ТОП 10:

Техника рисунка и рисовальные материалы



В задачу учебного академического рисования с натуры входит не только усвоение правил реалистического рисунка, но и художественного мастерства. Рисование с натуры головы человека не должно ограничиваться только усвоением законов реалистического рисунка, оно, прежде всего, должно подготовить будущего художника к его практической творческой деятельности П. Чистяков писал: «Искусство не есть одна наука, искусство пользуется наукой, искусство должно уметь законы и знания применять к делу, на то оно и есть искусство — уменье». Знание основ изобразительной грамоты дает художнику возможность правильно видеть и понимать законы строения форм природы и точно изображать виденное. Однако этого еще недостаточно, чтобы стать художником. Рисовальщик может хорошо понять и запомнить основные правила рисования с натуры, но не уметь приложить полученные знания к делу. Медики хорошо знают анатомическое строение человеческого тела, но это еще не дает им возможности изобразить человеческую фигуру. Помимо знаний, художник должен овладеть мастерством.

Одним из решающих моментов приобретения художественного мастерства является техника. От рисовальщика требуется техническое совершенство, большой навык и вкус в пользовании различными рисовальными материалами — орудиями его труда. Основная причина робости в рисовании заключается в отсутствии технического навыка. Вопросы техники рисунка, вопросы изучения приемов работы рук являются настолько серьезными, что умалчивать о них в художественной школе нельзя. Между тем вопросам техники рисунка в нашей методической литературе уделяется очень мало внимания, дается мало методических рекомендаций по работе карандашом, углем, сангиной, соусом, пером и кистью.

Развитие технических навыков также необходимо художнику, как необходима скоропись в чистописании для свободного начертания письменных знаков. Художник не должен испытывать затруднений в технике рисования, так же как не испытывает этого человек при письменном изложении своих мыслей.

Свобода и виртуозность владения языком искусства дает возможность художнику всецело отдаваться творчеству, легко решать творческие замыслы и добиваться наибольшего эффекта. Художник, слабо владеющий изобразительной техникой, оказывается скованным и не может выразить свои замыслы в полную силу. Очень хорошо по этому поводу сказал балетмейстер Р. Захаров: «Если танцовщица не освоит всех трудностей своей вариации, она будет связана и как бы закрепощена технической стороной танца, ей будет уже не до образа. Все ее внимание будет сосредоточено не на выражении мысли и чувств, заложенных в танце, а на преодолении его технических трудностей».

Разговор о технике рисунка и рисовальных материалах мы будем вести в связи с изображением головы человека. Задача данного пособия не только раскрыть закономерности построения изображения формы головы, но и показать, как, какими средствами рисунка можно добиться наибольшей выразительности.

Техническая виртуозность в руках одаренного художника — залог его успеха, высокого мастерства. Поэтому, обучаясь рисованию с натуры, необходимо обучаться и художественному мастерству, в особенности в специальной художественной школе. И в этом плане надо отдать должное старой художественной школе, которая технике рисунка уделяла большое внимание. По сути дела, обучение рисованию начиналось с обучения техническим приемам работы—копирования образцов, оригиналов. Копируя, например, рисунки Ж.-Б. Грёза (рис. 166, 167) и наблюдая выразительность линий и штрихов, ученик начинал понимать и овладевать языком искусства рисунка, научился лепить форму средствами рисунка. Если мы внимательно посмотрим, как художник в рисунке трактует форму лба, щек, прядей волос, то станет ясна их учебно-воспитательная ценность.

Художественное исполнение рисунка требует определенных технических навыков. Вспоминая виртуозного рисовальщика О. Кипренского, мы восхищаемся его изумительной техникой. В серии рисунков 1812— 1813 годов он довел технику работы итальянским карандашом до исключительного совершенства. Он извлекал из итальянского карандаша все возможности и сумел довести «черное и белое» до живописного звучания, оставляя в то же время карандашу его специфические особенности. В очаровательном портрете мальчика Кипренский продемонстрировал совершенство графической техники, показал, какие богатые возможности имеются у итальянского карандаша. С исключительным мастерством он дает удары мела, заставляя его то гореть в виде ярких бликов, то тускнеть на высветленном фоне тоновой прокладки, создавая прозрачный и нежный ажур белого воротничка. Видно, как свободно художник владеет материалом, знает его природу, его качества (рис. 168).

