ТОП 10:

КИНДА, МААД И МАСХИДЖ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АРАВИИ



 

Известно, что наиболее почитаемым киндитским царем групп переселившихся на север племен, первым из династии, занявшей выдающееся положение, был Худжр Акил ал Мурар. До него, как считал Якуби, после переселения киндитов в области маадеев по прямой линии царствовало не менее пяти царей, что составляет около 100–125 лет. На основании данных византийских хроник воцарение Худжра следует отнести к середине V в. В настоящее время с некоторою вероятностью возможно определить, когда именно произошло это переселение, благодаря данным надписей.

Замечательная южноарабская надпись, изданная проф. Г. Рикмансом, с обширным историческим комментарием Ж. Пиренн, была затем переиздана Жаммом. Обширная надпись имеет свою историю, которой нельзя не уделить внимания. Не имея даты как дефектная, надпись эта включает ряд собственных имен, но тем не менее датировка ее спорна. Относительно этих имен, не всегда четко прочитанных, имеются сомнения. И все же надпись имеет существенное значение для истории племен Кинда.

В Марибе, недалеко от храма Аввам (Awwam), проф. Ф. Гейкенс в 1955 г. обнаружил большую южноарабскую надпись, фотографию с которой он предоставил для опубликования известному исследователю этих текстов проф. Г. Рикмансу.5

Надпись содержит 16 строк, но благодаря их длине (надпись имеет 1 м 75 см ширины и 60 см высоты) вмещает обширный текст, выбитый поздним южноарабским шрифтом. Хотя даты надпись не имеет, она дефектна, но по своим палеографическим данным и по упомянутым в ней именам царя Марулькайса и царя Аксума Вазебы предположительно была отнесена к первой четверти IV в. н. э. Ж. Пиренн. Текст надписи дает возможность установить ряд фактов для истории арабских племен не только южной, но и центральной и северной Аравии. Исторический комментарий к этой надписи был составлен известной исследовательницей сабейских надписей Ж. Пиренн.6

Цари Сабы и Зу Райдана, Ильшарах Яхдуб и его брат Язиль Байин, сыновья Фариума Янхуба, принесли в дар богу Альмакаху серебряные статуи в благодарность за помощь, которую он оказывал им в походах. Далее в надписи перечисляются походы, направленные на племена "севера и юга, долин и гор".7

Хотя эти два брата, Ильшарах и Язиль, и называют себя царями Сабы и Зу Райдана, они "узурпаторы" и ведут ожесточенную и последовательную завоевательную политику, присоединяя территории одного племени за другим и подчиняя их себе.8 Они ведут войну против царя Шамира, который является законным господином Зу Райдана. В надписи за ним сохраняется это наименование smr/drydn, но без царского титула. Главной опорой Шамира были химьяритские племена, но чтобы устоять против натиска со стороны своих противников и "узурпаторов", царей Сабы, ему была необходима поддержка Эфиопии, как об этом говорит надпись (строка 3-я). Шамир посылал к царю Аксума Вазебе, чтобы тот оказал ему помощь и поддержку против царей Сабы wh'/smг/drydn/fnbl/b?br/wdbh/mlk/'ksmn/lnsrm/b?ly/'mlk/sb' (строка 11-я).

Время царствования царя Эфиопии Вазебы, столицей которого был Аксум, на основании монет с его именем датируется концом III и началом IV в. н. э.9 Об обращении к нему Шамира известно и из параллельной надписи С. I. Н. 314, относящейся к тем же событиям, в которой говорится, что Шамир и племена химьяритов просили помощи у Эфиопии hbst (строки 17-я и 18-я).10 В то время, когда выбивались эти надписи, подчинение Южной Аравии царям Аксума еще не имело места. Но помощь, которую они оказывали претенденту на престол той или другой династии Южной Аравии, в данном случае вмешательство Вазебы в борьбу Шамира с Ильшарахом и Язилем, была активным действием. В дальнейшем оно сделало возможным установление власти Аксума над Химьяром.11

Шамир, царь Зу Райдана, известен по другим датированным надписям, в которых он также носит второе имя — Юхариша. Так, в надписи CIH 46 Шамир Юхариш (строка 6-я) назван вместе со своим отцом Ясиром Юханаимом. Надпись датирована по химьяритской эре 385 г., которому соответствует 270 г. н. э. Следует признать справедливыми соображения, высказанные покойным проф. Фильби, который не считал различными эру Мабхуда (Mabhudh) и сабейскую эру. Им дана хронологическая таблица для потомков ветви Ясира Юханаима в III и IV вв. С 265 до 285 г. н. э. Ясир царствовал совместно с сыном Шамиром Юхаришем, причем они вступили в союз с Афилой, царем Аксума. С 285 г. примерно по 310 г. Шамир царствовал один, но продолжал находиться в союзе с царями Эфиопии, в данном случае с Вазебой, царем Аксума. Год 310 следует считать приблизительно годом смерти Шамира. С 310 по 365 г. цари Эла Амида и Эзана именуют себя царями Химьяра и Аксума, о чем свидетельствуют надписи.12

