ТОП 10:

Местное и военное управление.



Местное управление в Византийском государстве играло особо важную роль из-за обширности и разноэтничности империи. Оно было неразрывно с военной организацией и менялось в зависимости от того, какие черты она приобретала.

В IV–VI вв. византийская армия строилась по позднеримскому образцу и состояла из ополченцев, служивших по 20-25 лет, и частично из рекрутов по набору. Для облегчения набора армии было до 13 пограничных округов во главе с герцогами (duces) и распределение военачальников по отдельным областям империи. Территориальное деление государства также было унаследовано от Римской империи. Византия подразделялась на 2 префектуры во главе с префектами претория (Восток и Иллирия), затем на 7 диоцезов – округов во главе с викариями и наконец на более чем 50 провинций. Во главе гражданского управления провинции стоял презид, ведавший ранее всего сбором налогов, надзором за местной администрацией. Он же был и главным судьей в своей провинции. Военные власти были представлены собственными чинами. При Юстиниане провинции были укрупнены, усилено разделение военных и гражданских полномочий чиновников.

В VII-VIII вв. в империи совершился переход к новому военному строю, основанному на полуфеодальной по своей природе службе крестьян и людей других сословий за предоставленную им государст­вом в пожизненное неотчуждаемое владение землю. Стратиоты получали разных размеров наделы (в 5 условных единиц для конной службы, в 4 – пешей, в 3 – службы на флоте). Для лучшей органи­зации и прямого управления новым родом военнослужащих провин­циальное устройство было заменено особыми округами – фемами. Первоначально фем было 3, затем до 29 (в сер. Х в.) и до 38 (в XI в.). Каждая фема должна была выставить от 4 до 10 тыс. воинов, главным образом легкой кавалерии. Со временем появились и тяже­лые кавалеристы – катафракты, служба в которых была обязанно­стью с особого, подобного рыцарскому на западе надела. Стратиоты платили основной в империи поземельный налог, но были свободны от всех других натуральных и денежных повинностей. В фемах граж­данская и военная власть были слиты воедино. Наместником был доместик фема. Хартуларий ведал интендантскими де­лами, чисто гражданскими – протонотарий. Во главе фема стоял военачальник – стратиг, а военный штаб был и органом общего управления. Одним из высших должностных лиц был и фемный судья. Фемы подразделялись на турмы во главе с турмархом, далее на наместничества и банды. В степях фемное устрой­ство заменялось на особые области – тагмы.

В правление династии Комнинов фемное устройство пришло в упадок и перестало служить основой военной и административной организации. Возродилось оно к XI-XII вв. уже в чисто военном об­личье, возглавлял новые фемы военачальник – дука.

Самостоятельную территориальную единицу представляла сто­лица – Константинополь вместе с отнесенной к нему округой (до 100 миль). Столицей управлял особый чиновник – эпарх, – обладавший и военной, и гражданской, и судебной властью. Помимо прочего, на нем лежала ответственность за безопасность дворца и государственных учреждений, как и за весь т.н. внутренний город. Он ведал городским устройством, организацией ремеслен­ных и торговых корпораций, рынками и морским делом, исполнял в широком смысле полицейские функции, в том числе начальствуя над стражей и специальными гвардейскими отрядами. В ранний пе­риод Византии некоторое время сохранялись также в качестве полупочетных должностей, связанных с организацией игр, празднеств, звания консулов и преторов в городах.

Города, особенно на побережье Малой Азии и в Иллирии, распо­лагали значительным самоуправлением – каждый по своему тради­ционному образцу. К IX в. самоуправление было упразднено в связи с общим укреплением централизации, усилением автократии вла­сти, а главное – возобладанием военных принципов в местном уп­равлении, «как не соответствующее порядку вещей, при котором обо всем печется император».

 

Государство и церковь.

Формально христианская церковь За­пада и Востока считалась единой. Од­нако с распадом Западной Римской империи единство стало фиктив­ным. Обособлению способствовали не только исторические особен­ности восточной церкви в вопросах вероисповедания и богослуже­ния, но и отличные от Запада отношения церкви с государственной властью.

Византийский император считался главой церкви в империи. Высшие церковные иерархи были как бы министрами священных дел и обязывались действовать во исполне­ние общегосударственных постановлений. За церковью признава­лись права самоуправления. Однако церковные соборы (высший орган церковной власти) в Византии собирались только по указу василевса. Он же утверждал постановления этих соборов и важные решения церковных властей. Император регулировал внутрицерковную жизнь, включая вопросы истолкования Священного писа­ния и даже богослужения. В церковно-политическом отношении та­кое главенство стало принятым обозначать как цезарепапизм, слияние церковной и светской высшей власти при доми­нировании государства.

До IV в. особой иерархии церковных властей не существовало. Всеми делами общин или области управлялиепископы. В восточной церкви епископы в особенности были заняты и ведением церковного хозяйства. Епископы городов, где традиционно проводились церков­ные соборы или частные церковные съезды, со временем получили особый статус митрополитов. В V-VI вв. митрополиты, опираясь на учение отцов церкви, стали как бы верховными церковными иерар­хами; на место избрания епископов пришло их постановление мит­рополитами. Наиболее почетные и уважаемые из иерархов называ­лись патриархами. Первоначально этот титул не имел особого зна­чения. Позднее титул закрепился только для митрополитов Кон­стантинополя, Иерусалима, Антиохии и Александрии. За патриар­хами стали признаваться особые права, в том числе и по внутрицерковному управлению и взаимодействию с государственными властя­ми. Константинопольский патриарх получил значение вселен­ского, этому способствовала централизаторская политика импе­раторов. С IX в. патриарх стал проводить процедуру миропомазания елеем императора, которая означала передачу и божественной вла­сти.

