ТОП 10:

КРИЗИС 4. ПРИНЯТИЕ ФАКТА ВСТУПЛЕНИЯ РЕБЕНКА В ПОДРОСТКОВЫЙ ПЕРИОД



Отношения между родителями и детьми так же трудны и столь же драматичны, как отно­шения между любящими.

А. Моруа

Феноменология кризиса

Данный семейный кризис связан с необходимостью семьи приспособиться к факту взросления ребенка и достижения им половой зрелости. Подростко­вый возраст — период вторичной индивидуации ребенка, которая, по мнению Блоса, включает в себя два взаимно переплетающихся процесса (Тайсон Р., Тайсон Ф., 1998):

1) отделение, или сепарация;

2) отказ от родителей как главных объектов любви и нахождение замести­телей вне семьи.

Подростку предстоит пройти свой кризис идентичности. При этом пребы­вание только в социальной роли сына или дочери становится уже недостаточ­ным для того, чтобы адаптироваться к взрослой жизни. В результате он нахо­дит новые модели жизни, расширяя сферу своих социальных контактов и выходя за пределы семьи. Фактором, облегчающим этот процесс, является на­личие поддержки со стороны семьи и уверенность в ее стабильности и надеж­ности.

Важнейшим аспектом процесса вторичной индивидуации является деидеа­лизация родителей. Переживание любви к родителям и ее обесценивание, свя­занное с необходимостью сепарироваться от семьи, порождает внутриличнос-тный конфликт. Подросток ощущает потерю внутренней поддержки вследствие символического «убийства» родителей, представленных в его внутреннем мире правилами, нормами и ценностями, регламентирующими жизнь в семье и со­циуме. Чтобы избавиться от чувства опустошенности, сопровождаемого ощу­щением болезненного отчуждения, и получить поддержку по мере продвиже­ния к независимости, он включается в интенсивные взаимоотношения со своими сверстниками.

В поисках собственной идентичности подросток может бросать вызов се­мейным правилам, регламентирующим его личную жизнь, шокировать семью нетипичными для нее ценностями и поведением. Это нередко приводит к рос­ту конфликтности в семье, основными областями которой являются: аккурат­ность, помощь в домашнем хозяйстве, успеваемость в школе, общение со

сверстниками, внешний вид подростка, вредные привычки, вопросы эротики и секса. Среди причин подобных конфликтов наиболее важными являются (РемшмидтХ., 1994):

□ различие опыта детей и родителей, прежде всего касающееся подрост­кового периода;

□ несформированность четких этапов перехода от детской зависимости к взрослой независимости;

□ отсутствие правил, определяющих ослабление родительской власти;

□ психологические и социальные различия между родителями и детьми.

Таким образом, большинство конфликтов вытекает из напряженности, со­здаваемой потребностью подростков в самостоятельности и осознанием взрос­лыми ответственности за своих детей.

Сложность процесса вторичной индивидуации может выражаться в амби­валентном поведении подростка: он может казаться то очень взрослым, то со­всем маленьким ребенком. Противоречивость процесса взросления, как пра­вило, болезненно переживается самими родителями и вызывает полярные переживания, связанные с желаниями то чрезмерно контролировать ребенка, то поддерживать его автономность. В результате происходит столкновение вза­имоисключающих тенденций: с одной стороны — стремления родителей ви­деть своего ребенка независимым и самостоятельным, а с другой — гиперпро­текционистских установок, стремления контролировать жизнь подростка. Это является для них своеобразным испытанием в способности доверять ребенку.

В силу этих обстоятельств семья переживает чрезвычайно тяжелый период, который можно назвать «кризисом ответственности». Он связан с необходи­мостью перераспределить зоны ответственности в семье и, в частности, опре­делить, какова доля ответственности подростка. Семье нужно выработать со­глашение по поводу того, за что может отвечать ребенок, а за что — нет, каковы теперь обязанности родителей. Этот процесс может быть очень болезненным, сопровождаться конфликтами, отсутствием взаимопонимания с обеих сторон, нежеланием считаться с чувствами друг друга, попытками родителей усилить контроль за подростком и эмоциональной отстраненностью от его реальных трудностей, непринятием его нового статуса.

