Прижатый к стенке, Джек не пытался оправдываться. Его лицо казалось безучастным: он ни в чем не раскаивался.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Прижатый к стенке, Джек не пытался оправдываться. Его лицо казалось безучастным: он ни в чем не раскаивался.



Приемные родители расспрашивали психиатра Эрне Грегори:

- Мы с супругой еще когда-нибудь увидим Джека, или для него все кончено?

Умудренный не только медицинским, но и жизненным опытом врач отвечал:

- Джек только что убил человека. Держать его на свободе опасно для общества. Мне очень жаль...

Джорджу и Сильвии Мансонам оставалась только смириться с мыслью об утрате приемного сына. Но прошло время, и они решили начать новую жизнь, уже без Джека...

Правда, кормилец всей семьи Джордж Мансон втайне от жены часто общался с мистером Грегори. Общался для того, чтобы полностью знать ситуацию. Когда его супруга со слезами пошла домой он спросил у него то, что хотел спросить, но не позволял при супруге.=Скажите мне, доктор, скажите честно. Мы просто не понимаем что происходит. Почему Джек это сделал? Ваши слова о безумии и о поврежденной психике прозвучали в меньшей степени неубедительно. Я хочу знать всю правду. Почему Джек убил моего неродного брата? Неужели тот поступок казался ему правильным?=Я не знаю как вам лучше ответить, мистер Мансон. Скорее всего, да, он считал, что наказал вашего брата за то, что тот оскорблял его, позволял себе поднимать руку и кричал на него, но вопреки его безумности уверенности в правильности своего поступка я склонен думать, что здесь работает немного другой механизм. Наша жизнь порой очень тяжела и Джек это понимает. Он пытается превратить ужасные поступки, ужасные события во что-то такое, что имеет позитив и свои плюсы. Он извращает реальность. Пытается все плохое превратить в хорошее. Пытается горе сделать юмором. Заставляет самого себя полюбить насилие.=Объяснил Грегори, это была его личная тока зрения насчет ужасного поступка Джека Мансона (Хэлвана). =Ясно, но мне все равно непонятно. Почему он так делает?! Почему пытается принимать зло за хорошие поступки? Почему ищет во всем плохом хорошее?!=Не сдержавшись, повысил тон Мансон.=Это уже не ко мне вопросы, а к природе. Видимо, он таким родился, таким создала его природа. Он во всех смыслах необычный ребенок, необычный и с тяжестью на сердце признаю, что он очень опасный. Он опасен не только для людей, но и для всего того, что его окружает. Я уже месяц с ним общаюсь и до этого ужасного случая с вашим братом уже предполагал, что ни к чему хорошему его эти извращенные мысли и мировоззрения не приведут. Только безумие и ужас находиться в голове у этого мальчишки. Мне очень жаль и вас и вашу жену, вы не ожидали, что такое может произойти. Мне очень жалко, что так произошло. Я, возможно, сам виноват, возможно, надо было что-нибудь сделать такое чего я не смог сделать, как-то помочь ему как не помог я. И я думаю, что только ваша любовь и ваши частые посещения смогут разбудить в нем человека.=Сказал Эрне Грегори – психиатр, определивший Джека Хэлвана в детское отделение Антнидаса. Джек слышал этот разговор, но молчал и не подходил к ним.

Джек все это помнил, и, каждый раз вспоминая свое детство, в нем просыпалась великое зло - ненависть ко всем людям, которых он и за людей-то не считал. Он ненавидел всех. Не имел жалости. Все человеческое умерло в нем, когда он был еще маленьким ребенком. Родители, являющиеся для него приемными, обещали его посещать, но прекратили это делать очень быстро и вытолкнули его из своей жизни и зажали новой жизнью, в которой не было место для него.

 

Хью Джозеф прятал пистолет в кармане теплого пальто. Он, помня годы, проведенные в полиции, помнил, как надо пользоваться оружием. Помнил прекрасно. Прошло немало времени с тех пор, но он так и не забыл, как правильно стрелять. Хью не раз приходилось открывать огонь, но впервые ему предстояло открыть огонь по человеку, который этого совсем не заслужил. Преступники преступниками. В них стрелять не так жалко как в хороших людей. Отсюда и принцип. Тот, кто причиняет боль хорошим людям, принципа не имеет и позиции тоже. Но есть те, кто вынуждены это делать, те которых заставили и принудили. Джозеф знал, что Хэлван может убить его родных, для бездушного зверя положившего много народу убить еще двоих человек – ровно как один раз плюнуть через плечо.

 

Снег не переставал идти, только усилился снегопад, к которому все привыкли. Елка – большая и нарядная покрытая огнем длинных гирлянд радовала многим глаза.

