ТОП 10:

Версальско–Вашингтонская система устройства мира после Первой мир. войны.



Первая мир. война (1914–1918) кардинальным образом изменила геополит. картину мира. В рез-те войны рухнул целый ряд важнейших центров силы, составлявших ранее каркас всей мир. полит. системы. Герм., Австро–Венг., Тур. и Рос. империи просто перестали существовать, а на их развалинах возникло большое количество мелких псевдонац. гос-в, кот., по мысли новых хозяев Европы, и должны были стать кирпичиками в здании очередного баланса сил. Архитекторы версальской системы полагали, что именно таким образом осколки прежних империй легче всего попадут в сферы влияния стран–победительниц.

Версальский мирный договор закрепил статус европейской континентальной державы за Францией, а морской – за Англией. Россия вообще оказалась выброшенной из Европы.

Ч/з систему мандатов учрежденной тогда же Лиги Наций были «поделены» колонии Германии и владения Турции на Ближнем Востоке. Территорию России, согласно американскому плану, получившему название «14 пунктов президента Вильсона», предполагалось разделить на сферы влияния: «Кавказ рассматривать как часть проблемы Турецкой империи. Среднюю Азию отдать под протекторат какой–нибудь европейской державы, а на европейской части России и в Сибири «создать достаточные представительные прав-ва».

Несложно заметить, что передел мировых сфер влияния и расчленение России предполагалось осущ-ть в полном соответствии с геополит. доктриной Макиндера. Сам он как раз в это вр. выступил с дальнейшим развитием своих идей. А широкомасштабная интервенция полутора десятков гос-в против молодой Сов. Респ-ки наглядно проиллюстрировала миру серьезность намерений западных геополитиков и методы, кот-ми они собираются осуществлять свои планы.

Чувствуя свою растущую мощь, США продолжали развивать наступление на м/н арене. На Вашингтонской конференции 1922 года они добились главного – права иметь равный с Англией военно–морской флот. Нов. геополит. эпоха окончательно обозначила свои приоритеты: в отсутствие России контроль над миром – это контроль над морс. пространством и морс. коммуникациями.

Кроме того, конструкторы нов. мироустройства осущ-ли давнюю мечту англ. стратегов: м/у Германией и Сов. Россией – главными континентальными державами, возможность союза кот. означала крах океанской модели геополит. господства – был создан «санитарный кордон» из гос-в, полит-ки ориентированных на Англию и Францию.

И все же мир. порядок, оформленный в Версале и Вашингтоне, был невероятно хрупок и противоречив. Он был явно направлен против Германии, Сов. России и, в угоду Японии, против Китая. История же со всей очевидностью показала, что без учета рос. и нем. интересов сколь–либо длительная и прочная стабилизация мир. полит. системы просто–напросто невозможна. С учетом современных реалий это правило можно смело распространить и на Китай.

Неожиданно для творцов мир. порядка Россия вышла из тяжелой кровопролитной гражд. войны единой и полит-ки совсем не такой, какой хотели бы видеть ее недруги. Вызов Версальскому договору бросила пролетарская рев-ция, прокатившаяся в 20–е годы по всей Европе. Его расшатывали пробудившиеся к полит. деят-ти нов. социальные силы – нар. низы. Кроме того, под воздействием рус. рев-ции активизировались антиколон. движения в странах «третьего мира», кот. рассматривали СССР как своего естест. союзника.

Возникшие противоречия породили не только прогрессивные, но и реакционные режимы. В Германии к власти пришли фашисты. Унижения побежденной страны Гитлер использовал для вовлечения широких народных масс в «консервативную рев-цию». В рез-те такой «рев-ции» в Германии, а затем в Европе и во всем мире должна была возникнуть совершенно новая мистически–оккультная «арийская цив-ция», осн-ная якобы на др. «арийских ценностях» и принципиально противостоящая как западному либерализму, так и советскому коммунизму.

Именно в этом стремлении фашистских идеологов построить свой собственный «новый мир» таится разгадка геополит. парадокса: «континентальный» Советский Союз вступил в войну на стороне «океанских» Соединенных Штатов и Англии против «континентальной» же Германии. Произошло это потому, что империя нацистов была для СССР гораздо более чуждой, чем либеральный мир Запада.

Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что Сталин все же попытался заключить с Германией союз. Он исходил из того, что геополит. интересы обеих стран имели некот. сходство. Неудача этой попытки лишний раз показывает, как опасно доверяться лишь одному из всего множества факторов, определяющих течение мир. пол-ки.

Вторая мир. война окончательно разрушила недолговечную Версальскую систему. Притом СССР, несмотря на колоссальные людские и матер. потери, вышел из этой войны не только не ослабевшим, но окрепшим – нравственно, военно–стратегически и геополит-ки. Окрепшим настолько, что впервые в рус. истории военно–полит. влияние страны позволило создать вокруг рос. ядра столь мощный геополит. континент. блок, что для традиционных воен., эк. и полит. угроз он оказался практически неприступен.

И все же его разрушили – в первую очередь с помощью «идеологического» и «информационного» оружия, представляющих из себя огромный комплекс сложных и последовательных мероприятий, имеющих целью направленное воздействие на массовое сознание сотен миллионов людей и рассчитанных на годы и десятилетия. Перед таким порождением новой постиндустриальной эпохи мы оказались беззащитны. И это лишний раз подчеркивает тот факт, что любая сила, любая мощь, сколь бы несокрушимой она ни казалась, бессмысленна, если утеряна ее способность к развитию и быстрому приспособлению к нов. обстоятельствам.

Понятие «м/н отношения».

В послед. десятилетия м/н жизнь значительно усложнилась и одновременно приобрела необычайно динамичный хар-р. Резко усилилось ее воздействие на внутреннее развитие любой страны. Состояние м/н отношений, хар-ой чертой которых является рост взаимосвязи и взаимозависимости в мире, стало играть важную роль в решении ключевых, основополагающих проблем, стоящих перед человечеством, особенно т.н. глобальных проблем, среди которых первостепенное значение имеет проблема войны и мира. И хотя войны можно назвать извечным спутником человеч. цивилизации (с 3600 г. до н.э. по сегодняшний день на земле лишь 294 года не было войн, жертвами которых стали 3,5 млрд. чел-к), изобретение, совершенствование и распространение яд. оружия заставили людей всерьез озаботиться проблемой своего выживания и принять энергичные меры для их предотвращения, создания системы всеобщей безоп-ти. Не менее значимы и такие глоб. проблемы современности, как экологическая и демографическая, проблемы преодоления разрыва в эк. и культурном развитии Севера и Юга, нахождения путей разрешения мир. энергетического кризиса, защиты прав и свобод личности и др.

Что же представляют собой м/н отношения? В каких сферах общ. жизни они осуществляются? Что следует считать субъектами отношений на мир. арене? Ответ на эти вопросы далеко не так прост, как может показаться на первый взгляд. Ведь м/н отношения – это не только полит-ка и эк-ка. Они проявл. и в таких обл. чел. жизнедеятельности, как право, философия, история, культура, религия, дипломатия и др. Кроме того, м/н отношения нельзя ограничивать рамками межгос. отношений, ибо они осуществляются не только на гос. уровне. Все более значительная часть полит., эк., торговых, научных, культурных и иных связей гос-в с внешним миром приходится на неправ-венные организации, эк. объединения и предприятия, м/н ассоциации и институты, партии и т.д.

Итак, для прояснения понятия "м/н отношения" необходимо соединить все сущ. связи на м/н арене, определив при этом их конечное назначение и объективные цели иными словами, охватить человечество в целом. Речь, следовательно, идет о конкретной практике м/н жизни, охватывающей обмен материальными ценностями и идеями среди участников м/н отношений.

Подобный подход отличается от взглядов, отождествляющих м/н отношения с м/н политикой. Последние доминируют во французской школе полит. наук (Раймон Арон), а также в британской и германской школах, некоторых разновидностях американской школы (Ганс Моргентау, Кеннет Томпсон и др.). Всем им свойственно отождествление м/н политики с внешней политикой гос-в – главных объектов м/н отношений, в результате чего основное внимание они уделяют м/ународным политическим отношениям.

Фактор классовых отношений (соотношение классовых сил в каждую эпоху) положен в основу марксистской трактовки м/н отношений. Согласно ей, м/н отношения каждой эпохи обусловлены типом социально–экономической формации, а также экономическими и политическими интересами господствующих в ней классов. Однако восприятие мира лишь сквозь призму классовых интересов не позволяет в полной мере изучать многие аспекты общ. жизни.