Надпись Ry 535 содержит сведения о походах, которые были предприняты претендентами на престол Шамира, царями Ильшарахом Яхдубом и Яазилем Байином. В ней упоминаются различные враждебные и дружественные им племена, которые так или иначе участвовали в этой борьбе. Для данного исследования особый интерес представляют эпизод, связанный с именем Марулькайса, и упоминание некоторых племен, которые сыграли роль в жизни северных арабов.

Если правильно представление, что надпись сообщает о событиях в последовательности времени, то первым было выступление подчиненного Илльшараху племени Киндитов (Kiddat), которое он направил на север своих владений. Выступило самое племя s'bn/kdt, во главе которого находились его кабиры, 'kbrt и царь, mlk, имя которого было Маликум (строка 2-я). Последний был племенным вождем, военачальником рода, и находился в союзе и в зависимости от Ильшараха.

Как известно по надписи из Немары, Марулькайс ибн Амр совершил поход против "Неджрана города Шамира" или, как сказано, "отправился поразить" его. Поход был совершен до 328 г., года смерти Марулькайса, в то время, когда Неджран и племена химьяритов находились под властью Шамира. Из текста эпитафии, как это было отмечено и выше, ясно, что Неджран не был захвачен "царем всех арабов". О покорении "города Шамира" нет речи, это, очевидно, было лишь попыткой к завоеванию, нападением на Неджран. Во всяком случае, Марулькайс был достаточно силен, чтобы угрожать государству Сабы и Зу Райдана в смутное время междуусобий. Желая сберечь свои владения от него, Ильшарах направляет племя Киддат к границам лахмида, которые простирались далеко на юг, в глубь Аравийского полуострова. Как и в эпитафии, в Ry 535 он назван "Марулькайс ибн Амр", но добавлено: mlk hsstn. Толкование этого последнего слова было предложено Рикмансом от корня hss, с производным "быть окруженным камышами", откуда и представление о временном жилище, лагере, что в какой-то степени отвечает понятию Хиры или Хирты.13 Высказывались предположения, что это название было дано ему в насмешку.14 Детальному лингвистическому анализу этого выражения посвятил свое небольшое исследование М. Родинсон, который считал, что в надписи имеется в виду временная постройка, шатер из веток и листьев от солнца. Такое толкование было принято и другими.15

Царь киндитов Маликум, кабиры Кинда и войско захватили Марулькайса в городе mrb близ hll, у границы владений Марулькайса (строка 2-я). В данном случае речь идет о каком-то городе Марабе — mrb, местонахождение которого неизвестно. Это никак не Мариб, так как в следующей, третьей строке имеется название города Мариба в его обычном написании — mryb. "И схватили его этот Маликум и кабиры Киддат в городе Мараб у Хилал, границы этого негодяя Марулькайса" — w'hdhw/hwt/mlkm/ w'kbrt/kdt/bhgrn/mrb/?dy/hll/'wd hwt/glmn/mr?lqs (строка 2-я). На основании этого текста можно предположить, что Марулькайс находился в походе сам и выступил или собирался вступить в области Сабы. Царь Маликум и кабиры ('kbrt) киндитов захватили его в городе Мараб у Хилала. Войско Марулькайса (в надписи "они") вынуждено было дать заложников по требованию "племени Киддат" s?bn/kdt, "его старых и молодых". Последнее выражение подчеркивает, что это было требование всего племени вместе — дать заложников, которые, очевидно, должны были обеспечить освобождение захваченного в плен царя. Кроме того, по требованию кабиров Кинда, опиравшихся на силу царей Ильшараха и Яазила, племена Марулькайса были вынуждены выдать лошадей, сбрую и верблюдов, т. е. свое важнейшее снаряжение, единственное средство передвижения для арабов. Едва ли справедливо предположение, что граница Марулькайса пролегала у Неджрана,16 — город этот не был им взят. Что касается упоминаемых в надписи бану Хилал, то находились эти племена в Хадрамауте, главным образом у вади Амд. Они живут в характерных для северных арабских племен шатрах из черного войлока; это наиболее южный пункт, куда были занесены такого рода палатки.17

