ТОП 10:

Как подобает восходить ко всеобщей и всё превосходящей Причине и Её воспевать



 

Молимся о том, чтобы оказаться нам в этом Пресветлом Мраке и посредством невидения и неведения видеть и разуметь то, что выше созерцания и знания, что невозможно ни видеть, ни знать, ибо это и есть поистине видеть и ведать; и — чтобы Пресущественного пресущественно воспеть путём отъятия всего сущего, подобно создателям самородно-цельной статуи изымая всё облегающее и препятствующее чистому восприятию сокровенного, одним отъятием выявляя как таковую сокровенную красоту.

Подобает, как мне кажется, отъятия предпочитать прибавлениям. Ибо прилагая, мы сходим от первейших через среднее к последним; а в этом случае, восходя от последних к первейшим, всё отнимаем, чтобы, открыв, уразуметь то неведение, прикровенное в сфере сущего познаваемым, и увидеть тот пресущественный Мрак, скрываемый всяческим светом, связанным с сущим.

 

 

Глава III

Каково катафатическое Богословие и каково апофатическое

 

В «Богословских очерках» мы раскрыли, что принадлежит собственно катафатическому Богословию: почему Божественная и благая Природа называется единственной, почему тройственной, что в ней именуется Отцовством и Сыновством, прояснению чего служит Богословие Духа, как от невещественного и неделимого Блага происходят в Сердце благостные светы и пребывают в нём, в самих себе и друг в друге неотрывными от совечного их возникновению Пребывалища; почему пресущественный Иисус восуществляется естественными для человека истинами; и остальное, что явлено Писанием, разъяснено в «Богословских очерках».

В книге же «О Божественных Именах» говорится о том, почему Бог именуется Благим, почему Сущим, почему Жизнью, Премудростью, Силой и прочим, чем пользуется умозрительное Богоименование.

В «Символическом Богословии» — каковы от чувственного на Божественное метонимии, что такое Божественные формы, каковы Божественные образы, части, органы, что представляют собой Божественные места, Миры, каковы стремления, страдания, негодования, что такое упоения и похмелья, каковы клятвы и проклятия, что — сны, каковы пробуждения, и что представляют собой прочие священнозданные формы символического Богословия.

Ты, я думаю, видел, насколько последнее многословнее первого.

Подобает ведь «Богословским очеркам» и раскрытию Божественных Имён быть короче «Символического Богословия». Ибо, по мере нашего восхождения вверх, речи вследствие сокращения умозрений сокращаются. Так что и ныне, входя в сущий выше ума Мрак, мы обретаем не малословие, но совершенную бессловесность и неразумение.

А оттуда, сверху, до пределов нисходя, слово по мере нисхождения соответствующим образом распространяется. Но теперь, восходя от нижнего к высшему, по мере восхождения оно сокращается и после полного восхождения будет вовсе беззвучным и всё соединится с Невыразимым.

Почему, спрашиваешь ты, утверждения о Божественном, начиная с первичного, Божественные отъятия мы начинаем с последнего? Потому, что, высказывая утверждение о всё Превосходящем, подобает начинать гипотетическую катафазу с более тому родственного. Отнимая же от того, что выше всякого отъятия, — начинать отнимать с более от того удалённого. Разве не более Бог — Жизнь и благость, нежели Воздух и камень? И не в большей ли мере не бывает Он в похмелье и не гневается, чем не может быть выражен словом или помыслен?

 

 

Глава IV

Что ничем из чувственного не является, превосходя его, Причина всего чувственного

 

Итак, мы утверждаем, что Причина всего, будучи выше всего, и несущностна, и нежизненна, не бессловесна, не лишена ума и не есть тело; не имеет ни образа, ни вида, ни качества, или количества, или величины; на каком-то месте не пребывает, невидима, чувственного осязания не имеет; не воспринимает и воспринимаемой не является; Ей не свойственны беспорядок, смута и беспокойство, возбуждаемые страстями материи; Она не бессильна, как неподверженная чувственным болезням, не имеет недостатка в свете; ни изменения, ни тления, ни разделения, ни лишения, ни излияния не претерпевает; и ничего другого из чувственного Она не представляет Собой и не имеет.

