ТОП 10:

ГОРОДСКАЯ СРЕДА: ХОЗЯЙСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ



 

Люди корпораций

 

 

Корпорации

 

Как бы многочисленны ни были те жители Стамбула, что заняты в различных правительственных учреждениях или служат в армии, они составляют лишь незначительное меньшинство по отношению ко всей массе населения города. Эта масса в той своей части, которая представляет собой экономически активное население, состоит из негоциантов, коммерсантов, мелких торговцев, рабочих, ремесленников, сгруппированных в те или иные профессиональные объединения (корпорации) — эснафы {216}.

Первое упоминание о корпорациях в османскую эпоху относится к началу XVI века, оно встречается в одном из нормативных актов, принятых во время правления Баязида II{217}. Тем не менее не вызывает сомнений, что корпорации существовали гораздо раньше, так как некоторые из них ссылаются на привилегии, дарованные им еще Мехметом II Завоевателем. Этот султан, желая наладить хозяйственную жизнь в только что завоеванном Константинополе, учредил в нем корпоративную систему, уже действовавшую к этому времени в различных частях Османской империи. Вполне возможно, что он с этой целью использовал и остатки византийских корпораций, переселив в город греков с островов и с континента с тем, чтобы они оживили столичные ремесла, дезорганизованные массовой депортацией коренного населения. Все эти еще частично сохранившиеся корпорации были, однако, преобразованы согласно османским нормам, и таким образом даже те из них, которые полностью состояли из неверных, должны были подчиниться этим нормам. Точно так же, то есть в соответствии с турецкими порядками, были сформированы и корпорации, составившиеся из евреев, торговцев и ремесленников, которые обосновались в Стамбуле на рубеже XV–XVI веков. Надо отметить, что далеко не все стамбульские корпорации могут быть отнесены к той или иной религиозной общине. В некоторых из них соседствуют мусульмане, христиане и иудеи, другие же состоят только из неверных, то есть из христиан и евреев. Последние специализируются на таких профессиях, занятия которыми шариат возбраняет мусульманам. Вместе с тем существуют и такие отрасли производства или услуг, в которых мусульман практически нет по причине отсутствия у них соответствующих трудовых навыков (обработка некоторых металлов, выработка отдельных сортов тканей и почти все производства, так или иначе связанные с судостроением). Однако ни одна корпорация, какой бы хозяйственной деятельностью она ни занималась и каков бы ни был ее кадровый состав по религиозному признаку, не ускользает из-под правительственного контроля, чему способствует единообразие их внутренней организации, как бы скроенной по одному лекалу.

Многочисленны ли корпорации? Имеется лишь один текст, отвечающий на вопрос с почти исчерпывающей полнотой. Это — описание Стамбула, в котором Эвлийя Челеби приводит перечень зданий, приложенный к переписи населения, проведенной по повелению Мурада V в 1637 году. Турецкий автор отмечает, что «в четырех городских округах люди корпораций объединяются в 57 ассоциаций, включающих в себя 1100 корпораций…»{218}. Каждая из таких ассоциаций группирует как смежные корпорации, так и те, что входят составной частью одни в другие.

Описание Эвлийи Челеби, несмотря на свои несовершенства, остается наилучшим источником сведений по интересующему нас вопросу. При его внимательном рассмотрении становится ясно, что все взрослое мужское население Стамбула в обязательном порядке записано в ту или другую корпорацию. Исключение, естественно, составляют янычары и вообще военные, а также люди, занятые на дворцовой службе, — все они тоже занесены в списки, но другие. Этот обязательный порядок регистрации восходит прежде всего к османской традиции, в которой контроль играет первенствующую роль.

Кроме того, местные условия жизни не позволяют индивиду оставаться в одиночестве, быть, так сказать, «самому по себе»; ислам освящает собой корпоративное общество, в котором индивидуализму нет места; организационная структура делает невозможным изолированное существование личности. Любой житель Стамбула, будь то мусульманин, христианин или иудей, принадлежит к своей «среде» — этноконфессиональной и профессиональной. Невозможно избежать их двойного влияния. Впрочем, стамбулец и не пытается от него освободиться, так как эта двойная среда для него не только родная стихия, но и лучшая гарантия от посягательств со стороны государства.

