всегда очень успешно - благодаря
Илюшиной фантазии делали такие
вещи, которые всегда были вос­
требованы везде, - говорит Майя
Краснопольская. - Вот у Илюши
хорошо получаются творческие
вещи делать, а у меня хорошо по­
лучается организовывать, и в ре­
зультате мы очень органично су­
ществуем - и как пара, и как театр.
Вы понимаете, мы не о театре ка­
ком-то определенном мечтали, а
о стиле жизни. И стиль жизни мы
себе создали. Главное - не то, ка­
кой сейчас спектакль у нас полу-


чился, а то, как мы живем. Просто I у меня есть ощущение того, что если делать что-то, что не проти­воречит смыслу жизни, то все и складывается как-то удачно.

К нам приходили люди, которые бывали у нас на спектаклях, будучи детьми, а сейчас уже приводят своих детей. И говорили, что не уехали в 90-е только потому, что понимали - своим детям они ни в одной стране такого не покажут. «Если вы здесь, то и мы пока тоже остаемся». А мы остались, так как у нас здесь свое любимое дело, которым мы можем заниматься в конкретном месте, в конкретное время и в конкретных условиях. Остаются еще такие зрители, ко­торым все это действительно ин­тересно, есть с кем поговорить после спектакля, есть для кого ра­ботать, желание не пропадает. Ра­ботаем-то мы для себя, нам это


42ТЕНЕВОЙ ТЕАТР


нравится. Но театр - это такая зона, что очень хочется, чтобы то, что ты делаешь, нравилось еще и зрителю, чтобы трогало его.

В своём театре Илья и Майя делают практически все: от адми­нистративно-хозяйственной рабо­ты до встречи зрителей; от оформ­ления спектаклей до исполнения ролей; от изготовления декораций, кукол и реквизита до любых неве­роятных акций, сопутствующих спектаклям.

- При этом никакого жесткого распределения, кто у нас в театре бутафор, кто осветитель - нет. Кто может - готовит еду, остальные репетируют. Этот принцип работы у нас сохраняется все годы суще­ствования театра.

То, что «Тень» - театр семейный, чувствуется уже с порога. Атмо­сфера маленького фойе ассоции­руется не с преддверием храма искусства, а с теплым уютным до­мом, в котором всегда рады гостям. Тех, кто пришел в театр впервые, знакомят со всем, что должны знать «опытные театралы». Перед нача­лом Майя, как воспитательница детского сада, на схеме со стре­лочками покажет, что от входа нуж­но идти сначала к вешалке, с ко­торой начинается театр, потом - к двери с буквами «М» или «Ж», а уж после - в буфет. В фойе, все рас­сматривают пол, расписанный спе­циально к «Гамлету». На каждой половице - знаменитая фраза из мировой драматургии: «Я пригла­сил вас, господа...», «Что за ко­миссия, создатель...». У входа круп­нее: «Что вы читаете, принц? На


стенах - огромные листы бумаги, на которых зрители могут рисовать. Иногда в самом центре фойе ока­зывается бассейн с настоящей во­дой, и можно гонять по нему са­модельные кораблики. Дети играют в расставленных везде слоников (это у Ильи и Майи священное до­машнее животное, символ театра «Тень»). Смелым девочкам-зри­тельницам выдают юбки и пред­лагают поучаствовать в канкане. На смелых мальчиках показывают, что такое грим и костюм. Из боль­ших корзин выдают бутафорские цветы и помидоры и объясняют, когда и куда кидать (уточняют: цве­ток должен быть без горшочка, а помидор - испорченный). Все сами себе наливают чай и кофе, а потом смотрят спектакли, о которых вза­хлеб рассказывают всем своим знакомым.

В спектаклях «заняты» любые куклы - профессиональные (пер­чаточные, тростевые, марионетки) и домашние (среди них - не совсем куклы, а просто игрушки: кегли, мячик, экскаватор; а то и домашняя утварь). В «живом плане» на сце­нической площадке работают ак­теры - как профессиональные, так и зрители - от мала до велика. В постановках широко используются приемы и самых разных жанров театра(теневого, оперного, балет­ного и даже мистериального), и других видов искусства (изобра­зительного, кино и т.д.). Каждый новый спектакль принципиально не похож на предыдущий.