В известном портрете Салтыкова (рис. 169) мы видим, что Кипренский взял от академической школы рисунка. Особое внимание обращает на себя высокая техника штриха в изображении пространственного фона. С одной стороны, это очень своеобразный, легкий, лишенный скованности и сухости штрих, который художник так ловко наносит на поверхность. С другой же стороны, если внимательно присмотреться, это традиционный академический штрих, который так строго и долго изучался в Академии. Посмотрите на правую щеку, подбородок, фон, и вы узнаете знаменитый штрих, который воспитанники Академии начинали осваивать еще в оригинальных классах.

Надо отметить: во всех художественных школах первой половины XIX века обучению техники рисунка уделялось самое серьезное внимание. Об этом свидетельствуют методические пособия и самоучители по рисованию, а также работы воспитанников художественных школ.

 

Техника в рисунке, в творческой работе художника имеет такое же значение, как исполнительская техника у актера, музыканта, спортсмена. Художник, слабо владеющий профессиональной техникой, не может создать совершенных художественных образов и успешно решить поставленную задачу. И. Репин писал: «Но согласитесь, как бы ни была содержательна вещь по своей задаче, если она будет слаба по исполнению, она будет возбуждать даже отвращение к той прекрасной идее, за которую автор взялся. Я помню, как Крамской при взгляде на подобные вещи говаривал: „Какой прекрасный сюжет испорчен, и испорчен надолго"».

Во всех других искусствах технике исполнения уделяется самое серьезное внимание. Выработка технического мастерства у художника также должна занимать должное место в художественном образовании.

Вспоминая свои беседы с В. Серовым о мастерстве С. Маковский (сын художника К. Маковского) писал: «Я вспоминаю одну мою беседу с Серовым. Валентин Александрович жаловался на современный упадок профессионального уважения к живописи. Он говорил: „Беда в том, что наша молодежь, боясь академичности, пренебрегает своим ремеслом. А ведь это главное. Надо знать ремесло, рукомесло. Тогда с пути не собьешься". Он повторил раздельно: ру-ко-мес-ло... У меня и сейчас в ушах звук голоса, каким это было сказано. Ясно почувствовал я тогда, что „рукомесло" значило для Серова гораздо больше, чем обыкновенно понимают под ремесленным навыком: некое цеховое жречество, как выход из преемственного знания, связывающего и освобождающее о порыв художника. Неутомимо учиться у других и у себя. Вложить душу в изобразительные средства. Проникнуться ответственностью за всякую черту карандашом и за всякий мазок кистью. Всматриваться в то, что пишешь с таким напряжением зоркости, чтобы перенесенная на холст „натура" стала как бы овеществлением внутреннего образа, — вот что было „рукомеслом" для Серова, вот какое „профессиональное уважение" он разумел, сетуя на молодежь».

Не следует думать, будто бы техника приходит сама собой. Техника рисунка — это сумма рациональных приемов работы, это искусство, которому надо учиться. В результате правильно проводимых занятий и внимательного обдумывания методики работы можно овладеть необходимыми техническими навыками.

Не следует смешивать понятия «техника рисунка» и «манера». Манера — это почерк художника, который связан с темпераментом художника, с его природным характером. Манера присуща каждому своя.

В связи с затронутым вопросом необходимо прежде всего выяснить, что мы понимаем под техникой рисунка. Техника — это искусство выполнения, это „находчивость", это предугадывание тех эффектов, которые могут получиться при использовании данного приема. Техника — это не только особая манера изящно проводить штрих к штриху, но и толковое выражение, передача характера формы. При техническом воспроизведении рисунка происходит рефлекторное действие руки и глаза, которое дает возможность художнику не задумываться над средствами изображения, а производить над натурой более глубокий анализ. Техническое мастерство должно быть органически связано со всем процессом построения рисунка. Только та техника рисования может считаться удовлетворительной, которая вытекает из органического понимания сущности рисунка, когда каждый штрих, каждая линия, пятно выражает форму, объем, характер более убедительно и реально. Поэтому технику рисунка не следует понимать как шаблон, раз и навсегда свойственный данному художнику.