Если не считать религиозной общины, корпорация остается единственным городским социумом, который обладает достаточно стройной организацией. Житель Стамбула, став членом такой организации, находит в ней не только специалистов в одной с ним профессии, но и людей с теми же, что у него, потребностями, ведущими примерно тот же, что и он, образ жизни. Корпорация не имеет политического характера, это организация всего лишь экономическая и социальная; ее представители при правительстве решают лишь одну четко очерченную и ограниченную задачу. Она состоит в том, чтобы совместно с правительственными агентами регламентировать деятельность этих хозяйственных ячеек и защищать при этом материальные интересы людей своих корпораций.

 

Организация корпорации, ответственные за ее деятельность

 

Вряд ли корпорации в XVII веке намного изменились сравнительно со своими предшественницами в предыдущем столетии: не было причин для радикальной трансформации их внутренних структур.

В основе корпоративного устройства лежит деление членов корпорации на три категории: мастера (уста ), работники (кальфа ) и ученики (чирак ). Последние, пока не будут произведены в ранг работников, находятся в подчинении мастера, который не только обучает их технике ремесла, но и воспитывает их в духе традиций данной корпорации. Переход рабочего в ранг мастера более труден и требует выполнения условий, не все из которых имеют чисто профессиональный характер. Вовсе не всякому дозволяется открыть свою лавочку, магазин или мастерскую. Число их владельцев в принципе ограничено и регламентировано. Только мастера обладают правом или, точнее, привилегией владеть ими. Эта привилегия имеет особое наименование: первоначально это — усталык , позднее — гедик . Поскольку число лавок и мастерских, в принципе, ограничено, постольку ограничено и число мастеров; из этого элементарного умозаключения следует то, что мастера образуют социальный класс, озабоченный сохранением своих привилегий и своего первенствующего положения в сфере производства и обмена, озабоченный также и тем, чтобы не быть заполненным выходцами из низших категорий. Гедик — это личное право, которое может быть передано и по наследству, если наследник в состоянии доказать, что он прошел обучение в данной профессии (состоял учеником в течение определенного срока). Иначе говоря, образуется категория мастеров по наследству{219}. Однако порой случается, что мастера какой-то корпорации противятся передаче гедика наследнику{220}. Гедик может быть наследниками продан или уступлен, однако маловероятно, что он таким путем попадет в руки работника. Особенно когда речь идет о передаче права на занятие доходной профессией. Ведь продавец в таком случае запрашивает обычно столь высокую цену, что работник оказывается не в состоянии ее заплатить. Зато его может купить некто за пределами данной корпорации, однако же с согласия, разумеется, ее мастеров и правительственных агентов (уполномоченных правительством). Или же его приобретает мастер из той же корпорации, так как нет препятствий к обладанию несколькими лавками, прочими торговыми предприятиями или мастерскими. Остается также возможность того, что гедики создаются правительственной властью либо по просьбе мастеров данной корпорации, либо по рекомендации кади либо мухтесиба: такого рода акты учреждения производятся по настоянию заинтересованных лиц, обладающих известным влиянием и пользующихся поддержкой в правительственном административном аппарате и располагающих к тому же достаточными денежными средствами.

Выше категории мастеров корпорация имеет руководящий орган, который, будучи избран мастерами, несет ответственность за корпорацию и защищает ее членов перед администрацией. Этот орган состоит из двух групп руководителей. С одной стороны, это те, чья функция имеет традиционный религиозный характер: шейх, дуаджи {221}. С другой — это те, кто занят практическим руководством делами корпорации: кетхюда , или кяхья , и чавуш . Помимо этих групп и над ними имеется «совет старейшин» (или «избранных» — ихтиярлар ), представляющий собой корпорацию во всех торжественных случаях; он состоит из небольшого числа мастеров. Пройдем мимо чавуша, о котором мало что известно. Предположительно он выполняет функцию внутренней полиции в масштабе корпорации. Кетхюда, или кяхья (буквально: адъютант) изначально должен был исполнять обязанности адъютанта при шейхе, который первое время играл в корпорации господствующую роль. Однако явная тенденция корпораций к обмирщению в течение XVI–XVII веков привела к тому, что кетхюда превратился в настоящего главу корпорации.

