ТОП 10:

Королевское законодательство.



Создание централизованной Королевской юстиции исторически было неразделимо с ростом правового значения королевского законодательства – ордонансов.

В период ленной монархии за французскими королями не признавалось право законодательствовать для всей страны. В этом была важная особенность всего правового строя Франции той поры. Короли имели полномочие издавать распорядительные указы – эдикты, которые по сути мало разнились от общеадминистративных распоряжений. Только с усилением централизаторской политики французских королей, к концу XIII в. королевские установления обретают общее значение, за ними закрепляется наименование ордонансов (от ordonner – приказывать). Парламентская практика и королевская юстиция стали реальными проводниками, по которым королевское законодательство постепенно преобразовывало правовую систему королевства. С течением времени менялось и внутреннее содержание ордонансов в отношении традиционных правовых институтов. В XIII в. ордонансы по преимуществу санкционировали правила феодального права в качестве общезначимых обычаев для королевства. С XIV в. королевское законодательство, опираясь на учение и практику королевских легистов, активно стало внедрять опыт римского права, а затем и формировать совершенно самостоятельные предписания.

Одной из важнейших политических линий королевского законодательства, особенно в период сословной монархии, стало утверждение приоритета королевской юстиции и неразрывная с этим борьба с феодальным сепаратизмом. Рядом ордонансов 1303 – 1306 гг. был введен запрет на практику судебных поединков при разборе уголовных дел (хотя реально искоренены они были только в XVI в.). Запрещались частные войны в порядке установления «кулачного права». В 1413 г. за попытку развязать местную войну установлено наказание тюрьмой. В XIV – XV вв. ордонансы особенно направлялись на отмену привилегий разным категориям феодалов в судебной и процессуальной области, на ограничение места и роли церковной юстиции.

Организация новой юстиции и новых порядков судопроизводства стала другим важным мотивом королевского законодательства начиная с XVI в. Принципиальное значение здесь имели ордонансы 1498 и 1539 гг. В соответствии с ними в практику вошли единообразные правила розыскного (экстраординарного, по терминологии, взятой из римского права) процесса. Отменялась духовная юстиция в гражданских и общеуголовных делах. Приходских священников обязывали вести регистрацию в храмах совершаемых там актов гражданского состояния (рождений, свадеб, смерти и т. п.). В уголовных делах суд получил право сам определять, какой процедуры придерживаться в ходе дознания и выяснения юридической стороны дела. Если обвиняемый сознавался добровольно, процесс шел так называемым ординарным порядком, который заканчивался публичным заседанием суда, с выступлением истца и ответчика, заключением прокурора. Если обвиняемый не выражал желания «сотрудничать с правосудием», процесс получал экстраординарную форму. При ней главное место в дознании занимал допрос под пыткой. Ордонансы 1536 и 1539 гг. специально расписали порядок дознания и роли участников в них (судья спрашивает, палач пытает, greffier записывает показанное, судья-хирург дает заключение о возможности продолжать пытку). Специальные правила касались порядка самой пытки. При отсутствии и в случае пытки доказательств обвиняемого следовало освобождать. Однако в общем приговор выносился судьей единолично, без выслушивания возражений обвиняемого и заключений прокурора. Мотивировать и делать отсылки к нормам права (большей частью кутюмного) не считалось обязательным. Зато детально следовало расписать процедуру и вид наказания обвиненному, не забыв указать, в какой одежде вести на казнь и какого веса свечу при том ему держать.

Ордонансом 1563 г. в королевстве была создана особая коммерческая юстиция, которой прежде всего вменялось в обязанность решать споры по морской торговле и международным торговым делам. Обширнейший ордонанс 1579 г. (в 363 статьях) закрепил организацию в королевстве регулярной полиции, которой поручалось не только обеспечивать охрану общественного порядка, но и решать некоторые социальные вопросы, контролировать порядок найма рабочей силы, прислуги в городах.

