ТОП 10:

М/ународное положение Древней Руси.



Создание Древнерусского гос-ва стало итогом долгого и драматического развития восточнославянских племен в I тысячелетии до н.э. – I тысячелетии н.э., которые прошли долгий исторический путь, полный тяжкого опыта борьбы со всевозможными вторжениями, уходом населения на север, возвращения на прежние пепелища, восстановления своих мест обитания, постепенного собирания материальных и духовных сил, перехода в наступление на слабых соседей в лесостепной зоне и даже проведения масштабных экспансионистских действий далеко за пределами своих земель. Если рассматривать как единое целое историю племен, населявших Восточноевропейскую равнину в VI – VIII вв., становятся очевидными непрерывность их геополит. интересов, интересов жизнеобеспечения народа, борьба за освоенные уже к V–VI вв. восточноевропейские территории, продиктованная этим освоением необходимость их обеспечения уже сложившимися к тому времени торговыми речными и морскими путями.

Ко времени образования Руси как гос-ва в основном определилась этногос-венная карта Европы, которая существовала в течение всего Средневековья и Нового времени.

В IX в. в Приднепровье и примыкающих к нему областях сложилось могущественное Древнерусское гос-во, получившее название Киевская Русь. Подобно феодальным властителям других стран, киевские князья стремились увеличивать свои владения во всех направлениях. Славянские и другие племена Восточной Европы облагались данью. В более далекие страны – на Волгу, на побережье Каспия, в Черноморье, в пределы Византии – совершались военные походы, которые сопровождались захватом добычи и пленников. В результате войн и завоеваний уже к концу IX в. Русь достигла такой силы и могущества, что соседние народы не могли не считаться с ней.

Древнерусское гос-во очень рано вступило в сложные м/н отношения. Само географическое положение Руси на великих речных путях, соединявших Балтийское море по Волхову и Днепру с Черным морем и по Волге с Каспийским морем, определило связи Древнерусского гос-ва:

· на юге – с Византией и Болгарским гос-вом придунайских славян;

· на востоке – с Хазарским каганатом и Волжской Болгарией;

· на севере – со Скандинавией.

Со Скандинавией киевских князей связывали династические отношения, оттуда приходили на Русь наемные военные силы. Через Хазарию проходила торговая дорога в страны Ср. Азии, куда руссы сплавляли пушнину и рабов. Одно время хазарские каганы пытались оспаривать у русских князей сбор дани с населения Приднепровья. Но в 965г. Святослав разбил хазар и Нижний Дон с городом Белая Вежа был вновь колонизован славянскими поселенцами. Несколько позже на этих землях образовалось русское княжество. С Византией Русь не имела непосредственной границы, но путь «из варяг в греки» связал их накрепко. Византия практически долгое время была политическим, а позднее и церковным лидером восточноевропейского региона и стояла у истоков большинства внешнеполит. комбинаций в этой части Европы.

Византия очень рано стала стремиться втянуть могущественную Русь в свою политическую систему и тем самым, во–первых, ослабить опасность, грозившую империи с ее стороны (Русь провела ряд опустошительных походов с IX до середины XI вв.); во–вторых, – использовать «великий народ руссов» в собственных интересах.

В 838г. в Константинополе появляется первое русское посольство. Русь этого времени устанавливает мирные отношения с Византией, пытается установить дружественные отношения с франками. В 838 – 839 гг. отправлено русское посольство в Германскую империю.

В 860г. произошло нападение Руси на Константинополь. Заключение мирного договора м/у ними знаменовало собой признание Руси Византией, рост ее м/н престижа.

Главным направлением древнерус. внешней политики в конце IX – начале X вв. оставались взаимоотношения с Византией. Именно в ней Русь видела воплощение всех своих развивающихся внешнеполит. притязаний. Через утверждение в Константинополе Русь сразу же восходила на новый уровень как внутри‑, так и внешнегос-венной политики.

