ТОП 10:

Семья Дао 2 - Братская встреча



Час потрачен на сборы, и вот они стоят в верхней комнате пагоды. Но когда их маленький отряд двинулся к выходу, путь им преградила плывущая по воздуху изящная рука, на запястье сверкал широкий позолоченный браслет храмовой танцовщицы, длинные ногти раскрашены кричаще ярким алым лаком, а кисть изогнута в, без слов понятном жесте – стой!.

- Куда же вы спешите? - промурлыкал голос за спиной. В окно сама собой вплыла голова в позолоченной, тиаре танцовщицы, ниже подбородка вместо тела свисала лишь шелковая красная вуаль, под ней угадывался какой-то силуэт.

- Я пришла к вам, проделав такой длинный путь, а вы сразу уходите - Какая невежливость!

Оба Хина и девушка обомлели от этого представления. Ханреку же помрачнел по другой причине – Пенангалан, способный «Запрячь дыхание дракона» – опасный противник. Зачем она явилась?

- Я вместе со своими учениками восхищенно преклоняюсь перед тобой Старшая сестра – произнес он традиционную формулу приветствия, как будто и не было давней вражды между их Дворами. Каждый Путь, ведущий к просветлению - достоин уважения.

- Если бы мы знали, что у нас есть хотя бы шанс, лицезреть вас, мы бы подготовили достойную встречу.

- Приветствую, МЛАДШИЙ брат! – Две висящие в воздухе руки сошлись ниже парящей головы в молитвенном жесте и все «сооружение» сместилось, имитируя поклон.

- Эту праздничную встречу, не поздно устроить,– а это уже напор - неприличный, но так характерный для следующих Дхарме Тигро-Демонов.

- Действительно, страшно подумать, что мы могли бы избежать такой высокой чести! – Ханреку, поставил наспинный короб на землю, и вслед за ним остальные последователи положили свою поклажу, и присели на циновки.

Безотчетный страх поднял темную волну сомнений из глубин души Дейва.

Дэйв, был потрясен, одно дело канибалы и "рассказы" о чудесах, которые с ним произошли, и другое дело - увидеть своими глазами эти летающие и говорящие конечности – « я к такому не готов - бежать отсюда, искуплю свою Карму другим путем, допустим... благотворительностью. Или лучше положу деньги в банк лет на сто, а потом на проценты построю храм, или на двести лет - я же бессмертен - успею...»

- Дайгоро,- ворвался в его взбудораженное сознание голос Ханреку - подай нашей гостье чашу "яшмовой влаги", как требует обычай.

Ученик замер, а затем, мрачно посмотрев на щуплого наставника, произнес сквозь зубы:

- Я не бутылка пива, партнер, чтобы поить всех подряд своей кровью. У тебя и самого, как я видел, это неплохо получается.

Ствол лежащего на коленях автомата как бы случайно сместился, и теперь смотрел в живот Ханреку.

Так. Ученик "накрыт своей тенью".

Ханреку развернулся всем телом к ученику. И уверенно показал ему свои пустые ладони, раскрытые в Мудре - Знание. Все СВОИ ЧЕТЫРЕ ладони, и кроткий взгляд ЗМЕИННЫХ зрачков.

- И ты считаешь, Хин, что тебе ВЫГОДНО обижать существ, Вершины могущества которых ты не в силах представить? - мастер "Обязательств" уже знал природу Теневой души ученика, а значит и ее слабости, и мог убедить демоническую натуру пользе сотрудничества.

Ствол автомата дрогнул. "выход перекрыт Летуном - бежать потом – они сильнее, сначала затаиться-подчиниться, а потом бежать на катере - иначе эти древние монстры погубят меня." Дэйв молча полоснул ножом себя по руке, наполнил чашу и поклонившись, передвинул ее по столу.

- Пусть второй "мальчик" подаст мне чашу - губы танцовщицы изогнулись в ехидной усмешке.

- Я не мальчик, и не буду прислуживать "суповому набору".

А этот рвется в драку. Похоже в этой комнате больше одного провокатора - и она уже добилась своего.

Пощечина бросила мускулистого монаха в угол, а когда он вскочил, гостья спокойно отхлебывала из, непонятным образом, оказавшейся в руке чаши. Наставник флегматично сидел напротив. У Ван Луна сжались кулаки - «Кто же его ударил? С кем драться? Наставник, гостья? Кто-то еще?» Ее глаза смеялись. Но заговорил Японец:

- Ван Лун, ты позволишь ей ЗАСТАВИТЬ тебя напасть? Она этого добивается, чтобы ты унизил себя.

Издевательский смех гостьи. Но ход Ханреку удался, Темная Душа ученика поддалась, как она считала своим целям. Богомол презрительно сложил руки на груди, и вызывающе хмыкнул, но остался на месте.

