ТОП 10:

Создание моделей альпийской горки и организация выставки



Прежде чем приступить к созданию альпийской горки на территории детского сада, нужно придумать и изготовить проект, а лучше — несколько проектов Это позволит дошкольникам представить будущий объект во всей его сложности, пофантазировать, оставаясь тем не менее в пределах реальности Модели альпийской горки можно выполнить в той же технике, что и модель горного рельефа, при условии изменения масштаба Возможны также варианты графического или живописного изображения горки, причем это можно сделать дома вместе с родителями Для владеющих компьютерной графикой заманчивым может стать свой дизайн-проект, с последующим представлением его на сайте детского сада Вариантов может быть много Рассмотрим одну из разработанных нами нетрадиционных моделей В пластмассовом поддоне или картонной коробке с невысокими сгенками ровным слоем распределим какой-нибудь сыпучий материал, символизирующий мягкий грунт (гречневую или другую крупу, крупный песок, крошки пенопласта и т п ) Этот материал должен быть распределен в соответствии с контурами той территории, на которой планируется разместить настоящую альпийскую горку Очертания территории можно скопировать с плана территории ДОУ В качестве аналога больших камней можно использовать настоящие камешки из личных коллекций ребят, а также предметы-имитаторы (финики, каштаны, пластиковые упаковки «киндер-сюрприз», косточки от персиков и абрикосов и т д) Роль растений могут выполнять кусочки мха, лишайника, сухие цветы, яркие кусочки пластика, бумаги и т д Задавая параметры альпийской горки (количество, размер и цвет камней, высоту горки), мы определяем границы, в которых будет реализовы-


 

 

Альпийская горка в детском саду № 86, г Нижнекамск


 


ваться «ландшафтное творчество» детей и родителей. Нужно это для того, чтобы проекты можно было сравнивать и затем воплотить в жизнь лучший из них или создать новый, включающий наиболее интересные решения пред­ложенных моделей.

Организация выставки конкурсных проектов

По окончании проекта, в конце учебного года, организуется выставка . проектов альпийских горок. В выборе самого привлекательного и самого реального проекта должны участвовать и дети, и воспитатели, и родители.' Возможно, что окончательный проект будет включать идеи, предложенные несколькими авторами.

На следующий год, осенью, проект воплощается в жизнь. При его созда­нии оформляется альбом «Наша альпийская горка», куда вносятся фотогра­фии, рассказывающие об оформлении альпийской горки с самого начала, изображения, зарисовки растений, камней, животных альпийской горки, при­родоохранные знаки (что можно и чего нельзя делать по отношению к аль­пийской горке), рассказы детей и родителей.

ПРИЛОЖЕНИЕ

И.Н. Рыжов «О чем шептались камешки»

Примечание. В сказке характеры и поведение героев-камней отражают их реальные свойства и особенности происхождения: кремень—твердый и неус­тупчивый, базальт — горячий и взрывной, но быстро остывает, мергель — мягкий и податливый, поэтому сказка помогает закрепить представления, полученные во время экспериментирования и работы с коллекциями. По сюжету сказки можно организовать «театр камешков».

В одной семье жила Девочка. Она была веселая и непоседливая и, как все девочки, очень любила разные украшения: блестящие сережки, красивые колечки, разноцветные ленточки. Как-то раз на день рождения Девочке по­дарили маленький сиреневый камешек. Все называли его красивым именем Аметист. Для него заказали в мастерской специальную цепочку, и Девочка стала носить его, как кулончик, на шее. Летом Девочка вместе с папой и мамой отправилась к теплому морю. Она часто бегала на берег, где волны лениво перекатывали круглые камешки. Однажды Девочка бросала камешки далеко в воду, они делали «бульк!» и скрывались из глаз в темно-зеленой глубине. От резкого движения цепочка разорвалась, и Аметист выскользнул


на берег, а Девочка не заметила этого. Еще немного побродила она по бере­гу, где теплая соленая пена шуршала у ног. Наконец, Девочка вернулась в дом на берегу моря. А потерянный сиреневый Аметист так и остался лежать среди круглых и мокрых камешков.