Резюмируя сказанное, можно определить м/н отношения как совокупность полит., экономических, социальных, правовых, военных, дипломатических, культурных, научных и иных связей и отношений м/у основными субъектами человеческого сооб-ва, каковыми выступают народы, гос-ва, непр-венные организации, об-венные движения, а также отдельные авторитетные личности. Указанные связи и отношения, представляющие собой форму явления, вкупе с их функциональным значением определяют содержание м/н деятельности, формируют облик современного мира.

Наиболее важными участниками м/н отношений являются гос-ва, играющ. ведущую и наиболее динамичную роль. Именно гос-ва, а точнее межгос. отношения, в первую очередь определяют хар-р, климат и направление развития м/н отношений. Цель межгос-венных отношений – создать наиболее выгодные условия функционирования и развития самих гос-в. Разумеется, межгос. отношения могут затрагивать самые различные сферы: полит., эк., культурную и т.д. При этом внутри каждой сферы возможно выделение определенных подвидов отношений: например, в политической сфере – дипломатические и военные отношения, в . экономической – торговые и т.д.

Результатом межгос-венных отношений могут стать и становятся объединения гос-в на основе норм м/н права – т.н, межпр-венные организации. К числу их следует отнести ООН, играющую важную роль в качественном преобразовании содержания и структуры современных м/н отношений.

Устав ООН был подписан на конференции в Сан–Франциско 26 июня 1945 г. представителями 51 гос-ва и вступил в силу 24 октября 1945 г.

В своем развитии м/н отношения прошли длительный исторический путь. На протяжении многих столетий ключевым фактором или источником развития м/н отношений являлось соотношение сил на мир. арене. При этом с самого начала и вплоть до новейшего времени к этой теме было принято подходить с помощью понятий и терминов военной стратегии, иначе говоря, сводить соотношение сил к сопоставлению военного потенциала гос-в. Что же касается таких факторов, как географическое расположение, величина территории, численность населения, а также уровень эк. и культурного развития страны, наличие или отсутствие союзников, то сами по себе они не имели самостоятельного значения, рассматриваясь лишь под углом зрения их влияния на тот же самый военный потенциал, способность обороняться или вести завоевательные войны. Именно согласие и/или соперничество наиболее мощных в военном отношении держав (в разные исторические эпохи ими были и Персия, и Македония, и Рим,, и Греция, и Египет, и Вавилон, и Ассирия, а в новое время – Англия, Испания, Франция, Россия, Германия, США и Япония) определяли мир. полит. климат, служили двигательной силой развития м/н отношений.

Октябрьская рев-ция 1917 г. в России, казалось бы, сместила ось противоборства на мир. арене из сферы национальной в сферу классовую. Однако союзнические отношения СССР с фашистской Германией в конце 30–х годов, с одной стороны, и нападение Германии на европейские буржуазные гос-ва, с другой, а равно и создание в начале 40–х гг. антигитлеровской коалиции в составе Советского Союза, CШA, Великобритании и Франции, заставляют усомниться в абсолютной правомерности такого вывода. Следовательно разделение мира на две противоположные об-венные системы вплоть до окончания Второй мир. войны было достаточно условно. Реально оно произошло лишь с образованием мир. системы социализма, связанным с возникновением т.н. "гос-в народной демократии* в Центральной и Восточной Европе и приходом к власти коммунистов в континентальном Китае. Разумеется, фактор военной мощи продолжал действовать и, более того, усилился с формированием двух военно–полит. блоков – НАТО и ОВД, однако значительно возросло значение полит., эк. и идеологических факторов.

Усиление роли последних было обусловлено достижением примерного паритета в военной области обоих блоков, разрастанием их ядерных потенциалов, а следовательно, невозможностью применения военной силы друг против друга. Соответственно расширялась сфера всех других форм противоборства, в т.ч. эк. соревнования и идеологической борьбы. Именно поражение СССР и его союзников на этом поприще противоборства стало в конечном счете главной причиной краха в конце 80–х – начале 90–х гг. социалистич. лагеря, бывшего длительное время одним из столпов биполярной структуры м/н отношений.

Но прежде чем это произошло, м/н отношения претерпели существенные изменения. Вступление КНР в ООН, возрастание эк. потенциала Японии и Зап. Европы, объединенной в "Общем рынке", положили конец биполярной эре, мир. полит. структура из "двухполюсной" превратилась в "полицентричную", т.е. в известном смысле вернулась к ситуации, существовавшей в XIX в. и до середины XX в. Новыми "центрами силы" помимо США и СССР, олицетворявших собой НАТО и ОВД и считавшихся "сверхдержавами", стали Япония, Китай и Зап. Европа, без участия кот. отныне не могла бить решена ни одна из глобальных проблем.

