Анатомический театр. Очерк десятый.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Анатомический театр. Очерк десятый.



Собака и человек. Если не считать бессмертной человеческой души, между ними не так уж много разницы. А поскольку позитивистская наука душу в расчет не принимает, каждый успешный эксперимент на собаках влечет за собой и эксперимент на людях.

В 1928 году стало известно о жутковатых опытах. Собакам, погибающим от кровотечения, переливали трупную кровь уже сдохших их собратьев. Эти опыты, проводившиеся в Харькове, живо заинтересовали знаменитого хирурга С. Юдина. В книге о его деятельности рассказывается, что произошло потом: "Это было 23 марта 1930 года. В институт (имени Склифосовского — Ю. В.) был доставлен 30-летний инженер, сделавший попытку самоубийства и перерезавший себе локтевые вены. Он погибал от острого малокровия... Постоянных доноров в то время в институте не было...

В это же время в приемном покое "вылеживал" труп старика, ставшего в пьяном виде жертвой уличного движения... Кровь из трупа С. С. Юдин сам отсасывал шприцем...

Приступили к переливанию. Даже половина собранного количества крови совершенно оживила больного, а когда была влита вся доза, то пульс и общий вид стали совсем хороши".

Это был исторический день! Первая в мире трансплантация трупной ткани (кровь является таковой). Однако и в этом случае, как во многих других, "научный прогресс" лишь повторил древние, языческие практики.

"Историки медицины не случайно выделяют в истории трансплантации историю собственно научной трансплантации, датируя ее XIX веком, — пишет И. Силуянова. — Выделение истории научной трансплантации означает признание существования трансплантации "ненаучной", или точнее до-научной. Ведущей идеей до-научной трансплантации, которая остается значимой и для современной медицины, является идея "переноса жизни". В древних языческих культах за субстанцию жизни принималась кровь. Возникновение болезни связывали с ослаблением жизненных сил в крови, и поддержание этих сил осуществлялось с помощью вливания "здоровой крови". История врачевания и знахарства полна историями переливания крови от животных, младенцев — людям пожилого возраста с целью достижения омоложения. У Овидия Медея именно так, вливая старцу Пелию кровь овцы, возвращает ему юность. Гиппократ полагал, что употребление злым человеком крови овцы может изменить душевные свойства человека.

Мифо-идеологическое явление вампиризма с его ритуально-сакральными манипуляциями с кровью послужили основаниями для практически 100-летнего запрещения Ватиканом любых форм переливания крови. Одно несомненно: переливание крови как научный метод возникает из магии крови".

Стоит добавить: в случае со взятием этой субстанции у трупа речь необходимо вести о наиболее мрачных разновидностях названных ритуалов. Применение этого способа стало расширяться и он в ходу до сих пор. Однако кто из ученых поинтересовался дальнейшей судьбой пациентов (которые, в свою очередь, не знают, как их лечили)? С учетом же того, что кровь является носительницей души, стоило бы задаться некоторыми вопросами.

Нет, кровь у нас принято делить на белки и им подобные составляющие. Было установлено, кстати, что при внезапной смерти один из белков — фибрин, отвечающий за свертывание крови, не выпадает в осадок. Поэтому кровь и остается жидкой. Остается только найти скоропостижно скончавшегося. К таковым же часто относятся представители так называемой "группы риска" (преступные элементы) со всеми вытекающими отсюда для пациента последствиями.

* * *

Бог создал человека без запчастей, однако homo sapiens решил и здесь усовершенствовать Божественное творение.

... Собака с двумя головами — зрелище неописуемо ужасное. Однако старые, черно-белые кадры хроники фиксируют на лицах людей умильное выражение. Облаченные в белые халаты, они оживленно жестикулируют. Внимательно рассматривают эту пародию на мистического андрогина — двухголовое и бессмертное существо. До бессмертия, конечно, далеко. Однако шаг к продлению жизни, считают присутствующие, сделан. Опыт по трансплантации советские медики произвели успешно. В узких кругах несчастная дворняга стала не менее знаменита, чем звездная Лайка.

С человеком оказалось сложнее. Совместимость тканей оставалась проблемой вплоть до изобретения специальных препаратов, способных бороться с отторжением. После первых успехов пресса радостно сообщила о тех, кому были сделаны пересадки. О донорах предпочитали умалчивать. Естественно, ими стали самые бесправные... нет, даже не люди. Ибо кто привык считать у нас мертвое тело человеком! (1).