Спектакль Парус был целиком выстроен на музыкально-изобра-


 


ГЛАВА I



 


зительном ряде: в ритме и харак­тере прихотливо меняющейся му­зыкальной партитуры перед зри­телем возникали рисунки, созда­ваемые Ильей Эпельбаумом каж­дый раз заново. В Концерте пре­вращений визуальный ряд допол­нялся графическими изображе­ниями, сиюминутно созданными

из песка.

Щелкунчик - «спектакль-угоще­ние», на протяжении которого каж­дый из зрителей получал солидную порцию сладких «обитателей» Кон-фетенбурга. А в финале спектакля из декоративных сценических фон­танов разливались не только пепси и фанта, но и вино (ведь нужно уго­стить не только маленьких гостей, но и их родителей).

Красные шапочки - спектакль, во время которого происходили съемки нового мультфильма на всем известный сюжет. При этом в создании фильма участвовал весь зрительный зал, - и дети, и взрос­лые: кто рисовал декорации; кто создавал звуковую партитуру (вплоть до озвучения разнообраз­ных домашних животных и скрипа двери); кто оживлял кукол; кто командовал световыми эффекта-


ми. Зрители проходили кинопробы, работали не только волком, но и шорохом леса, юпитером и дро­восеком - он добыл бабушку из чрева волка, не прибегая к крово­жадной хирургии, но по догово­ренности. Бородатый папа играл Красную Шапочку, дочка - дрово­сека, попробуй не играть! будешь играть, как миленький. Тут магия семейных предприятий, все заняты в домашних увлечениях, хоть в ша­радах, хоть в кукольном театре. Заканчивался спектакль демонст­рацией только что отснятого филь­ма, в финале которого на экране возникали «авторы» - сегодняшние зрители, которых успевали заснять перед входом в зрительный зал.

Со спектакля Гастроли Боль­шого Королевского Лиликанского театра в России в театре «Тень» началась новая эра - эра мисти­фикации. И.Эпельбаумом и М.Кра-


 


44ТЕНЕВОЙ ТЕАТР


 


снопольской была придумана стра­на маленьких, но весьма значи­тельных людей (потому-то они и называются не «лилипуты», а «ли-ликане»; а вот мы, те, кто не может попасть внутрь театра и вынужден смотреть представление через окна, зовемся «велипутами»). Од­нако, неожиданно для авторов, часть зрителей отнеслась к слову «гастроли» совершенно серьезно. Оправа спектакля—это не только сам помпезный, полный крошечной нарядной публики королевский те­атр, умещающийся на столе, в окошки которого смотрят пятеро больших, «людских» зрителей. Это и весь обожаемый детьми ритуал, который существует вокруг лили-канских гастролей. Все начинается с чаепития в фойе театра, потом краткая лекция о крошечных ли-ликанах и велипутах (это мы), затем покупка визы (длительностью на 45 минут) и для желающих обмен


валюты (к монеткам размером с зернышко выдают сундучок). Перед спектаклем еще предстоит лекция об истории и культуре лиликан-ского народа на лиликанском языке (с синхронным переводом), осмотр выставки микроскопического мо­нументального искусства, оружия и т.д. Ну и, конечно, отдельное счастье—антракт, когда из подвала театра на повозке, запряженной двумя крошечными лошадьми, вы­езжает буфет с мини-пирожными, бутербродами с колбасой разме­ром с ноготь и малюсенькими чай­ными приборами.

- Интерактивная работа со
зрителями - стиль работы ва­
шего театра, своего рода «ви­
зитная карточка». Вы всегда
сами придумываете всевозмож­
ные способы вовлечения зри­
телей в совместное театральное
действо?