Сначала ему стало страшно. Быть может, его никогда не найдут, он так и останется в окружении незнакомых молчаливых камней. Никогда уже не будет у него такой красивой цепочки. Волны станут перекатывать его с боку на бок, обточат его сверкающие грани и сделают похожим на оско­лок бутылочного стекла. От горя Аметист заплакал: «Динь-динь!». Это набежавшая большая волна подхватила Аметист, и вместе с ней он легко коснулся другого камешка и тихо зазвенел. От этого звука все вокруг нео­жиданно преобразилось. Темные, молчаливые камни и камешки зашеве­лились.

— О, да среди нас новенький! — закричал темно-коричневый красавец
Кремень, камешек с острыми краями. Он очень гордился своей внешностью,
ведь все остальные камни на берегу были круглые и гладкие.

— Да, действительно, — новый камешек в нашей семье, — подхватил
черный Базальт. — Не бойся, мы все твои друзья, а некоторые из нас даже
родственники тебе.

Аметист не очень обрадовался такому приему, но плакать перестал и ответил неприветливо:

— Что-то я не вижу здесь родственников. Моя родня — драгоценные
сверкающие камни. Они живут в черных бархатных коробочках, ярко осве­
щенные в витринах ювелирных магазинов. Если кому-нибудь из них очень
повезет, ему сделают дорогую оправу. Он украсит платье или прическу кра­
савицы на балу, быть может, даже на королевском.

— Ого! — воскликнул Базальт. — Вот это успех у наших братьев, ка­
мешков!

— Какие там братья! — возмутился Аметист. — Ничего общего ни я, ни
они с вами не имеем, вы — спдошная серость! В ювелирный магазин вас и на
порог не пустят!

Все замолчали. Тягостную паузу прервал красновато-черный камень, слегка поседевший от времени. Все очень уважали его за мудрость и боль­шой опыт, называя дедушкой Гранитом. Он имел суровый характер, говорил мало, но всегда очень правильные слова.

— Украшать людей — это приятно, — сказал Гранит, — но кто-то должен
и работать.

— А мы, драгоценные камни, по-вашему, не работаем? — запальчиво
возразил Аметист. - Мы такие твердые, с нами ничто не сравнится! Алмаз,
например, режет стекло, словно масло. Нужно отверстие проделать в камен-


ной стене — пожалуйста; точные часы или другой прибор сделать — мы и тут поможем. И в технике, и в науке без нас, драгоценных камней,—никуда! — Аметист гордо сверкнул своими гранями и замолчал.

— Это все правда, — согласился седой Гранит. — Только у нас, обычных
камешков, есть свои интересные свойства. Бывают камешки твердые и мяг­
кие, светлые и темные, шершавые и гладкие, легкие и тяжелые. Внутри самых
тяжелых камешков, например, прячутся разные металлы, даже золото и се­
ребро. Вот тебе и украшения. А главное — из особых камешков, из руды,
можно получить и железо, и медь, и алюминий. Подумай, что важнее: алю­
миниевая кастрюля каждый день или драгоценный камешек на один празд­
ничный вечер?

—Да-а, — задумчиво протянул Аметист, — это я, получается, обидел вас?

— Ничего, — сказал Гранит, — нас обидеть не так-то просто. У нас, у
камешков, характер твердый. Главное, что ты понял: камни разные нужны,
камни всякие важны! Это наше общее правило.

— А откуда берутся такие разные камешки? — спросил Аметист.
Тут молодой, горячий Базальт не утерпел и вмешался в разговор:

— Я родился внутри вулкана, где шипела и брызгалась раскаленная ка­
менная каша. Однажды она убежала через край горы-вулкана и вытекла на­
ружу. Пока мы, базальты, были горячими, полными сил, то двигались вниз по
склону горы, но очень скоро остыли, устали и остановились. Во-о-н там, где
берег выступает далеко в море, есть островок. Это все, что осталось от нашей
семьи. Штормовые волны отламывали от острова кусочек за кусочком и
разнесли нас по всему берегу. Так я с вами и оказался.

