ТОП 10:

Глава IV. Государственные финансы России в XIX веке.



В начале XIX столетия отчетливо выявился процесс осознания необходимости и неизбежности коренных преобразований политического и экономического строя России, как представителями власти, так и передовой общественной мысли.

В ночь с 11 на 12 марта 1801 г. в России совершился последний дворцовый переворот. Заговорщики из высшей петербургской знати убили императора Павла I. На российский престол взошел его старший сын Александр. Расстроенное денежное обращение, огромный государственный долг, хронический дефицит государственного бюджета, плохо организованное бюджетно-сметное дело – таково было состояние финансов на начало XIX века. Дополнением к столь мрачной картине может служить безудержное казнокрадство чиновников всех рангов и степеней и полная бесконтрольность в расходовании государственных средств. Значительная доля бюджета (40%) тратилась на содержание армии и флота, 10% шло на содержание разросшегося царского двора.

Количество бумажных ассигнаций, находившихся в обращении, к н. XIX в. увеличилось с 2600 тысяч до 212 млн. руб. Цена ассигнационного рубля к н. XIX в. снизилась до 66 коп. серебром. Внутренний и внешний долг России составил 133 млн. руб. при годовом бюджете государства около 100 млн. руб. Источниками покрытия бюджетного дефицита был выпуск ассигнаций и заимствования средств у казенных кредитных учреждений.

Для социально-экономического реформирования страны новый император Александр I образовал так называемый Негласный комитет, из молодых родовитых дворян: гр. В.Кочубея, кн. А.Чарторыйского, гр. Н.Новосильцева. При непосредственном участии этих советников в России были проведены некоторые либеральные преобразования: прекращена раздача государственных крестьян в частные руки, по указу 1801 г. была разрешена покупка земли купцам, мещанам, государственным крестьянам. В 1803 г. был издан указ «О вольных хлебопашцах», который предусматривал возможность выкупа на волю крепостных крестьян с земельными наделами.

К н. XIX в. коллегии, созданные еще при Петре I как главные органы исполнительной власти, утратили свою роль и, по существу, перестали функционировать.

В 1802 г. была проведена реформа высших органов управления - созданы министерства как высшие исполнительные органы государства. В числе первых восьми министерств было создано Министерство финансов. Реформа завершила процесс разграничения функций органов государственного управления. Она привела к утверждению системы отраслевого управления, смене коллегиальности на единоначалие, к прямой ответственности министров перед императором, усилению централизации и укреплению самодержавия.

Учреждение министерств было частью общего «Плана государственных преобразований России», подготовленного в 1809 году одним из самых замечательных умов в русской истории XIX века — М. М. Сперанским. Этот человек, по мнению В.О. Ключевского, был главным советником императора Александра I «в деле разработки государственных преобразований».

М.М. Сперанский (1772-1839) был сыном бедного сельского священника, закончил духовную академию, где стал профессором, а затем перешел на гражданскую службу. Благодаря выдающимся способностям, энергии, стремлению служить на пользу отечеству, он быстро выдвинулся в число самых ярких политиков начала XIX в.

М.М. Сперанский разработал проект реформы государственного управления. Ее осуществление могло бы способствовать началу конституционного процесса в России. В его проекте намечался принцип разделения законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти путем созыва представительной Государственной думы и введения выборных судебных инстанций. Одновременно он считал необходимым создать Государственный Совет, который стал бы связующим звеном между императором и органами центрального и местного управления. При этом Сперанский ни в коей мере не покушался на полноту самодержавной власти, все вновь предложенные органы он лишь наделял совещательными правами. Но и этого оказалось достаточно, чтобы консервативно настроенная часть дворян увидела в нем опасность для самодержавно-крепостнической системы и для своего привилегированного положения.

В историю финансов России М.М. Сперанский вошел как автор «Плана финансов». «План финансов» заключал в себе проект финансовых реформ, необходимых для упорядочения расстроенных финансов государства, для сбалансирования доходов и расходов. План содержал принципиальные направления совершенствования финансового хозяйства России главным образом путем укрепления законодательной основы всех финансовых процессов, налаживания сплошного и систематического контроля, ликвидации произвола ведомств и чиновников.