Кетхюда — первый среди равных, то есть среди мастеров или, точнее, среди старейших мастеров («старейшин»), выбираемый из их числа, что и служит источником его престижа и его власти. Эснафы всегда стояли на том, чтобы кетхюда действительно избирался внутри соответствующей корпорации, а не навязывался ей извне правительством, как это иногда имело место. Однако проблема избрания или назначения всякий раз возникала вместе с возникновением смешанной корпорации, то есть состоящей из верных (мусульман) и неверных (христиан, иудеев): кто в таком случае должен стать кетхюдой? Примером подобного рода соперничества может послужить избрание главы корпорации чулочников в 1657 году: ранее он избирался среди неверных потому, что они располагали большинством; однако мусульмане, основываясь на утверждении, что их число в корпорации возросло, обратились к султану с просьбой, чтобы кетхюда был мусульманин. За этой петицией последовала петиция ответная, на этот раз со стороны неверных, в которой они, приводя старинные документы, настаивали на сохранении прежнего порядка . Впрочем, мало надеясь на успех своей просьбы, они были готовы пойти на компромиссное решение: пусть во главе корпорации будут два кетхюды, один — мусульманин, другой — неверный. Это предложение было отвергнуто, и в конце концов на пост был избран один из мастеров мусульман{222}. Несомненно, что отдельные корпорации возглавлялись не одним кетхюдой, а несколькими{223}; во главе тех корпораций, где неверные составляли большинство, стоял глава, выбранный из неверных.

Вероятнее всего, избрание кетхюды должно было получить утверждение со стороны кади: такое признание могло быть и чисто символическим, но вместе с тем и совершенно необходимым ввиду роли посредника между корпорацией и правительственной администрацией, роли, отводимой кетхюде. Скорее всего, новый кетхюда после своего избрания на этот пост и подтверждения кадием акта избрания получал соответствующий диплом и вносил в казну установленную обычаем денежную сумму. Предполагается, что он избирался на годичный срок с правом на переизбрание. Задачи кетхюды сводились к посредничеству в спорах между людьми корпорации, к улаживанию ссор, в преодолении трудностей и проблем, которые возникают в процессе ее деятельности, в представительстве корпорации перед уполномоченными правительства, в доведении до них ходатайств, жалоб и протестов, в защите перед теми же правительственными агентами людей корпорации, в доведении до сведения своих доверителей и избирателей решений правительства.

Кетхюде помогает йигитбаши , один или несколько{224}. Этот персонаж опять-таки — выборная должность и при отсутствии кетхюды выступает в роли его заместителя, а также на менее высоком уровне — в качестве делегата от корпорации. Йигитбаши — всегда человек корпорации, извне на этот пост никто никогда не назначался. По всей видимости, почти в любой корпорации имеется более одного йигитбаши, а в «смешанных» корпорациях каждый йигитбаши является представителем своей этноконфессиональной общины. Именно на его долю чаще всего выпадает обязанность играть роль посредника, именно они передают кетхюде ходатайства и петиции, составляемые людьми корпорации, они же получают из рук кетхюды решения, исходящие от кадия, и доводят их до сведения мастеров.

Что касается старейшин, то они избираются своими коллегами среди наиболее уважаемых, энергичных и опытных мастеров, при этом принимается во внимание не только почтенный возраст кандидата, но также — и даже прежде всего — его ум, авторитет, знание устава и прав корпорации. Совет старейшин играет важную роль в обсуждении вопросов и принятии по ним решений во всех внутренних делах корпорации — таких, например, как распределение сырья между ее членами, наложение взысканий на повинных в нарушении правил устава, распределение помощи между теми членами корпорации, которые оказались в бедственном или трудном положении. Короче, совет старейшин выполняет функцию основного элемента корпоративной организации.