Как только перестройка возбужденно зашелестела статьями о правах личности и долларовыми купюрами, прибыльность извлечения "запчастей" из трупов вызвала ряд весьма экзотических идей. Однажды, например, газетчики сообщили ошарашенной публике о приватизации морга. Вскоре масштабы запредельного бизнеса стали ясны.

А. Мироненко: "Только в 1990 году и только один московский кооператив "БИО" изъял более тысячи пар глазных яблок, более трех тысяч белочных оболочек яичек, более семисот единиц внутренних органов и т. д.

Кооператив, специализирующийся на оказании ритуальных услуг, обслужил за данный период родственников 8533 умерших. За это же время гипофизов было изъято около 19-ти тысяч. Это говорит о целой сети "заготовительных" предприятий".

... Переступая через завалы пустых бутылок, с телекамерой в руках, с черного хода мы пробираемся в один из московских моргов. Снимается передача "Черный ящик". Наконец — ярко освещенное помещение. Трупы. Ошарашенный санитар. Он явно навеселе — и слабым мановением руки указывает: "Кооператив вот там".

Сопровождаемые картавым неистовством местного начальства, проходим по жутковатым помещениям морга. И все-таки неожиданность дает свои плоды: растерянная сотрудница лепечет: "Да, изъятие органов заказывают за стенкой, в морге... "

* * *

Перед нашей телекамерой Галина Мурашева — мать одного странно умершего человека. Рассказывает, что все время, пока ее сын умирал в больнице, она с невесткой дежурила в коридоре. Лишь спустя четыре месяца с большим трудом ей удалось узнать, что сразу после смерти у несчастного была изъята почка.

"Я бы согласилась, если бы мне объяснили, что это спасет кому-то жизнь, — плачет женщина. — Но зачем же такая таинственность?"

О возможных причинах "такой таинственности" мы еще поговорим. А пока приведем мнение трансплантологов. Они считают: если добиваться прижизненного согласия будущего донора или его родственников на изъятие, можно лишиться значительной части органов для пересадки. И чьи-то жизни не будут спасены.

Что ж, рассуждения вполне рациональные. И даже юридически обоснованные. Ведь по сути у нас сохраняется "общенародная собственность" на тело каждого человека. До недавнего времени в силе оставалось соответствующее постановление Совнаркома от 15 сентября 1937 года "О порядке проведения медицинских операций".

По оценке известного реаниматолога профессора Л. Поповой, положения вещей не изменил и принятый недавно закон о трансплантации. Рекомендаций ее коллег при его разработке не услышали. Зато директор НИИ трансплантологии и искусственных органов В. Шумаков потирает руки: документ упрощает забор органов.

Академик Ю. Лопухин комментирует ситуацию без экивоков:

"Трансплантологи ждут, когда человек помрет".

Итак, господствует мнение: если человек умер, использовать его органы рационально. То же самое говорят и об утилизации абортивного материала для нужд косметологии и фармацевтики. Ну не выбрасывать же добро в канализацию! Обожествление человеческого разума сравнивает в бесправии неразумный эмбрион и столь же неразумное мертвое тело.

Рационализм — один из ликов золотого тельца. И под бесстрастным взглядом этого идола нашего времени происходит невообразимое. Миллионы неродившихся младенцев, тысячи исчезнувших бесследно и похороненных безымянно — вопиют. Все они требуют соблюдения своих прав до рождения и после смерти.

Законы пишутся сиюминутными интересами людей. Этические нормы — долговременнее, но и они — продукт социального насилия. Представления о рациональном быстренько меняют общественную мораль.

"Расширение практики трансплантации либеральные идеологи связывают с "преодолением мифического отношения к "сердцу как вместилищу души" и символу человеческой идентичности, с преодолением отношения к смерти как "переходному состоянию", — пишет И. Силуянова. — Они видят прямую связь между прогрессирующим развитием трансплантации и преодолением общественного психологического барьера в виде традиционно-религиозной культуры с ее системой ритуалов и отношением к смерти. Они полагают, что успех трансплантологии возможен только в условиях "развитого и подготовленного общественного мнения, признающего безусловность гуманистических ценностей по всему кругу вопросов практики трансплантации органов". "

Меж тем библейская заповедь запрещает тревожить прах усопших. За ней — и Промысл Божий, вера в воздаяние Страшного суда, и чисто человеческий опыт тысячелетий. Упокоение усопших, отрешившихся от дел земных и представших Богу — Праведному Судие, всегда обеспечивало связь поколений и устойчивость цивилизации. Любовь к отеческим гробам — не пустой звук.