Нападения на северные племена были осуществлены кинди-тами, как находившимися в подчинении у царей Ильшараха и Яазиля. Когда могущество этих двух царей-узурпаторов было сломлено после поражения в длительном междоусобии, им пришлось покинуть Южную Аравию. Один из них двинулся на север, к Неджду, с племенами Азд, и вполне вероятно, что тогда двинулась с ними и часть киндитских племен, где они столкнулись с маадеями. Если за 100 или 125 лет до воцарения Худжра в середине V в. киндиты осуществили свое вторжение в области, принадлежавшие маадеям, то это совпадает со временем смут, возникших в Южной Аравии в начале IV в., когда одновременно царями Сабы и Зу Райдана считали себя члены двух разных династий, представленных Ильшарахом Яхзубом, с одной стороны, и Шамиром Юхаришем — с другой. Наконец, в это же время цари Аксума оказали поддержку Шамиру, который стремился восстановить свою власть. Эфиопия также претендовала на подчинение ей Сабы и Зу Райдана.

Активное вмешательство эфиопских царей привело затем к захвату ими власти над Химьяром.18 В такой сложной политической обстановке положение киндитов определялось тем, что они были сторонниками Ильшараха и сражались по его приказанию. Вполне возможно предположение, что, ввиду полученной от Аксума военной помощи и поддержки, оказанной им законной династии в лице Шамира против "узурпаторов" Ильшараха и Байина, а затем и присоединения Химьяра к Аксуму, киндиты были в тяжелом положении, и не все племена, но, во всяком случае, группа племен двинулась на север. И это тем более вероятно, что арабская традиция говорит о том, что один из братьев царей предпочел покинуть родину с племенами Азд после длительного междоусобия.19

Однако историческое построение и истолкование этой надписи всеми предшествующими исследователями были поколеблены новым чтением, предложенным А. Жаммом, который восстановил значительно разрушенное временем имя отца Марулькайса как Авафум. Если это чтение верно, то это не Марулькайс эпитафии 328 г. н. э., а какое-то другое лицо, так как в этой надписи имя отца царя Амр. Между тем Жамм в последней своей работе подтвердил это свое новое чтение: mr'lqs/bn/?wfm/mlk/hsstn — Marulkais ibn Awfum malik of Hasastan.20 Таким образом, относить эту надпись к IV в. было бы трудно. Жамм истолковывает hsstn как "reservoirs" — естественный бассейн, который наполняется дождевой водой; иногда такие бассейны углубляли и выкапывали. Самое государство этого Марулькайса он считает небольшим и расположенным близ Адена.21 Таким же незначительным считает он и царство "Маликума царя киндитов" — mlkm/mlk/kdt и полагает, что оно было на юге Аравийского полуострова южнее Кашамума. Вся кампания Илыпараха Яхзуба была, по его мнению, очень ограниченной и имела малый радиус географически. Время царствования Илыпараха Яхзуба и Яазиля Байина Жамм относит к 50–30 гг. до н. э.22

В этой связи необходимо отметить указание проф. Г. Рикманса в самой краткой форме. По его мнению, упомянутый в надписи Ry 535 Марулькайс не является героем эпитафии 328 г. из ан Немары, а одноименным лицом, жившим веком раньше. Никаких соображений, подтверждающих это, им не высказано.23 Для данного исследования существенно, что ни один из исследователей не брал под сомнение то, что касается царя киндитов Маликума, которого подчинили цари Сабы Ильшарах Яхзуб и Язиль Байин. Если принять датировку Жамма, то, следовательно, к этому времени, к I в. до н. э., относится государство киндитов с царем, mlk, и старейшинами Киддат 'kbrt/kdt в Южной Аравии.

Во всяком случае, остаются в силе данные, известные из традиции арабских историков, которые знают киндитов как южноарабские племена, часть которых переселилась на север, в пределы, занятые племенами Маад в Неджде. В V в. они утвердились по соседству с Византийской империей и стали ее опорой в борьбе с возраставшей мощью лахмидов, которым покровительствовал Иран.

Можно сказать, что движение киндитов на север, в области, занятые маадеями, было частью большого, длившегося веками процесса, в ходе которого имело место продвижение арабских племен в общем направлении с юга на север, в пределах самого Аравийского полуострова, и далее в области Передней Азии. Переселение племен Кинда было лишь очередным звеном в общей цепи этих передвижений.

Сабейские надписи свидетельствуют о том, что часть киндитских племен продолжала существовать в Йемене,24 в то время как другая их часть заняла значительное положение на севере Аравийского полуострова и среди арабских племен у границ Византии и Ирана.

