ТОП 10:

Глава 6 Выстраивание отношений: лидерство в стае



Вряд ли кто-то ценит умственные способности собак выше, чем я. Временами мне кажется — я говорю серьезно! — что собаки поумнее кое-кого из людей, с которыми мне приходится иметь дело. Но даже мне приходится признать, что одна вещь остается выше понимания животных. Собаки не способны научиться нашему языку. Поэтому, как это ни хлопотно, если мы хотим с ними общаться и достигать понимания, придется изучать их язык. Эта задача требует от нас открытости, восприимчивости и уважения к собакам. Тот, кто смотрит на них как на низшие существа, никогда не добьется успеха. Необходимо относиться к собакам с уважением и принимать их такими, каковы они есть.

Но есть и хороший момент. Ведь только мы, люди, говорим на множестве языков и диалектов, в которых так легко запутаться, а собаки всего мира пользуются только одним, универсальным языком. Это безмолвный, выразительный и очень убедительный язык, и обучиться ему несложно. Достаточно освоить несколько принципов, которые (с незначительными вариациями) определяют поведение собак. Чтобы разобраться в основах этого языка, прежде всего, нужно понять структуру общества, в котором, как кажется собакам, они живут. Моделью такого сообщества служит волчья стая.

Современные собаки, конечно, мало чем напоминают своих диких предков, их внешний вид и образ жизни изменились до неузнаваемости. Столетия искусственного отбора, однако, не убили в них основ естественного поведения. Собаки, конечно, уже не живут в стае, но правила социальной организации по-прежнему управляют их поведением, и никто не отнял этих инстинктов. Есть две чрезвычайно мощные силы, руководящие жизнью животного. Первая сила — это инстинкт выживания, вторая — инстинкт размножения. Для того чтобы гарантировать выживание и размножение, эволюция закрепила определенные средства, к которым относится социальная организация стаи, эффективная, как все в мире животных. В любой волчьей стае есть лидеры и подчиненные. Во главе стаи стоят вожаки — альфа-пара.

Эта пара — самые сильные, здоровые, умные и наиболее опытные волки, задача которых — обеспечить выживание всей стаи. Именно поэтому они доминируют и управляют всем, что делает стая. Их статус поддерживается благодаря постоянным демонстрациям превосходства. Весьма важно, что альфа-пара — единственные волки в стае, имеющие приоритет в размножении. У человечества, разумеется, все по-другому, как нам кажется, более демократично. И все же порой я спрашиваю себя: может быть, это мы, а не собаки сделали когда-то неправильный выбор? Насколько мы можем доверять нашим лидерам? Многие ли из нас вообще встречались с ними? В волчьей стае такой неопределенности нет места. Альфа-пара контролирует и направляет жизнь стаи, и остальные волки во всем полагаются на них, доверяют и подчиняются, признавая их авторитет. Каждый волк, занимающий более низкое иерархическое положение, спокоен, зная свое место и функции, которые ему надлежит выполнять. Каждый удовлетворен, зная, что он на своем месте играет важную роль в достижении благополучия стаи в целом…

Иерархия в стае поддерживается благодаря в высшей степени ритуализированному поведению. Это необходимо, поскольку жизнь стаи переменчива — альфа-волки могут погибнуть, состариться, так что на смену придут новые из числа подчиненных. Инстинкты стаи поддерживаются. У современных волков насчитывается по крайней мере четыре мощных ритуала, которые поддерживают с древнейших времен живущий в животных стайный инстинкт. Это основа, на которой строится все остальное.

Нет ничего удивительного в том, что альфа-пара подчеркнуто демонстрирует свое влияние в таких ситуациях, как охота и распределение пищи. Еда — одна из основных и важнейших потребностей стаи, от нее, в конце концов, зависит выживание. Альфа-пара, будучи самыми сильными, опытными и умными членами стаи, возглавляют поиски новых охотничьих участков. Когда добыча обнаружена, они возглавляют погоню и направляют охоту. Именно в эти моменты с особой яркостью выявляется статус альфа-пары как ответственных за принятие решений. Добыча у волков может быть весьма разной: полевая мышь и бизон, косуля и лось. Иногда проходят многие часы в том, чтобы найти, загнать и убить жертву, и волки пробегают за одну охоту до восьмидесяти километров. Для слаженных действий требуются решимость, смекалка и умение руководить, что и берет на себя альфа-пара — волки-вожаки. Остальные члены стаи следуют за ними.