 

Спаун следил за тишиной в центре города. Был невидим как воздух. Неслышим, как дно океана. Его не замечали и его не видели. Он находился на крыше и сторожил спокойствие в городе, старался сделать так, чтобы все было спокойно, и надеялся, что ничего ужасного не произойдет. Он был всегда на связи с вечным помощником и союзником Фредериком. Даже под старости лет дворецкий был не против того, чтобы ему помочь, впрочем, как и всегда мистер Беннер только и делал, что помогал ему. Можно ли утверждать, что помощь Джону Вэйну является смыслом жизни пожилого дворецкого Фредерика Баннера по сути уже прожившего свою жизнь? Можно. Но он помогает не только Вэйну. Демон-защитник тоже не остается без его советов.=Фред, пока все тихо, надежда на то, что так и будет продолжаться слабая, но она есть. Я вижу комиссара и мэра. Могут напасть на мэра, но я бдителен как робот и попытаюсь спасти в случае опасности. Фернока не вижу. Лейтенант обещал придти и пока не пришел, вполне возможно, что он стоит где-то в сторонке и ждет. Эсмонд еще никогда не обламывал меня. Сейчас с помощью бинокля посмотрю на толпу, но вряд ли в ней увижу Хэлвана, если он что-то и задумал, то он подойдет с менее банальной стороны, чем нахождение в толпе. Надо забывать, что он далеко не просто преступник, а хитрый манипулятор, играющий состоянием совершенных преступлений. Чтобы не проиграть, мне необходимо поддерживать любую версию, как именно будет проводить его атака. Все. Теперь я вижу толпу….=Спаун вытащил из пояса дальновидный бинокль, позволяющий с нескольких километров видеть, что происходит вдали. Он видел людей, которые больше радовались снегу, чем речь мэра, которая казалась для них стандартной, обычной и обыденной.

 

=Я вас всех поздравляю еще раз. Желаю всем приятно провести рождественскую ночь, провести ее в семейной обстановке, а тем, у кого нет семьи, желаю поскорее ее найти, чтобы на следующее Рождество уже было с кем праздновать. Я многое чего обещал вам и многое, что не выполнил из этих обещаний, но обещаю, что город вскоре в корне измениться благодаря полиции, благодаря комиссару и его людям, благодаря нашим общим усилиям жить в нем станет еще безопаснее. И хочу сказать, он уже меняется. Уже нет мафии. Нет наркотиков. Нет всего того, что было. Все стали жить намного лучше. Слово <продажная полиция> уходит вдаль. Оно вообще перестало иметь весь и это наша общая заслуга. Вы заслуживаете безопасности, и мы вам ее стареемся полностью обеспечить. Как и в любой другой ситуации, как и всегда что-то получается, а что-то пока нет, но то, что не получается у нас мы стараемся исправить и постепенно исправляем. С Рождеством, жители Мракана.=Когда закончился текст, Антония Блацковиц передал комиссару в руки микрофон и теперь Хоррэнс должен был сказать то, что было у него в тексте. Репетиция заняла у них три часа, и поэтому они, выходя к народу, даже не смотрели на лист, который лежал у них в руке, они уже знали наизусть, что им говорить и говорили даже больше, чем было написано на листке, каждый по много добавлял от себя.

 

=Как у вас дела, мастер Джон? Не слышен смех главного антагониста?= Спросил у Спаун Фредерик продолжая держать с ним связь по рации. Темный герой не прекращал упорно вглядываться с помощью бинокля в то, что происходит внизу. Он наблюдал за процессом проведения праздника. Он был как <телохранитель мэра>, охранял его, его и всех остальных людей.=Пока все тихо, но нельзя расслабляться, возможно, он этого и ждет, ждет, чтобы я расслабился. А вот и Эсмонда увидел. Все-таки он меня не обманул хоть и припозднился.=Ответил мститель.

 

=Ты че здесь забыл? Разве тебя предателя интересует, что будет происходить в жизни у людей? Или ты не считаешь себя таковым?= Спросил Эсмонд у Хью Джозефа, который все никак не мог решиться закричать и выстрелить в мэра. Его останавливал страх. Останавливал каждый раз, когда он намеревался это сделать. А тут еще и Эсмонд. Он сильно занервничал. Запереживал. Фернок был в черной шапке, в черном пальто и в черных штанах. Желание переодеться во все черное у лейтенанта появилось, когда в одной программе он услышал, что зимой самым модным цветом одежды является черный. Правда, Хью этого не заметил. Его внимание было нацелено на нечто другое.=Почему молчишь? Совесть замучила?=Нет, я молчу, потому что мне сейчас не этого. Прекрати меня спрашивать об этом, Эсмонд. Это уже прошло. Тем более ты тогда был сам виноват, если бы ты сел за все плохое, что ты совершил ты бы уже никогда не вышел. Ты убить меня хочешь?= Спросил Хью, повернувшись к Эсмонду лицом. Все это время Хью смотрел в другую сторону, в сторону мэра, которого закрывала толпа, и он только по голосу узнал его - человека, которого он когда-то сильно предал.=Да зачем мне тебя убивать? Сам подумай. Срок мне не нужен, тем более сидеть из-за такого как ты – себя не уважать. Не буду я тебе ничего делать, просто не собираюсь, я просто спросить хотел. Вот ты говоришь, что тебе не до этого и я это вижу, ты чем-то обеспокоен. Ну, разве тебе совсем плевать на то, что я из-за тебя потерял целых десять лет жизни? Это прости за уточнение не так уж и мало, а вернее сказать очень много, по крайней мере, для меня. Я кусок жизни из-за тебя потерял, если бы не ты меня тогда Фрост бы не нашел и дела никакого бы не было. Я-то понимаю, что я сам во много виноват, но сливать человека как слил меня ты хуже даже, чем совершить преступления. Я-то хотя бы не подлец. Своих ребят, то есть тех, с кем работаю, всегда уважаю и никого из них не подставляю. Наоборот. Подставляют только меня и вставляют, как последнюю сволочь. Вот я тебя вообще не понимаю, почему ты урод-то такой? Думаешь, только о себе, а на остальных плевать. Вспомни, как я помог тебе, я все свои силы истратил на то, чтобы найти твою дочь, которая сама куда-то убежал, а потом вернулась, как ни в чем не бывало.