После крещения м/н связи Руси значительно расширились и окрепли. Древнерусское гос-во стало контактировать не только с Византией, но с католическими странами Европы как их равный и полноправный партнер. Так появилось западное направление внешней политики Руси. Политические отношения скреплялись брачными союзами. Но внешнеполитические контакты Древней Руси не ограничивались соседними странами, отношения имелись с Германским королевством, с Чехией, Англией и Францией, с итальянскими королевствами, Ватиканом и т.д., но не носили активного хар-ра.

Все эти гос-ва в силу своего географического положения находились в прямых или опосредованных контактах друг с другом. Комбинации этих контактов постоянно менялись в зависимости от конкретных внешнеполит. событий. Что касается Древней Руси, то она, занимая уже в то время срединное положение в евразийском регионе, вынуждена была достаточно активно взаимодействовать со всеми гос-вами как Восточной и Центральной Европы, так и Передней Азии.

Хар-рной чертой внешней политики Древней Руси со времени образования единого гос-ва в конце IX в. и до его полит. раздробления в середине XII в. стало то, что отдельные племенные конфедерации восточных славян как бы делегировали единой Руси свои геополитические цели. Так, Новгородская Русь ориентировалась в своей политике в основном на северный – северо–западный регионы; поднепровские племенные союзы – на взаимоотношения с Хазарией с одной стороны, и западными славянами – с другой; племена юго–западного региона – на контакты с Венгрией, южнопольскими племенными конфедерациями; северо–восточные племена – на взаимодействие с той же Хазарией и Волжской Болгарией (Булгарией). Их общим интересом были м/н торговые пути.

Наконец, следует упомянуть и о существовании так называемых буферных зон, окружающих Русь со всех сторон: земли балтов и угро–финнов на севере и северо–западе, племена мордвы и буртасов в Окско–Волжском м/уречье, различного рода некрупные кочевые конгломераты на границе со степью. Издревле восточные славяне вели борьбу за эти буферные зоны с соседями, взаимодействовали с ее обитателями. Впоследствии народы этих зон стали важным фактором, влияющим на взаимоотношения Руси с соседними крупными гос-вами.

Со времени образования единого гос-ва все бывшие племенные интересы как бы аккумулировались во внешней политике Древней Руси. Наиболее полно это проявилось в отношении северных и южных русских земель. За 50 лет до их объединения под главенством Олега новгородские словене вместе с кривичами и соседними балтскими и финно–угорскими племенными союзами противостояли на балтийском направлении натиску варяжских дружин. Поэтому первое, что сделал Олег, заняв престол объединенной Руси, – обезопасил свои северо–западные границы, заключив с варягами договор. На период более 150 лет Русь приобрела здесь долговременного союзника, получив контроль над буферной зоной и возможность продвижения к берегам Балтики, Финского залива, где уже позднее ее интересы столкнулись с интересами немецких крестоносцев, Швеции, формирующегося Русско–Литовского гос-ва.

Одинаково успешно продвигаться по всем направлениям у Руси еще не хватало сил. В середине X в. Русь выбрала наиболее перспективное направление – юго–западное: Византия, Подунавье, Балканы. Тогдашние русские лидеры, и в первую очередь великий князь Игорь, его жена Ольга и их наследники, видимо не без оснований, полагали, что именно под стенами Константинополя можно успешно решить все остальные внешнеполитические проблемы. По существу, впервые в своей истории Русь начинала участвовать в крупных для того времени м/н комбинациях.

М/н отношения древнерусского гос-ва находили свое выражение в договорах, которые заключались киевскими князьями с соседними гос-вами. Сохранились три договора с Византией (911г. – князь Олег, 944г. – князь Игорь, 971г. – князь Святослав), но в источниках имеются сведения и о других договорах с Византией и Волжской Болгарией. Договоры с греками ярко отражают внутреннюю обстановку древнерусского гос-ва, которое еще не было прочным. Договоры заключались не только от имени великого князя, но и его вассалов, сидевших в отдельных городах, подвластных киевскому князю.