Описанная выше корпоративная организация свойственна, без каких-либо модификаций, всем корпорациям вообще. Она показывает достаточно ясно, что люди корпораций хорошо сознавали необходимость единства, сплоченности в деле самозащиты, что понятия солидарности, справедливости и свободы всегда отличались замечательной жизнестойкостью. Для всех сторон корпоративное устройство оказалось выгодным. Для правительства — потому что оно отличается стройностью и легко поддается контролю; для членов корпораций — потому что они могли то же самое устройство противопоставить несправедливым и вредным решениям того же правительства. Более того, обе стороны полагались на древние уставы корпораций, на традиции, что, конечно, способствовало достижению компромиссов. Однако такая тенденция таила в себе и серьезную опасность, которой корпорации не смогли избежать. А именно — опасность консерватизма, который, становясь все более узким, блокировал всякую реформу, всякое совершенствование структур, пораженных подчас склерозом, препятствовал развитию ремесленных и коммерческих технологий и, вследствие всего этого, ставил мало-помалу стамбульские корпорации в положение неполноценности по отношению к заморским коммерсантам. Опасность эта в самом Стамбуле ощущалась, пожалуй, менее остро, чем на периферии, так как в столице численность иностранных купцов оставалась сравнительно низкой, а наличие широкого слоя государственных чиновников и военных давало ремесленникам и торговцам средства к существованию. Только в XIX веке люди корпораций стали задумываться над необходимостью изменения структур своих объединений с тем, чтобы приспособить их к потребностям борьбы с иностранной конкуренцией, которая к тому времени возросла до угрожающих размеров. Внутренняя организация корпораций в течение нескольких столетий претерпела столь незначительную эволюцию, в частности, и по той причине, что ей в той же малой мере подверглись и все прочие социально-экономические структуры Османской империи. Руководители Империи, проникнутые духом действительного или мнимого превосходства по отношению к Европе, недооценили прогресс западных стран и скрытую в нем угрозу. Они продолжали жить в XVII веке (и в XVIII — тоже) так, как будто Турецкая империя все еще сохраняла ту степень могущества и престижа, до которой она поднялась во времена Сулеймана Великолепного{225}.

 

Связь с правительственным аппаратом

 

При посредстве кетхюды и йигитбаши корпорации находятся в постоянном контакте с представителями правительства. Но что это за представители? И как выполняют они свои функции? Как мы уже видели, великий визирь — главный ответственный за все дела в столице. Выше упоминалось и то, что он, желая несколько облегчить непосильную ношу, делится своими полномочиями в муниципальных вопросах с каймакамом и с кадиями. Кадии, в особенности кади Стамбула, играют ведущую роль в регулировании городской жизни с точки зрения как правительства, так и корпораций, причем в двойном своем качестве — и в качестве судей, и вследствие того, что их решения становятся обязательными для выполнения в самых различных областях столичной жизни. В глазах людей корпораций именно кади — истинный представитель правительства.

Мухтесиб, подчиненный кадию, осуществляет непосредственную связь с корпорациями, и, следовательно, именно от него зависит, насколько эффективной оказывается эта их связь во всем, что касается вопросов контроля, наблюдения, действия законов, установления ценового максимума и отслеживания того, как максимум этот реализуется. В ведении мухтесиба также взимание налогов и пошлин с ремесленников и торговцев. В выполнении последней функции, собственно, и состоит главная его обязанность — ихтисаб . Впрочем, таким же образом обозначается и вся совокупность функций мухтесиба. Обычно этот термин переводится как «полиция рынков», но лишь в прямом смысле слова. Регламентарные акты, трактующие задачи мухтесиба, кодифицированы в ихтисаб кануннамелери . Тот же кодекс содержит изложение специально для мухтесиба практических условий, в соответствии с которыми должна протекать трудовая деятельность людей корпораций, перечисление верхних пределов извлекаемых ими прибылей, различные запреты, санкции против нарушителей правил и т. д. Кроме того, мухтесиб полномочен распределять между корпорациями продукты питания, сырье и прибывающие в Стамбул импортные товары. Цены устанавливаются не произвольно, но определяются кадием и мухтесибом после совещания с кетхюдами корпораций с целью фиксации маржи между ценой продажи и ценой покупки{226}. В регламентах ихтисаба прежде всего следует подчеркнуть ту последовательность, с которой проводятся принципы надзора и инспекции: качество продуктов питания и выставляемых на продажу готовых блюд делаются предметом самых дотошных инструкций и правил, равно как и чистота внутри торгующих этими продуктами и блюдами лавок и чистота посуды, в которой еда готовится и предлагается покупателю («нужно требовать, чтобы блюда, приготовляемые их поварами, были хорошо поджарены и сварены, а также в меру посолены; чтобы миски были чисты; чтобы их котлы были лужеными; чтобы их глиняные тарелки были новыми и сияли, как стекло; чтобы их фартуки были чисты»). Производимые изделия должны отвечать установленным нормам{227}. Нарушителей предписаний ждет более или менее суровая кара — в зависимости от тяжести правонарушения: наказание палочными ударами, денежные штрафы, выставление к позорному столбу.