 

Десять лет назад.=Не боись, найдем твою девочку, и убивать ее, уверен никто не будет. Ясно дело, что простые училки тебе ничего не скажут, даже если что-то похитители и говорили перед тем как похитить. Ты-то сам что мыслишь? Враги-то у тебя есть или таковых не можешь припомнить?=Спросил Эсмонд у Джозефа, которому было не до чего, который очень переживал за свою дочь, и его будто ломало от сильного волнения, переживание за родных людей сродни самому тяжелому из земных наказаний и он не думал, что когда-то будет так сильно переживать. Эсмонд, глядя на него, ему сочувствовал, хотя в жизни своей никогда сильно не переживал, если только за себя родного.=Таковых не могу припомнить, нет у меня врагов, я со всеми в ладах был, ни с кем не ссорился, и поэтому у меня нет версий. Странно, что похитители интересовались только моей дочерью.=Ответил Джозеф.=Ясно. Даже если бы ты не был копом, я бы помог тебе в ее поисках, а так как ты коп, то моя помощь проявит себя вдвойне активнее. Не переживай, они не психопаты, я уверен, хотя их в нашем городе как целое стадо развелось, но твою девочку мы найдем. Иди лучше к жене и утешь ее. Скажи супруге, что все будет хорошо, а я пока займусь поисками и сразу после того как уйдешь от меня, отдел активизируется и начнет ее искать. Я своих в беде не бросаю, и ты не исключение. Для меня ты свой и я тебя не брошу, а то, что произошло беда исключительно сугубо для тебя, ведь для целого города пропажа одной девчонки как бы цинично с моих уст не звучало потеря небольшая, особенно если учесть то, что каждый день пропадает сотня человек. Ты меня услышал? Домой пойдешь? Я тебя разрешаю прогулять денька три, пока мы будем искать.=Спросил Эсмонд.=Разрешаешь? Спасибо тебе и за обещание спасибо, и если ты ее найдешь, я буду у тебя в долгах пожизненно. Спасибо. Мне, правда, стало легче, ведь я доверяю тебе.=Ответил Джозеф.

 

=Вспомни все хорошее, что я для тебя сделал. Это было десять лет назад, но помнить ты это должен, даже не должен, а обязан. Я взятки твои покрывал, зарплата у тебя была, какая никакая, а лучше чем у многих, все силы бросил на то, чтобы помочь тебе найти пропавшего ребенка, относился к тебе как к другу, хотя у меня друзей никогда не было. В общем, ничего плохого тебе не делал, и каким бы я плохим и ужасным не был, лично тебе я ничего плохого не сделал, только хорошее ты видел от меня. Так почему такое отношение ко мне? Если есть что-то такое, о чем я не знаю, то тебе лучше сказать об этом прямо сейчас. Я хочу это услышать, здесь и от тебя. Ну же, не бойся высказать все мне в лицо, я тебя не съем.=Эсмонд, мне нечего тебе говорить, все есть так, как есть, и ты уже знаешь сам только что сказал всю правду. Да, я плохо поступил, меня эта ситуация вообще не красит, а наоборот грязнит. Я прошу прощения за свой поступок, но ты действительно кое-чего не знаешь.=А чего я не знаю? Поведай мне, может быть, мне будет интересно послушать, и я прощу тебя.=Хорошо, если тебе так интересно и если тебя в душе так сильно это тревожит, я скажу все, как было. Меня заставили сдать твою позицию. Фрост следил за тобой той ночью. Он знал, что ты похитил ту женщину. Он об этом знал и заставил меня поехать с ним и сказать где ты находишься. Я не хотел, но так получилось. Я виноват перед тобой, виноват сильно.