По замыслу Сперанского следовало учредить мощное министерство финансов, ответственное за все государственные доходы и расходы, за составление проекта росписи («образцовой сметы»), за подготовку всех законов по изменению налогов, сборов, пошлин, и за кредитные дела. И второе, чего добивался Сперанский, это – создание четко прописанной, законной процедуры рассмотрения и принятия государственной росписи (бюджета). Этому он и посвятил свой «План финансов», который был представлен в н. 1810 г. Сперанский первым в России указал на то, что финансовый план государства, его бюджет, должен быть юридическим законом.

Структура финансового ведомства, предложенная Сперанским, выглядела следующим образом:

1. Источниками доходов ведает министр финансов.

2. Поступлением доходов и их расходованием ведаем Казначейство.

3. Проверкой или ревизией счетов ведает государственный контролер.

Все эти подразделения вместе взятые образуют министерство финансов.

«Планом финансов» было предусмотрено, что бюджетные и сверхбюджетные предположения должны поступать на утверждение Императора после предварительного обсуждения их в Государственном Совете.

Императорским указом от 1 января 1810 г. был образован Государственный Совет, который состоял из министров и других высших сановников, назначаемых императором. Ему были приданы совещательные функции при разработке новых законов и толковании смысла уже изданных. Государственный Совет распределял также финансовые средства между министерствами и рассматривал годовые отчеты министров до их предоставления императору.

Учреждение Государственного Совета и усовершенствование министерской системы явились единственным результатом реализации планов М.М. Сперанского.

В 1810-1811 гг. при реорганизации министерств их количество увеличилось, а функции были еще более четко разграничены. В положении по Министерству финансов цели его деятельности определялись следующим образом: «Предметы Министерства финансов заключались в управлении государственными доходами и расходами». К ведомству принадлежали источники государственных расходов, не состоявшие в заведовании другими ведомствами. Кроме того, на Министерство финансов были возложены обязанности «по заведованию торговлей и промышленностью. Министерству финансов были поручены также «дела государственного кредита, все государственные займы и ссуды, как внутренние, так и внешние, все кредитные учреждения».

Программа государственных преобразований осталась незаконченной. Формально некоторые предложения М.М. Сперанского были приняты, но его главный тезис об установлении законности во всем государственном регулировании финансовых дел был по существу проигнорирован. На практике государственный бюджет утверждался царем в секретном порядке и не публиковался вплоть до финансовой реформы 1862 г.

Обстановка в России была весьма неблагоприятна для проведения в жизнь любых планов Сперанского. План Сперанского при его точной реализации ограничивал возможности многих министерств в расходовании государственных средств по своему усмотрению, запрещал формирование «внутренних резервов», которые были скрыты от текущего контроля. В общем, план существенно противоречил российским традициям.

Высший слой чиновников очень не любил «поповича» (как называли М.М. Сперанского), постоянно против него интриговал. По предложению Сперанского, впервые в России, был введен прогрессивный подоходный налог с доходов помещиков и их земель. Низкий налог в 1 % взимался с 500 руб. дохода, наивысшая ставка налога в 10 % падала на имения, дававшие свыше 18 тыс. руб. дохода. Именно введение этого налога явилось основной причиной отставки М.М. Сперанского 17 марта 1812 г. и приостановления дальнейшего реформирования финансового хозяйства страны. Дворяне не стерпели посягательства на их налоговый иммунитет. Ни разу казна не собрала планируемой суммы налога, недоборы были столь огромны, что смысл в налоге исчезал. В 1819 г. он был отменен.

М.М. Сперанский был сослан сначала в Нижний Новгород, а затем в Пермь, где пробыл более четырех лет. Позже с него была снята опала, и он был назначен пензенским губернатором, затем генерал-губернатором Сибири, где провел ряд административных преобразований. В 1821 г. он был возвращен в столицу, назначен членом Государственного Совета, но уже больше не играл заметной роли в управлении государством.

Многие идеи М.М. Сперанского значительно опережали время, в которое он жил. Одним из первых он выступил с идеей и обоснованием необходимости создания центрального банка страны. Только в 1860 г., через 21 год после ухода из жизни великого реформатора, в России был создан Государственный банк. Творческие замыслы и наследие М.М. Сперанского явились большим вкладом в формирование российской финансово-экономической мысли и не потеряли своей актуальности и в наши дни.