С началом абсолютной монархии значение королевских ордонансов стало не просто исключительным. Они сыграли роль первых кодификационных актов, хотя в соответствии с традицией французского права направленных более в сферу процедуры и процессуальных порядков, чем в сферу материального права. Одним из первых таких стал Ордонанс 1629 г., прозванный также Кодексом Мишо. Более чем в 300 статьях его фиксировались принципы правосудия, даже полномочия короны, основные правила судопроизводства и государственных финансов. Разработан он был с учетом мнения специального собрания нотаблей.

Широкое обновление и систематизация королевского законодательства были предприняты в правление Людовика XIV в 1667 – 1695 гг. изданием серии обширных ордонансов. Каждый из них охватил особую правовую сферу, многие были принципиально новыми. Подготовка их была поручена специальной комиссии правоведов, созданной в 1664 г. под председательством самого короля. К работе комиссии (в ее составе были юристы и администраторы канцлер П. Сегье, Ламуаньон, Д. Талон, и др.) привлекли одного из виднейших французских правоведов того времени Ж. Дома, автора систематических трактатов по теории законов и гражданскому праву. Гражданским ордонансом (1667) был введен единообразный порядок рассмотрения частноправовых споров. К нему непосредственно примыкали Ордонанс 1672 г., установивший собственную коммерческую юрисдикцию для лиц купеческого сословия, и Торговый ордонанс (1673), посвященный правилам торговых дел и решению торговых споров. Он был составлен знаменитым экономистом-практиком и знатоком торговых дел Ж. Савари. Ордонансом 1669 г. был урегулирован единый порядок использования вод и лесов в королевстве, которые признавались находящимися под покровительством и в привилегии короля. Несколько специальных законов систематизировали порядки взимания одного из основных налогов – габели, ипотечного заклада недвижимых имуществ. Морской ордонанс (1681) устанавливал порядки в королевском флоте, взаимные права и обязанности моряков. Своеобразным было содержание т. н. Черного ордонанса (1685), посвященного порядкам управления в американских колониях. В нем с использованием правил из римского Свода Юстиниана были отрегулированы правила обращения с рабами-неграми.

Наиболее важное значение имел Уголовный ордонанс 1670 г. Здесь устанавливалась обновленная уголовно-следственная и судебная процедура (в основе сохранившая правила экстраординарного процесса XVI в.). Впервые по-новому дана была вся система норм королевского уголовного права. Все преступления делились на 4 вида: (1–2) преступления в высшем оскорблении – божественном, либо человеческом; (3) преступления против вещей и (4) против людей. Наиболее тяжкими были первые два, направленные к охране прав государства и короля, церковных и государственных порядков. Существенно расширилась система применяемых наказаний: смертная казнь, смертная пытка, вечная каторга на галерах, просто вечная каторга, просто пытка, срочные работы на галерах, кнут, штрафы. Ордонанс описывал все возможные в процессе по уголовным делам доказательства, среди которых важнейшее место отводилось показаниям двух свидетелей или т. н. серьезным уликам. Оценка того, что считалось серьезной уликой, законом оставлялась за судом, что открывало немалый простор произволу судей.

Считалось, что по традиции королевские ордонансы не могут вмешиваться в регулирование частноправовых отношений. Однако в XVII в. законодательное регулирование вторгается и в эту сферу. Корона закрепила за собой безусловное право на десятину от всех разрабатываемых рудников, даже в частных землях. В 1704 г. категория мэнмортаблей (согласно кутюмному праву) была объявлена неспособной к имению собственности, а их владения стали своего рода концессией от имени короны. Было даже нарушено исключительное право сеньориальной собственности и прав дворянства, с тем чтобы повысить доходы короны от продажи пустующих имений разорившихся феодалов в пользу богатых разночинцев. Стремление королевского законодательства к вмешательству во все стороны правовых отношений, ломая древние традиции кутюмного права, стало одной из важных предпосылок роста общего недовольства во Франции правовой политикой короны. Длительное сохранение различной юрисдикции, отсутствие полной систематизации и кодификации права явилось другим изъяном наследия французского права феодальной эпохи.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.91.106.44 (0.004 с.)