 

Десять лет назад.=Ты знаешь, сколько дают за укрывательство преступных дел? А сколько могут дать за сообщничество с преступником? Твой шеф по факту давно уже перешел грань и стал преступником. Пришло самое подходящее время для того, чтобы его наказать, но без твоей помощи, Хью, я не смогу этого сделать, а если я этого не сделаю, он все равно сядет, но тогда сядешь и ты. Выбирай, как мы поступим. Я могу закрыть глаза на то, что ты закрывал глаза на то, что делает твой шеф. Я могу ведь и пойти к тебе на встречу, если ты искупишь вину. Готов вернуть доверие закону?=Спросил комиссар Фрост у Джозефа, который попал в очень неудобную ситуацию, он не хотел подставлять Фернока, но и садиться за решетку права не имел, ведь у него была семья.=Что вы хотите? Что от меня потребуется?=Спросил полицейский, сделав выбор в пользу Адама и быстро перейдя к основной сути дела.=Много не потребуется. Поедешь со мной, а по дороге скажешь, куда он поехал, то есть, где он находиться. Затем, когда я его лично арестую, ты будешь отпущен, и я забуду о том, что ты закрывал глаза на многое и долгое время работал на преступника.=Ответил Фрост.

 

=Все так было, как ты говоришь, и ты действительно не хотел меня подставлять, и он шантажировал тебя?=Да, все так и было, врать мне нет смысла. Я очень люблю свою семью, и если что-то с ними случиться я не выдержу горя и моя жизнь на этом закончиться.=Ответил Джозеф. =Ясно, теперь пазл сложился, теперь я все понял. Он под меня копал и накопал. Не смог посадить за все большое и ужасное посадил только за всплеск моих эмоций. Я теперь не держу на тебя зла, всего-то тебе надо было мне это рассказать. Стой, а причем здесь твоя семья? Что с ними могло плохого случиться? Он же тебе угрожал, а не им. Им-то, что было бы?=Да нет, это я уже про другое говорю.=О чем <о другом>? Хью, что происходит?=Спросил Эсмонд.=Неважно, что происходит, я сам с этим разберусь.=Ответил бывший коп.=Не спорю, разберешься, но я просто спросил, все-таки мы с тобой когда-то вместе работали, если и не братьями и родственникам, то хорошими знакомыми быть обязаны. У меня хороших знакомых не так уж и много. Ты говори, если что мучает, могу помочь. Сейчас Рождество, понимаешь? Это такое время, когда надо не бояться, в чем-либо признаваться. Ты уверен, что все хорошо?=Спросил Фернок.=Нет, не уверен, но будет хуже, если я сейчас не сделаю этого.=Ответил Хью, и на пару метров отойдя от Фернока, затем вытащил из кармана пистолет, но не стал стрелять в сторону мэра, а выстрелил два раза в воздух. Произошел шумный момент. Хью затем нацелил ствол в сторону мэра. Фернок набежал на него и повалил на снег в то время, когда все люди обернулись в сторону стрелявшего и сжались от ужаса/неожиданности/испуга/шока. Антония помнил, как в прошлый раз на похожем мероприятии было шумно и когда все кричали от звуков происходящих выстрелов. Два эти звука и два эти выстрела, произведенные в воздух, напомнили всем об атаке террористов.

 

=Фредерик, я услышал шум и увидел, что случилось. Кто-то из толпы пару раз выстрелил вверх. Началась паника. Это могло послужить знаком.=Сообщил Спаун дворецкому, и после отключения связи с ним собрался спуститься вниз и сделать это как можно быстрее – на резиновом плаще подобно демону взлететь и ровно приземлиться, создавая красивый эффект.

 

=Почему ты начал стрелять? Что с тобой, Хью?!=Закричал Эсмонд, не позволяя приятелю встать на ноги, удерживал он его. На лицо того, кто стрелял, попало немного снега, но в таком возбужденном и отчаянном состоянии доведенный до грани Хью хотел многое бы Эсмонду рассказать и он начал пытаться это делать.=Он меня заставил. Он заставил! Он убьет их, если я не сделаю это! Убьет!=Закричал Джозеф. =Кто их убьет? Можешь сказать? Неужели комиссар все-таки воскрес из мертвых?=Спросил Фернок (про комиссара с долей лирики и черного юмора).=Отпусти, прошу, будь другом, дай мне его убить, чтобы я смог их спасти. Он убьет их!=Да ты можешь сказать, кто?!=Крикнул еще раз Фернок, но ему не удалось привести до ужаса расстроенного Джозефа в чувство, а Джозеф смог оттолкнуть его от себя и затем направил пистолет на Фернока и закричал.=Не подходи, или я тебя тоже убью!=Так, спокойно, давай поговорим, опусти ствол и будет тебе разговор, обещаю, что не нападу больше.=Сказал лейтенант, но его приятель не слушал его, или даже не слышал. Состояние души, в котором прибывал Джозеф, можно было назвать <состоянием аффекта>. Он не давал отсчет своим действиям и все видели его расстройство. Все смотрели на его истерику. Это продолжалось до тех пор, пока не появился демон-защитник. Спаун не стал пытаться его уговорить и безмолвно ударом ноги повалил Джозефа, отобрал пистолет и выкинул его в сугроб. Затем подошел к Джозефу. Схватил за куртку и спросил.=Кто тебя прижал? Отвечай! Ну же!=Для приведения в чувства Спаун ударил Джозефа по лицу. Удар был не слабым. Разбитый нос Хью об этом не говорил. Так жестко мститель поступил потому, что у них было совсем мало времени.=Он! Хэлван! Что еще от меня надо?! Я больше ничего не знаю и я не хотел этого делать! Меня он заставил! Я должен был убить мэра, но я этого не сделал и тем самым подверг опасности свою семью! Я просто…, просто выстрелил в воздух! Я ни в кого не стрелял!=Спаун убрал свою руку с его куртки, когда услышал признание от него, с сугроба Джозеф скатился вниз и упал на колени, тяжело рыдая, осознавая, что дал слабину.=Он не врет. Эта тварь поганая и до моих знакомых добралась. Что будет дальше, даже сам черт не в силах предсказать. Понятно, что ничего хорошо ждать не придется, если уже сейчас так все плохо.=Сказал Эсмонд.=Он меня честно заставил. Я не хотел….=Рыдая и плача, Джозеф решил рассказать им, как все было, как он был втянут в очередную ужасную историю.