Вспомним, однако, перестроечный фильм "Покаяние". Внук бросает с горы, в сторону города, труп выкопанного из могилы деда. Этот образ страшно повлиял на подсознание миллионов людей. Теперь и Грузия, и весь бывший СССР пожинают плоды вмешательства в запредельное.

Если нарушить табу уважения к покойным, за ним рушатся и многие другие. Так в душе человека происходят незримые катастрофы. И затем они выливаются в то, что называют "беспределом".

* * *

Академик Ю. Лопухин: "С началом войны в Карабахе московским медикам стали поступать из Закавказья весьма сомнительные предложения. Например, приобрести сердце. Несколько лет назад, до скачков инфляции, это стоило 50 тысяч рублей".

Поскольку война шла в основном на территории Азербайджана, и большинство военнопленных и беженцев — азербайджанцы, то информация на этот счет поступала с одной стороны.

Итак, бывший военнопленный М. Мамедов рассказывает о своем пребывании в лагере корреспонденту "Криминальной хроники": "Больше всего мы боялись, когда кого-то увозили в госпиталь на операцию. Они никогда не возвращались".

Я прошу Андре Пико, представителя Международного Красного Креста в Баку прокомментировать подобные сообщения. Он осторожен и краток: "Зачастую мы не имеем доступа к военнопленным и другим категориям заключенных. Это мешает нам иметь правильное мнение о ситуации. Могу лишь сказать, что положения Женевской конвенции о защите жертв войны нарушают обе стороны".

А вот перед объективом телекамеры — трехлетний малыш Гасан Гусейнов. Его перевязанная рука висит безвольно, как плеть. Начальник бакинского военного госпиталя показывает мне рентгеновские снимки. Он рассказывает, что мальчик был ранен, и в плену ему удалили кость. В то же время, согласно медицинским атласам еще времен Второй мировой войны, подобные ранения легко заживают, и кости срастаются с помощью гипсовой повязки. Характерно: в данном случае кость была удалена вместе с суставной частью. Можно предположить, говорит медик, что это было сделано для нужд трансплантологии.

Этот и многие другие случаи были описаны на Международной конференции в защиту жертв войны, которая проходила осенью 1993 года в Женеве. Руководитель делегации Азербайджана Намин Аббасов рассказывал мне, как после его выступления холеные гуманисты из "цивилизованных" стран подходили к нему в кулуарах, вздыхали и цедили сквозь зубы: "Напрасно, напрасно вы подняли этот вопрос... "

... Снова жуткие телевизионные кадры. Эту кассету предоставили мне коллеги из Сербии. Десятки трупов с характерными швами на теле. Присутствующий врач утверждает: у этих людей были изъяты органы. Его слова дополняет офицер Югославской разведки. Он сообщает, что на деньги, вырученные от продажи трансплантантов, хорватская сторона закупает оружие.

Итак, война самоокупается уже на поле боя! Специалисты подсчитали: полный забор органов — от сердца до гипофиза — дает на черном рынке сотни тысяч долларов с одного донора.

Нельзя ли предвидеть новый тип войны — не за территорию, которую трудно удержать, а за человеческую биомассу.

... Трансплантологи подтвердят: идеальный вариант для пересадки — чтобы в момент изъятия органы еще действовали. В клиниках это достигается с помощью сложнейшей аппаратуры: после гибели мозга работа организма поддерживается искусственно. Трудно представить себе такую технику в прифронтовой полосе. К тому же пленные — фактически столь же беззащитны, как и трупы. В условиях конфликта, достигшего крайней степени ожесточения, можно предположить: с таким контингентом не церемонятся. (2).

Из бывшей Югославии, кстати, сообщают о случаях ритуальной антропофагии — поедания сердца сраженного православного. В древности считалось, что таким образом можно обрести его лучшие качества. Трудно сказать — в памяти ли крови здесь дело. Во всяком случае, переступив через такой акт, человек изменяет свое сознание. Он становится беспредельно жестоким. А разве не проходят такое, поистине сатанинское посвящение те медики, которые занимаются изъятиями органов и на поле боя, и в других "сомнительных" ситуациях? Какая тут клятва Гиппократа! В карман кладутся тысячи долларов!