Когда жертва убита и начинается дележ добычи, альфа-пара пользуется непререкаемым правом первенства. В конце концов, как говорят, «мать сыта и дети сыты» — благополучие всей стаи зависит от физического состояния вожаков. Только после того как они наедятся и подадут сигнал, остальные члены стаи получают разрешение есть — тоже в строгом соответствии с положением на иерархической лестнице: сначала едят старшие, последними — молодые. Позднее, вернувшись на стоянку, охотники кормят щенков и остававшихся с ними самок, отрыгивая часть пищи. Порядок незыблем и нерушим. Волк проявит агрессию по отношению к любому, кто попытается получить пищу не в свое время. Даже тот факт, что большинство членов стаи — кровные родственники вожака, не помешает ему разобраться со всяким, кто нарушит протокол и осмелится лезть без очереди.

Вожаки отвечают на уважительное отношение к ним — тем, кто несет ответственность за благополучие стаи. В случае возникновении опасности обязанность альфа-волков защищать собратьев. И это третья ситуация (ритуал), в которой подчеркивается естественный порядок в стае. Альфа-пара демонстрирует свою роль лидеров твердо и недвусмысленно. Вожаки реагируют на опасность одним из трех возможных способов: убежать, проигнорировать угрозу или принять бой и защищаться. Какой бы путь ни выбрала альфа-пара, остальные волки целиком и полностью поддерживают своих лидеров.

Четвертый основной ритуал всегда разыгрывается в случаях, когда волкам пришлось разбежаться и стая собирается вновь. Когда волки оказываются снова вместе, альфа-паре во избежание недоразумений необходимо восстановить свой статус, с помощью особых сигналов напомнить волкам о том, кто здесь главный. У пары имеется свое персональное пространство, где она действует, которое можно назвать зоной комфорта. Никому из волков не позволяется посягать на это пространство, вторгаться в него без приглашения. Отвергая или принимая попытки членов стаи войти в это пространство, альфа-пара восстанавливает свое главенство в стае, не прибегая при этом к жестокости или насилию.

Мы можем считать собак своими питомцами, почти своим имуществом, но они, наши собаки, все еще верят, что являются полноценными членами сообщества, живущего по законам, похожим на законы волчьей стаи. Состоит ли «стая» из собаки и ее хозяина или из большой человеческой семьи и других животных, собака считает себя частью социальной группы и строго следит за соблюдением иерархии. Скажу больше, все проблемы, с которыми сталкиваются хозяева, возникают в результате уверенности собаки в том, что вожак их стаи — не владелец, а именно она, собака.

Мы в своем современном обществе относимся к собакам как к вечным щенкам, мы кормим их, заботимся о них так, что избавляем их от всяких трудов. Вот почему собакам не следует давать возможность быть вожаком стаи, брать на себя ответственность — в этой ситуации они не справятся с решением возникающих проблем. Если же собака ощущает себя вожаком, ответственность ложится на нее тяжким, непосильным бременем и приводит к развитию поведенческих проблем, что мне так часто приходится наблюдать.

За последние несколько лет я перевидала много собак, страдающих от самых разных поведенческих проблем — одни кусались, другие облаивали велосипедистов. Но в каждом случае корень проблемы лежал в том, что собака неверно оценивала свое место в стае. Поэтому я всегда начинала с одних и тех же шагов — выстраивание отношений. Я ни единого раза не отступила от этого, не нарушала этот фундаментальный закон.

Процесс восстановления социальной структуры состоит из четырех отдельных элементов. Каждый из них соотносится с одной из специфических ситуаций (или ритуалов, которые описаны выше), в которых устанавливается и поддерживается иерархическая структура стаи. В каждом случае перед собакой ставится вопрос, и мы должны подсказать ей ответ.

 

— Когда стая вновь встречается после расставания, кто теперь главный?

— Когда стая подвергается нападению или существует угроза опасности, кто встанет на защиту?

— Когда стая отправляется на охоту, кто пойдет впереди?

— Когда есть пища, в каком порядке нужно к ней подходить?

 

Подход должен быть целостным: необходимо все четыре элемента связать между собой и повторять постоянно и неуклонно, изо дня в день. По идее, сигналы призваны убедить собаку в важных вещах. Ей просто необходимо узнать, что в ее обязанности не входит присматривать за хозяином, что не ее долг защищать дом и единственное, что от нее требуется, — это держаться на вторых ролях и вести приятную, беззаботную жизнь. Эту мантру нужно повторять снова и снова. Лишь тогда собака наконец привыкнет к мысли, что с нее сняли груз ответственности, лишь тогда она получит возможность заняться отработкой самой мощной формы контроля — самоконтроля. После того как к собаке вернется самообладание, задача по устранению отдельных поведенческих проблем невероятно упрощается.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-12; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.233.215 (0.007 с.)