 

Полчаса назад.=Я тебе вообще ничего не должен, не ты же меня поставил под выбор, а я тебя, но, несмотря на это, притащил тебе подарок, так что не делай лицо кислым и будь доволен но радуйся по-тихому и сильно не ярчи. Значит, вот, шо ты должен будешь сделать. Наверно, уже через минуту, а то и раньше в центре начнутся веселушки по поводу Рождества. Люди будут праздновать до той поры, пока не прозвучит выстрел тобою воспроизведенный. Ты должен будешь не просто напугать этих людишек, этих жалких клочков серого общества, не просто выстрелить в воздух, а выстрелить в того, кто считается одним из старших в руководстве города. Я имею в виду мэра. Братец Антония даже не предполагает, что выставляя свое пузо перед всеми, он рискует заработать в чреве своем большую дырку. Я повеселюсь очень сильно, когда буду смотреть на то, как он будет от выстрела этого плеваться во всех кровью как верблюд и завтра же в газетах будет написано о том, как коп убил мэра. Разве не весело? Заголовок: ПОЛИЦИЯ ПРОТИВ ВЛАСТИ. Я буду рад. Не подведешь меня? Я обещаю, шо тебя не посадят, да и выбора у тебя нет, а у них подавно. Ты расскажешь им все, как было на самом деле, так уж и быть, позволю тебе это сделать, скажешь, что я Джек Хэлван заставил тебя пойти на этот ужаснейший поступок. Это будет смешно и весело, и главное, что я буду рад. Еще раз задам вопрос тебе, уже задавал его, ты готов?=У меня нет выбора, даже если не готов мне придется это сделать.=Ответил Джозеф. =Ты умничка, ты полностью прав, готов ты или нет, меня не сильно колышет. Если не готов, значит, твои проблемы, значит, пойдешь неготовым и все провалишь, а потом я отыграюсь на твоей семейке, но для них лучше, чтобы у тебя все получилось. Но не унывай раньше времени. Есть ситуации и похуже чем у тебя. Даже если ты выстрелишь в мэра, но он сука не умрет я так уж и быть твоя миссия будет зачтена, под грифом <выполнена>. Пошли прямо сейчас, не тормози. Я пойду с тобой как с маленьким ребенком и посмотрю, как ты готов к выполнению, поржу в сторонке, пока ты будешь стрелять в мэра, и как только ты в него выстрелишь, настанет мой черед повеселить город, а он будет более масштабный, чем твой выстрел. Мэра не успеют откачать, как вдруг начнется глобальное увеселенье. Черт возьми, я так долго к этому шел и даже не верится, что только сейчас это начинает совершаться. Я просто не был готов к этому, а сейчас, взяв себя в руки, понял, что медлить больше нет смысла. Пора явить себя городу. Пора напомнить ему о себе и показать людям, что самые опасные преступники имеют свойство возвращаться.=Ты намереваешься уничтожить город?=Спросил Хью.=Не весь город. Не полностью. Я просто отниму у них надежду.

=Я не хотел и не собирался убивать. Я знал, что не смогу перейти черту. Как же это так? Сейчас Рождество, а мне так плохо. Мне действительно очень тяжело. Я слышал, что в Рождество обретают счастье…, почему же это оказалось неправдой? Или это только мне так плохо?=Спросил Хью.=Нет, не только тебе, но и многим другим также плохо, а некоторым даже еще хуже, чем тебе. Рождество - обычный смертный день, он от других дней ничем, по сути, не отличается, но надо жить и верить, что все будет хорошо. Надо не падать духом и знать, что не только черные полосы, но и белые есть в жизни каждого из нас.=Попытался успокоить Джозефа Фернок.=Вы не понимаете, он убьет их, я ведь не сдержал обещание.