Начиная заниматься рисованием, почти все, как правило, интересуются внешней стороной дела — не техникой, как таковой, а манерой. Безусловно, многообразие творческих индивидуальностей и своеобразие творческой манеры каждого художника имеют важное значение, но ими никак нельзя подменить задачи школьного обучения. Наша художественная школа не стремится обучать манере. Еще П. Чистяков указывал: «Манерность [т. е. манера] всякому своя присуща по природе, следовательно, учить тут нечему. Учить нужно законности, правильности, и только, а оттенок у каждого останется свой. У всякого своя природа, а закон один».

Основная задача техники — это как можно выразительнее донести до зрителя то, что видел и чувствовал художник, но никогда техника не должна быть самодовлеющей. Она необходима как средство для достижения цели. Целью же является правдивое реалистическое изображение.

Существует множество технических приемов работы карандашом, сангиной и другими материалами. Овладеть определенной техникой рисунка студент может только в процессе упорных и длительных занятий. Каждый вид техники имеет свои специфические особенности, и художник должен знать, что можно извлечь из угля, сангины, карандаша и как одним и тем же материалом можно добиваться различных эффектов. Например, работая углем или сангиной, можно применить различную технику рисунка. В одном случае можно ограничиться только тоновой лепкой формы, в другом — сочетать тоновую прокладку со штрихом. На рисунке 171 дан пример тоновой моделировки формы. На рисунке 174 дан другой пример — сочетание штриха с тоном. На свету форма лепится легкой прокладкой тона, в полутенях и тенях объем моделируется штрихом — лоб, щеки, подбородок. На рисунке 173 показана техника работы простым карандашом.

Среди различных материалов, которые помогают молодому художнику быстрее овладеть мастерством рисунка, особого внимания заслуживают тушь и перо.

Перо дает тонкую, красивую линию и позволяют четко прорисовывать детали. Кроме того, работа пером с первых же шагов приучает рисовальщика внимательно относиться к делу, наносить линии очень обдуманно и с большим расчетом, так как малейшее невнимание влечет искажение формы, а при исправлении рисунка — грязь и кляксы. Перо очень дисциплинирует, не дает возможности думать о постороннем, рука приобретает легкость движений. Недаром художники эпохи Возрождения, а также наши русские иконописцы придавали такое большое значение рисованию пером. На рисунке 175 показан набросок пером О. Кипренского, в котором художник с виртуозным мастерством извлекает из пера все его возможности. Здесь мы видим не «сухую, проволочную» линию, а живое, выразительное использование линий. Лицо, руки художник моделирует тонкой, четкой линией; волосы, костюм — быстрыми, сочными штрихами.

Часто художники применяют в рисунке сангину и черный угольный карандаш. Такое сочетание материалов позволяет повысить выразительность рисунка, передать реально материал, его фактуру. Сочетание угля и сангины дает возможность художнику повысить выразительность. Примером может служить рисунок детской головки И. Репина (рис. 176), выполненный углем и сангиной. Теплый тон сангины хорошо передает фактуру детского лица, холодный тон угля — фактуру волос и рубашки.

Говоря о мастерстве, о технике, мы имеем в виду, прежде всего, те средства выражения мысли, объема, фактуры, с помощью которых художник может добиться в рисунке наибольшего эффекта, наибольшей выразительности. Художественная форма в рисунке может быть выражена самыми различными техническими приемами работы.

Задача учебного рисунка — раскрыть эти технические приемы, показать, какие приемы работы уже себя оправдали на практике. Так, например, для графитного карандаша более характерна штриховая техника рисунка, что мы видим у художников старой академической школы. Для угля, соуса, сангины больше подходит широкая, живописная прокладка тона.