* * *

Спасая одну часть природы, жертвуем другой. Потенциальные доноры — наиболее незащищенные в экстремальных ситуациях люди. К ним относятся бездомные, пациенты психиатрических клиник в наиболее экономически отсталых странах.

Это география поиска. Но у него есть и своя хронология. Где-то во второй половине 80-х техника пересадок была доведена до высокого уровня, и появилась проблема широкомасштабного донорства. Значит, под прицел попадают Латинская Америка, Индия, возможно, Африка конца 80-х.

Это предположение подтверждает один любопытный документ. Анализ мировой прессы по проблемам черного рынка трансплантантов. Он подготовлен в марте 1988 году для Конгресса США. Вместе с комментарием, в котором авторы пытаются отделить подлинные факты от дезинформации, интересующие нас вопросы занимают 17 страниц текста. Здесь приводятся 77 публикаций за 1987 и начало 1988 года.

Берем несколько примеров наугад.

23 июля 1987 года. Сообщение Европейского парламента. В докладе одной из его комиссий указываются факты пересадок органов в Европе, когда использовались детские трансплантанты, доставленные из Латинской Америки.

6 октября 1987 года. Представитель Дании в Совете Европы приводит дополнительные данные об использовании детских органов.

17 ноября 1987 года. Голландская газета "Volkskrant". В статье британского профессора МакМастерса сообщается о черном рынке детских трансплантантов в Индии и Центральной Америке.

24 января 1988 года. Газета "El Grafiko" в Гватемале. В статье сообщается об аресте двух израильтян, торговавших детскими органами для нужд трансплантации в США и Израиле...

О ряде случаев из этого перечня, который не стоит продолжать, рассказывалось в фильме Би-Би-Си. Его автор, англичанин Брюс Харрис, с которым мы встречались в Москве, заснял много интересного. И малыша из Гондураса, похищение которого не удалось; и плачущих родителей жертв преступного бизнеса; и рассказ гватемальского полицейского о том, как выгодна такая деятельность мафии; и психиатрическую клинику в Аргентине, где некий доктор Санчес поставил изъятие органов у беззащитных пациентов на поток.

Итак, в конце 80-х положение в странах третьего мира оказалось худо-бедно под контролем прессы и общественности. Но к этому времени сложилась еще одна — колоссальная — зона нестабильности. И рациональное сознание каких-то очень деловых людей указало на восток. В сторону нашей с вами страны! Начался еще один — незримый — "дранк нах остен".

Уловив потенциальные масштабы бизнеса, многие как с ума посходили! По данным А. Мироненко, помимо сугубо медицинских организаций, в 1990 году свое намерение поставлять органы за рубеж выразили "Воркутауголь", "Нефтехимэкспорт", "Минсквнештранс", "Воркутаиндастриз", "Экспортлес" и т. д.

Изменение конъюнктуры отразилось и еще в одном проекте. В августе 1991 года был подписан договор об учреждении в Москве филиала Всемирного центра по трансплантации органов детям. В его создании принимало участие множество партнеров, в том числе и фонд с трогательным названием "Счастливое детство". С американской стороны договор подписал некий пожилой джентльмен — Марк А. Крокер.

Остальные филиалы Всемирного центра находятся в Бразилии, Коста-Рике, Колумбии, Мексике. И вот в этот замечательный ряд встала Россия. Страна, где ежегодно в приемники-распределители попадают десятки тысяч беспризорных детей и рождается 120 тысяч малышей с серьезными психическими и физическими отклонениями.

Чье же "счастливое детство" имели в виду устроители центра? Расследование, начавшееся в Безбожном переулке, подбрасывает все новые вопросы. Страшные вопросы о нашем безбожном времени.

* * *

А. Мироненко раскладывает на столе документы. Большой интерес проявила к российским органам для пересадки турецкая фирма "Догуш". Законодательство этой страны запрещает трансплантацию, однако мусульмане тоже хотят жить... И вот начальник Главного медицинского управления Мосгорисполкома Р. Ануфриев письмом N 3. 16 от 9 августа 1991 года сообщает в исполком Моссовета о выделении под контракт с турками больничных коек.