Константинопольский патриарх возглавлял синод восточной цер­кви – постоянный административно-церковный совет, куда входи­ли митрополиты и архиепископы, настоятели крупных монастырей и высшие церковные администраторы. В восточной церкви благода­ря наличию крупных земельных владений и обширному хозяйству сложилась особая разветвленная администрация, значение которой для своего населения подчас превосходило государственную. Вы­сшую администрацию церкви представляли великий эконом, ведавший всем хозяйством, верховный управитель монастырей, верховный смотритель свя­щенных даров, ведавший церковной утварью и священными регалиями, великий канцлер, занимавшийся в том числе и внешними сношениями церкви, церковной дипломатией, вели­кий интендант монастырей, выполнявшие судебно-юридические функции дефенсор, протонотарий и др. К Х в. сложился и свой административный аппарат епископий. Его возглавлял начальник секрета-канцелярии (хартофилак). Финансово-казначейские дела вели эконом, сакелий. Было ведомство и внутрицерковного контроля. Территориальные и цент­ральные администрации были соподчинены. Большинство дел реша­лось в Константинополе, где под началом синода сложилась своя бюрократия, только формально имевшая церковный характер.

Поворотным пунктом в истории восточной церкви стал ее официальный разрыв в 1054 г. с западной, связанный с попыт­ками римских пап восстановить значение своей власти и в ви­зантийских владениях. Разрыв сделал восточную церковь в еще большей степени зависимой от государственной власти и импе­раторской политики.

 

Кризис и падение Византии.

К началу XIII в. общий социальный и внутриполитический кризис Византии сделал ее положение неустойчивым. Ослаблению империи способст­вовала агрессивная внешняя политика римского папства, Венециан­ской республики и мощное общеевропейское движение крестовых походов. Во время IV крестового похода рыцарские армии разгроми­ли Константинополь и остатки единых владений византийских им­ператоров.

По описанию современника, «когда Константинополь был взят латинянами, случилось так, что держава ромеев, как грузовое суд­но, подхваченное злыми ветрами и волнами, раскололась на множе­ство мелких частей, и каждый ухватил один – одну, другой – дру­гую часть». После разгрома 1204 г. на месте Византийской империи сложилось несколько обособленных государств.

Центральная часть вошла вЛатинскую империю. В ней взяли власть руководители рыцарских западных ополчений, а реально ос­новные богатства и значительная часть территории перешли под уп­равление Венеции. Со временем, подчинившись перенесенным с за­пада феодальным порядкам, Латинская империя раскололась на не­сколько феодальных сеньорий, ставших добычей окрестных госу­дарств. Наиболее крупным остатком Византии стало Никейское царство. В нем были сохранены государственные и политические традиции империи, включая императорскую власть. Государствен­ная администрация даже еще централизовалась и усилилась. Воз­никли должности великого стратопедарха (своего рода заместителя императора в его отсутствие), великого коноставла (предводителя западных наемников). Большую государ­ственную роль стал играть татий дворца – наставник импе­раторских детей. В областном управлении было сохранено и восста­новлено фемное деление. Другими крупными осколками Византии были Эпирское царствона Балканах и Трапезундская империяв северо-восточной части Малой Азии. Последняя довольно скоро по­теряла государственно-политическую общность с Византией, подпав под влияние институтов и политики Грузинского царства, пережи­вавшего в ту пору короткое время расцвета.

После продолжительной военной и политической борьбы прави­телям Никеи удалось в 1261 г. восстановить империю, объединив некоторые наиболее важные центральные области под властью кон­стантинопольских императоров. В возрожденной Византии устано­вилась власть новой династии Палеологов (1261-1453).

Возрожденная империя мало походила на прежнее могуществен­ное государство. Ее территория и военные возможности сократи­лись в несколько раз. В последний период истории Византии в ней упрочились и расширились отношения государственного феодализ­ма. Одновременно начался общий упадок городской жизни, мор­ской торговли. Господствующие позиции на Средиземном море за­хватили итальянские города. Это обусловило скорый упадок эконо­мики Византии, с этим – и возможностей византийского государ­ства. Важную роль в падении империи сыграли народно-крестьян­ские восстания на Балканах в первой половине XIV в. Во время некоторых из них даже образовывались своеобразные плебейские республики, на несколько лет выходившие из подчинения цент­ральной власти.

С конца XIII в. самым опасным соперником для Византии стало государство турок-османов, переживавшее процесс своего становле­ния (см. § 45). На протяжении XIV в. турки завоевали почти все владения Византии в Малой Азии, а к концу века начали овладе­вать Балканами. После выигранных сражений турки подчинили се­бе югославянские государства (Сербию, Болгарию). Территория Византии была сведена к Константинополю с несколькими острова­ми. Империя стала вассалом османских султанов, платя большую дань. Наконец, в 1453 г. османы захватили и разгромили Констан­тинополь. Последний император Константин XI погиб в сражении. Город был переименован в Стамбул, став столицей нового государ­ства.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.120.174 (0.007 с.)