Договоры отражают такую стадию м/н отношений, когда подданные различных гос-в смотрели друг на друга как на естественных врагов, когда чел-к, попадавший в чужую страну, чувствовал себя, как во вражеском стане. Пребывание, даже временное, в этой враждебной среде требовало поэтому регламентации всех деталей, чтобы, с одной стороны, оградить чужеземца от обид, с другой – обезвредить его. Самый приезд иноземцев был обставлен всевозможными стеснительными условиями. Послы и гости (купцы) должны были предъявлять в Византии доказательства своего официального положения в виде золотых печатей для послов и серебряных для купцов. Только при этом условии византийское пр-во брало на себя ответственность за их жизнь. Весь период пребывания в Византии чужеземцы находились под контролем императорских чиновников, жили в предместье столицы, подлежали обязательной регистрации по приезду. Покупки чужеземцев также подлежали контролю и вывоз товаров был ограничен. Руссам запрещалось зимовать в Константинополе. Судились руссы не по греческим нормам, а по «закону русскому». Есть сведения, что пребывая в Константинополе не более 6 месяцев руссы пользовались полным содержанием от византийского пр-ва. Договоры скреплялись клятвой.

К середине X в. Русь определила и стабилизировала свои отношения с ближайшими соседями в регионе. При возникновении любого конфликта в него неизбежно вовлекались другие народы и гос-ва, чьи интересы в регионе также уже были определены и которые были связаны м/у собой разного рода соглашениями, союзами и т.п. Русь к этому времени прочно перешла к размежеванию своих внутриполит. (взаимоотношения с различными русскими землями) и внешнеполит. вопросов, а также предпринимает попытки перейти от решения отдельных внешнеполит. задач (заключение договоров с варягами, уграми и др.) к комплексной политике, учитывающей множественность м/н факторов. С каждым десятилетием расширялись задачи, стоявшие перед растущим Древнерусским гос-вом.

Новый этап становления внешней политики Руси пришелся на период последней четверти X – первой половины XI в., совпавший с временем правления Владимира Святославича и его сына Ярослава Владимировича. Этому процессу не смогли помешать ни тяжелейшие внутриполитические смуты, ни временная победа сепаратистских тенденций, ни распад гос-ва на части, потрясшие Русь в начале 80‑х гг. X в. и в 1015–1019 гг., ни драматическое изменение обстановки в степных районах Северного Причерноморья и Приазовья, куда последовательно в X–XI вв. вторгались новые орды степных кочевников – сначала печенеги, а затем половцы. Несмотря на трудности, Русь набирала силы для осуществления своей внешней политики, которая оказывала влияние на внутреннюю жизнь.

К середине 80‑х гг. X в. единое Древнерусское гос-во практически включало все основные восточнославянские земли. Но постоянным внешнеполитическим фактором существования Древней Руси была опасность со стороны степи. К концу X в. Русь уже представляла для нее грозную опасность, что привело к определенному равновесию м/у ними – печенеги уже не могли сокрушить Русь, как это некогда делали другие кочевые орды, а у Руси не еще не хватало ресурсов для полной ликвидации степной опасности в быстротечной войне. Это изнурительное противостояние растянулось почти на 100 лет, стоило тысяч жизней и нанесло ущерб цивилизационному развитию обеих сторон. Владимир предпринял беспрецедентные военные меры –создание мощной оборонительной системы на южных рубежах. Борьба со степью положила начало милитаризации рус. жизни с одной стороны, а с другой – привело к постоянному вмешательству кочевников в русскую внутриполитическую жизнь и использования князьями сил кочевников для борьбы за власть. Еще при жизни Владимира были военные конфликты с Польшей за Червенскую Русь. После его смерти началась 4‑х–летняя междоусобица его преемников, которая отбросила Древнерусское гос-во от прежних внешнеполит. достижений. Страна распадалась на части: появилось два восточнославянских гос-ва. Одно охватывало правобережье Днепра и северо–западные области, центром был Киев, где правил Ярослав Мудрый. Другое простиралось на днепровском левобережье, включало Чернигов и другие города, а также Северо–Восточную Русь. Во главе стоял Мстислав Владимирович. Лишь после смерти бездетного Мстислава Русь снова объединилась под эгидой Киева, и сразу же начался подъем внешней политики вновь единого гос-ва. При Ярославе внешнеполитические интересы страны были традиционны:

· западное и юго–западное направления (польское направление);

· обретение земель на балтийском побережье.

Именно в то далекое время зарождается геополит. соперничество Германской империи (которая была далеким и ненадежным союзником и стремилась продвинуть свои интересы на восток как за счет польских территорий, так и за счет русского влияния) и Руси, которое стало на столетия доминантой в системе м/н отношений в Восточной Европе.

В середине XI в. начинается противоборство Руси с литовскими племенами, которое станет долговременным внешнеполитическим сюжетом, т.к. вскоре Восточная Европа начнет борьбу за литовские земли. Пока же речь шла лишь о попытках их превращения в данников Руси и овладении землями на Балтике.

При Ярославе вновь возникает балканский вопрос, т.к. заканчивался срок действия 50‑летнего мирного договора с Византией, видимо, заключенного еще Владимиром. К середине XI в. отношения с Византией вновь обострились, т.к. киевский князь, стабилизировав свои отношения с ближайшими соседями, снова попытался пробиться в Подунавье и на Балканы. Началась война, закончившаяся поражением Руси. Постепенно вектор древнерус. внешней политики все больше склоняется в сторону Запада.

Во второй половине XI в. Русь еще по инерции продолжала общеевропейскую политику Ярослава Мудрого, став к этому времени поистине европейской державой. С ее политикой считались Германская империя, Византия, Швеция, Польша, Норвегия, Чехия, Венгрия и другие европейские страны. На востоке вплоть до низовьев Волги у нее практически не было соперников. Ее границы простирались от Карпат до Камы, от Балтийского до Черного моря. Периметр территории древней Руси равнялся 7 тыс. км. К середине XI в. там жило около 4 млн. чел-к. Ее города во главе с Киевом были крупнейшими городскими центрами Восточной Европы. Пути рус. внешней торговли простирались от Лондона до Багдада и от Хорезма до Испании. Однако вторая половина XI в. и начало XII в. вплоть до вступления на престол Владимира Мономаха ознаменовалась и некоторыми новыми явлениями во внешней политике Руси.

Во–первых, с середины XI в. в южнорусских степях появились новые кочевые орды. Половецкий фактор впоследствии оказал мощное влияние на формирование древнерус. внешней политики. Это противостояние расширялось и ожесточалось с каждым десятилетием и просуществовало вплоть до монголо–татарского нашествия на исходе 30–х гг. XIII в.

Во–вторых, вопреки попыткам Ярослава предотвратить в будущем междоусобицы м/у сыновьями, закрепить за каждым из них наследственный «стол» при сохранении общегос-венной власти за старшим в роду, после смерти великого князя началась перманентная междоусобная борьба м/у Рюриковичами, сопровождавшаяся ослаблением центральной власти и усилением внешнеполит. сепаратизма отдельных земель.

Борьба за киевский престол м/у сыновьями Ярослава Мудрого вылилась, в конце концов, в серьезный м/н конфликт, в котором участвовали Польша, Германия, папский престол.

Таким образом, задолго до попытки окатоличить юго–западные земли в XIII в., до крестоносной католической агрессии против Северо–Западной Руси и до Флорентийской унии папский престол, используя политические трудности, стремился ввести русские земли в лоно католической церкви.