Тремя неделями позже заключается договор N 30. Его основными партнерами стали английская фирма "Bellbird Holdings Limited" и акционерное общество "Медицина". Пунктом 6. 2. 2. оговаривается стоимость пересадки почки. В течение первых двух месяцев деятельности она составляет 8 тысяч долларов. Второй пункт этого договора предусматривает не только организацию операций в Москве, но и передачу органов сторонним организациям. Причем, на условиях, которые должны быть сформулированы отдельными документами.

А вот агентское соглашение N 1 от 30 октября 1990 года. Партнерами стали институт трансплантологии и искусственных органов в Москве и итальянская фирма "INTRA s. n. c. " в Турине. Пункт 3. 11. подчеркивает конфиденциальность всей производственной и коммерческой информации. Однако из приложения к соглашению мы узнаем стоимость пересадки почки — 50 тысяч долларов. Документ подписан академиком В. Шумаковым и директором фирмы Марконе Терцаго.

26 ноября 1990 года был оформлен контракт названного института с конкретным заказчиком — гражданином Италии Эннио Манка. Комплекс услуг по пересадке почки обошелся ему в 120 тысяч немецких марок. Пункт 6. 4. предусматривает возможные разногласия партнеров: "Обращение в суды общей юрисдикции и в ведомственные управления считаются недопустимыми".

Откуда такая секретность? Обратите внимание: во всех названных документах цены "пляшут". Пересадка почки стоит то восемь тысяч долларов, то пятьдесят. Не означает ли это, что за основу берется не стабильная себестоимость необходимых манипуляций, а изменяющаяся рыночная цена самого органа? Трудно сказать! Подчеркнем лишь, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) во избежании возможных злоупотреблений признает коммерциализацию трансплантологии недопустимой.

Однозначную оценку всем этим бумагам дал в свое время заведующий Государственно-правовым отделом Моссовета Г. М. Провоторский: "... договор N 30 от 24. 08. 1991 г. , агентское соглашение N 1 от 30. 10. 1991 г. , контракт N 01/90 от 26. 11. 90 г. носят коммерческий характер и направлены на получение дохода в СКВ".

Решение Моссовета от февраля 1992 года: "... 3. 1. На основании ст. 76 и п. 2 Закона РСФСР "О местном самоуправлении в РСФСР" предъявлять в суды исковые требования о признании недействительными договоров и контрактов, нарушающих права и интересы граждан... " Называется решение "О фактах коммерческой деятельности в области трансплантации человеческих органов".

Академик В. Шумаков так комментировал тогда подобные оценки: "Некоторыми дилетантами вокруг наших контрактов был поднят шум. Это создало трудности в подборе органов. Если раньше мы удовлетворяли потребности в пересадках почек на 80 процентов, то теперь этот показатель резко снизился. Не стоит забывать: валюта, полученная за обслуживание двух иностранцев, позволяет нам сделать операции десяти россиянам. Сейчас же наши зарубежные связи сократились".

В последнее время трансплантологи, надо полагать, вздохнули с облегчением. Где он теперь, этот Моссовет!? Зато в решении московских властей о структурной перестройке медицинских учреждений как бы мимоходом говорится о праве устанавливать цены на трансплантанты. И это после всех рекомендаций ВОЗ и законов о недопустимости коммерциализации отрасли! Датирован сей документ 8 августа 1994 года.

Немного раньше, в феврале 1994 года, тогдашнему министру здравоохранения Э. Нечаеву пришло письмо из американского управления продовольствия и лекарств (FDA), которое вообще не требует комментариев: "В процессе нашего ознакомления с несколькими американскими фирмами и поставщиками тканей человека, предназначенных для трансплантации, FDA стали известны несколько международных источников поступления тканей человека. Некоторые из этих источников расположены в Российской Федерации (в представленном списке на первом месте стоит, кстати, институт имени Склифосовского — Ю. В.)... Я обратился в Министерство здравоохранения и медицинской промышленности с просьбой организовать визиты представителей FDA в учреждения и институты России, которые могли бы поставлять человеческие ткани в США".

* * *

Известно: наука современного типа формировалась во времена становления буржуазной системы. И она весьма чутко отреагировала на "атомизацию" нового общества с его лозунгом "каждый сам за себя".

Профессор С. Кара-Мурза: "Творец демографической теории Мальтус появился вовремя. Как никто другой, сей ученый муж выражал "стиль мышления" своей эпохи. Он утверждал, что Земля предназначена не более чем для миллиарда лучших представителей рода человеческого. (Хотя, если уподобиться Каину, станет тесно и двоим. — Ю. В.)