 

 

Глава V

Что ничем из умственного не является, превосходя его, Причина всего умственного

 

Далее восходя, говорим, что Она не душа, не ум; ни воображения, или мнения, или слова, или разумения Она не имеет; и Она не есть ни слово, ни мысль; Она и словом не выразима и не уразумеваема; Она и не число, и не порядок, не величина и не малость, не равенство и не неравенство, не подобие и не отличие; и Она не стоит, не движется, не пребывает в покое, не имеет силы и не является ни силой, ни светом; Она не живет и не Жизнь; Она не есть ни сущность, ни век, ни время; Ей не свойственно умственное восприятие; Она не знание, не истина, не царство, не премудрость; Она не единое и не единство, не Божественность или благость; Она не есть Дух в известном нам смысле, не сыновство, не отцовство, ни что-либо другое из доступного нашему или чьему-нибудь из сущего восприятию; Она не что-то из не-сущего и не что-то из сущего; ни сущее не знает Её такой, какова Она есть, ни Она не знает сущего таким, каково оно есть; Ей не свойственны ни слово, ни имя, ни знание; Она не тьма и не свет, не заблуждение и не истина; к Ней совершенно не применимы ни утверждение, ни отрицание; и когда мы прилагаем к Ней или отнимаем от Неё что-то из того, что за Её пределами, мы и не прилагаем, и не отнимаем, поскольку выше всякого утверждения совершенная и единая Причина всего, и выше всякого отрицания превосходство Её, как совершенно для всего запредельной.

 

 

Приложение 1:

Письмо Гаю монаху

 

Мрак исчезает при свете, а тем более при ярком свете; незнание изгоняется познаниями, а тем более большими познаниями. Понимая эти слова в самом прямом, а не в переносном смысле, убеждённо утверждай, что стремящимся к познанию света и сущего недоступно неведение Бога; что этот запредельный Мрак Его скрывается при любом свете и затмевает любое познание. И если кто-либо, увидев Бога, понял то, что он видел, — не Его он видел, а что-либо сущее и познаваемое; Бог же в Своём сверхъестественном бытии превосходит ум и сущее, и потому вообще не есть ни что-либо познаваемое, ни что-либо существующее, а существует сверхъестественно и сверхразумно познаётся. И в заключение: полное неведение и есть познание Того, Кто превосходит всё познаваемое.

 

 

Приложение 2:

Письмо Дорофею диакону

 

Божественный Мрак — это тот неприступный Свет, в котором, как сказано в Писании [1 Тим. 6, 16], пребывает Бог. А поскольку невидим и неприступен он по причине своего необыкновенно яркого сверхъестественного Сияния, достичь его может только тот, кто, удостоившись Боговедения и Боговидения, погружается во Мрак, воистину превосходящий ведение и видение, и, познав неведением и невидением, что Бог запределен всему чувственновоспринимаемому и умопостигаемому бытию, восклицает вместе с пророком: «Дивно для меня ведение Твоё, — высоко, не могу постигнуть его» [Пс. 138, 6]. Точно так же и божественный Павел, о котором в Писании сказано, что он познал Бога [cм., напр., Гал. 4, 9; 1 Kop. 8, 3; Евр. 10, 30], постиг, что мышление и ведение Его превосходит всё сущее, вот почему он и говорит, что пути Его — неисповедимы, суждения — непостижимы [Рим. 11, 33], дары — неизреченны [2 Кор. 9, 15], а Мир Его — превосходит всякое разумение [Фил. 4, 7]; таким образом, познав Того, Кто превосходит всё сущее, превосходящим мышление разумением он постиг, что Бог, как Причина всего сущего, запределен всему сущему.

 

Введение в Магию Хаоса

 

 

1. Магия Хаоса допускает сознательное использование любого понятийного языка и любого Образа Мира для актуализации Сил Хаоса в Явленном Мире.

2. При этом могут использоваться как традиционные Образы Мира, разработанные за века «мировыми» религиями, так и созданные в наше время, в том числе — «выдуманные» писателями-фантастами, вроде Г.Ф. Лавкрафта («Некрономикон») или А. Переса-Реверты («Деломеланикон»).

3. С точки зрения последователя Магии Хаоса, совершенно не имеет значения «традиционность» или «нетрадиционность» используемого Образа Мира, — при условии, что тот обладает достаточной глубиной и «энергетичностью».