В связи с передвижениями, миграцией арабских племен не только с юга на север, но и с севера на юг следует отметить особую важность выводов, сделанных М. Хёфнер 25 на основании появления в сабейских надписях термина 'rb как понятия "бедуин", "кочевой араб". Она ставит это в связь с волнениями и восстаниями, возникавшими в I в. до н. э., и объясняет их полной "бедуинизацией", т. e. появлением арабов, полностью кочевников (full Bedouins). В свою очередь такое изменение зависело от технического момента, иного положения седока на верблюде. Седок пересел за горб, ближе к шее. Благодаря этому усовершенствованию было облегчено управление верблюдом, что повысило военный потенциал арабов. Так как это изменение имело место на севере, как это доказал В. Досталь,26 то это и дало преимущество северным арабам над южными и объясняет мощный процесс "бедуинизации".

К середине V в. относятся сведения об Худжре Акил ал Мураре. Если в мелких подробностях сведения о Худжре у различных арабских авторов расходятся, то основное ядро сообщений о нем остается неизменным, а именно, что киндит Худжр царствовал над маадеями, при поддержке и по желанию Туббы или Хасана ибн Туббы, и в том и в другом случае царя химьяритов.27

В числе химьяритских царей тот же Хамза Испаганский называет Хасана ибн Амру ибн Тубба.28 Табари со ссылкой на ибн Саида сообщает, что, по соглашению с представителями племени Кинда, Тубба ибн Кариб, "тот что одел Каабу", первым поставил Худжра в Хиджаз над племенами "Маад бану Аднан".29 Имя Хасана из этих сообщений арабских источников можно связать с Хасаном Юхамином, известным из южноарабских надписей, относящихся к концу IV и началу V в. То, что он назван Тубба ибн Кариб, не противоречит этому сопоставлению, так как Хасан Юхамин был сыном Абкариба, имя которого могло быть сокращено, и он был назван "ибн Кариб". худжар был направлен Туббой в Ирак — и "поселился в земле Маада", утвердил свою власть над маадеями, которые ему повиновались до самой его смерти. "В то время в Сирии царствовал Зияд ибн Хайюл" — , принадлежавший к роду (Салих, ему были подчинены "сыны Джафана". Джафаниды принадлежали к "дому Гафна". Зияда из этого рода Салих убил Худжр. Известие это следует считать достоверным, так как упомянут источник, в котором оно почерпнуто: "из книги истории киндитов" — . 30 Такая ссылка представляет интерес, так как говорит об использовании автором письменного источника. Тем более следует пожалеть, что в девятую книгу Хамзы вошли сведения лишь о двух киндитах — о Худжре и о Харите ал Максуре, да и те едва занимают две странички арабского текста.

Из этих данных ясно, что киндиты могли утвердиться в областях Передней Азии, у границ Византии, лишь столкнувшись с родом Салих или Зоджома, как это видно из борьбы Худжра с Зиядом.

Сведения арабских хроник находят новое подтверждение в южноарабских надписях, относящихся к концу IV и началу V в., в которых упоминается имя Хасана Юхамина, сына Абкариба Асада. Все основания предположить, что Хасан Юхамин то же лицо, что и Хасан ибн Тубба в хрониках.

В Неджде на середине пути между Меккой и Риядом у вади Масиль (Wadi Masil) была найдена надпись, которая была дважды опубликована проф. Г. Рикмансом за номерами Ry 445, с исправлениями и дополнениями как Ry 509. Надпись эта выбита на склоне базальтовой скалы в ознаменование похода, предпринятого "царями Сабы, Зу Райдана, Хадрамаута и Иеманата" Абкарибом Асадом и его сыном Хасаном Юхамином в долину Масиль Гумхан" Отцом Абкариба Асада и, следовательно, дедом Хасана Юхамина назван Маликариб Юхамин, с таким же царским титулом (строки 1-я-4-я).31

Надпись Ry 509 дефектная, у нее нет конца и нет даты. Но имеются другие надписи тех же царей, которые могут помочь установить их дату правления. Так, надпись RES 3383 с датой 493 г. химьяритской эры, соответствующего 378 г. н. э., перечисляет царя Маликариба с сыновьями Абкарибом и Дариамаром Асадом Айманом.32 Маликариб Юхамин восстановил титул сабейских царей около 375 г., после того как было свергнуто господство царей Аксума, и "царь Сабы назвал себя так, как именовал себя Шамир Юхариш".33 Второе имя Маликариба — Юхамин является также вторым именем его внука Хасана Юхамина. Другая надпись, которая может быть по времени близка надписи Ry 509, это Ry 534, найденная в Йемене в Райде (Rayda) на дороге, ведущей в Амран.