Неожиданно с обрыва на морской берег свалился широкий и плоский камешек с обломанными краями. Он долго охал, переваливаясь с одного бока на другой, наконец, улегся и затих. Это был худощавый на вид Сланец черно-зеленого цвета с полосками. Он как будто надел морскую тельняшку и долго в ней возился с угольной пылью. Полежав немного среди камней на берегу, он начал хныкать и жаловаться:

— Конечно, приятно быть крепким и твердым, как ты, Базальт. Но мне в
жизни не повезло. Лежал я себе миллионы лет на дне моря, среди других
таких же сланцев. Сверху накрывали нас целые слои камешков и камней, и так
тихо, спокойно было там, так хорошо! Вдруг задрожало все кругом, все ка­
мешки перепутались: кто в трещину провалился, кто перевернулся. Словом,
голову от страха все потеряли. И оказался я в конце концов в самой глубине,
в самой тесноте. Кругом камни чужие, незнакомые, давят на меня, пыхтят,
возмущаются. А у меня — сами видите — характер слабый. Я и стал подда­
ваться, одному уступил немного места, другому. А давят все сильнее, горячо
стало кругом. Вот и оказался я после всех приключений таким плоским.


И трещинки во мне появились. Теперь любая волна может от меня кусочек отколоть.

— Да ладно, не хнычь! — перебил его суровый Гранит. -— Вот я, на­
пример, целых сто миллионов лет терпел такую жару, что тебе и не сни­
лась, но только крепче становился. Правда, с возрастом потрескивать стал,
слишком долго я лежу здесь с вами на берегу. Годы, годы дают себя знать. —
Он зевнул, растолкал всех своими круглыми боками, улегся и замолчал
надолго

Аметист очень хотел узнать, что же такого интересного повидал Гранит за свою долгую жизнь.

— Как бы его растормошить? — обратился он к соседнему остроугольно­
му камешку. Это был Кремень.

— Разбудить его непросто, — ответил тот. — Если только при нем завести
разговор о красавце Мраморе. Ох, как не любит седой Гранит такие разгово­
ры! Сразу просыпается, начинает сердиться. Может, и нам с тобой достанет­
ся от него.

 

— Ну, давай рискнем, — стал уговаривать его Аметист, — так хочется
узнать побольше про разные камешки!

— А не боишься? — спросил Кремень.

— Камней бояться — в горы не ходить! — гордо ответил Аметист.

— Ладно, раз так, давай, будто нарочно, станем расхваливать мраморные
статуи, лестницы, дворцы. Глядишь, Гранит и не выдержит, — согласился
Кремень.

Услышав имя Мрамора, своего давнего соперника, Гранит шевельнулся.

— Да я и не спал вовсе. А Мрамор что? Мрамор — выскочка, да и
только! — проворчал Гранит. — Украшения разные, вазы да статуэтки в пар­
ках — только на это он и годится! А если крепость надо построить или проч­
ный замок на горе? Тогда к нам, гранитам, люди приходят и говорят: «Давайте
поработаем». И мы всегда согласны помочь. Лежим себе в древних крепост­
ных стенах, держим набережные и мосты своими пестрыми боками. А если
кто захочет памятник красивый или там вазу выточить, мы и здесь не подве­
дем. Вон рисунок у нас на боках — и розовый есть, и зеленый, и серый, и
даже голубоватый. Если отполировать их получше, то никакой Мрамор не
сравнится с нами!

— Ну, это ты зря, — перебил его колючий Кремень. — Мрамор людям
очень нравится, да и выточить из него что-нибудь намного легче.

— Вот именно, — проворчал Гранит, — кто мягкий да уступчивый, тот
всем и нравится. Уж кому это и знать, как не нам с тобой!

— Это верно, — согласился Кремень. — Со мною только и делали с дав­
них пор, что разбивали на куски с острыми краями. Я же не виноват, что не


 




могу быть мягким да гладким! Зато мои острые края так хорошо служили древним людям: и ветку можно срубить, и шкуру с убитого зверя снять. Даже волосы подстригали! Что у нас, кремней, характер твердый — это точно. Как сойдутся два кремня — ни за что друг другу не уступят! Будут биться до того, что искры посыплются. Вот эти самые искры и стали использовать древние люди для добычи огня. До сих пор в зажигалках маленький камешек называ­ют «кремень», хоть он и делается из другого материала. И про упрямого человека говорят: «Этот — у-у, кремень, а не характер!». Ну не могу я быть мягким, что тут поделаешь!