Этот надзор и сбор налогов с корпораций всех категорий осуществляются мухтесибом посредством находящихся под его началом немногочисленных агентов — кологланлары . Налогов много, и для членов корпораций практически не остается никакой лазейки, чтобы уклониться от их уплаты. А для того чтобы рост налогов не послужил поводом к повышению цен на продаваемые товары, администрация устанавливает максимальные цены (нарх ), превышать которые продавец не вправе. Эта мера имеет целью оградить жителей Стамбула от спекуляции и скупки товаров первой необходимости с последующим вздуванием цен. Османское правительство уделяет огромное внимание не только тому, чтобы население было обеспечено продуктами питания, но и тому, чтобы оно было ими обеспечено по доступным для него ценам, находя при этом приемлемый компромисс между интересами производителей, торговцев и потребителей. И действительно, цены на продовольствие не знали безудержного роста (по крайней мере, в Стамбуле) даже в самые трудные времена — такие, как в пору экономического кризиса конца XVI века или середины XVII столетия. Впрочем, османское правительство и в эти времена предписывало: «Если лавочники будут наносить ущерб своим клиентам, продавая товары по ценам более высоким, нежели разумные, то султан, если ему это будет благоугодно, беспристрастно рассмотрев вместе со знающими и мудрыми людьми этот вопрос, продиктует фирман о введении максимальных цен на продовольствие как для людей, так и для животных, — с тем, чтобы ни продавцы, ни покупатели не потерпели ущерба. Фирман будет передан кадию и правительству. Затем, облеченные властью и несущие ответственность инстанции установят, во исполнение фирмана, фиксированные максимальные цены, которые будут зарегистрированы как постоянные… Специально назначенные государством должностные лица займутся фиксацией максимальных цен, имея в виду прежде всего условия жизни большинства населения. И поскольку фиксированные по максимуму цены представляют собой одну из важнейших предпосылок народного спокойствия, необходимо упорядочить и поставить под контроль функционирование рынков и вообще коммерческую деятельность…»{228} Текст этого регламента не оставляет никаких сомнений относительно намерений турецкого правительства. Вообще же говоря, из чтения этого и других регламентационных актов возникает впечатление, что правительство постоянно относится к корпорациям и к их деятельности с большой долей подозрительности; скорее всего, здесь имеет место продолжение древней юридическо-религиозной традиции, истоки которой следует искать в самом начале истории мусульманского мира{229}. Это влияние религии сказывается и на других сторонах деятельности корпораций.