- Ничего необычного в этом

 


 


 

 

 

ГЛАВА 1 45


 

 

нет, сейчас это считается самым правильным, самым нормальным приемом общения. Не считая, ко­нечно, каких-то больших спектак­лей - оперных, балетных, обре­ченных своей формой обходиться без плотного контакта со зрителем. Когда выходишь к детям, то рабо­таешь не так, будто варишься, пла­ваешь в своем собственном внут­реннем мире, а они просто допу­щены на это посмотреть. Дело в том, что маленьких зрителей нужно призвать к этому контакту при по­мощи сказок, увлекательных ис­торий, игр... Хотя и это не совсем верно. У нас есть спектакль «Ме­таморфозы», казалось бы, спек­такль исключительно для взрослых, так как там рисуются абсолютно абстрактные вещи, без истории и музыки. И оказалось, что дети это прекрасно смотрят. Мы раздавали зрителям карточки в антракте, что-


бы они написали, что они увидели, о чем думали во время просмотра. Очень интересные, разные, неожи­данные вещи писали и дети, и взрослые.

- От чего зависит выбор ре-
пертура вашего театра?

- Очень часто выбор спектакля
зависит от формы, которую Илья
придумает, как худрук, оттого, как
это будет внешне выглядеть, а со­
держание должно этой форме со­
ответствовать.

Новый спектакль для малышей в «Тени» - «В поисках Синей птицы». Начинается он с лекции, как в музее: демонстрируя картины на стенах, Майя с важным видом несет очень смешную псевдонаучную ахинею, начиная с истории про птицелова Папагено (из моцартовской «Вол­шебной флейты»), который и ловил эту самую синюю птицу счастья. Далее оказывается, что были еще


 


46ТЕНЕВОЙ ТЕАТР


Папагено второй, третий (показы­вают на стенах портреты истори­ческих знаменитостей), которые тоже занимались поисками Синей птицы. Было известно, что птица эта прилетает к человеку в момент наивысшего счастья, но глазом ее не увидеть. И вот один из предпо­следних Папагенов придумал при­бор типа фотоаппарата, который может эту самую птицу зафикси­ровать. В общем, в тот момент, когда ребенок слегка обалдевает от этих небылиц, появляется ныне живущий Папагено XI, который готов всех, пришедших на спектакль, от­вести в царство Королевы Ночи, в ту ее облачную часть, где живут души сказок и наиболее вероятно появление Синей птицы. Ну, а даль­ше начинается настоящее сафари - для начала и взрослых, и детей обряжают в длинные белые рубаш­ки (в честь Тильтиль и Митиль, ко­торые путешествовали за Синей птицей в ночных сорочках), дают белые носочки и фонарики, и длин­ной вереницей запускают в темный лабиринт из шелковых облаков. И там, где Папагено решается при­сесть на остановку, на окружающих группу охотников белых облаках возникают движущиеся теневые картины - кусочки известных сказок. И каждый раз находится новая при­чина, почему именно сейчас птицы счастья не дождаться и нужно идти дальше. Пройти зрителям придется через многое, включая разочаро­вание от понимания того, что птицы счастья не бывает и финального счастья оттого, что ее все-таки уда­лось поймать.


- Многие убеждены в том,
что детские театры, театры ку­
кол
- это и несерьезно, и не­
престижно, и не слишком до­
ходно...

- Давно так повелось - что те­
атр для детей - не доходное ме­
роприятие. В этой нише очень мало
работает бескорыстных мечтате­
лей, которые могут создать на­
стоящие произведения искусства.
Действительно хорошие кукольни­
ки при первой возможности пере­
бегают в драматические театры.
Интересные режиссеры к куклам
обращаются редко. Конечно, мно­
гое зависит и от государства. У
культуры и так остаточное финан­
сирование, а куклам и вовсе при­
читаются только остатки от рас­
ходов на оперу, балет и драму. Де­
тям, мол, все равно. Пока у куколь­
ного театра не будет достойного
признания, пока он не станет рав­
ноправен с другими искусствами,
интересные личности, кроме ред­
ких одержимых фанатиков, в нем
вряд ли появятся.

- Что бы вы хотели пожелать
себе и своему детищу - театру?

- Никаких пафосных или осо­
бенно оптимистичных слов я сей­
час не нахожу. Вот, казалось, не­
возможно придумать законы хуже
советских в отношении организа­
ции театра. Оказалось, можно...
Но, как сказал Хармс, «жизнь опять
победила смерть неизвестным нау­
ке способом». И театры продол­
жают существовать.

Адрес:Москва, ул.Октябрь­ская, 5 (Метро «Достоевского»).


ГЛАВА I







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.225.194.144 (0.01 с.)