Овладевая техникой, необходимо научиться правильно пользоваться рисовальным материалом. Например, при работе карандашом не следует затирать рисунок пальцем, так как это приводит к излишней черноте, рисунок становится грязным и маловыразительным. При такой технике работы тон в тени становится глухим, он не дает нужной прозрачности и теряет свою свежесть. Для карандаша более характерны четкие, ясные, чеканные рисунки, которыми нас восхищает Ж. Энгр (рис. 177). Наоборот, при работе углем, сангиной, соусом растирание помогает добиваться более разнообразных нюансов и передачи материальности (рис. 178). Здесь этот метод позволяет художнику найти более тонкие переходы от света к тени. Но главное внимание в учебном рисунке должно быть обращено на анализ формы предмета. Технику рисунка нельзя отрывать от основных задач учебного рисунка, она должна помогать лучше, убедительнее выражать форму на плоскости. Художнику нужно знать, что при работе штрихом или тоном движения карандаша и, соответственно, руки должны соответствовать направлению каждой плоскости в пространстве, подчеркивать и указывать изгиб каждой поверхности формы.

Рассмотрим методику работы карандашом.

Методика использования тональных возможностей карандаша следующая. Вначале ученик работает карандашом очень осторожно, еле-еле прикасаясь к бумаге. Когда основной рисунок намечен и требуется уточнение формы, художник начинает усиливать нажим карандаша на бумагу. Затем он начинает делать акценты, давать карандаш в полную силу, добиваясь наибольшей выразительности.

Развитие техники, мастерства требует специальных упражнений. Техника не колдовство и не таит чудес, она сама собой не приходит.

Касаясь этого вопроса, И. Крамской писал: «Они думают, что техника висит где-то, у кого-то, на гвоздике в шкафу, и стоит только подсмотреть, где ключик, чтобы раздобыться техникой; что ее можно положить в кармашек, и, по мере надобности, взял да и вытащил».

Здесь нужна не только систематическая ежедневная работа, но и научная база, на основе которой ученик смог бы успешно овладевать техникой рисунка. О необходимости научного обоснования всех положений академического рисунка писал еще П. Чистяков: «А так как высокое искусство без науки не может быть, то и техника оного должна быть высокая, развитая на необходимых, прямо идущих к делу науках, ловко, энергично, вовремя и на месте применяемых. В искусствах смотреть на технику как на задачу, которую следует законно разрешить, — благородно».

Методические положения и их теоретическое обоснование наша советская педагогика разрабатывает на основе богатейшего опыта великих ученых-физиологов И. Сеченова и И. Павлова. В своей работе «Рефлексы головного мозга» Сеченов показывает, что все внешние выражения мозговой и психической деятельности обязательно проявляются в движении мышц. Даже оценка расстояний с помощью глазомера совершается также благодаря мышечному чувству. Комплекс импульсов, поступающих в мозг в результате деятельности мышц глаза, создает представление о форме предметов, их расстоянии друг от друга, характере и скорости их перемещений.

Из учения И. Павлова о высшей нервной деятельности мы узнаем, что рефлекторые процессы могут возникать у человека независимо от врожденности и наследственности. Они образуются в результате личного опыта и соответствующих условий. В то же время эти рефлексы исчезают и гаснут, если условия, при которых они образовались, устраняются и наоборот.

Иначе говоря, если художник, достигнув высокого мастерства, перестанет его поддерживать ежедневной работой, то это мастерство быстро исчезнет; и наоборот, если художник после небольшого перерыва станет усиленно работать над собой, то мастерство быстро восстановится. Поэтому не случайно все большие мастера рисунка с древнейших времен требовали от своих учеников ежедневной работы. Апеллес говорил — ни одного дня без линии. Ченнино Ченнини в «Трактате о живописи» записал: «Постоянно, не пропуская ни одного дня, рисуй что-нибудь, так как нет ничего, что было бы слишком ничтожным для этой цели; это принесет тебе огромную пользу».

В технике нет необъяснимых моментов, нет никакой особой тайны, которая недоступна человеку. Техника вырабатывается путем специальных упражнений. Ее основные методические положения базируются на строго научных данных естествознания. Выработка технических приемов тесно связана с деятельностью нервной системы и головного мозга. Художник отрабатывает автоматизм действий руки так же, как пианист, который после долгих лет упражнений не делает усилий, чтобы следить за правильной последовательностью движений пальцев в пассажах.