 

Влияние религии

 

Очевидно, торгово-ремесленные корпорации в мусульманских странах первоначально были скорее религиозными общинами, нежели корпорациями. Даже если это не совсем так, влияние религиозных братств (орденов) на корпорации прослеживается на каждом шагу. В Турции это влияние было господствующим вплоть до начала XVI века, но с тех пор как османский султан подчинил своей власти все вообще организации (политические, экономические и пр.), поставив их под контроль соответствующих государственных служб, роль религиозного элемента в жизнедеятельности корпораций перестала быть ведущей; он, так сказать, потеснился, уступив место «светским» («мирским») элементам, однако же не исчез из корпораций полностью. Религиозные традиции корпораций, несомненно, сохранились. Так, Эвлийя Челеби никогда не забывает упомянуть святого покровителя той или иной корпорации и добавить, что этот патрон входит в окружение самого Мухаммеда и что Пророк собственными руками подпоясал святого в знак признания его заслуг. Этот жест воспроизводится на церемонии приема нового члена в корпорацию, что указывает на близость к ритуалу инициации, который практикуется при вступлении в дервишские братства. Вместе с тем хотя религиозные церемонии в торжественные моменты жизни корпораций продолжают регулярно проводиться в течение как XVI, так и особенно XVII века, они служат скорее знаком приверженности к древним обычаям, нежели свидетельством воздействия на корпорации религиозных ассоциаций. Необходима, однако, оговорка: некоторые видные корпорации (к примеру такие, как дубильщики, шорники) все же, вероятно, поддерживали тесные связи с религиозными братствами (например, с бекташами). Но не будем делать поспешных обобщений.

На стремление к поддержанию религиозных традиций указывает в первую очередь присутствие среди руководителей корпорации шейха, то есть религиозного вождя, или дуаджи — главы, а также наличие мечети в непосредственной близости от места работы. Более того, некоторые корпорации располагают собственными мечетями. Та же тенденция проявляется, наконец, в том, что в церемониях инициации, вступления выборных руководителей корпорации в должность, корпоративных празднеств много внимания и времени уделяется отправлению религиозных обрядов. В Средние века шейх был подлинным вождем корпоративной ассоциации фютюввет (по-арабски — футувва ){230}. В XVI и XVII веках это уже лишь номинальная должность, и назначение на нее происходит из-за уважения традиции и для того, чтобы иметь во главе корпорации человека, способного отправлять религиозные обряды в процессе церемоний инициации и во время религиозных праздников, а также выполнять некоторые другие религиозные функции{231}.

Обязанности дуаджи претерпели примерно ту же эволюцию. Вернее, из всех прежних сохранилась только одна — руководить коллективной молитвой, которую нараспев читают, собравшись вместе, все члены корпорации. Обычно такая коллективная молитва читается утром перед открытием лавок, на площади, где-нибудь рядом с местом работы. В более важных случаях такие моления проводятся в мечетях. В некоторых корпорациях дуаджи — видная фигура на церемониях вступления в должность. Шейх и дуаджи, конечно, непременно присутствуют и на всех больших чисто религиозных церемониях: на молебствиях праздника рамадан в мечети Эюба, на молитве мевлюд (в годовщину рождения Пророка), совершаемую в мечети, соседствующей с местом работы; на больших праздниках, справляемых в Кагитхане, недалеко от речки Сладкие Воды Европы.

Все это, разумеется, всего лишь пережитки того, чем в действительности были корпорации в эпоху Средневековья. С конца XV века профессионализм в области ремесел и торговли берет верх над всем остальным в жизни корпораций — происходит их обмирщение, а религиозный дух, некогда наполнявший эту жизнь смыслом, вырождается в формальную и конформистскую обрядность. С тех пор корпорации больше не являются феноменом, одной из многих форм религиозной жизни — они становятся явлением жизни социальной.

 

Социальная и политическая роль корпораций

 