За сто с лишним лет — с момента образования Министерства фи­нансов в 1802 г. и до февраля 1917 г. — в России сменилось 17 мини­стров, многие из которых внесли большой вклад в развитие финан­совой системы России:

Алексей Иванович Васильев — 1802—1807 .

Федор Александрович Голубцов — 1807—1810

Дмитрий Александрович Гурьев — 1810—1823

Егор Францевич Канкрин — 1823—1844

Федор Павлович Вронченко — 1844—1852

Петр Федорович Брок — 1852—1858

Александр Максимович Княжевич — 1858—1862

Михаил Христофорович Рейтерн — 1862—1878

Самуил Алексеевич Грейг — 1878—1880

Александр Аггеевич Абаза — 1880—1881

Николай Христианович Бунге — 1881—1886

Иван Алексеевич Вышнеградский — 1887—1892

Сергей Юльевич Витте — 1892—1903

Эдуард Дмитриевич Плеске — 1903—1904

Владимир Николаевич Коковцов — 1904—1905, 1906—1914

Иван Павлович Шипов — 1905—1906

Петр Львович Барк — 1914—1917

Министр финансов Дмитрий Александрович Гурьев,управлявший ми­нистерством финансов в течение 13 лет (1810—1823) в первые годы управления министерством пытался провести в жизнь финансовые планы Сперанского. Впоследствии Д.А. Гурьев отошел от либеральных идей.

Отечественная война 1812 г. и военные кампании 1813-1815 гг. потребовали мобилизации всех финансовых ресурсов России. Государственные расходы за военный период выросли в 17 р. Военные разрушения и разорение крестьянских хозяйств западных губерний уменьшили доходную часть бюджета на 138 млн. руб. Довести до конца военную кампанию помог подъем патриотизма и национального чувства населения России. Добровольные прямые пожертвования населения составили только в 1812 г. более 100 млн. руб. Дефицит государственного бюджета покрывался также за счет увеличения налогов, внутренних займов, выпуска ассигнаций и денежных субсидий, полученных от Англии.

Основной доход казна получала от сбора подушной подати, оброчных и «питейных сборов». Именно эти поступления давали до 63% всех государственных доходов. Далее следовал «соляной доход» - поступления от продажи соли населению по высокой цене. Законами от 2 февраля 1810 г. и 12 февраля 1812 г. были повышены все налоги, в частности, на соль – в 2,5 раза, а подушная подать – в 3 раза. Таможенные пошлины, таможенные и почтовые сборы не играли существенной роли и давали не более 10% доходной части бюджета. Таким образом, главный доход государство получало от налогов, взимаемых с крепостного крестьянства. Всякое стремление увеличить доходную часть бюджета сопряжено было с ростом налогового бремени, которое приводило к обнищанию населения и обострению социальных конфликтов в обществе.

Немалые подати падали на плечи государственных крестьян. Помимо этого государственные крестьяне платили разнообразные мирские и местные сборы, шедшие на различные хозяйственные потребности сельского общества. Местные сборы строго не фиксировались и не ограничивались, поэтому существовала тенденция к их постоянному увеличению. Отсюда происходил постоянный и неуклонный рост недоимок с государственных крестьян. Государство вынуждено было списывать недоимки, но задолженность все равно оставалась. Для ликвидации разрыва между доходной и расходной частями бюджета правительство вынуждено было прибегать к систематическим займам и выпуску бумажных денег.

Война вызвала новую волну бумажной инфляции и еще большее падение курса ассигнационного рубля. За период с 1812 по 1815 гг. число ассигнаций, находящихся в обращении, увеличилось с 646 до 825 млн. руб.

В 1812 г. министр финансов Д.А. Гурьев, делая доклад о порядке поставок в войска, предложил фураж и продовольствие брать с помощью реквизиций, а взамен выдавать населению квитанции с определенным сроком уплаты, что облегчало участь правительства. Расчеты казны с населением не закончились до конца царствования Александра I, а многие помещики отказались от получения долга, обратив затраченные средства в новые пожертвования.