— Мягкие камешки тоже на дороге не валяются, — неожиданно вмешал­
ся в разговор белый Мергель. Все камешки засмеялись, потому ч го Мергель
как раз и лежал на дорожке, по которой Девочка спускалась к берегу моря с
обрыва.

— Ну что, что в тебе хорошего? — наперебой кричали твердый Базальт и
прочный колючий Кремень. — Позоришь только нашу крепкую каменную
семью! Тебя не то что молотком, а обыкновенной лопатой можно раскро­
шить. Вон сколько пыли от тебя на дорожке. Козы утром пробегут, так под их
копытами ты уже и рассыпался, рад стараться, чтобы им помягче было
бегать!

— А что же в этом плохого, — обиделся белый Мергель. — Должен же
кто-нибудь из камешков и помягче быть, без острых углов, чтобы вот Девоч­
ке удобно было посидеть на берегу.

— Да, вообще-то верно, — согласился черный Базальт. Он был горячий
по характеру, но быстро остывал.

Мергель обрадовался, что с ним согласились, и продолжил:

— Вот, например, надо построить из нас, из камней, крепкую высокую
стену. Но вы все твердые по характеру, неуживчивые, каждый сам за себя.
Вместе лежать не будете, рассыплетесь, раскатитесь в разные стороны. Какая
уж тут стена — куча камней, да и только! Тогда берут люди мягкий Мергель,
толкут его в порошок, обжигают в горячей печке и получают цемент. Этот
мой дальний родственник очень любит воду. Как напьется воды, ни за что его
потом с места не сдвинешь, застынет, как скала. А если в гости к нему попа­
дут другие камешки, вот как вы, например, так и останутся у него навсегда!
Такая крепкая компания получится, водой не разольешь! Бетон, а не компа­
ния. Так что и мягкий камешек кое на что годится! — с гордостью заметил
Мергель.

— Да-а, — протянул задумчивый Гранит, — век лежи — век учись! —
Сказав это, он повернулся на своих круглых боках, улегся поудобнее и опять
заснул. Замолчали и все остальные камешки. Аметист задумчиво спросил у
соседа:


 

— Получается, что разные камешки по-своему очень важны?

— Конечно, — отозвался Кремень. — Я-то знаю, что наши братья-ка­
мешки с давних пор укрывали людей от дождя и ветра, прятали от свирепых
хищников в пещерах. Самые первые инструменты делали как раз из кремня: и
ножи, и топоры, и наконечники для стрел.

— А посуда-то, посуда, — вдруг раздался чей-то голос среди камней. Это
мягкий Кусок Глины впервые заявил о себе. — Посуду древние люди лепили
из глины, обжигали на костре, и она служила им долго и прочно.

— Это верно, — согласился Кремень, — мы, камешки, служим долго, что
инструментом или украшением, что на стройке или в музее. На нас можно
положиться, мы — надежная опора для всего, что есть на свете!

— Опора, конечно, — с иронией протянул Базальт. — Только есть среди
нас неустойчивые, непрочные камешки. Чуть тронь его, он и рассыплется.
Вон лежит у самой воды, пестренький такой, неприметный. Песчаником его
зовут. То-то я гляжу, лежит и молчит, видно, нечего ему сказать в нашей твер­
докаменной компании.