Создание "полицентричной" модели мира способствовало деидеологизации м/н отношений, а внешняя полит-ка гос-в все меньше стада соотноситься с их об-в. строем. На первое место вышли нац. интересы, которые в случае СССР и Китая нередко вступали в противоречие с требованиями идеологии и подминали их. Если при этом учесть, что важным фактором мир. развития сделались отношения м/у эк-ки развитыми и развивающимися странами ("Север – Юг"), то классовая природа участвующих в системе м/ународннх отношений национальних гос-в практически перестала играть сколько–нибудь существенную роль.

Параллельно указанным процессам, в системе м/ународинх отношений под влиянием научно–техничеехой революции, интернационализации производства, а также гроэнмх опасностей, вставших перед человечеством в связи с возможностью ядерного омници–да, экологической катастрофой, нерешенностью проблем слабораз–витости во многих странах "третьего мира", усилилась тенденция к сближению народов и гос-в, упрочилось стремление решать проблемы чедовечества общими усилиями. Этим объясняется расширение связей и обменов м/у людьми и непр-венными организациями, мощнне интеграционные процессы в таких сферах, как научно–технический прогресс, мир. торговля и мир. ринок.

Осознание неразрывной связи судеб всех стран в ядерно–коомический век, понимание того, что безопасность нельзя обеспечить одними военно–техническими средствами, вызвали необходимость новых подходов к проблемам национальной и м/н безопасности, обусловили большую готовность к компромиссам на переговорах в целях устранения источников и причин напряженности, недоверия и враждебности. Эти взгляды на мир, получившие название "нового полит. мышления", перечеркнули сложившиеся представления о войне и мире, привычные критерии внешней политики и военного дела. Начался процесс демократизации, гуманизации и демиаитариэации мехдународних отношений. И хотя данный процесс еще не стал необратимым, в развитии м/н отношений все более уверенно дают о себе знать такие тенденции, как приоритет человеческих ценностей, стремление к гармонизации отношений м/у людьми, об-вом и природой, установление нового мир. полит., эк. и информационного порядка и самое главное –превращение чел-ка в основного субъекта и объекта м/н отношений.

На рубеже 90–х гг. система м/н отношений испытала новое потрясение, связанное с крушением коммунистических режимов в восточноевропейских странах, развалом ОВД, объединением Германии, а главное – с распадом СССР. В результате всех этих событий м/н отношения вступили в период энтропии, нестабильности, роста конфликтного потенциала и одновременно формирования новых модернизационных пространств с их центрами и тяготеющими к ним перифериями. Исчезновение советской военной угрозы подорвало первоначальную основу для консолидации сил Запада перед лицом общего врага, обнажило латентные противоречия в их рядах, обострило соперничество и конкуренцию м/у новыми "центрами сияй". С другой сторон», разрушение прежних экономических, полит. и идеологических структур в Восточной Европе и на территории бывшего СССР обусловили вспышку национализма, территориальных притязаний, религиозной нетерпимости и насилия (Югославия, Грузия, Молдова, Нагорный Карабах, Таджикистан). Усилилась нестабильность в странах "третьего мира".

Исчезновение старых гос-в и появление новых (прежде всего на территории бывших Советского Союза и СФРЮ), ни одно из которых не имеет общепризнанных исторических гос-венных границ, однородного населения, создает новые очаги конфликтности, угрожающие миру во воем мире.

Вместе с тем указанные процессы не отменяют долговременные тенденции развития м/н отношений. И национальное гос-во, отстаивающее – нередко с оружием в руках –свое суверенное право на социальный и полит. выбор, и свободные правовые гос-ва заинтересованы в скорейшем завершении переходного периода в развитии современных м/н отношений, в установлении нового мир. порядка, основными чертами которого стали бы сотрудничество, доверие и взаимопомощь гос-в и народов, преодоление отсталости и нищеты, рациональное м/ународное разделение труда, обмен научными результатами и культурным достоянием.