После войны была создана специальная комиссия по погашению государственного долга, которая занималась выкупом и уничтожением бумажных денег. Источником для этих операций служили внутренние займы и продажа государственных имуществ. На протяжении 13 лет своей деятельности министр финансов Д.А. Гурьев пытался стабилизировать и упорядочить денежное обращение методом дефляции, то есть уменьшением денежной массы путем изъятия из обращения лишних бумажных денег.

В 1815 году войны с Наполеоном были успешно завершены. Политический престиж России поднялся настолько высоко, что позволял получать иностранные кредиты. Экономика начала оправляться от разорения и смуты.

Одной из попыток активизировать промышленность и торговлю в послевоенный период стала идея либерализации внешней торговли. Министр Д.А. Гурьев выступал выразителем фритредерских взглядов (свободы торговли), выгодных крупным землевладельцам – главным поставщикам хлеба в Европу и потребителям импортных товаров.

В 1816 г. был введен льготный таможенный тариф как на ввозимые, так и на вывозимые товары. Следствием стало увеличение объемов внешней торговли, особенно ввоза. Всего за год таможенные доходы выросли более чем в 1,5 раза: с 27,4 млн. руб. до 43,2 млн. руб., но вместе с тем Россия получила отрицательное сальдо торгового баланса. Таким образом, таможенный тариф оказался опасным для едва начавшей развиваться русской промышленности.

Для ревизии счетов в 1817 году был создан Совет государственных кредитных установлений, была учреждена государственная долговая книга, в которую вносились долговые обязательства государства по внутренним и внешним заимствованиям. 1 января 1818 г. был учрежден Государственный коммерческий банк, что завершило формирование системы государственных кредитных установлений – первой по времени системы банковских и кредитных учреждений России. Помимо Коммерческого банка в эту систему входили Государственный заемный банк, Сохранные кассы, приказы общественного призрения. Операции ими выполняемые, имели фактически одинаковый характер. Пассивные операции заключались в приеме вкладов, а активные – в предоставлении ссуд. В этих учреждениях аккумулировались временно свободные денежные средства, которые использовались правительством для покрытия непредвиденных казенных расходов, что приводило к накоплению государственного внутреннего долга.

Изначально создание Государственного коммерческого банка имело целью активизацию хозяйственной деятельности в стране. На деле же этот банк занимался поддержкой крепостного хозяйства в деревне, ссужая большую часть привлеченных средств помещикам, а не купцам и предпринимателям. Причем по мере дальнейшего существования банка операции, направленные на развитие товарооборота и промышленности, не росли, а сокращались, уменьшались и ссуды, даваемые под товары.

Нереализованная потребность купцов и промышленников в кредите заставляла их пытаться создавать частные банки. Примером могут являться банки в Вологде, Вятской губернии, в Осташкове. До середины XIX в. в России не было системы крупных частных коммерческих банков, хотя потребность в них ощущалась настоятельная.

Эволюция государственных кредитных установлений проходила под жестким контролем верховной власти, и зачастую требования рациональной кредитной политики (платность, возвратность, срочность) отступали на второй план перед интересами государства.

2 февраля 1821 года указом императора были объединены Министерство финансов и государственное казначейство и образован департамент Государственного казначейства в составе Министерства финансов. Согласно закону, департаменту были подчинены губернские, областные, окружные казначейства с состоящими в их ведомстве уездными казначействами и «вообще казенные палаты, по делам до приходов и расходов казначейств относящиеся».

В первой четверти ХIХ века была оформлена система управления вертикалью власти, в которой Министерство финансов занимало одно из ключевых мест. Созданные в начале ХIХ века и реформированные впоследствии органы высшего государственного управления, в том числе и финансовые, бесперебойно работали вплоть до 1917 года.

Тем не менее, вследствие частых войн, которые вела Россия в начале ХIХ века, финансовое положение страны было сильно подорвано, сумма внешних и внутренних долгов возросла до огромных размеров. Денежное обращение страны от частых выпусков ассигнаций пришло в сильное расстройство. Все указывало на необходимость принятия экстренных мер.

В ноябре 1825 г. в Таганроге умер Александр I. На престол вступил его младший брат Николай I.

Царствование императора Николая I(1825-1855) - сложный и противоречивый период в истории России. Оно началось в условиях поли­тического и социально-экономического кризи­са с жестокой расправы над декабристами и за­кончилось трагедией обороны Севастополя во время неудачной Крымской войны(1853 - 1856).