 

Хэлван наблюдал за ними издалека, не слыша, о чем они говорят, он их видел и видел, как Хью два раза стрельнул. Джек хоть и угрожал Джозефу, он не собирался убивать его близких, потому что у него и так было забот по горло. Он просто поиздевался над Джозефом. Но разве в этом состоит его великий и зловещий план? Нет. Он подразумевает под собой гораздо более масштабное и зверское деяние, то, чего еще другие никогда не видели и представить не могло. Об этом скоро вся толпа будет вынуждена узнать ибо выбора Хэлван никому не оставил, никому из них – из частей серого общества, которое он, презирая, ненавидит.

 

Хэлван вышел из такси и с грохотом захлопнул дверь и потом вышел к ним, к толпе собравшейся и немного паникующей из-за тех выстрелов. Люди смотрели на то, как лейтенант успокаивает своего приятеля, который вдруг психанул. Мэра с комиссаром были в неком замешательстве, но после того, как Хоррэнс увидел Эсмонда, он немного успокоился.=Я не знаю, что случилось и что вообще происходит, но не думаю, что произойдет что-то глобальное.=Сказал комиссар мистеру Блацковицу уже уставшему от всех этих криков и внезапных сюрпризов. =Пойдите и узнайте, что произошло.=Велел мэр, Хоррэнс так и сделал, послушался его.

 

=Эсмонд, что здесь происходит?! Что это была за стрельба и почему здесь Спаун?! Лейтенант, прошу вас отчитаться!=Крикнул Джим, Эсмонду пришлось сказать несколько слов, но он не знал, какое именно объяснение лучше предоставить комиссару.=Я сам толком еще не знаю. Не могу вам с уверенностью обозначить проблему. У моего приятеля истерика, есть версия, что его близким угрожает Хэлван и опасность, исходящая от него.=Хэлван? О боже, но я все равно надеюсь, что нам удастся избежать худшего. Нужно держать глаз острыми, а уши востро и тогда может пронести. Но если уже такое происходит, я бы на лучшее надеяться не стал.=Это правильно. Надо готовиться к худшему.= Согласился Фернок.=Что у вас происходит?! Что это за сборище?!= Раскричался мэр, подойдя к ним, он не любил, когда не был в курсе происходящего, Хоррэнс потрудился объяснить ему ситуацию.=У нас пока все нормально. Спаун появился, потому что услышал выстрелы, а выстрелы были сделаны не в людей, а в воздух. Все хорошо, паника лишняя.=Лишняя? Да она нам вообще не нужна! Праздник для многих уже испорчен! Потрудитесь мне объяснить, что происходит!=Ничего страшного не произошло. Один человек напился и начал стрелять в воздух.=Ответил Хоррэнс (насчет напился – солгал).

 

=Слабый пол сильнее сильного в силу слабости сильного пола к слабому. Здесь слишком много представителей слабого пола, а те, кто владеет полом сильным слаб, потому что мало тех, кто имеет одинаковый пол!=Скрипя зубами, Безумный Джек стал подходить ближе к ним, его правая рука была не пуста, в ней кое-что лежало – ключ к огромному и масштабному рождественскому сюрпризу, припасенному специально для благочестивых жителей Мракана.=Если в детстве у тебя не было велосипеда, а теперь у тебя Бентли, то все равно в детстве у тебя велосипеда не было!!!

 

=Что теперь делать, комиссар? Многие ушли домой и лишь немногие остались в ожидании чего-то хорошего для себя. Выстрелы многих испугали.=Спросил мэр у Хоррэнса, тот знал ответ на вопрос, но не хотел его озвучивать, но у Джима выбора не было, если Антония спросил, значит нужно ему ответить.=Наше выступление сорвалось, но самое важное мы успели сказать. Люди может, и воспримут это как попытку оправдать власть города, но не все будут так думать. Есть и те, кто нам поверил, они наверняка есть.=Сказал Джим.=Спасибо, прямо успокоили меня, но ситуацию это не исправляет. Большинство в нас разочаровалось, и вы, как и я обязаны это понимать.=Я это понимаю, но и вы поймите, могло быть и хуже, гораздо хуже. Нет причины для паники, по крайней мере, пока.

 

=Ничто так не снимает сонливость, как чашечка крепкого, сладкого, горячего кофе, пролитого на живот! Виртуальные знакомства делятся на два периода: до первого виртуального секса и после! Если человека кусает вампир, он становится вампиром. Такое ощущение, что очень многих вокруг искусали бараны! Едет джип напрямую и вдруг врезается в автобус, а вам когда-нибудь доводилось видеть, как страстно целуются машины?!=Джек шутил, острил, не переставая выдавать черные шутки, и шел к ним – к людям, которых он ненавидел и одновременно жить без них не мог, ведь они его сильно забавляли, забавляли одним своим существованием. Смысл существования Безумного Джека – смеяться над всеми, смеяться тогда, когда не смешно, выдавая трагедию за юмор и чью-то смерть за шутку.=Я разгадываю кроссворд. А ты что делаешь? А я ищу для тебя ответы!