Мальтус "подарил" другому столпу позитивистской науки Дарвину центральную метафору для его труда — борьбу за существование". (Интересно, что позднее именно Дарвину Маркс хотел посвятить свой "Капитал" с его эволюционной картиной мира и концепцией классовой борьбы, но не получил согласия).

Наука, существующая вне православной духовности, ослепляет. И тогда исследователь видит только одну сторону вопроса. Все остальные он игнорирует или даже не подозревает об их существовании.

В вышедшей недавно у нас в стране научно-популярной книге есть такой пассаж: "... клонаж — техника, позволяющая фабриковать человеку близнеца на 20 или 40 лет моложе, чтобы затем использовать его органы вместо своих, износившихся. Или формировать армию биороботов для войны... "

Аморально? Чудовищно? Однако, представим себе, что эти проекты дадут коммерческий успех. Деньги мигом бросятся на модернизацию морали. Последует пропагандистская лоботомия, и "промытое" общественное сознание безропотно одобрит соответствующие юридические акты. Скажут, что "двойники" это — не homo sapiens, и с ними можно не церемониться.

* * *

... Обычные розовые свиньи хрюкали в загоне, и сначала можно было подумать, что показывают рядовой видеоматериал на сельскохозяйственную тему. Однако текст вызвал недоумение. Да и сам корреспондент как-то нервно посмеивался и, видимо, до конца не понимал, как нужно рассказывать о том, что он только что узнал. Речь шла о вживлении человеческих генов животным. Этот репортаж, показанный по подмосковному телевидению, тогда, несколько лет назад, оставлял все же впечатление какой-то неудачной шутки... Но, оказалось, тут не до шуток.

Только теперь стало ясно, что тогда каким-то дуриком, иначе и не скажешь, телевизионщик стал свидетелем опытов, которые не принято афишировать (о них толком не известно даже в институте генетики Российской академии наук). Лишь недавно сведения о них скупо промелькнули в прессе.

"Мы работаем над созданием так называемых трансгенных животных, — поведал газете "Мегаполис-Экспресс" В. Шумаков. — Надо вырастить таких свиней, чтобы два гена у них были человеческие. По своему генотипу это животное будет как раз промежуточным между свиньей и человеком".

Итак, речь идет о практике пересадки в эмбрионы животных человеческих клеток. Считается, что "гуманизированные" таким образом сердце или печень свиньи вполне смогут подойти для пересадки. Еще одна страшная попытка решить проблему дефицита трансплантантов.

Справедливости ради надо сказать, что уже прозвучало предостережение. "Пересадка людям органов животных способна вызвать появление новых, исключительно опасных заболеваний, аналогичных СПИДу. К такому выводу пришла группа британских ученых, которая изучала по поручению правительства возможные последствия пересадки человеку сердца свиньи.

Специалистами из научно-исследовательского центра в северном Лондоне были обнаружены два типа вируса в организме свиньи, способные проникать в человеческие клетки и вызывать болезни".

Но у проблемы существует еще и метафизическая подоплека.

Как известно, Иисус изгнал в стадо свиней мучивших человека бесов. Теперь, пересадив человеку от свиньи столь мистический орган, как сердце, ученые пытаются сделать нечто прямопротивоположное.

Поистине, "Сердце человеческое отнимется от него и дастся ему сердце звериное" (Дан. 4, 13).

... Чудеса трансплантологии неисчислимы. Но они были бы невозможны без пересадки в наше сознание поистине инфернальных, дъявольских идей. Недавно "Нью-Йорк Тайме" сообщила, что на Гаити существовала ферма по выращиванию детей "на запчасти". Наверняка, подобным же методом "инфернационал" действует и в других странах.

Русские ученые прошлого века восприняли "Дарвина без Мальтуса". Однако ныне волны неомальтузианства захлестывают и Россию. Выживает сильнейший!

Трансплантология — отрасль элитарная. Не только в смысле высочайшей концентрации достижений современной мысли. Но и в социальном плане также. Медики охотно рассказывают о тех, кто спасен с помощью пересадки (в последнее время это в основном состоятельные люди). О тех же, кто находится на другом конце "технологической цепочки", о донорах, предпочитают умалчивать.

* * *

Профессор Л. Попова: "Срок хранения внутренних органов для пересадки ограничен. В идеале лучше брать их у умершего с диагнозом "смерть мозга". То есть когда мозг погиб, а органы еще функционируют. Это уникальное состояние — результат суперклассной работы реаниматологов. Но даже в Москве мало где подобная аппаратура существует. За многие годы моей практики таких случаев — всего несколько десятков".