Политический курс Николая I был направ­лен на самоутверждение и укрепление самодер­жавной власти, как реакция на выступление де­кабристов и рост революционного движения в Западной Европе. В то время как в большинстве стран За­падной Европы государственный строй принимал новые конституционные формы, в России отста­ивались и укреплялись принципы абсолютной вла­сти монарха. В этом отношении эпоха Николая I справедливо расценивается как «апогей самодер­жавия».

В то же время благо России и ее расцвет были для Николая I не пустыми словами. Проводя следствие по делу декабристов, из материалов которых был составлен Свод показаний о внут­реннем состоянии России, постоянно находив­шийся в кабинете царя, Николай получил яр­кую картину безобразий в управлении, суде, финансах. Он прекрасно понимал необходимость проведения если не реформ, то серии мер, на­правленных на неторопливое и консервативное преобразование определенных сфер жизни об­щества, без изменения существующей полити­ческой системы. Такая своего рода «консерва­тивная модернизация».

Николай I очень серьезно относился к воп­росам экономического развития страны, про­водил в этой сфере довольно последовательную политику. Развитие товарно-денежных отноше­ний все больше проникало в толщу сельского хозяйства.Из натурального оно становилось все более товарным, знаменуя этим кризис феодаль­ных отношений. Барщинно-оброчная система тормозила развитие новых хозяйственных отношений и технологий. Усиление эксплуатации крестьян и увеличение оброка не делали крепо­стной труд более производительным, не давали ожидаемого экономического эффекта. Поэтому крестьяне все более занимались промыслами, а помещики стремились переходить к использо­ванию наемного труда, который в несколько раз был производительней крепостного.

Сильнее, чем в сельском хозяйстве, проти­воречия между капитализмом и феодализмом про­явились в российской промышленности.Переход от ручного труда к машинному, а следователь­но, от мануфактурного производства к фабрич­ному, представлял собой один из сложных эта­пов в истории отечественной экономики. Крепо­стной труд и здесь тормозил развитие индуст­рии, внедрение передовой техники и техноло­гий, привлечение инвестиций. Кризис феодаль­но-крепостнической системы в промышленнос­ти особенно чувствительно задел горно-метал­лургическую отрасль. К середине XIX века Рос­сия утратила мировое лидерство по производству металла.

Тем не менее, именно в тридцатые годы XIX века в России начинается промышленный пере­ворот.Более успешно промышленное перевоору­жение проходило в текстильной промышленно­сти. Это объясняется тем, что хлопчатобумажная промышленность России не знала крепостного труда и, несмотря на наличие иностранных пред­принимателей, главным образом, базировалась на отечественном капитале.

Также успешно технический переворот про­ходил в области создания современных путей сообщения - железнодорожного, морского, реч­ного транспорта, изначально основанного на наемном труде. В России начали строиться пер­вые железные дороги- Царскосельская (1837), связавшая Петербург и Царское Село, Никола­евская (1840-е годы) - между Петербургом и Москвой; шоссейная - между Петербургом и Варшавой.

Появление новых транспортных, а, следовательно, и экономических связей, повли­яло на развитие и организацию торговли в стра­не. Падает значение ярмарок. Они все больше превращаются во временные товарные биржи. Изменение статуса ярмарок заставляет купцов включаться в производство. Происходит перелив купеческих капиталов в промышленность. К се­редине века 90% купцов первой гильдии владе­ли промышленными предприятиями.

При Министерстве финансов был учрежден Ману­фактурный совет с участием заводчиков и фаб­рикантов. Он должен был изучать состояние про­мышленности в России, снабжать предприни­мателей различной информацией и оказывать иные виды содействия. С 1829 года в России ста­ли регулярно проводиться промышленные выс­тавки для пропаганды новых технических дос­тижений. До 1861 года было проведено 12 таких выставок. По их примеру проводились и сельс­кохозяйственные выставки.

Промышленный переворот в России имел ряд особенностей, на которые хочется обратить внимание: он начался позже, чем в других странах (на­пример, в Англии к этому времени промыш­ленный переворот завершился); начался со строительства железных дорог, чем в других странах заканчивался; предшествовал буржуазным революциям; опережал решение аграрного вопроса.