Разумеется, относительная устойчивость "атлантической цивилизации", возглавляемой США, дает ей неоспоримые преимущества на данном этапе развития м/н отношений, позволяет ей диктовать "правила игры" для всего мир. сооб-ва. И подобная ситуация, видимо, сохранится еще неопределенно долгое время, как и разделение народов по национально–гос-венным, цивилизационным, геополитическим, религиозным и другим признакам. Однако, сохранение и даже усиление многообразия современного мира не должны стать препятствием для стремления к единству, взаимосвязи и взаимозависимости в мире, носящего объективный хар-р, для объединения и согласованннх действий всех здравомыслящих сил во имя выживания человечества, укрепления всеобщей безопасности, мира и прогресса.

Мир. полит. процесс.

Анализ политики как сложного и многогранного явления может считаться полным лишь в том случае, когда он ведется не только на внутриполитическом уровне, но и на уровне м/ународном.

Под м/ународными отношениями обычно понимают системную совокупность полит., экономических, социальных, дипломатических, правовых, военных и гуманитарных связей и их отношений м/у основными субъектами мир. сооб-ва. Такими субъектами выступают действующие в нем народы, гос-ва, об-венные силы, движения и организации.

Ведущая роль политики в м/н отношениях обусловлена следующим.

Во–первых, м/н политические отношения теснейшим образом связаны, а подчас и переплетены с м/ународными экономическими отношениями. Убедительным примером тому могут служить м/н политические и эк. отношения периода холодной войны, когда по политическим соображениям над созданием средств разрушения, а не созидания работало более половины ученых и технической интеллигенции планеты.

Во–вторых, политические отношения включают в себя наиболее мощные рычаги управления как собственно политическими, так и неполитическими м/ународными процессами. К ним относятся: деятельность ООН, внешнеполит. деятельность суверенных гос-в, об-венных группировок, объединений, союзов.

В–третьих, м/н политические отношения имеют ярко выраженную тенденцию к глобализации, что требует совершенно нового механизма для их регулирования.

В–четвертых, м/н политические отношения оказывают существенное влияние на формирование м/н и мир. порядка, т.е. на обеспечение

нормального функционирования гос-в и других м/н институтов. При этом мир. порядок как систему полит. отношений, значимых для всех гос-в мира, не следует путать с идеологическими схемами типа либерально–демократического, «нового мир. порядка» и т.п.

Сегодня никого не удивляет термин «мир. полит-ка», основные направления которой во многом определяют облик современного мира. Центры социально–полит. или эк. напряжения привлекают внимание всех народов. С другой стороны, политические события в любой, самой маленькой стране могут породить столкновения главных полит. сил планеты.

В мировом политическом процессе выражены реалии, которые структурно выглядят так:

– политически значимая деятельность ООН и других легитимных м/н органов, организаций и учреждений;

– политические акции институтов регионального и субрегионального, т.е. межгос-венного, национального хар-ра, а также соответствующих об-венных группировок, объединений и союзов;

– внешнеполит. деятельность суверенных гос-в, составляющая живую ткань мир. политики, м/н отношений и связей(см. Политология: Курс лекций. М, 1993. С. 180–192).

Весь мир расчленен сегодня на зоны полит. влияния тех или иных группировок, блоков, в сложном взаимодействии которых и формируется мир. полит. процесс.

Доминантой м/н полит. процесса 1980–1990 годов является проблема укрепления м/н безопасности, устранения феномена из жизни человечества.

Важным направлением м/н безопасности является нераспространение ядерного оружия. Возникновение идеи нераспространения относится к концу 50–х – началу 60–х годов, когда м/ународное сооб-во стало сознавать бесперспективность ядерного противостояния, опасность угрозы неконтролируемого расползания смертоносного оружия. Договор о нераспространении ядерного оружия был подписан в 1968 г. в Москве, Вашингтоне и Лондоне (к началу 1991 г. к договору 141 гос-во). Ядро договора составили встречные обязательства гос-в, в соответствии с которыми гос-ва, обладающие ядерным оружием, взяли на себя обязательства не передавать кому бы то ни было ядерное оружие и другие ядерные устройства, а гос-ва, не обладающие таким оружием, – не производить и не приобретать его или другие ядерные устройства.

Контроль за выполнением выполнением обязательств гос-в был возложен на М/ународное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ).