Возникает вопрос: у кого же тогда берут "теплые" почки, печень и сердца? Может быть, речь скорее надо вести не о смерти мозга, а о гибели совести?

Вопрос тем более сложен, что понятие "смерть мозга" не совпадает с православным пониманием смерти (полная остановка сердца, приводящего в движение кровь — вместилище бессмертной души). Практика же все чаще преподносит нам урок: религиозные представления о жизни и смерти, которые еще недавно трактовались не иначе, как "мракобесие", оказываются гораздо более точными, чем меняющиеся едва ли не с каждой диссертацией выводы науки. Во всяком случае, сами медики могут рассказать немало историй, когда человек с "безнадежным" повреждением мозга не только приходил в себя, но и поправлялся.

"В течение 20 лет вопрос о тождестве понятий "биологическая смерть" и "смерть мозга" не стоял, — пишет И. Силуянова. Это четко зафиксировано в Большой Медицинской Энциклопедии: "Понятие "смерть мозга" не идентично понятию "биологическая смерть", хотя наступление биологической смерти в этих случаях неизбежно". В 80-е годы под влиянием целей и задач трансплантологии начинается процесс сближения этих понятий. Н. В. Тарабарко констатирует, что в 80-х годах "концепция смерти мозга как биологической смерти индивидуума применительно к задачам трансплантации была законодательно закреплена во многих странах". Вполне закономерно, что в обществе возникает конкретная оценка подобного и весьма условного отождествления, как "исключительно прагматической констатации конца жизни"... "Прагматический" исход трансплантации в значительной степени способствует формированию у медицины, наряду с традиционно здравоохранительной, новой функции — смертеобеспечения".

* * *

В. Шумаков считает, что диагноз "смерть мозга" можно поставить и без сложной аппаратуры. Путем постоянного, многочасового наблюдения за потенциальным донором.

В идеале так оно, наверно, и есть. Однако в жизни все получается как-то иначе. Вот справка, подготовленная в июле 1992 года главным реаниматологом Москвы В. Картавенко, главным судмедэкспертом В. Жаровым, главным паталогоанатомом Ф. Айзенштейном. (Вскоре после обнародования этой справки все трое были странным образом уволены — Ю. В.). В ней проанализированы 124 истории болезни пациентов, ставших донорами. Цитируем: "В 50 процентах случаев выявлены грубые нарушения в ведении больных и заполнении документации, а именно:

1. Назначения не соответствуют тяжести состояния больных;

2. Нет объективных данных, свидетельствующих о динамическом наблюдении за больными;

3. Нет повторных осмотров после оперативного вмешательства нейрохирургов;

4. Констатация смерти никакими данными не объективизируется;

5. В 100 процентах историй болезни не фиксируется время вызова бригад по забору органов;

6. Акты по констатации смерти оформлены небрежно, не по форме, а ряд из них вызывает недоверие из-за того, что проставляется подпись зав. отделением реанимации в выходные дни, в ночное время и т. д.

7. В подавляющем большинстве паталого-анатомических диагнозов нет указаний на изъятие органов.

... Решение о приглашении бригады по трансплантации, как свидетельствуют записи в истории болезни, принимает только реаниматолог, несмотря на то, что основная роль в лечении принадлежит в том числе врачам по профилю (в первую очередь нейрохирургам).

Комиссией установлено на основании бесед с зав. отделениями, врачами, а также объяснительных, что врачам-реаниматологам выплачиваются вознаграждения за информацию о потенциальном доноре. Оплата производится непосредственно врачу, о чем он расписывается в ведомости бригады по забору органов.

Из восьми историй болезни, представленных 1-ой городской больницей, в шести под актами стоит подпись одного и того же реаниматолога. Такая же ситуация и в других больницах".

Становится страшно. Не дай Бог, медицинские параметры твоих органов совпадут с требуемыми, и на них "положит глаз" платный информатор трансплантологов! А если тебя сочтут еще не очень защищенным в социальном плане...

* * *

Недавно Департамент здравоохранения Москвы издал ряд документов, наводящих на размышления о том, что наиболее перспективным источником донорских органов становятся аварии на дорогах.