Главным оставался крестьянский вопрос - вопрос крепостного права. В царствование Ни­колая I было издано в общей сложности более 100 законодательных актов, создано 11 секрет­ных комитетов и комиссий по крестьянскому вопросу.

Тем не менее, Николаю I не удалось ре­шить главный вопрос российской действитель­ности - отменить крепостное право, которое он считал очевидным злом, но прикосновение к нему - злом гибельным. Глобальная проблема постепенно свелась к вопросу упорядочения от­ношений между помещиками и крестьянами и улучшению управления государственными и удельными крестьянами. Все преобразователь­ные попытки в отношении крестьянства закан­чиваются в 1848 году, когда мощные револю­ционные выступления начали сотрясать Запад­ную Европу.

Государственные финансы крепостнической России находились в тяжелом состоянии. Наибо­лее характерные черты финансового положения государства можно определить так: бесконтроль­ное расходование государственных средств, хро­нический бюджетный дефицит, постоянный рост государственного долга, расстроенное денежное обращение.

Правительство всячески препятство­вало огласке истинного положения дел с финансами. Николай I считал прерогативой самодержавной власти держать бюджетную и финансовую поли­тику в состоянии полной секретности. Строгая секретность помогала скрывать тяжелое финан­совое положение России от западноевропейских кредиторов в надежде получать все новые займы и держать в неведении население собственной страны относительно финансовой политики. Показателен в этом отношении 1850 год, когда по указанию императора бюджетный дефицит в 33,5 млн. руб. был скрыт даже от членов Государственного со­вета. На свет появились две бюджетные росписи: одна - фиктивная, утвержденная членами Сове­та, другая - истинная, утвержденная царем. Такая позиция государя только увеличивала про­извол, размеры казнокрадства и беззаконие чи­новников государственного аппарата.

Финансовую картину осложняло и запуты­вало то обстоятельство, что наряду с государ­ственным бюджетом существовали в отрыве от него бюджеты отдельных ведомств. Многие ведомства напрямую обращались к царю за дополнительными средствами и кредитами в обход министерства финансов, мотивируя это все той же секретностью и соображениями быс­троты решения вопросов. К тому же не было должной дисциплины в расходовании сметных средств, допускалась их трата по окончании бюд­жетного года. Отсутствие бюджетного единства не давало возможности иметь четкую и полную картину государственных доходов и расходов, поэтому в течение второй четверти XIX века не было ни одного года, в котором достигалось бюд­жетное равновесие. Обобщенные подсчеты за тридцать предреформенных лет дают такую при­близительную картину: с 1832 по 1861 год дохо­ды составили 6 895 млн. руб., а расходы - 8 182 млн. руб., то есть расходы превысили доходы на 1 377 млн. руб., а государственный долг увели­чился с 214 млн. руб. до 1 264 млн. руб.

Львиная доля государственного бюджета, как и в прежние годы, шла на содержание ар­мии и флота, полицейско-бюрократического аппарата, оплаты процентов по займам. Указан­ные статьи забирали более 60% расходной части бюджета. Для сравнения можно отметить, что на содержание казенных заводов, строительство железных дорог и прочие хозяйственные цели шло только 24 млн. руб., или 7% расходной час­ти бюджета, а на все дело народного образова­ния было затрачено всего 3,5 млн. руб. или чуть больше 1%.

Следует отметить, что николаевская эпоха бедна выдающимися государственными деятелями и реформаторами. Тем ярче на этом фоне выглядит личность Егора Францевича Канкрина,бывшего с 1823 по 1844 год министром финансов.Уроженец Германии, окончивший там университет, он в 23 года приехал в Россию, куда еще раньше по приглашению Екатерины II прибыл его отец, занимавший должность управляющего Старорусскими соляными заводами, и навсегда нашел здесь свою Родину и место приложения своих неординарных способностей.

Е.Ф. Канкрин обладал обширными познаниями, острым умом и разнообразными талантами, а также прекрасными человеческими качествами. На протяжении всей своей нелегкой служебной деятельности он оставался честным и преданным делу человеком, отличался собранностью, организованностью, необыкновенной работоспособностью, умением отстаивать и проводить в жизнь свои взгляды, несмотря на бесконечные интриги и недовольство со стороны многих высокопоставленных сановников. Его заслуги перед Отечеством были отмечены пожалованием титула графа в 1829 году.