Стамбульские корпорации более чем только профессиональные социумы. Индивид, входящий в корпорацию первоначально в качестве ученика, включается не только в чисто трудовую среду, но и в среду социальную. Уплачивая членские взносы, он приобретает право на получение от корпорации материальной помощи в необходимых случаях. Во всякой корпорации имеется своя касса социального обеспечения, фонды которой составляются, во-первых, из обычных членских взносов и, во-вторых, из одноразовых сумм, уплачиваемых при повышении ранга члена корпорации. Ученик, становящийся по завершению обучения подмастерьем (рабочим), а также и подмастерье, получающий (гораздо реже) диплом мастера, вносят в эту кассу, по случаю торжества, более или менее значительную денежную сумму, чтобы оплатить расходы на церемонию. Фонды используются в соответствии с указаниями распорядительного комитета: так, к примеру, когда член корпорации заболевает и не в состоянии больше кормить семью, он получает известное пособие. Получает он пособие и тогда, когда оказывается в положении вынужденной безработицы. Наконец, корпорация берет на себя расходы по погребению своего члена, когда его семья не может оплатить похороны. Стало быть, имеется взаимное страхование против болезни, безработицы, крайней нищеты. Имеется также, что не менее важно, истинный дух солидарности, который проявляется во множестве случаев. Вот один из них: в месяц рамадан, когда руководство всех корпораций собирается на великое молебствие в мечети Эюба, оно же, разойдясь по своим служебным резиденциям, принимается за важное дело — распределение риса, купленного корпорацией, между нуждающимися.

Расходов из общей кассы требуют и другие церемонии. Каждая корпорация регулярно, с временным промежутком от одного года до нескольких лет, устраивает свой большой праздник, который развертывается на свежем воздухе в традиционных для подобных мероприятий местах — например, на лугах Кагитхане или Агачаири. Такие праздники длятся с неделю и более. Члены корпораций не только встречаются там для совместной молитвы и проведения прочих традиционных церемоний, но и демонстрируют гостям и вероятным покупателям свои ремесленные изделия или товары, на изготовлении которых или на торговле которыми корпорация специализируется. Эти празднества, очень важные в жизни корпорации, требуют значительных расходов, которые в большей своей части могут быть покрыты лишь за счет чрезвычайных взносов мастеров.

Еще более дорогостоящими бывают официальные церемонии. По случаям интронизации султана, обрезания принца, торжественного выступления в поход армии и пр. корпорации устраивают праздничные шествия, проходят в полном своем составе перед султаном, катят перевозные подмостки, на которых представлены лавочка или мастерская и люди корпорации, занятые своим родом трудовой деятельности. Одна такая сценка прекрасно описана Эвлийей Челеби{232}. Эти торжественные прохождения перед султанской трибуной стóят ремесленникам и торговцам очень дорого, так как сопровождаются поднесением даров султану и раздачей деньгами и натурой народу; к тому же корпорации соревнуются между собой в том, чья лавочка (мастерская) на колесах вызовет самое бурное народное одобрение. Конечно, и султан со своей стороны в знак своего удовлетворения преподносит главе каждой корпорации весьма весомый кошель, содержимое которого способно до известной степени пополнить сундук корпоративной кассы, совершенно опустошенный подготовкой к этому шествию. Иногда вместо денег корпорации получают дорогие подарки — например, блюдо или иные изделия из меди или серебра. Султанские дары помещаются в «сокровищницу» корпорации — конечно, навечно.

В контексте повествования обо всех этих празднествах и шествиях было бы не совсем точно говорить о корпорациях — речь идет о группах корпораций, так как каждая из корпораций в отдельности, за некоторыми исключениями (крупные оптовые негоцианты и коммерсанты, ювелиры и т. д.), не в силах выносить бремя подобных расходов. Зато объединение их в рамках временных или более длительных ассоциаций во многом помогает решить проблему. Это сплочение в группы отчетливо просматривается в описании Эвлийи Челеби. Можно даже думать, что упомянутые кассы взаимопомощи функционируют в масштабе не одной, а нескольких сгруппировавшихся корпораций. Группировки эти возникают, по всей видимости, между сходными по профессии или взаимно дополняющими корпорациями: так, между собой объединяются хлебопеки, мельники и торговцы солью; моряки, конопатчики, морские плотники и столяры, капитаны и негоцианты Черного и Средиземного морей; парфюмеры и дрогисты (торговцы москательными, аптекарскими товарами); различные строительные профессии; певцы, музыканты, танцоры и т. д.

