ТОП 10:

Приобретение Тироля. 1342 г.



К сожалению, сам Людовик не удержал такого блистательного положения и продолжил идти прежней дорогой уступок и вымаливаний, стараясь примириться с папой. Он был так ограничен и малодушен, что сам не верил в отважное провозглашение независимости, которое действительно могло послужить освобождению всего христианства или, по крайней мере, немецкой нации, от ига совершенно извращенной духовной власти. Это было, впрочем, не последним примером того, как лично храбрые государи в своей борьбе с исполинским призраком папизма после своего первого смелого натиска робели и трусливо отступали назад. Союз с Эдуардом III, столь важный для Людовика в этой борьбе, поддерживался им тоже очень двусмысленно. Нельзя утверждать, что этому слабохарактерному человеку недоставало того, что люди называют счастьем. В 1340 г. угасла нижнебаварская линия Виттельсбахов с кончиной 10-летнего сына Генриха II, и нижнебаварские государственные чины, радуясь случаю, выбрали Людовика своим государем. Одновременно ему предоставлялась возможность присоединить Тироль к прекрасным баварским владениям, хотя и не вполне безупречным путем. Наследница Тироля Маргарита, дочь герцога Каринтийского Генриха, находила основательные или неосновательные причины для жалоб на своего супруга Иоанна-Генриха, второго сына Яна, чешского короля, и тайно предлагала императору свою руку для его овдовевшего сына маркграфа Людвига. Нежелание его взять жену, которая носила прозвище Маульташ, не представило непреодолимого затруднения, но были и другие препятствия. Иоанн-Генрих был законным супругом графини Маргариты и княжил в области. К расторжению брака не было сколько-нибудь подходящего повода. К тому же такое расторжение зависело исключительно от папы, а получить его при данных обстоятельствах было решительно невозможно, не говоря уже о церковных препятствиях к браку между лицами, состоявшими в третьей или какой-то подобной степени родства, а таково было именно отношение предполагаемых жениха и невесты. Но в человеческой душе, особенно в душе слабого человека, уживаются самые грубые противоречия: тот самый государь, который ради примирения с главой церкви был готов пойти на крайнее унижение — на отречение от престола, — теперь, из династической корысти, не задумался объявить брак Маргариты недействительным и далее, в силу своей императорской власти, нашел и родство брачующихся не препятствием. Если бы, значилось в документе, такое родство было преградой, то никакой папа, даже ангел небесный, не мог бы дать в этом случае разрешения. Между тем папа часто разрешал подобные браки, из чего видно, что дело касается лишь людского устава, а допускать изъятия из такого устава — дело императора. Таким образом, с помощью недовольных люксембургским князем дворян он был изгнан из Тироля, и второй брак его жены состоялся (1342 г.).