Успешной деятельности Е.Ф. Канкрина на посту министра финансов содействовало счастливое сочетание в нем ученого-экономиста, автора нескольких научных трудов («Экономия человеческих обществ и состояние финансов», «Краткое обозрение российских финансов», «Очерки политической экономии и финансии» и т.д.) и опытного практика и хозяйственника (в годы Отечественной войны 1812 г. руководил снаб­жением русской армии). Он стал министром, когда русские финансы находились в состоянии полного упадка, а казна была почти банкротом. В этих условиях он считал своей первоочеред­ной задачей проведение мер, направленных на укрепление расстроенной в предыдущий пери­од финансовой системы страны.

Первыми его начинаниями было введение строгой экономии, для чего неуклонно урезались ведомственные сметы, несмотря на недовольство и враждебное настроение высшей бюрократии. Он выступал противником займов, выпуска новых ассигна­ций, увеличения налоговой тяжести. При его содействии был разработан новый таможенный тариф 1826 г. и страна вернулась к протекционизму. На проведение такого шага Е.Ф. Канкрина толкнула не косность и консервативность взглядов, а инте­ресы российской промышленности, которая при господстве либерального тарифа рис­ковала придти в полный упадок и зависимость от иностранного капитала, а также фискальные интересы государства. При этом Е.Ф. Канкрин стро­го следил за тем, чтобы условия для отечествен­ных фабрикантов не были слишком льготными, покровительственные тарифы слишком высоки­ми, а такими, чтобы нацеливали российских промышленников на повышение качества про­дукции, внедрение производственных новинок и оживление торговли. Он считал, что с тамож­ни нужно взять как можно больше государствен­ного дохода за счет повышения пошлин на пред­меты роскоши и предметы потребления зажи­точной части населения. Проводимая Е.Ф. Канкриным таможенная политика увеличила поступле­ния в бюджет в 2,5 раза.

Важным мероприятием Е.Ф. Канкрина, рас­ширившим возможности иностранной и оте­чественной торговли, стимулирующим поиск новых форм, стала гильдейская реформа (1824).Она ограничивала тенденции к монополизации торговли купцами 1-й гильдии и расширяла права среднего городского купечества, ставила в определенные рамки торговлю купцов 3-й гильдии, стимулируя их переход в более высо­кую гильдию разрешением расширения пред­принимательства.

Улучшались торговые возмож­ности крестьянства, в том числе крепостного, при условии уплаты всех налогов и пошлин. Тем самым укреплялась мелкая торговля в городах, и обеспечивался дополнительный доход в го­сударственный бюджет страны. К недостаткам гильдейской реформы можно отнести тот факт, что она не использовала систему прогрессив­ного подоходного налога, о чем много писали экономисты того времени, то есть налог брал­ся с перечисленного товара, а не с обращаю­щегося в торговле капитала.

В результате принятых мер Е.Ф. Канкрину удалось добиться без­дефицитности бюджета, что стало при нем обычным явлением.

Е.Ф. Канкрин был сторонником умеренно­го налогообложения. Необходимость пополнения казны и стремление к бюджетному равновесию заставляли его вводить новые подати, повышать косвенные налоги, вводить уплату подушной подати инородцами (1827), но вместе с тем был снижен налог на соль и отме­нены внутренние судоходные пошлины. Если при министре финансов Д.А. Гурьеве была введена казенная винная монополия, то в 1827 году Е.Ф. Кан­крин восстановил систему "винных откупов", рассматривая ее как наименьшее зло в суще­ствующей ситуации.

Е.Ф. Канкрин искренне полагал, что от воровства чиновников нет пользы ни каз­не, ни промышленности, а откупщики, нажив огромные капиталы на винных откупах, упот­ребят их на развитие промышленности, для на­рода полезное. Действительно, винные откупа стали важнейшим источником первоначально­го накопления капитала в России. Многие от­купщики нажили миллионные состояния, превратившись в мощных капиталистов, железно­дорожных концессионеров и банкиров.