Объединение корпораций в группы в значительной степени облегчается для некоторых из них топографической близостью. Сплошь и рядом лавки и мастерские корпораций, образовавших группу, размещаются на одной улице, даже на одном конце улицы, или же в одном квартале. И в нынешнем Стамбуле это историческое обстоятельство дает о себе знать двояко: оно проявляется, во-первых, в том, что ряд корпораций (медники и жестянщики, изготовители сундуков и т. д.) четко локализован по месту их работы, и, во-вторых, в топонимике улиц, особенно в районе Бедестана{233}. Такое сосредоточение преследовало двоякую цель: оно препятствовало незаконной конкуренции со стороны ремесленников и торговцев той же профессии, не входящих в соответствующую корпорацию, и в то же время облегчало контроль над деятельностью корпорации со стороны кадия и мухтесиба. В целом оно способствовало единству и сплоченности корпорации.

Эснафы всегда стараются защитить свои права и свои привилегии не только против незаконных поборов и вымогательств правительственных агентов, но и против поползновений других корпораций. Так, кожевенники в Едикуле противятся тому, чтобы шкуры животных, забитых в бойне, расположенной в их районе, распределялись между дубильщиками Касим-паши{234}. Последние, в свою очередь, требуют, ссылаясь на один правовой акт Мехмета Завоевателя, шкуры животных, забитых в Галате{235}. Несколько позднее кожевенники Едикуле протестуют против открытия дубильной мастерской в Енибахче и в Джибали{236}. Торговцы тканями, обосновавшиеся вблизи фруктового рынка, яростно противятся строительству кабачка перед их лавками. Свечные мастера жалуются на то, что некоторые мясники не только употребляют для освещения деготь, но и продают его. Сапожники из Ускюдара, традиционно пользующиеся правом продавать старые папуши (туфли без задников и каблуков), выступают против эскиджи (торговцев подержанными и случайными вещами), узурпировавших это право. Рассказы о жалобах и требованиях подобного рода заполняют целые страницы архивных записей, а это демонстрирует, с какой решимостью и с какой уверенностью в правомочности своих действий люди корпораций отстаивают свои привилегии и свои материальные интересы.

Впрочем, именно к отстаиванию своих прав и сводятся все действия корпораций по отношению к правительству. При данном государственном устройстве не может быть и речи о претензиях эснафов на какую-то политическую роль: они далеки даже от мысли о поползновениях такого рода. В описываемую эпоху члены корпорации не могут даже и представить себе, чтобы их требования и протесты вышли за пределы чисто профессиональной деятельности и религиозной практики или имели целью защиту не только мусульман, но также христиан и евреев. Все же отмечено, что в течение XVII века люди стамбульских корпораций дважды поднимались против правительства: в 1651 и 1655–1656 годах. Однако и эти волнения носили чисто «профессиональный» характер. В 1650–1651 годах великий визирь Мелек Ахмет-паша велел начеканить большое количество низкопробной монеты, пиастров и акче, и обязал торговцев и ремесленников принимать и покупать ее по курсу венецианских цехинов и турецких золотых. Люди корпораций сначала отказались принимать плохую монету, а затем взбунтовались и добились отрешения Мелека Ахмет-паши от должности. Подобного же рода действия правительства спровоцировали мятеж янычар и восстание корпораций в 1655–1656 годах. Нужно, однако, констатировать: корпорации хотя и продемонстрировали свое недовольство самым энергичным образом, хотя и оказались способны к действиям, имевшим самое серьезное политическое последствие, тем не менее действовали всего лишь в русле своих профессиональных требований, не более того. Нет оснований говорить о пробуждении их политического сознания или о критическом осознании проблем, входящих в компетенцию правительства. Речь шла всего лишь о том, что люди корпораций почувствовали себя ущемленными в том, что дает им средства к существованию, а именно — в возможности по-прежнему заниматься своими ремеслами и своей торговлей. Остальное их не касалось{237}.

 

Торговцы

 

Стамбул — этот для своего времени огромный по численности населения город — являет собой полюс потребительского спроса, а следовательно, и торговли. Его необходимо постоянно снабжать массой разнообразных продуктов питания, а также сырьем и полуфабрикатами для местной ремесленной промышленности. Отсюда — уникальный по мощи поток ввозимых товаров при относительно незначительном экспорте.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.215.182.81 (0.014 с.)