 

=Итак, сейчас самое важно это соблюсти спокойствие, наши нервы нам еще пригодятся. Не все подумают о нас как о лжецах. Да нас и не это должно волновать.=А что тогда нас должно волновать, если не мнение людей?=Спросил Блацковиц у Хоррэнса.

 

=Купил телевизор и съел попкорна. Порнуха или фильм ужасов? А что если это два в одном? Как это?! Порнуха бывает разве с ужасами? А разве нет?! Особенно если она про негритянок!=Джек Хэлван сделал, так что они увидели его, они – Эсмонд, Спаун и комиссар с мэром уставились на Джека, а затем к ним подключили и остальные люди. Чтобы привлечь к себе большое внимание Джек специально издал несколько смешков. Теперь они видели его, а он видел их.=Вот мы с вами и увиделись, господа засматритваться друг на друга не будем. У меня есть то, что вас развеселит очень сильно. Что же это? Да ничего особого, просто мой рождественский подарок, уготовленный для сего города и в частности для вас, стражи порядка загрязненные и лживые!= Обозвал их Хэлван. Но он не просто их оскорбил и назвал <стражами порядка>, назвал их <лживыми и загрязненными>. Чтобы это значило?

=Лейтенант, очень хочется поговорить о вас, ведь вы человек которому доводилось сидеть в той же психушке, в которой я сидел очень долгое время. Что скрывают ее стены? Вы помните эти ощущения?

 

Десять лет назад.=Вы убивали людей, убивали их, потому что они отказывались вам подчиняться, вас это злило, и вы превращались в преступника, ой, внесу необходимую поправочку для корректирования смысла, вы уже в него давно превратились. Я за вами наблюдал и вы, того не зная, думали, шо за вами нет никакой слежки. Я знал о вас всех, мне было известно о каждом вашем шаге. Помню, как вы оставили отца без родного сына, как жестоко и цинично запихнули пистолетик в рот этому пареньку, помню, как вы приказали своим очень честным полицейским скинуть в озеро два трупа, как вы шантажировали и запугивали всех, кто стоял на вашем пути. Вы хотели достигнуть мирового господство за счет слабых и за счет тех, кто не мог вам всю правду о вас высказать в лицо?

=Почему вы сейчас молчите? Потому что не можете найти для себя оправдания и потому что я сейчас полностью прав? Люди мерзкие, они делают непростительные ошибки, за которые их всех стоит расстрелять. Почему я убиваю? Да потому, что мне не жалко тех, кто похож на меня. Весело сейчас наблюдать то, как вы браво отстаиваете свою расшатанную позицию. Вы кучка подонков циничных и мерзких и мне даже противно осмотреть на вас. Я сейчас же сделаю то, к чему шел – устрою вам сюрприз и повеселюсь от души! Я ведь полностью прав насчет вас!=Хэлван вытащил из кармана своей загрязненной и поношенной одежды что-то, что по виду своему очень напоминало рацию и, нажав на кнопку, злодей привел какой-то механизм в действие. Всюду стало более шумно. Какой-то рев, издаваемый снизу начал оглушать всех тех, кто находился в центре. Много людей…, много душ и сердец и среди них есть и хорошие люди.=Что это за шум?= Спросил у комиссара.=Я не знаю, похоже на шум, происходящий при запуске ракеты.=Ответил Хоррэнс.=Я его остановлю.=Сказал Спаун, и побежал вперед, оставив толпу, оставив мэра, комиссара и лейтенанта смотреть на то, как он будет справляться со своей задачей – защищать город от Безумного Джека.

 