Для самого ребенка подростковый возраст — весьма сложный период. Лич­ность подростка еще не сформирована. Любое вмешательство в его жизнь вы­зывает тревогу и воспринимается им как угроза его целостности. Тело претер­певает изменения: девочка становится девушкой, мальчик — юношей. Эти изменения могут стать фактором осложнений детско-родительских отноше­ний в том случае, если у родителей имеются собственные неразрешенные кон­фликты во взаимодействии с представителями своего либо противоположного пола.

Пример________

За консультацией обратилась мать, испытывающая трудности установле­ния контакта с дочерью-подростком. Выяснилось, что отношения с девоч­кой были удовлетворительными до ее 13-летия. При анализе сложившейся

ситуации было выявлено, что имеющиеся проблемы были обусловлены воз­никновением неосознаваемой конкуренции с подрастающей дочерью, свя­занные с личной историей клиентки. Она была третьим ребенком в семье и имела двух старших сестер, с которыми вынуждена была всегда конкури­ровать за внимание и любовь отца. В ее взрослой жизни любая женщина неосознанно воспринимается ею как соперница, вызывая зависть, злость, обиду. Соответственно, в отношениях со своей дочерью она также всячес­ки подавляет ее возрастающую женственность и сексуальность: запрещает краситься, обесценивает манеру одеваться, критикует ее внешний вид, счи­тает, что ей еще рано встречаться с мальчиками.

К наиболее типичным вопросам, которые волнуют родителей в этот пери­од, можно отнести следующие:

□ Надо ли установить жесткие ограничения или дать подростку больше

свободы?

О До каких пор можно предоставлять ребенку свободу?

О Как относиться к некоторым шокирующим моментам в поведении ре­бенка?

□ Стоит ли контролировать общение подростка с друзьями?

□ Какие особенности поведения ребенка можно считать типичными для данного возраста, а какие сигнализируют о неблагополучии в его разви­тии? и др.

С достижением ребенком подросткового возраста перед семьей вновь вста­ет необходимость в структурных изменениях. Подростковый кризис на микросистемном уровне психологического функционирования семьи можно рассматривать как внутрисемейную борьбу за поддержание прежнего иерар­хического порядка. Родители больше не обладают всей полнотой власти и дол­жны считаться с все возрастающей компетентностью подростка. В связи с этим им необходимо предоставить ему больше автономии и быть более гибкими в принятии его возрастающей независимости.

Разрешение проблем на данном этапе вновь будет зависеть от способов ре­шения критических задач, коммуникации и ведения переговоров, выработан­ных на более ранних стадиях развития семьи.

В тот период, когда дети входят в подростковый возраст, супруги часто стал­киваются с переменами в собственной жизни, что нередко вызывает переоценку и супружеских отношений. В случае, если она приводит к расколу родительс­кой (супружеской) диады, ребенок склонен объединяться с тем или другим родителем для обретения большей свободы. В результате в семье может возни­кать такое структурное нарушение, как межпоколенная коалиция.

Проблемы в семейной системе, обусловленные поведением подростка, тес­но связаны с опытом, имеющимся в расширенной семье (Ackerman, 1959). Как правило, на особенности переживания семьей данного кризиса оказывает вли­яние характер преодоления подростковых коллизий самими родителями. С по­зиции собственного опыта они могут стремиться оградить детей от «ошибок», допущенных ими в том же возрасте. Некоторые родители пытаются реализо­вать через детей то, что им самим не удалось в свое время сделать либо полу-

чить от своих родителей. Так, например, родитель, с особым рвением относя­щийся к выполнению своих родительских обязанностей, может компенси­ровать недостаток внимания, участия и необходимого контроля в его подрост­ковом опыте взаимодействия с собственными излишне либеральными родителями. В оправдание своего поведения родители обычно говорят, что хо­тели бы избежать ошибок, допущенных прародителями, избавить своих детей от боли, которую довелось испытать самим, а также уберечь детей от неприят­ностей, с которыми им пришлось столкнуться. Однако чаще всего они склон­ны воспроизводить собственный опыт детско-родительских отношений, вза­имодействуя с ребенком так же, как это делали их родители.