Антикороль Карл Чешский

Безрассудство, с которым Людовик ради усиления власти своего дома присвоил себе права, принадлежащие исключительно церкви по религиозным и правовым понятиям того времени, снова настроило против него князей. Люксембургскому дому была нанесена тяжкая обида, а разрыв с папским престолом обострился, тем более что папой был, после смерти Бенедикта (1342 г.) Климент VI, друг Люксембургов. Людовик повернул назад: его императорская заносчивость сменилась смирением. Но папские притязания были направлены уже грубейшим образом не столько против императорских, сколько против княжеских интересов: церковный спор вступал на новую почву и становился опаснее для папства, в ослеплении вступившего на эту почву. Князья имели основания упрекать императора, что он плохо действовал в их пользу, которая была, вместе с тем, и государственной пользой, и у них назревал план — придать императору в помощь еще и римского короля. Вступив в переговоры с ним, они предложили ему Карла, сына чешского короля. Между тем удача не покидала Людовика. В 1345 г. граф Вильгельм IV, владевший Голландией, Зеландией, Утрехтом, Фрисландией и Геннегау, пал в битве с восточными фризами: с ним кончился род графов Голландских по мужской линии, и ближайшей его законной наследницей, любимой населением, была старшая сестра покойного Маргарита, супруга императора Людовика, который и предоставил ей в лен владения, оставшиеся после ее брата (1346 г.). Это вызвало полное сплочение его врагов. В апреле того же года папа вновь объявил Людовика отлученным от церкви и потребовал от курфюрстов избрания нового главы государства. Пятеро из них повиновались, и в Рейсе, от имени Саксонии, Чехии и трех архиепископов был избран королем старший сын Яна Карл, маркграф Моравский. В числе других уступок папе — или, вернее, тому, кто властвовал над папой в данную минуту, французскому королю, — Карл давал обещание отдавать на решение папы все споры между Францией и Германией, как настоящие, так и будущие. Такое обязательство не тяготило его: подобные клятвы давались не с тем, чтобы их выполнять. Это избрание почти не пошатнуло положения Людовика: Карл, папский король, не мог даже добиться коронования. Город Аахен запер перед ним свои ворота; вообще, города стояли за Людовика, а это было основным в данную минуту. Несмотря на всю неустойчивость своей политики, Людовик выказывал свое расположение к горожанам и сделал для городского устройства больше, чем кто-либо из его предшественников. На городском съезде в Шпейере (сентябрь 1346 г.) городские представители весьма определенно высказались в его пользу, и многие владетельные князья, тоже бывшие на съезде, последовали их примеру. Немецкая корона укрепилась, а поражение, понесенное незадолго до того французами при Креси в битве с англичанами, в которой участвовали отец и сын Люксембурга, находившиеся во французском лагере, ослабило на время и значение короля Карла. Король Ян, его отец, пал в сражении; Карл был тяжело ранен. Удачно добравшись до своей наследственной территории, Чехии, он стал готовиться к наступательным действиям (1347 г.). Смерть избавила Людовика от необходимости отразить нападение. Охотясь на медведя вблизи Мюнхена, он был сражен апоплексией и скончался, призывая Пресвятую Деву, которую чтил больше, чем кто-либо другой из германских государей. «Царица сладчайшая… Матерь наша…» — произносил он, умирая (октябрь 1347 г.). Он дожил до 60-летнего возраста.


Голова статуи Людовика Баварского с его гробницы.

Мюнхенский собор.


Людовик Баварский. Статуя с его гробницы, выполненная в 1470 г. Мюнхенский собор.

Смерть Людовика. 1347 г.

34-летнее царствование Людовика Баварского было значительным для Германии, несмотря на то, что он лично может казаться несоответствующим своему высокому положению. При его правлении явно начинаются новые времена, хотя сам он мало соответствует этим новым временам и их мировоззрению, оставаясь непреклонным в своих прежних религиозных понятиях и усвоенной набожности. Но повсюду, среди ученых и неученых, в народе и в знати, возникает новое, решительно антиклерикальное и антипапистское направление. Мы уже видели, что это движение, замечаемое лишь весьма немногими современниками, как это обыкновенно бывает, находилось во внутренней связи с развитием городской жизни в эту эпоху. Борьба за городские права, происходившая под разными видами и с большой или меньшей силой в большинстве немецких городов с целью уничтожения или, по крайней мере, ограничения сословных привилегий, порождает всегда и нужных бойцов для гражданской битвы; она формирует их. Но, прежде всего, такое движение способствует огромному развитию трудовой деятельности, промышленности, изгоняя мечтательный, аскетический, фантастичный взгляд на жизнь, еще так сильно господствовавший в предшествовавших поколениях, — в поколениях, современных крестовым походам. Идея государственного порядка проложила себе путь в виде идеи независимых автономных городских общин, в которых возродилась, в духе времени, древняя немецкая народная община. Принцип сообщества, связывающий всех городских обывателей и создающий их «общину», показал здесь свою созидательную государственную силу заключением союзов между городами, их мирными договорами, распространением правосудия и порядка. Лежавшие в развалинах замки и крепости разбойничавших рыцарей уже повсюду свидетельствовали о могуществе, достигнутом этими городскими общинами; но они впервые заявили свою политическую силу в царствование Людовика. Интриги курфюрстов, выставивших антикоролем Люксембурга, не имели успеха, и Людовик продолжал спокойно царствовать или, вернее, исполнять свою королевскую обязанность, потому что настоящее владычество, если иметь в виду главную из сил, двигавших народом, уже не принадлежало больше немецким государям. Города стояли за Людовика, потому что он сочувствовал городскому сословию и городской жизни, сердечно понимая их нужды, не был «королем рыцарства», как прежние государи. Вследствие этого он обладал могуществом, которое придает большое значение его личности, в сущности, весьма посредственной.

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.007 с.)