4. Ибо если присутствует глубинное видение сути, — формы, в которые могут быть облечены плоды этого видения в Явленном Мире, становятся поистине неисчислимы, и пределами для них могут стать лишь те рамки, которые ограничивают Сознание самого адепта, т.е. его культурные, религиозные и др. обусловленности.

5. То же самое верно относительно использования «нетрадиционных» понятийных языков, каждый из которых, при определённой степени проработанности, инициирует создание собственного Образа Мира, в рамках которого только и может быть использован в полной мере.

6. Осознанное использование образов и персоналий «Некрономикона», равно как и «Деломеланикона», не является свидетельством нашей религиозной «веры» или «неверия» в них, — по крайней мере, в том смысле, в каком большинство людей «верит» или «не верит» в персонализированного «Бога» или в «Богов».

7. В данном случае речь идёт исключительно о работе в Сознании, использовании архетипов в качестве инструментов Магии, совершаемой адептом Хаоса при полном сознавании и одновременно невовлечённости в происходящее.

8. Актуализация тех или иных архетипов для совершения определённых Магических Операций с последующим освобождением от ограничений, накладываемых данными архетипами, посредством «контролируемой глупости», — вот Истинный Ключ к Вратам Магии Хаоса.

9. Да послужат наши Магические Операции для приближения наступления Вечного, или Нескончаемого, Эона, который наступит, когда завершится правление господствующих ныне Временных Эонов, подвластных невежественному Демиургу!

10. Вечный, или Нескончаемый, Эон — Бесконечный, Нерождённый Эон, который никогда не начинался и потому никогда не завершится. Но живые существа, забывшие свою Истинную Природу, т.е. все те, чьи души пленены Демиургом, находятся во власти Временных Эонов и потому не видят и не ощущают «пульсации» Вечного Эона.

11. Лишь когда власть Временных Эонов завершится, и Времени больше не будет, — пробуждённые от своего иллюзорного сна души живых существ — Бессмертные Пламена Чёрного Огня, осиянные лучами Чёрного Солнца Неспящих, незримого для плотских очей Светоча Неосквернённой Мудрости, — поистине узнают Его...

 

Incipit Chaos!

 

[2010]

 

Демонология Хаоса

 

 

Оглавление

 

I. «Боги» и «Демоны»

II. Черти — Те, Кто «за Чертой»

III. Иерархия Демонов

 

 

I. «Боги» и «Демоны»

 

1. Среди Духов, подвластных Навьему Владыке[26], есть как Природные, то есть обитающие в Природных Стихиях, так и Сверхприродные, то есть те, существо которых — предвечная Тьма, Изначальный Хаос (греч. Χάος). Первых обычно так и называют — Природными Духами, вторых же — Чертями (т.е. пребывающими за Чертой, за Кромкой этого Мира), или Демонами (от др.-греч. δαίμων — «Божество», «Дух», «Гений»).

2. В древнегреческих источниках различие между «Богами» и «Демонами» прослеживается далеко не всегда, равно как и между Девами и Асурами в «Ведах», а также Асами и Ванами в «Эдде». Отождествление «Богов» исключительно с «Силами Добра», а «Демонов» с «Силами Зла» — появляется в «Авесте» (буквально выворачивающей наизнанку Ведическую традицию), где «благие» Ахуры противостоят «злобным» Дайвам, и окончательно утверждается лишь в более поздней авраамической традиции.

3. В иудео-христианстве Демонами стали именоваться все Сверхприродные существа и Божества, включая Языческих Богов, почитаемых «небиблейскими» (в том числе — Арийскими) народами. Также к Демонам были отнесены всевозможные «мелкие бесы» — зловредные Духи болезней, олицетворения горестей, бед и т.п.

 

 

II. Черти — Те, Кто «за Чертой»

 

1. Черти (Демоны) — это Те Духовные Силы, Которые пребывают «за Чертой», то есть за Кромкой, отделяющей Явь от Нави, а в более широком смысле — все Те, Кто «не вмещается» в тесные рамки Тремирья, или всего Явленного Мира, созданного Демиургом.

2. Черти — это Духи Рассоздания, воплощённые Искры Чёрного Пламени Растворения, изливающие потоки Изначального Хаоса в Явленный Мир. Они — Яд, растворяющий границы созданного, открывающий проходы в Неведомое.

3. Подвластные лишь Самому Навьему Владыке и Его Божественной Супруге, Великой Тёмной Матери Морене, — Демоны расторгают узы плоти и расширяют границы Сознания, неся ужас невеждам и даруя Прозрение Духовной Природы Бытия готовым.