Пример___________________________________________________________________

К психологу обратилась семья с девочкой-подростком 12 лет. Жалобы мамы заключались в том, что ее дочь не выполняет поручения, не помогает по дому, стала хуже учиться, дерзит, много времени проводит с друзьями, часто приходит позже заранее оговоренного времени ее возвращения. В по­исках ресурсов для разрешения этой ситуации психолог обратился к опыту проживания подросткового кризиса самими родителями. Как оказалось, сама мама в этом возрасте много времени проводила дома, хорошо учи­лась, находилась в близких отношениях со своей матерью и помогала ей во всем, была послушной и отзывчивой. Выясняя отношение матери к дан­ному факту ее биографии, удалось понять, что за этим скрывалось ее бес­покойство потерять родительскую любовь. В ходе дальнейшей работы мать осознала, что послушание и соответствие ожиданиям родителей было для нее единственным способом получать от них поддержку и принятие. Стало понятно, что мать переносит свой опыт на взаимоотношения с дочерью и воспринимает ее поведение как проявление нелюбви к ней. В дальнейшем работа с этой семьей была направлена на расширение диапазона форм проявления любви друг к другу и возможности принятия индивидуальности дочери.

Таким образом, если родители когда-то столкнулись с трудностями при от­делении от своей семьи, для поддержания эмоционального баланса они будут склонны культивировать зависимость в собственном ребенке. Развитие его индивидуальности может таить в себе угрозу для семьи с проблемами в супру­жеской подсистеме, провоцируя тревогу расставания и страх одиночества у родителей. В этом случае супруги не будут способны признать возрастающую потребность ребенка в самостоятельности, и последний, чтобы заслужить их одобрение, в свою очередь, окажется вынужден игнорировать собственные желания.

У подростков, не способных отделиться от своих родителей, могут наблю­даться депрессивные симптомы. Депрессия может развиваться в случае, когда подросток пытается удовлетворить потребности родителей в ущерб собствен­ным. Среди проявлений подростковой депрессии выделяют следующие (Кем-пинскиА., 2002):

□ форма безразличия и апатии;

□ форма бунта против старшего поколения;

О форма самоотречения (отсутствие веры в самого себя и отказ от прогно­зирования своего будущего);

□ лабильная форма (колебания настроения, в основе которых лежат гор­мональные изменения).

Подростковая депрессия может скрываться за проблемным поведением в школе, гиперсексуальностью и асоциальным поведением ребенка. В подобных случаях родители обычно применяют карательные меры воздействия, расце­нивая поведение подростков как немотивированное и нуждающееся в коррек­ции, что еще более усугубляет депрессию.

Протекание данного -семейного кризиса может осложняться часто при­ходящимся на этот же период личностным кризисом «середины жизни» ро­дителей.

Кроме того, интенсивность, длительность и болезненность переживания семьей данного переходного этапа во многом определяются качеством преодо­ления предыдущих кризисов и количеством неразрешенных задач развития семейной системы.

Диагностика

Признаками, свидетельствующими о переживании семьей данного норма­тивного кризиса, являются:

□ рост напряжения в детско-родительской подсистеме, выражающийся в периодическом возникновении конфликтов, взаимных обидах и претен­зиях, упреках;

□ проблемное поведение подростка (агрессивное поведение, побеги из дома, алкоголизм, наркомания и др.);

□ резкое падение школьной успеваемости;

□ соматизация подростка: булимия, анорексия, бессонница, аллергические заболевания, дерматиты, гастриты, частые головные боли и др.;

□ подростковая депрессия;

О конфликты в родительской подсистеме, связанные с оценкой качества воспитания ребенка;

□ актуализация супружеских проблем, не решенных на предыдущих эта­пах развития семьи либо связанных с индивидуальными кризисами су­пругов;

□ общая неудовлетворенность членов семьи сложившейся семейной ситу­ацией;

О чувство одиночества у матери, связанное с отдалением ребенка от семьи;

□ ригидность семьи, характеризующаяся непринятием ее членами факта возрастающей самостоятельности подростка.