— Вечно ты пристаешь к другим камешкам, — вступился за бедного
невзрачного родственника Мергель. — Лежит наш Песчаник у самой воды,
потому его тихий голос и не слышно из-за шума волн. Зато у него есть
своя, особая работа — в промежутках между песчинками хранить воду
или воздух, газ природный или нефть, например. Собирает Песчаник, впи­
тывает глубоко под землей нефть и потом отдает ее потихоньку людям.
А то, что он невзрачный такой, серенький и скромный — так не всем же
быть блестящими красавцами, как наш новенький, Аметист. Вот мы, Мер­
гели, Глины и Песчаники, не блещем красотой. Наша родина — морское
дно. Там мелкие частички, остатки ракушек и водорослей оседают в мут­
ной воде слой за слоем. На глубине темно, холодно, где уж нам о'красоте
своей заботиться. Но каждый из нас свое дело знает хорошо и исправно
его исполняет.

 

— Ну ладно, извини, погорячился, — проговорил Базальт, — обидно,
понимаешь, за нашу прочную каменную семью. Есть в ней, оказывается, и
мягкие, почти рыхлые родственники. Язык не поворачивается назвать их гор­
дым именем «камень».

— Ну и не называй, раз не нравится, — отозвался Мергель. Люди
говорят про нас — горные породы, тоже красиво. Кроме нас, мягких камеш­
ков, так можно сказать и про глину, и про песок. Да мало ли еще горных пород
на свете! Ведь вы, твердые и блестящие камешки, — тоже горные породы,

разве не так? _,

— Конечно, - согласился Базальт. - Только мы с Гранитом и Сланцем
родились в раскаленной глубине Земли, а вы - на ее поверхности или на


морском дне. Мы — прочные, твердые, а вы — мягкие и рыхлые. Да, видно, так уж вам на роду написано...

— Мы, камешки, очень разные, — сказал Кремень, — мы живем очень давно, везде-везде, даже в Космосе и в глубине Земли. Мы не боимся ни сильного холода, ни огненной жары. И мы рады, что среди нас есть такие красивые братья-камешки, как ты, Аметист. Украшать жизнь людей — тоже важное дело.

— Спасибо вам за все, — растроганно произнес Аметист, — я буду о вас
всегда вспоминать. Если, конечно, вернусь домой, — с грустью подумал он.

— Мы тоже будем помнить о тебе, — сказали Гранит и Базальт, Кремень
и Мергель, другие камешки. — Но есть у нас одно условие. Ты никогда и
никому не должен рассказывать о том, что услышал на морском берегу. Это
будет наша общая тайна. Люди называют ее — Тайна Природы.

— Честное слово Аметиста! — серьезно сказал Аметист.

Стемнело на морском берегу. Под ровный шум набегающих волн камеш­ки успокоились, улеглись поудобнее и заснули. Заснул и маленький сирене­вый Аметист. И снилось ему голубое море, на дне которого мирно спят Гли­на и Песчаники, снились ему и огненные вулканы, где горячий, раскаленный докрасна Базальт булькал и дышал обжигающим паром. Глубоко внутри Земли под тяжестью других горных пород ворчали и охали Гранит и Сланец.

А над Землей уже вставало Солнце, радостное и теплое. Аметист почувст­вовал, что это уже не сон, а солнечный рассвет над морем. И вдруг он услы­шал шорох камешков. Грустная Девочка шла по берегу моря и внимательно смотрела себе под ноги! Аметист изо всех сил закричал: «Я здесь, здесь!». Но Девочка не услышала его за шумом морского прибоя. Тут луч Солнца кос­нулся Аметиста, заиграл на его блестящих гранях. Девочка радостно вскрик­нула и бросилась к маленькому сверкающему камешку. «Нашелся, ура, на­шелся!» — повторяла она. Потом, немного успокоившись, Девочка поло­жила камешек на ладошку. «Ну, расскажи, расскажи, что ты видел среди дру­гих камешков на берегу!» — просила она. Но Аметист ничего не ответил. Ведь он дал честное слово своим братьям-камешкам. А честное слово креп­че всего на свете, даже крепче камня.

Обсуждение текста

• Вспомните как можно больше героев этой сказки.

• Какие камешки были твердыми, а какие — мягкими?

• Для чего нужны камешки, о которых идет речь в сказке?

• Пусть дети скажут, какой камешек им нравится больше всего и почему.

• Откуда берутся камешки?

Кто из ребят видел камни на улице? Дома? На кого из героев сказки они были похожи?







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.251.81 (0.013 с.)