Эта монотеистическая надпись (Ry 534) воздвигнута тремя лицами, названными в ней. Она сделана в честь "господа неба и земли" (Рахманана), храм которого, очевидно, перестраивался или исправлялся. Ктиторы или производившие эти работы лица выполняли данное ими обещание "во спасение своих господ" lwfy/ 'mr'hnrw Абкариба Асада и его сыновей Хасана (Юхамина); Шарахбиля Яфура и третьего сына, имя которого не читается (строки 2-я и 3-я).34 Издатель справедливо предполагает, что надпись Абкариба Асада, в которой он назван с сыном Хасаном Юхамином (Ry 509), предшествует во времени той надписи, в которой, кроме Хасана Юхамина, упоминаются еще два его сына — Шарахбиль Яфур и третий сын, имя которого не сохранилось (Ry 534). Дата надписи 543 г. соответствует 428 г. н. э. Хотя начало химьяритской эры в настоящее время относят за 115, 118 и 110 лет до нашей эры, проф. Г. Рикманс остается верным первому варианту — разнице в 115 лет. Таким образом, надпись Ry 509 относится ко времени до 428 г. Наиболее правильно отнести ее к первой четверти V в., а по мнению проф. В. Каскеля, ко времени ирано-византийской войны 420–422 гг.35 В надписи Ry 509 говорится о том, что названные цари (Абкариб и Хасан) двинулись в поход в долину Масиль Гумхан и "пребывали" некоторое время в этой земле whllw/'rd. Выступили они с большим войском, так как в походе участвовали "их племена" s'bhmw, a также племена Хадрамаута, Сабы и "бану Мариб", причем перечисляются различные категории участвующих, впрочем, недостаточно поддающиеся определению и переводу (строки 8-я и 9-я и комментарий к ним).36 Кроме того, перечислены арабы Кинда (kdt), Сауд (swd) (строки 9-я и 10-я). Враги, против которых был направлен поход, не названы, возможно, что они были поименованы в последующих строках, которые не сохранились, так как надпись дефектная. Высказывались соображения, что поход не был военным, а носил характер обычной "миграции".37 Иначе переводит и интерпретирует эту надпись Каскель, который считает, что цари со своим войском племен прибыли в северную Аравию и там расправились с теми, кто притеснял путешественников, грабил караваны и принуждал их откупаться. Поход и пребывание в этой области Ma?sal Gumah (строка 5-я) должны были прекратить эти губительные для торговли Южной Аравии действия.38 В истолковании этой надписи у исследователей так и нет единства.

По нашему мнению, достаточно красноречиво местонахождение надписи на древних путях из Сабы в Хиджаз. Поход, конечно, не был "миграцией", да и самые "миграции" никогда не осуществлялись мирно. Имел ли он целью устрашить какие-то враждебные арабские племена, которые препятствовали движению торговых караванов, или надпись сообщает об этапе похода на лахмидов и персов, — ив том и в другом случае это военный поход.

Вполне вероятно, что он был направлен на более отдаленные области, в Междуречье, в Ирак. В нем участвовали многочисленные племена, среди которых впервые были названы и киндиты, имевшие значительный вес в общем соотношении сил южных и северных арабских племен. Надпись Ry 509 позволяет предположить, что инициатива кампании против Хирты и, вероятно, против Ирана принадлежала царям Химьяра. От их лица составлена надпись, которая находится "далее, чем на половине пути между Зафаром и Ктезифоном"; племена, совершающие поход, движутся, "спускаясь" на север. Все это можно сопоставить с тем, что известно из нарративных источников, а именно, что военная экспедиция химьяритского царя была направлена в Ирак, против Хирты и ее покровителя Ирана.39 О полном успехе этого предприятия говорит огромная добыча, с которой возвратились арабы. Такие результаты дали поенные действия, направленные не только против одних лахмидов, но и против государства сасанидов.

Греческие византийские источники не сохранили, однако, об этом сведений, для них борьба между арабскими племенами Междуречья и Сирии сводилась к междоусобию киндитов, лахмидов, салихидов. Роль химьяритских царей им осталась неизвестной, они сохранили лишь имена сыновей Худжра, имена Мундаров и Нуманов, которые сменялись в Хирте.

Хасан ибн Тубба, поставивший над маадеями Худжра, по преданию, был тем царем, "который одел Каабу", т. е. из богатой добычи, полученной им в Ираке, он драгоценными тканями покрыл древнее святилище арабов. Надпись Ry 509 упоминает его имя. Традиция делает Худжра Акил ал Мурара родственником царствующей династии химьяритов. Потомки тех и других были, в свою очередь, связаны браками.40 Воцарение Худжра было обусловлено победами, успехом похода, стремлением химьяритов иметь своего ставленника и сторонника в качестве правителя мощных, воинственных маадеев и киндитов.