Венцом колоссальной деятельности Е.Ф. Канкрина была масштабная денежная реформа, проведенная в 1839 - 1843 годах, в результате которой в России была установлена система серебряного монометаллизма.Реформа была на­правлена на укрепление положения российско­го рубля и стабилизацию финансовой системы страны.

До проведения реформы в России шел двойной денежный счет - на рубли сереб­ром и ассигнационные рубли, курс которых под­вергался постоянным колебаниям, способствуя развитию спекуляции и делая денежное обра­щение неустойчивым и хаотичным. Опасаясь ра­стущего недовольства народных масс, царское правительство вынуждено было провести денеж­ную реформу. Она прошла четыре этапа. В 1939 г. указом Николая I глав­ной денежной единицей объявлялся серебряный рубль, по отношению к которому устанавливался курс бумажных денег (ассигнаций), а именно: 3 руб. 50 коп. = 1 серебряному рублю.

С 1 января 1840 г. при Государственном коммерческом банке открылись депозитные кассы для привлечения вкладов населения в звонкой монете. Взамен вкладчик получал специальные депозитные билеты достоинством 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100 руб. серебром. Депозитные билеты по перво­му требованию обменивались на металл и имели хождение наравне с серебряной монетой по всей стране.

За год в Коммер­ческом банке был создан разменный фонд в объеме 33 млн. руб., рост которого продолжался и позднее. По свидетельству современников, перед зданием банка не было проезда из-за огромного количества публики, осаждающей банк с мешками звонкой монеты. Банкиры недоумевали и говорили, что операция подобная этой могла успешно пройти только в России. В следующем году было разрешено в обмен на депозитные билеты принимать золото в слитках, что увеличило металлический фонд еще на 12 млн. руб. Когда в депозитной кассе разменный фонд достиг 100 млн. руб., его перевезли в Петропавловскую крепость. Этим шагом Е.Ф. Канкрин хотел убедить весь мир, что отныне Россия покончила с бумажно-денежным обращением и восстановила металлическое.

Следующим этапом явился выпуск государственных кредитных билетов, обеспечен­ных серебряным фондом. Можно было опасаться, что население бросится разменивать бумажные деньги на металл, но ничего подобного не произошло. Через три года в Петропавловской крепости хранилось уже почти 200 млн. металла. В то время в мире не было другого государства с таким громадным резервным капиталом. Было выпущено кредитных билетов не более чем на 300 млн. руб. таким образом, 2/3 российского денежно-бумажного обращения были покрыты резервным фондом.

Заключительным эта­пом реформы стал выкуп всех ассигнаций и за­мена их кредитными билетами, обеспеченными серебром и свободно размениваемыми на ме­таллические монеты. Реформа Е.Ф. Канкрина прошла успешно, полностью себя оправдала и укрепила денежную систему.

Е.Ф. Канкрин вел большую культурную и об­щественную деятельность: для подготовки тех­нически грамотных специалистов в 1828 году был учрежден Технологический институт, преобра­зованы Горный и Лесной институты, созданы коммерческие училища, построено здание бир­жи, заведена земледельческая газета.

С поста министра финансов Е.Ф. Канкрин был уволен в 1844 г. по болезни. В 1845 г. он скончался, так и не подготовив себе достойного преемника, для которого им было написано особое руководство.

Новая денежная система успешно функционировала более 10 лет. Ее выбила из колеи Крымская война 1853—1856 гг., финансировав­шаяся в очередной раз за счет эмиссии новых кредитных билетов, курс которых быстро упал, и их свободный обмен на серебро вновь пришлось прекратить.

Крымская война поставила страну на грань финансового банкротства: за три года дефицит государственного бюджета вырос почти в 6 раз. Как и раньше львиная доля расходов бюджета приходилась на военные цели. Вообще за XIX в. Бремя военных расходов составляло около 35 % всех бюджетных ассигнований.

19 февраля 1855 года на российский престол вступил Александр II (1855- 1881). Царствование нового императора во многих сло­ях русского общества пробудило надежды на се­рьезные перемены. По натуре новый царь не был реформатором, а выступал активным сторонни­ком николаевского режима. Вместе с тем Алек­сандр II не был догматиком и деспотом. Он сумел пересилить себя, решиться на перемены, так как под влиянием общественного мнения и либерального окружения осознал опасность, уг­рожающую России.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.221.149 (0.02 с.)