Проверка терапевтических гипотез предполагает выявление вектора напря­женности в семье, например, путем установления представлений членов се-

мьи об их реальных и желаемых отношениях, семейных правилах, ролях, сте­пени близости и т. д. На этом этапе активным участником диагностических процедур является подросток.

Для диагностики данного кризиса могут быть использованы следующие методики:

О анализ семейной истории и характерных паттернов взаимоотношений —

методика «Генограмма» (Боуэн М.); О выявление уровня сплоченности семьи ( психологической дистанции) —

методики FAST (тест Геринга), «Семейная социограмма» (Э. Г. Эйдемил-

лер, О. В. Черемисин), FACES-3 (Д. X. Олсон, Дж. Портнер, И. Лави,

в адаптации М. Перре);

□ выявление реальных и идеальных представлений членов семьи друг о друге и характера их межличностных отношений — методика «Диагнос­тика межличностных отношений» (Т. Лири, в адаптации Л. Н. Собчик);

□ анализ ролевой структуры семьи — методика «Ролевые ожидания и при­тязания в браке» (А. Н. Волкова), анкета «Семейные роли» (в модифика­ции А. В. Черникова);

П исследование детско-родительских отношений — методика «Анализ се­мейных взаимоотношений» (Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис), опрос­ник «Родителей оценивают дети» (И. А. Фурманов и А. А. Аладьин), ме­тодика «Измерение родительских установок и реакций» (PARI) (Е. Шефер и К. Белл, в адаптации Т. В. Нещерет и Т. В. Архиреевой), опросник «Вза­имодействие родитель-ребенок» (И. М. Марковская), методика диагно­стики родительского отношения (А. Я. Варга, В. В. Столин), тест «Диаг­ностика эмоциональных отношений в семье» (Е. Бене и Д. Антони, под общей редакцией А. Г. Лидере и И. В. Анисимовой).

П исследование семейных отношений — проективные рисуночные мето­дики «Рисунок семьи» и «Кинетический рисунок семьи».

Психологическая помощь

Количество обращений за психологической помощью, связанных с этим периодом, намного превышает число консультаций по проблемам, возникаю­щим у родителей детей другого возраста. Более того, резко расширяется диа­пазон запросов: от проблем первой, чаще неразделенной, любви и взаимоот­ношений конфликтного характера до опасности наркомании и алкоголизма. К сожалению, существует и такой феномен, как подростковые суициды. Еще одно отличие подросткового периода состоит в том, что уже сам подросток может самостоятельно принять решение и обратиться в психологическую кон­сультацию лично.

Особенностями психологического консультирования семьи с подростками являются:

1. Нередко отсутствие мотивации у подростка, пришедшего на консульта­цию с родителями: зачастую ребенка приводят родители, желающие в

нем что-то изменить, в то время как он даже не знает, куда и зачем они

его пригласили.

2. Чаше всего причиной существующих проблем родители видят только од­ного человека, в данном случае — подростка, который выступает в роли идентифицированного пациента. Между тем семья является целостной системой, и нарушения поведения подростка маркируют дисфункцио-нальность всей семьи.

Консультируя подростков, психолог-консультант должен учитывать психо­логические нормативные задачи возраста. К ним обычно относят:

О отделение от родителей и обретение подлинной психологической неза­висимости;

□ преодоление кризиса идентичности, ролевой диффузности («самоиден­тификация»);

□ новый этап социализации в среде сверстников, основанный на установ­лении более глубоких эмоциональных отношений вне семьи;

□ принятие растущей сексуальности, адаптация к этому новому состоянию.

Психологические задачи подросткового возраста связаны, прежде всего, с самоопределением в трех сферах: сексуальной, психологической (интеллекту­альной, личностной, эмоциональной) и социальной.

Проблемы, возникающие у подростков, чаще всего касаются:

□ взаимоотношений в группе сверстников;

□ взаимоотношений с лицами противоположного пола;

□ взаимоотношений с родителями;

□ взаимоотношений с учителями;

□ вопросов осознания собственной личности;

□ трудностей в учебе;

G необходимости найти выход из какой-либо затруднительной ситуации.