...на этот раз Ван Лун успел смутно увидеть полет метнувшейся к его лицу руки. И даже попытался уклониться , впрочем это было излишним - со стола за которым на циновке сидел Наставник наперехват атакующей конечности сорвалась пущенная умелой рукой бронзовая чаша. Рука Пенангалана отскочила к Голове и последняя, перестав смеяться, стала придирчиво, чисто по-женски осматривать поврежденный ноготь. А Ханреку не менее внимательно осматривал лежащую на полу чашку - глубокие борозды на бронзе показали, что иное оружие Пенангалану не требуется. Изящные ногти танцовщицы укреплены особым лаком и специальной заточкой превращены в десять стекловидных лезвий, подобных обсидиановым ножам.

 

- Позвольте заметить, Старшая сестра - если вы гневаетесь на моих учеников - вам следовало бы наказывать меня, а не слабого Хин.

- Ну, пока я никого не наказываю, а только учу манерам. А насчет "твоих" - что-то я не вижу в них положенной почтительности.

- Это действие шестой эпохи.

- Жалкое оправдание.

- Смею напомнить сестра, что мои способы обучения - это мое право.

- Но вот результат меня не устраивает. Я не позволю тебе превратить этих Хин в жалких слюнтяев, каким ты, увы, являешься "братец".

- Так это вызов сестра?

- Пока нет - ты можешь уйти, но их ты оставишь здесь – это моя территория.

- Не важно где мы находимся. Они просили, и я принял их в ученики – на мне клятва наставника.

- Дьявол тебе в душу, ты хочешь официального вызова - получи. Я Тао Сариотай, из Семьи Черных Полос, Двора Горящего Феникса. Призывая в свидетели Небо и Землю - вызываю тебя доказать свою искренность в поединке.

- Ханреку Йа из Семьи Стрел Двора Расколотой Улыбки принимает твой вызов, и состязаться мы будем... в игре Го.

- Что... Ты струсил!

- Моя честь, Сестра, не позволяет соревноваться в иных Боевых Искусствах с «безногой женщиной». Докажи что ты сильнее меня в стратегии.

Черты лица гостьи исказила Ярость. Ее переиграли в выборе условий Дуэли...

А впрочем..., ее лицо просветлело -

- ... бескровный бой удел трусов, так что ставкой в каждой партии будет кровь проигравшего. Пока слабый не сдастся.

Висящие в воздухе конечности Пенангалан подлетели ближе к столу. Японский Квай-Дзин развернул походную доску для игры, достал чашки с камнями. Когда он поставил первый черный камень на маленькую походную доску девять на девять пересечений и перевернул песочные часы ограничивающие время обдумывания хода - игра началась. Десять глаз следили за игрой. Нет уже восемь - Дайгоро куда-то вышел. Но не до него...

Первые две партии остались за Гостьей, и на предплечье проигравшего появилось еще два рубца. Кожа на скулах натянулась, а в глазах появился недобрый блеск, но он сохранил вежливость и достоинство. Похоже Тигро-Демон только прикидывалась новичком в игре. Ночь над ними шла своим чередом - закончился Час Крысы - Начался Час Быка, на электронных часах оставленных Дейвом на столе горели цифры 1:03.

Но затем Ханреку нашел ключ к ее стратегии, и четыре партии подряд выиграл. Каждый раз чаша исчезала под алой вуалью и возвращалась полная крови. Ханреку, спрашивал, не готова ли она прекратить игру и оставить свои претензии, затем принимал чашу с поклоном, и лишь получая отказ выпивал. Пенангалан бледнела, глаза ввалились, нижняя губа дрожала - с каждой потерянной чашей крови она как бы теряла себя, растворяясь в противнике. Прошел Час Быка, Начался Час Тигра.

И на пятом проигрыше Тао Саоритай взорвалась, и швырнула чашу на стол не наполнив ее.

-Ты жулик! Я вырву твой лицемерный язык!

-Сестра, ты покрываешь себя позором, опомнись.

- К дьяволу дуэль, я просто тебя убью.

С яростным шипением Пенангалан набросилась на соперника. Ханреку было не избежать атаки на столь короткой дистанции.

Он и не пытался - в глаза противнице полетели черные камешки Го, которые он держал в руке во время игры. Вампира такие предметы не могли травмировать, но, как человек прячет лицо от безвредных водных брызг, Руки прервали атаку, заслоняя отскочившую назад Голову.

Ханреку завершил кувырок назад и встал на колено, сделав серию резких движений руками, ускоряющих течение Чи в своем теле. В каждой из четырех отведенных в метательном замахе рук блестело по узкому ножу.

Два лезвия пролетели мимо угрожающе оскалившейся, демонически прекрасной головы, одно скользнуло по металу Тиары-шлема, и лишь последний нож прочертил, быстро затягивающуюся кровавую борозду на прекрасной щеке.

Со следующего мгновения у Ханреку не оставалось ни секунды на атаку, казалось, все пространство вокруг заполнили со свистом рассекающие и пронзающие воздух когти Пенангалан.

Один из ударов распорол Шафрановую тогу монаха, обнажив скрытый под ним широкий пояс-ножны со спрятанными в нем метательными кинжалами.

Из расплывчатого облака в которое превратились Летающие руки и с нечеловеческим проворством ускользающий от них монах, донеслось:

- Богомол не лезь, не смей, не вздумай ее трогать, она моя!