Несмотря на эффективность договора, за его пределами находятся две ядерные державы – КНР и Франция, группа «околоядерных» стран – ЮАР, Израиль, Пакистан, Индия, Аргентина, Бразилия. Проблема безопасности не сводится к чисто военной, военно–технической стороне. Она выступает в гораздо больших масштабах – безопасности всех сфер человеческой жизнедеятельности. Речь идет в первую очередь о создании условий для нормального:, эффективного функционирования чел-ка как ценностного начала, ядра отношений

Все человечество оказалось в одной лодке, раскачивание которой одним из субъектов м/н отношении к неминуемой катастрофе всех в ней находящихся. Уходят в прошлое в этих условиях политические амбиции, реализация которых проходила под девизом завоевания «жизненного пространства» («места под солнцем»), мир расстанется с существованием последних империй, военного противоречия и соперничества. И дело не столько в сути конкретных перемен, сколько в логике общечеловеческой эволюции, обозначившей новое качество и новый этап в истории нашей планеты.

Все большее значение приобретает разрешение такого противоречия мир. I развития, как растущее разнообразие мира и функционирующих в нем социально–экономических и полит. систем и одновременно всего существующего разнообразия в интересах человечества как единого целого. Основу такого единения составляет цивилизаторский подход к этапам и содержанию об-венного развития, пришедший на смену противопоставлению капитализма и социализма. Единение человечества означает вместе с тем углубление свободы человеческой практики, свободы выбора и ориентации в направлении прогресса.1

Необходимо подчеркнуть тот факт, имеющий особое звучание при рассмотрении его в эк. аспекте, что современная мир. полит-ка представляет собой не что woe, как процесс управления м/ународными отношениями, что делает ее особенно близкой по инструментарному приложению к мир. экономике.

Сложность и специфичность м/н отношений как объекта социально–эк. управления обусловили включение рассмотрения данной проблемы в курсе политологии для экономистов.

Типология конфликтов.

Полит. конфликт – острое столкновение противоположных сторон, обусловленное взаимным проявлением различных полит. интересов, взглядов, целей в процессе приобретения, перераспределения и использования полит. и гос-венной власти, овладения ведущими позициями в институтах и властных структурах, борьбы за право на влияние или доступ к принятию важных решений по вопросам власти и собственности в об-ве.

Многообразный мир полит. конфликтов, чтобы быть понятым, нуждается в определённом упорядочении, в типологии.

Очевидно, что тот или иной тип конфликта детерминирован определённой средой, то есть тем или иным видом об-ва. Разные типы об-в генерируют разные типы полит. конфликтов: здесь важно учитывать хар-р об-ва, которое либо разрешает полит. соперничество, либо запрещает его. В открытом (демократическом) об-ве конфликты легитимны, в закрытом (тоталитарном) – загнаны вглубь. Переходный тип об-ва хар-ризуется повышенной конфликтогенностью из–за последствий власти прошлого и серьёзных препятствий при реформировании.

Первой типологической группой полит. конфликтов можно считать гос-венно–правовые конфликты, возникающие в самой системе гос-венной власти. В ходе подобных конфликтов борьба ведётся вокруг функционирования старых и возникновения новых гос-венных институтов, объёма их полномочий, конституционных положений, регулирующих эти полномочия, ресурсы власти и т.д.

Другой тип полит. конфликтов – статусно–ролевые конфликты – проистекает из иерархичности статусно–ролевой структуры политической сферы. Неравное распределение власти, прав и свобод, форм и уровней участия в политической жизни – источник конфликтности полит. отношений.

Третьим типом в иерархии полит. конфликтов являются конфликты на основе существенных расхождений в политической культуре. Речь не просто о конфликтах из–за ценностей как расхождении в идеалах, ориентация, но о конфликтах на почве полит. культур как способов восприятия реальности, а также способов полит. мышления и действия больших социальных групп.

К миру политики также относятся конфликты в системе гос-венного управления, возникающие из–за различий интересов, соперничества и борьбы различных институтов и гос. структур по поводу перераспределения и реализации политико–гос. власти. От полит. они отличаются тем, что протекают в юридической форме и имеют причиной правовые разногласия по поводу политической власти. Конституционный баланс исполнительной и законодательной ветвей власти является гарантом успешного функционирования гос. управления. Но иногда функции ветвей власти перекрещиваются, вступают в противоречия, возникают споры и конфликты. Концентрация последних в полит. системе приводит к полит. кризисам, подразделяющимся на прав-венные, парламентские и конституционные.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.015 с.)