Как правило, на первичный прием приглашается родитель, обратившийся за психологической помощью. При этом важен факт прихода на консульта­цию второго родителя и самого подростка.

Возможны несколько вариантов работы:

Вариант 1. Оба родителя и подросток обращаются за консультацией. В том слу­чае, если родители осознают трудности, возникающие в семье в связи с взросле­нием ребенка, адекватной формой помощи является семейное консультирование.

Вариант 2. Подросток и родители обращаются за помощью, но основная проблема заключается не в их взаимоотношениях, а в трудностях подростка вне семьи (например, в общении с друзьями, учителями и т. д.). В дальнейшем работа проводится с самим подростком (диагностика и консультирование). Задачей психолога является выяснение обоснованности жалоб и принятие решения об адекватной форме психологической помощи (например, в виде уча­стия в тренингах общения, индивидуального консультирования или психоте­рапии). Родители могут быть привлечены для работы в параллельной родитель­ской группе либо приглашены на консультацию отдельно от ребенка.

Вариант 3.Родитель обращается за психологической помощью по поводу проблем ребенка, но сообщает при этом, что последний не мотивирован со­трудничать с психологом. В такой ситуации наблюдается нарушение взаимо­отношений и утрата доверия между родителем и ребенком. Рекомендуется встретиться отдельно с подростком и родителем. Психологу необходимо вы­яснить причины амбивалентных чувств к ребенку, уточнить характер недо­вольства родителя. В то же время, постепенно завоевывая доверие подрост­ка, психолог должен переориентировать его на более искреннее и честное взаимодействие с родителем. После этого их можно объединить и проводить совместное консультирование, обучая способам разрешения конфликтных ситуаций и т. п.

Вариант 4.Родитель обращается по поводу проблем ребенка, однако при взаимодействии с ним выясняется, что в психологической помощи нуждается он сам. При достижении ребенком подросткового возраста у родителей могут актуализироваться как тревога расставания, страх одиночества, страх надвига­ющейся старости, так и их собственные нерешенные подростковые проблемы (сепарация, индивидуация и обретение идентичности). В данной ситуации необходима психологическая работа с родителем.

Вариант 5.Полная потеря контакта и взаимного доверия между подростком и родителями. Ребенок отказывается идти в консультацию, так как восприни­мает всех взрослых (родителей, педагогов, консультанта) как преследователей. Важно понять, что лежит в основе такой реакции и каков вклад родителей в такое поведение ребенка. Соответственно, здесь консультативная работа про­водится с родителем (родителями).

Важной задачей на начальном этапе консультирования является установле­ние контакта с подростком и мотивирование его на участие в работе. Подрос­ток соглашается на общение с психологом только тогда, когда ему интересен сам процесс и когда он чувствует, что его воспринимают как полноправного участника взаимодействия. В основе работы с ним должны лежать принципы диалогического общения. Особенностью такого контакта являются партнерс­кие отношения психолога с подростком с целью совместного изучения конк­ретной психологической ситуации и путей ее разрешения.

Таким образом, если семья обращается за психологической помощью, важ­но определить локус ее психологических проблем:

П индивидуальные проблемы одного из членов семьи (когнитивные, эмо­циональные, поведенческие нарушения, личностные расстройства ре­бенка или одного из родителей);

□ проблемы в супружеской подсистеме;

□ проблемы в детско-родительской подсистеме; О проблемы в семейной системе в целом;

О проблемы взаимодействия семьи с внешним социальным окружением.

Определение локуса проблем семьи обусловливает выбор методов и при­емов психологического воздействия.

Если психолог работает со всей семьей, цели психологической помощи дол­жны быть ясными и значимыми для каждого из ее членов. Важно, чтобы на

промежуточных стадиях консультирования психолог акцентировал внимание на достигнутых позитивных эффектах, поддерживая мотивацию членов семьи к дальнейшей работе.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.108.191 (0.01 с.)