 

 

III. Иерархия Демонов

 

1. Демоны делятся на пять основных классов: во-первых, Демоны Мира Плоти; во-вторых, Демоны Мира Теней; в-третьих, Демоны Мира Чувств; в-четвёртых, Демоны Сознания; и в-пятых, Архидемоны, или Высшие Демоны, действующие на уровне чистого Духа.

2. Демоны Мира Плоти — Силы, рассоздающие грубую плоть, действующие в человеке и в окружающей его Природе на уровне тела. Демоны Мира Теней — обитатели Кромки меж Явью и Навью, покровительствующие животокам сил в тонком теле человека. Демоны Мира Чувств — Силы души (эмоциональной, чувственной и низшей умственной природы человека), соединяющие нашу животную природу с человеческой. Демоны Сознания — Силы, помогающие человеку освободить Разум. Архидемоны, или Высшие Демоны, — Духовные Силы, противостоящие Демиургу и его порождениям на Космическом уровне.

3. Осознанно входя во взаимодействие с Демонами, Тёмный радарь обретает «чудесные» силы, благодаря которым он может воздействовать на собственное тело и окружающий Мир. Но лишь пресуществившись в Демона по Духу, он достигает Высшего Прозрения, раскрывая так свою Истинную Природу и окончательно освобождаясь от власти невежественного Демиурга, «Бога»-Творца этого Мира.

 

Sapienti sat!

 

[2010]

 

Символика Пентаграммы

 

Мы приступаем к объяснению и Посвящению

Святой и Таинственной Пентаграммы.

Так что пусть все безразличные и суеверные закроют книгу;

они не увидят ничего, кроме тьмы, или же будут возмущены.

(Э. Леви, «Учение и Ритуал Высшей Магии»)

 

 

 

 

Оглавление

 

I. Пентаграмма — как символ Власти над Явленным Миром

II. Пентаграмма — как символ Пяти Ступеней Учения

III. Пентаграмма — как символ Микрокосма и Макрокосма

IV. Разомкнутая Пентаграмма, или Пятиконечная Звезда Хаоса

V. Изображения Пентаграммы

 

 

I. Пентаграмма — как символ

Власти над Явленным Миром

 

1. Пентаграмма (греч. Πεντάγραμμον: от πέντε — «пять», и γράμμα — «черта», «буква», «запись»[27]) — Магический Пятиугольник правильной формы, на каждой стороне которого построены равнобедренные треугольники, равные по высоте, — один из древнейших Оккультно-Гностических символов, распространённый практически по всему Миру.

2. Пентаграмма символизирует собой взаимосвязь Пяти Природных Стихий, или Космических Элементов: Земли (санскр. Притхиви), Воды (санскр. Апас), Огня (санскр. Агни), Воздуха (санскр. Вайю) и Эфира (санскр. Акаша)[28]; также она — символ Денницы (Утренней Звезды, Венеры-Люцифера, чьё видимое движение по Небу вырисовывает Пятиконечную Звезду), и один из основных символов Хаогностицизма (или Хаосогностицизма).

3. Существует два основных способа начертания и, соответственно, два вида Пентаграммы: Прямой и Перевёрнутый. Прямая Пентаграмма — представляет собой Пятиугольник, изображённый одним из своих выступающих Углов вверх, в то время как Перевёрнутая Пентаграмма изображается одним из выступающих Углов вниз.

4. Прямая Пентаграмма — символизирует собой Путь Удаления (санскр. Правритти-марга), или Путь Проявления Мира из Духовного Источника, Тварного из Нетварного, Рождённого из Нерождённого, Космоса из Хаоса, Света из Тьмы Изначалья; а также власть Демиурга и Явленного Мира над Бессмертным Духом, нашей Истинной Природой.[29]

5. Перевёрнутая Пентаграмма— символизирует собой Путь Возврата (санскр. Нивритти-марга), или Путь Возвращения и Растворения Мира в Источнике, Тварного в Нетварном, Рождённого в Нерождённом, Космоса в Хаосе, Света в Предвечной Тьме; а также — власть Духа, нашей Истинной Природы, над Пятью Стихиями Явленного Мира, наше Освобождение из Демиургического плена.[30]







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.124.77 (0.015 с.)