Спаун ударил Хэлвана с разбегу и тот даже упал, устройство, по виду схожее с рацией, выпало из его руки, но он не проиграл, он уже сделал то, что хотел сделать. Он привел свой план в действие, и запущенный механизм было уже не остановить, Спаун уже больше ничего не мог сделать, он просто не успел.=Я сейчас тебя убью. Это случиться здесь и сейчас!=Крикнул мститель, но Хэлван засмеялся, засмеялся, как всегда смеется.=Убьешь? А не поздновато ли для этого? Да и не верю я в это, Джон, посмотри правде в глаза, если бы ты мог убить меня, то сделал бы это гораздо раньше, пятнадцать лет назад, как мы впервые увиделись с тобой. Скажи, неужели тебе их жалко? Я ведь сегодня сделаю городу услугу – лучшую из всех возможных услуг. Я очищу его от грязи, сделаю то, чего не смог сделать, ты и потом ты поймешь, шо я был прав, шо я был прав насчет них, насчет Эсмонда, насчет тебя и вообще насчет всего. Не буду гнусавить, и лгать, шо все умрут, многие умрут, но не все, те, кому сильно повезет, останутся живы, и они будут жить в городе, лишенном лжи и насилия. Не это ли счастье для нас обоих и для всех людей, в частности для тех, кто выживет? Ты ведь так этого хотел, а убить ты меня не можешь, потому что понимаешь в глубине души, что я прав и этот город к твоему глубочайшему сожалению уже ничто не спасет. Ты проиграл, Джон, и теперь ничего не сможешь сделать ради их спасения, твоя миссия закончилась благодаря мне и Спаун уже завтра не будет, иметь, никакого смысла существовать среди людей. О тебе забудут также быстро реактивно, как и вспомнили. И ты еще попомнишь мои слова, слова Безумного Джека, который на протяжении очень долгого времени веселил и тебя и пытался держать на позитиве этот невеселый город. А жертвы…, да всем всюду плевать на то, что происходит. Это не я злодей, это мир такой несправедливый ко всем, кто в нем прижился. Я сейчас не шучу, не пытаюсь острить, а говорю то, как думаю. Я правдолюб, я никогда не лгу, тем более самому себе. Если бы ты раньше на меня накинулся, то мог бы еще их спасти, я бы опешил и вовремя не успел бы среагировать, и ты вновь отправил бы меня в психушку, и это бы продолжалось всю вечность. Я не убивал тебя, щадил, и никогда бы ни убил лишь для того, чтобы ты увидел то, что происходит сейчас – через несколько секунд произойдет взрыв, и он уничтожить парочку преступных кварталов, трущобы Милдтена тоже входят в этот состав. Панки и готы, населяющие город сгинут в одночасье, настанет справедливость, и люди станут жить гораздо безопаснее, зная, что все отморозки Панкера подохли в огне и в дыму! Я буду навязывать городу свою справедливость! Безумную! Такую же, как и я! Уа-ха-ха-ха-ха-ха!=Сволочь!=Крикнул Спаун и нанес удар Хэлвану по лицу, у того потекла кровь из носа, затем демон-защитник отошел от него и вернулся к ним, подошел к лейтенанту, чтобы поговорить с ним. =Он сказал, что с секунды на секунду будут уничтожены трущобы Милдтена и еще несколько кварталов, в которых чаще всего царит анархия. Он сказал, что это уже не остановить.=Ясно. Он вряд ли солгал. Значит, мы опоздали. Да. Мы не знали, что он задумал. Мы не могли это узнать. Не имели такой возможности.=Смирился Эсмонд. Небо над ними пожелтело, они услышали очень сильный взрыв, даже не взрыв, а всплеск, подобное радиационной волне окутавшей гордо и его атмосферу. Они будто были свидетелями приближающегося конца света. Хэлван смеялся, лежал на спине, хохотал безумно, хохотал, глядя на них, глядя на ситуацию в целом в которой он был победителем, а они занимали место проигравших. Они не успели. Они опоздали. Совершилась безумная справедливость. Оранжевое небо стало красным, и шум на время заглушил уши тех, кто стоял в центре.

 

Через час. Новости MRAKAN TIMES. Экстренный выпуск. Экстренное событие. Ведущий новостей с тяжестью на сердце был вынужден сказать людям правду, сказать, что произошло, это был единственный день ведущего, когда он не хотел придавать очередную новость огласки, ведь новость эта была не просто новостью, а настоящим безумным ужасом, из-за которого очень многие погибли.=Сегодня улица, названная в честь известного архитектора Реджинальда Милдтена, была стерта с лица нашего города, как и пара соседних улиц. Люди подверглись неизвестному акту и погибли. Сколько людей погибло, точно никто не знает, но по догадкам полиции не меньше шести сотен. Сейчас разрушенные улицы огораживаются полицейскими. Эксперты вынуждены в обломках искать место, в котором предположительно было установлено очень мощное взрывное оружие, раз и навсегда разрушавшее надежды властей города на реконструкцию и реставрирование этих кварталов, и надежду полицию на очищение этих улиц от уличных преступников.

 

Час назад. Хэлван смеялся долго, но вечно смеяться он не мог, и потом через какое-то время он все, же поднялся на ноги. Он уже сделал сюрприз для города, очень большой и страшный сюрприз, но у него еще был припасен рождественский подарок для Спауна.=Спаун! Посмотри в округ! Оранжевое небо очень хорошо выглядит! Теперь панки больше не будут досаждать городу, и ты мне потом обязательно скажешь спасибо! Естественно, я это делал не для справедливости! Мне насрать на всех и на тебя в том числе! Я это делал, чтобы вызвать в тебе ненависть к самому себе, ты ведь не смог меня остановить и проиграл и те невинные погибшие, которые трагично погибли при взрыве теперь в аду тебя проклинать, и ты не сможешь с этим жить! Не сможешь!= Крикнул Хэлван, вытирая рукавом кровь, идущую из разбитого носа. Фернок, комиссар, мэр, и все остальные, были в шоке от случившегося. Как только кто-то из них начал представлять, что произошло и сколько бедняг погибло при таком мощном взрыве, ему становилось страшно. Даже само осознание ситуации, здравое понимание того, что произошло несколько мгновений назад, ввергало в ужас. Ферноку было не менее больно и тяжело осознавать степень утрат и потерь не менее чем Спауну, но все, же лейтенант нашел в



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.243.21 (0.022 с.)