- Да что же все указывают, что мне делать, что не делать! - и Ван с

мстительным злорадством, подхватив с земли принадлежащий наставнику монашеский посох, градом страшных ударов измочалил его о голову Пенангалан, сминая Тиару и корежа прекрасный лик.

- Я вам покажу "Хин, знай свое место!"

Этим бой мог бы и закончится, но Танцовщица сумела мутнеющим демоническим сознанием скоординировать свои движения и подключить руки в бой с новым противником.

Богомол почувствовал колебание воздуха за спиной и повернулся. Это спасло ему его «нежизнь» - удар нацеленный перебить ему шею, разодрал щеку и оторвал левое ухо.

В то же время Чудовищная Голова попыталась впиться клыками в его бедро, но монах удачно отбросил ее коленом, и отскочив к стене замер в оборонительной позиции.

Однако Демонические руки не продолжили атаку. Левая, как кобра перед нападением, угрожая, застыла перед ним, а Правая рванулась к беззащитной, забившейся в начале боя в угол, Ноке Лек.

Но ей помешали - в драку вновь вступил Ханреку. Он воспользовался передышкой, чтобы вооружиться новыми ножами и изготовиться к броску. Один нож ушел в стену, два - отскочили, ударившись о металл украшений, но последний, скользнув по резному браслету, вонзился в Руку в районе локтя. Траектория полета изменилась, и еще два метательных ножа смогли пригвоздить ладонь опасной конечности к потолочной балке.

Голова Пенангалана, а затем свободная конечность выскочили через дверной проем. А пущенные им вслед ножи, серебристыми рыбками бесплодно упорхнули в темноту ночи.

 

Ронин 1 – Состояние Души

 

Дейв быстро добрался до берега реки. И теперь он осматривал заводи, где по его мнению мог скрыться ординарец. Пока безрезультатно. Девид остановился, глядя на свое отражение в речной глади: "К черту эту мистику - главное держаться подальше от старых ублюдков, пока сам не научусь таким же трюкам. У меня есть деньги на секретных счетах, связи, можно даже продолжить службу - скажу, что у меня редкая восточная аллергия на свет... Но где же катер, и где Ванг Шу... ".

И вдруг он заметил ординарца в речном отражении - тот стоял прямо у него за спиной. Дейв обернулся. Странно - Шу оказался на большем расстоянии, чем казалось в начале. Солдат стоял у границы зарослей и жестом звал за собой.

- Что за игры, боец! - удивился Дэйв.

Но фигура молча скрылась в зарослях, не оставляя иного выбора кроме как следовать за собой. Это было странным - как бы Дэйв ни ускорялся, фигура друга не приближалась, но стоило ему остановиться, тот останавливался и жестами звал за собой. Чувствуя себя персонажем чьего-то бреда, Дэйв догнал Ванг Шу на поляне.

Тот стоял рядом со своим телом... Со своим телом....

Теперь Дэйв заметил, что стволы деревьев просвечивают через фигуру его спутника.

Дайгоро испытал взрыв внутренней боли – образ друга не соединялся с реальным истерзанным трупом, издевательски усаженный в позу Будды, со сломанными конечностями и разложенными по поляне внутренностями. Конечно, Дейв за годы "работы" много раз видел смерть и не раз терял друзей, но никто не заслуживает ТАКОЙ смерти.

- Я дождался тебя командир. Катер ждет, он спрятан под мангровым деревом - они не заметили его. Только я не смогу поехать дальше… отпусти меня, командир… я так устал.

- Отдыхай друг... твой долг исполнен.

Рука Дайгоро поднялась к голове в армейском приветствии, но затем, почувствовав его неуместность, он согнулся в воинском салюте своих предков.

И стоял так пока призрак таял удаляясь.

"Голос разума" в его голове испуганно замолчал - и даже Внутренний Демон отшатнулся перед мощью Праведного гнева Человека.

Дайгоро аккуратно, как уснувшего ребенка, уложил погибшего товарища на брезент, расправил перебитые конечности, уложил в распоротый живот внутренности и, понимая, что их не уложить нормальным образом, просто накрыл своей армейской курткой. Спрятанный катер, Дайгоро выбрал последним прибежищем для останков и, бросив в «машину» горящий фальшфейер, оттолкнул катер вниз по течению. Больше никто не потревожит и не осквернит покой верного воина. Внутренний Демон несколько раз рвался остановить «обезумевший Хун», но все попытки разбивались «Ледяную Стену Священной Цели». «Вечная Жизнь оказалась не для меня» – решил Дайгоро – «Простите Уважаемый Предок – я не успел искупить свои грехи, но как учит Бусидо - из всех путей я выбираю ведущий к смерти, путь Мести. Дайгоро умел найти след, даже в ночных джунглях и до рассвета у него было время. Его даже не удивило, что путь убийц вел к оставленной им недавно Пагоде. И лишь слегка озадачило, когда, в песчаном русле ручья, след был накрыт следом тигра... идущего на двух лапах.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.237 (0.009 с.)