Одновременно все эти события с участием европейских стран в рус. междоусобице говорят о тесной привязанности Руси к тогдашней европейской политике и еще раз свидетельствует что, несмотря на начавшиеся политические неурядицы, древнерусское гос-во и в послеярославово время продолжало оставаться единым и достаточно прочным. В конце концов, Европа помогла возвратить престол на Руси легитимному русскому монаху, старшему Ярославичу – Изяславу.

Со второй половины XI в. древнерусское гос-во распадается на уделы. Наступает время бесконечных княжеских междоусобиц и набегов кочевников. С распадом Древнерусского гос-ва на ряд отдельных княжеств, который начался после смерти Ярослава и завершился в XII в., не прекратились, однако, связи Древней Руси с Византией и Западной Европой.

С Византией постоянная связь поддерживалась вследствие подчинения рус. церкви константинопольскому патриарху. Но связи были не только церковные. У Руси и Византии был общий враг –половцы, угрожавшие обоим гос-вам. Если в X в. Византия натравливала печенегов на Русь, то теперь она нуждалась в союзе с русскими князьями, чтобы ослабить опасность со стороны половцев. М/у византийскими императорами и русскими князьями заключались наступательно–оборонительные союзы. В 1073–1074 гг. по просьбе императора Михаила VII Дуки русские князья во главе с Владимиром Мономахом ходили на усмирение восставшего против Византии Херсонеса. В 1160г. император Мануил Комнин просил у киевского князя Ростислава Мстиславича помощи против венгров. В союзе с Мануилом Комнином были и галицкие князья Владимир Володаревич и его сын Ярослав Осмомысл. Проводником византийской политики на Руси был митрополит киевский, назначаемый патриархом из греческого духовенства и фактически являвшийся агентом Византии на Руси.

О тесных связях с Византией в эту эпоху свидетельствуют и брачные союзы м/у русскими княжескими домами и византийским императорским домом. Владимир Мономах был по матери внуком императора Константина Мономаха. Дочь самого Владимира была замужем за Леоном, сыном императора Диогена, одна из внучек –за царевичем из дома Комнинов. Сохранялись брачные связи со странами Северо–Западной Европы.

Особенно прочные и оживленные отношения существовали м/у Южной Русью и непосредственно к ней примыкавшими Польшей и Венгрией. На их общих съездах (снемах) обсуждались вопросы м/н политики.

Такие политические силы средневековой Европы как империя и папство также не остались вне дипломатического кругозора Древней Руси. В 1073г. сын Ярослава Мудрого Изяслав в борьбе с братьями искал содействия у германского императора. Его соперник и брат Святослав избежал вмешательства империи только путем непосредственных переговоров с императором, сыграло свою роль и то, что он был женат на дочери одного из крупнейших немецких феодалов Бурхарда, епископа трирского, бывшего посредником на переговорах.

К 30‑м гг. XII в. Русь не только избавилась от набегов половцев, но и ликвидировала признаки местного сепаратизма, а также снова предъявила свои претензии на Подунавье. Положение в русских землях стало кардинально меняться с 30‑х гг. XII в. С этого времени на 300 лет Русь вступает в период феодальной раздробленности, которая ослабляла гос-во. Киев утратил значение стольного города Рус. земли, полит. жизнь Руси стала многополюсной, возросло значение основных центров рус. гос-венности: Ростово–Суздальской (Владимиро–Суздальской) земли, Новгородской и Галицко–Волынской земли. Менялись и общерусские политические ориентиры. Внешняя полит-ка единой Руси размывалась и приобретала региональный локальный хар-р. Внешнеполитические контакты, расчеты, войны, мирные договоры переплетались с внутрикняжескими отношениями, с политикой отдельных княжеств, создавая причудливый орнамент, свойственный и другим странам Европы и Передней Азии, вступившим в полосу политической раздробленности.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.233.78 (0.009 с.)