Среди граффити, найденных проф. Г. Рикмансом в Саудовской Аравии в 1952 г., встретилось одно с именем Худжра. Эта надпись найдена у вади Мусама (Nafud Musamma), y северо-восточного края массива Кара.

По палеографическим особенностям эта надпись может быть отнесена приблизительно к V в. В надписи назван hgr/bn/?mrm mlk/kdt — "Худжр ибн Амрум, царь Киддат",41 царь киндитов Худжр ибн Амру, известный в арабских хрониках как Худжр Акил ал Мурар. Еще одно документальное сведение об основателе новой династии Кинда на севере, при которой это племя стало особенно могущественным и сильным.

Таким образом, совокупность источников о киндитах позволяет установить некоторые факты их истории, как переселение части племени на север в середине IV в. К первой четверти V в. относится воцарение Худжра над Маадом, в то время, когда успешный поход химьяритов на север создал возможность их царю Хасану предоставить киндитам, верным и дружественным ему, господствующее положение в "земле Маад".

 

КИНДИТЫ НА СЛУЖБЕ ВИЗАНТИИ

 

Дальнейшее продвижение киндитов привело их к новым столкновениям, прежде всего с другими арабскими племенами. Лахмиды были им враждебны с первых же шагов, как и сасаниды, под покровительством которых действовали лахмиды. Но и в других областях Передней Азии киндиты натолкнулись на сильный род Салих, или Зоджома. Эти последние выполняли функции охраны византийских границ; укрепиться вдоль них можно было только за счет рода Зоджома. Борьба киндита Худжра с принадлежавшим к роду Салих Зиядом и убийство этого последнего, о котором сообщает Хамза в приведенном выше тексте, отражает действительное положение вещей. Киндиты утверждались, наступая на этот мощный род, с которым покончили, однако, не они, а сменившие и их гасаниды.

Легендарный и неопределенный характер арабской традиции может быть восполнен сведениями источников, более близких к событиям, сирийских и греческих.

Хронографы кратко упоминают о нападениях арабов, которым подвергаются области Византии. В одних случаях они называют их общим именем "скинитов", определяя их как кочевников. В других случаях они называют их сарацинами или упоминают наименования племен, с которыми приходилось сражаться ромейским полководцам. Факты, сообщаемые хронографами, касаются различных арабских племен, они имеют отношение как к персидским арабам Хирты, так и к киндитам. Поэтому о сведениях этих источников есть необходимость повторно упоминать в различных главах нашего исследования. Киндиты оказались в ближайшем соседстве с Византией и вступили с ней в непосредственные отношения. Род Салих занимал до них прочную позицию в полупустынных областях империи и у ее границ. Интересы трех различных группировок арабских племен столкнулись, и Византии пришлось решать вопрос, на какие именно ей следует опираться.

В 491 или 492 г. арабы напали на Эмессу — '???????????????????????????????????? "преславную митрополию Сирии".42 В начале царствования императора Зенона, которое приходится на 29 января 474 г., в монастырь, находившийся около Эмессы, вступил Авраамий, будущий "многочтимый старец". Через 18 лет он был вынужден его покинуть, уйти в Константинополь, так как в монастырь "пришли сарацины" и захватили его —?????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????.43

? 497 г. (у Феофана второй год царствования Анастасия) относится нападение арабов, принадлежавших к числу "родов, возглавляемых филархом Нааманом" лахмидом и подчиненных персам.44 Они совершили нападение на Евфратезию. У селения Битрапса в Сирии они были разбиты стратигом Евгением, "усердным в слове и в деле". Об этом нападении "варваров-скинитов" известно и Евагрию, который говорит, что они напали с обеих сторон, в Месопотамии и со стороны Финикии и Палестины.45 Но никаких подробностей и ничьих имен он не дает, так что не остается сомнений в том, что Феофан для своих сведений располагал и другим источником, не только одним Евагрием.

Вслед за рассказом о победе Евгения хронограф сообщает, что Роман, начальник войск Палестины —???????????????????????????????????? "муж отличный, рассудительный и выносливый", захватил огромное множество пленных во главе с Огаром, сыном Арефы, называемым Талабаном.46 Названный '?????????? '???????????????????????????????????? известное и по другим источникам лицо, упоминается повторно тем же Феофаном, который знает Арефу, называемого Талабаном, отца Бадикарима и Огара.47

Дважды упоминая Арефу с его родовым именем Талабан, хронограф этим самым хочет его отличить от его тезки Арефы, "филарха ромеев". Арефа, прозываемый Талабаном, как и его сыновья Худжр-Огар и Бадикарим-Маликарим, принадлежали к киндитам, род которых упоминается в южноарабских надписях.