Приказом от 12 декабря 1995 года за определенными участками магистралей закреплен ряд больниц. Ко многим из них "привязаны" вертолетные площадки. И этим же учреждениям решением от 26 сентября того же года предписывается следующее: "Приказываю главным врачам городских клинических больниц N 1, 3, 7,13, 15, 20, 33, 36, 67, 68, 71, им. С. П. Боткина, директору института скорой помощи им. Н. В. Склифосовского издать соответствующие приказы по учреждениям, определяющие состав медицинского персонала, которому разрешено принимать участие в работе с Московским координационным центром органного донорства (оказывается, создан уже и такой! — Ю. В.) по вопросу изъятия органов...

Установить надбавку в размере 50 процентов должностного оклада вышеуказанной категории сотрудников, оказывающих непосредственное содействие в изъятии донорских органов, за счет средств, предусмотренных на заработную плату...

Производить выплату данной надбавки ежемесячно по представлению руководителя Московского координационного Центра органного донорства".

А. Мироненко: "И вот дилемма, встающая перед врачами: выводить за свою скромную зарплату пострадавших в авариях из терминального состояния или за весьма существенную надбавку содействовать изъятию органов?!

К сказанному надо добавить: только в 1994 году в возрасте от 18 до 24 лет (то есть наиболее здоровые люди, чьи органы чаще всего годны для пересадки) на дорогах России погибли 5106 человек".

* * *

В Индии бедняки давно уже сами предлагают купить у них почку, рассчитывая прожить с одной оставшейся. У нас возникают ситуации похлеще.

Жила в маленьком украинском городке Ира Елисеева. Однажды ей сделали операцию. Самую обычную — по поводу аппендицита. Однако после наркоза девушка так и не пришла в себя. Больше года находится в коматозном состоянии. Подозрение родственников вызвала странная конфигурация шва. Он носит явно гинекологический характер. Ультразвуковое обследование подтвердило: у Иры отсутствует яичник. Кому-то, очевидно, нужно было замести следы незаконного изъятия. Возможно, именно поэтому и оказался пораженным головной мозг.

... С явлением в мир Христа Спасителя, казалось, люди навсегда избавились от кровавых жертвоприношений. Однако идолы язычества не умерли. Фетиши богатства и научной славы, роскоши и развлечений побуждают слабые души ко многому. Поистине, сребролюбие — корень греха и суть идолопоклонство, как сказано апостолом Павлом.

Наиболее беззащитные — дети — снова становятся главными жертвами торгашей, чьи идолы — деньги, слава, власть... К сожалению, это нелитературный образ. Недавно "Новая газета", например, высказала версию, что для нужд трансплантологии в приютах кое-кто собирает бездомных подростков.

... В древности торговым путем из Китая в Европу владели рахдониты. Название это произошло от персидского словосочетания, означающего "знающие путь". Рахдониты проводили караваны со сверхдорогими товарами. Прибыли позволяли содержать столь протяженную трассу столетиями. Не брезговали эти бизнесмены прошлого и работорговлей.

Рахдониты наших дней могущественнее. Они готовы повести тайными, одним им известными тропами экономику всей России вслед за ведомой ими же экономикой мира. Но цена товаров все та же — душа человека и судьба народа.

Полковник Юрий Дубягин: "По оперативным данным, из России за рубеж сейчас идут суда, в трюмах которых перевозятся дети. У всех — заклеены рты".

Юрий Петрович включает видеомагнитофон и продолжает: "А эту женщину, занимавшуюся торговлей малышами, мы обнаружили лицом в костре. Произошло это как только мы вышли на след преступной группировки. Известно также, что в Москве есть пункты-накопители для таких несчастных детей".

В таком контексте весьма интересно содержание телеграммы, текст которой был напечатан в одной из московских газет. Эту телеграмму рассылала своим клиентам адвокатская контора из штата Мэриленд (США), действующая в России: "Если Вы и Ваши знакомые заинтересованы в детях, то сообщаем, что в настоящее время есть в наличии младенцы, дети, начинающие ходить и дети постарше".

Сотрудник городской прокуратуры В. . Яни: "Несколько лет назад я вел дело, которое слушалось в Свердловском районном суде города Москвы. В родильное отделение второй клинической инфекционной больницы обращались женщины, которые знали о дефектах своего будущего ребенка и намеревались от него отказаться. Врач Кирсанова в обход существующего порядка подыскивала усыновителей. При



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.217.174 (0.017 с.)