До своей победы над Худжром Роман обратил в бегство другого "скинита", по имени Габала,?????????????? который совершал набеги на Палестину. Наконец, византийский полководец "в жестоких битвах" освободил в 498 г.48 остров Иотаба. Последний был в 473 г. захвачен арабами под предводительством Амрулькайса (Аморкеса), принадлежавшего к тем же киндитам. Налог с торговли товарами из Южной Аравии,??'????? должен был теперь вновь поступать Византии.49

Известный факт захвата острова Иотабы в 473 г. Аморкесом (т. е. Амрулькайсом), сообщенный Малхом, не остался без последствий, хотя захватчик и получил звание филарха "арабов Петры", вероятно, поскольку он сам об этом просил.

Прокопий, писавший свои "Персидские войны" до 555 г.,50 опускает эти события, а дает лишь описание Акабского залива, города Аила и острова Иотаба. Нет сомнений, что ему известны события, рассказанные Малхом, но он сознательно не упоминает о них, как о событиях, недостаточно приятных для Константинополя. В противовес этому факту он сообщает, что на острове Иотаба издавна проживают иудеи, которые "во времена царствования Юстиниана стали подданными ромеев".51 Этим самым Прокопий хочет польстить императору и тут же выдает то, что он знает о времени, когда остров не подчинялся ромеям. Возвращение Иотабы под власть Византии хорошо известно и Феофану в связи с успешными походами Романа против арабов-скинитов.52

Если последовательно проанализировать данные Феофана, то получается отчетливая картина попытки общего наступления византийских войск на кочевые арабские племена. Если в Месопотамии и у границ Сирии располагались племена, подчиненные лахмидам, то в Палестине и далее к западу, у берегов Эритрейского моря и на острове Иотаба, арабские племена принадлежали к киндитам. Внимания заслуживает и тот факт, что в то же самое время Габала, отец Арефы (Харита), принадлежавшего к роду гасанидов, совершал набеги на Палестину и вынужден был обратиться в бегство. Это момент, когда, со своей стороны, гасаниды стремились занять место у границ Византии, тем самым вытесняя племена Кинда, но, как видно из приведенного текста, эти попытки далеко не всегда были удачны, так как в борьбе участвовала и третья сторона — Византия, которая, в свою очередь, стремилась привести к повиновению арабов.

Постоянным врагом киндитов был род Даджама (Зоджома), к которому принадлежал и Зоком, известный по византийским источникам. Ни Даджама-Салих, ни киндиты не завоевали, однако, того положения, которое заняли после них гасаниды.53

Враги Худжра из рода Даджама-Салих были до появления гасанидов "вассалами Византии" и с конца IV до конца V в. оберегали границы Сирии для Константинополя.54

Власть гасанидов стала возможной лишь после того, когда доминирующее положение было утеряно не только родом Салих, но и родом Кинда. Эти последние занимали длительно господствующее положение, имея в своем подчинении мощные племена, в том числе Маад, и опирались на приток живой силы из Аравийского полуострова, откуда они пришли. Оттуда же двинулись и гасаниды. Движение арабов в эти области Азии были постоянны и повторны, они завершились завоеваниями мусульман.

На четвертый год после предшествующих сообщений Феофана о победах Романа, которые следует отнести к 498 г.,55 в 502 г. сообщается о новом нападении арабов на Финикию, Сирию и Палестину.56 Эти набеги совершались под предводительством киндита Бадикарима, брата Огара — Худжра. О Бадикариме (Маликариме) хронограф говорит, что он "подобно ветру напал на эти места и еще быстрее, чем нападал, удалялся с добычей, так что, преследуя их, Роман никогда не мог схватить врагов".57

Такие нападения для Византии были, несомненно, тяжелыми. Осенью 502 г. дипломатические усилия империи завершились успехом — был заключен мир с Арефой, "называемым Талабаном". Чтобы уточнить то, что мир был установлен именно с киндитом Арефой, добавлено, что это был "отец Бадикарима и Огара".58 Видимо, и порядок наименования сыновей, сначала младшего Бадикарима, потом старшего Худжра, указывает на то, что последний находился в других областях, а Бадикарим действовал, заменив своего брата.59

Заключив этот мир, Византия могла рассчитывать на защиту от нападений персидских арабов.

Ряд событий связывается и другими источниками — с именем Талаба или Талабана, принадлежавшего арабскому роду, который активно действовал против лахмидов, находясь под покровительством Византии. Споры относительно того, принадлежали ли талабиты к киндитам или гасанидам, не закончены. Ротштейн причислял Талаба к киндитским племенам,60 И. Кавар причисляет талабитов к родам гасанидов. Ясно и хорошо написал еще Т. Нельдеке, что следует оставаться верным традициям Хамзы, согласно которым первым привел гасанидов в Сирию Талаба ибн Амр, как утверждает и Ибн Кутейба.61 Наряду с этим мать киндита Арефы Талабана считалась принадлежавшей к дому Гафна.62 Южноарабские надписи из Саудовской Аравии подтверждают эти связи. И те и другие — выходцы из Хадрамаута.

Маадеи, над которыми воцарились представители киндитов, до этого в общей вражде арабских племен были ближе всего к лахмидам. Когда династия киндитов была разбита, то маадеи как бы вернулись вновь к прежнему положению и связали свою судьбу с лахмидами. Достаточно вспомнить о том, что маадеи были в лагере лахмидов, как сообщает об этом Симеон Бетаршамский в своем послании.

Гасаниды вытеснили род Зоджома (Салих), а киндиты были вынуждены уступить им место и в провинции Палестина 3-я у Аила и острова Иотабы. В большой надписи Абрахи (С. I. Н. 541), относящейся к 547 г. н. э., упомянуты два брата Абукариб и Харит, отцом которых был Джабала (Габала) гасанид.63 Следовательно, гасанидам были вынуждены уступить не только салихиды, но и киндиты, так как Абукариб ибн Джабала был "филархом сарацин Палестины" и областей, принадлежавших в прошлом Набатее.

Род Талаба, "арабы ромейские, называемые дома "Талаба"" — , известен и сирийской хронике Иешу Стилита. В самый разгар войны 502 и 503 гг., когда шаханшах Кавад опустошил ряд областей Междуречья и осаждал Амид (с октября 502 г.), он неоднократно посылал войска персидских арабов под командованием царя Наамана (Нумана) лахмида для отдельных нападений. Так, 26 месяца тишри второго (ноября) 502 г. Нааман проник со своими войсками с юга в области Харрана, грабил, брал в плен, разорял и дошел до самой Эдессы. В 503 г. "персидские арабы" двинулись к городу Хабору у одноименной реки. Но нападение отбил и их уничтожил дука Каллиника (Ракки) Тимострат. Еще более решительный удар был нанесен "персидским арабам" в самой Хирте. "Также и арабы ромейские, называемые талабитами (), отправились в Хирту Нааманову и нашли караван, который направлялся к нему [Нааману], и верблюдов, нагруженных для него. Они напали на них, уничтожили их и захватили верблюдов; в Хирте же они не остановились, потому что она удалилась в пустыню".64 Иешу Стилит, как известно, был современником событий, которые он описывал. Следовательно, в 503 г. талабиты выполняли обязанности защиты византийских границ, и нападение на Хирту было действенным контрударом по лахмидам. Мир, заключенный при Анастасии с киндитом Харитом в 502 г., обеспечил выступление подчиненного ему племени Талаба, которое в 503 г. совершило нападение на Хирту. Разорение Хирты имело место еще при жизни Наамана, принявшего участие в битве с ромейскими войсками, которые возглавлял Патрикий. Хотя войска Византии отступили, перешли Евфрат и "спаслись в город Шамишат", Самосату, но в этой битве Нааман был ранен: "Распухла рана, которая была ему нанесена в голову, и весь его череп воспалился. Он встал и пошел в свою палатку; этой болезнью он болел два дня и умер" в августе 503 г.65 Кавад "поставил царя вместо Наамана", но имя его не названо, как не назван и возглавлявший талабитов вождь. Сын Наамана Мундар не наследовал своему отцу непосредственно, до него около трех лет правил Абу Яфур, который, не будучи прямым наследником, принадлежал к царскому роду лахмидов. Наряду с этим арабские источники сообщают также об особом положении, которое занял в эти годы киндит Харит в Ираке и прилегавших к нему областях, соперничая с лахмидом Мундаром. В "Анналах" Хамзы нет истории Амра, сына Худжра и отца Харита. Справедливо предположение, что он был маленьким царьком над какой-нибудь из ветвей племен Кинда и не занял положения своего отца Худжра; он также, вероятно, зависел от химьяритов.66

Новые, блестящие страницы истории княжеского рода Кинда на севере связаны с именем Харита ибн Амра, того самого, которого византийские летописи называют Арефой Талабаном и отличают от Арефы, сына Габалы гафнида. С киндитом Арефой и был заключен мир 502 г. при императоре Анастасии.

Киндит Харит ибн Амр упоминается в "Анналах" Хамзы дважды: один раз в девятой книге, посвященной киндитам, и во второй раз в шестой книге, посвященной лахмидам.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.017 с.)