Выработка необходимого навыка требует не только усидчивости, но и мобилизации воли. При формировании двигательных навыков в рисовании большую роль играет осознанная воля, управляющая движением. «Эта-то ярко осознаваемая возможность,— пишет И. Сеченов,— выражающаяся в словах “я хочу и сделаю”, и есть та неприступная с виду цитадель, в которой сидит обыденное учение о производительности». Говоря о технических навыках, о выработке мастерства, И. Сеченов указывает, что наука в этих вопросах могла бы во многом помочь: «Ведь и у музыканта и у скульптора рука, творящая жизнь, способна делать лишь чисто механические движения, которые, строго говоря, могут быть даже подвергнуты математическому анализу и выражены формулой».

Советские ученые в своих исследованиях приходят к мысли, что образование двигательного навыка проходит три фазы развития:

1) изучение отдельных элементов движения и объединение ряда отдельных деталей в единое целое;

2) устранение лишних движений и излишнего напряжения мышц;

3) совершенствование двигательного навыка и уточнение координации движения и мышлений.

Рассмотрим эти три фазы на примере усвоения навыков штриховой техники рисунка.

Первая фаза — изучение отдельных элементов движения и объединение ряда отдельных действий в единое целое. Эта работа вначале представляет для обучающихся некоторую трудность: плохо слушается рука, штрихи не получаются параллельными, в особенности, если приходится работать, стоя у мольберта. Вместо того, чтобы держать карандаш на вытянутой руке и только мизинцем опираться на планшет, он зачастую держит карандаш, как ручку с пером, а на доску опирается всей рукой.

При постановке руки ученик должен усвоить следующее правило. Сидеть или стоять у мольберта надо на расстоянии вытянутой руки. Карандаш держать всеми пальцами, дальше от очинённого конца, причем карандаш надо держать в руках так, чтобы он постоянно был в движении. Опираться на планшет можно только мизинцем, а лучше — вообще не опираться. Такое положение руки дает свободу движения кисти. Этот навык будет очень полезен в занятиях живописью, так как там нельзя касаться рукой холста.

Неудачи у подавляющего большинства рисовальщиков можно объяснить следующими причинами. За неимением нужных навыков в движениях рука пускает в ход уже имеющиеся в ее распоряжении навыки и действия (умение писать, чертить, тушевать). Причем интересно отметить, что приемы подбираются самые разнообразные, но уже много раз проверенные, движения наиболее легкие из имеющихся в двигательном опыте.

Необходимые навыки приобретаются посредством упражнений, в процессе которых навык формируется, закрепляется и автоматизируется. Такие упражнения приучают студента работать в определенной системе и сознательно. Когда учащийся научится твердой рукой проводить серию штрихов и линий, развитие навыка должно перейти во вторую фазу.

Вторая фаза — устранение лишних движений и излишнего напряжения мышц. Несмотря на то, что учащийся научился проводить параллельные штрихи и линии, рука его все еще очень скована, почти не сгибается в кисти, пальцы плохо держат инструмент. На этой стадии, прежде всего, необходимо добиться подвижности кисти. Кисть руки должна быть совершенно свободна в своих движениях, как у скрипача, пианиста, хирурга, тогда сразу же исчезает напряжение в плече и в пальцах. Карандаш, который учащийся держит в руках, должен быть постоянно в движении. При перемене направления штриха, выявляющего форму, должен менять свое направление и карандаш. Лист бумаги и корпус рисовальщика остаются в покое, в движении только карандаш и кисть руки.

Чтобы правильно методически решить эту задачу, необходимо знать те причины, которые мешают начинающему овладеть техническим приемом в новом практическом действии. При работе новичка над передачей средствами рисунка формы и объема, прежде всего, обращает на себя внимание общая закрепощенность всего тела и вовлечение большего, совершенно ненужного для данного движения количества мышц. Это явление (излишнее напряжение) вполне закономерно, оно связано с широкой иррадиацией нервного возбуждения по коре головного мозга. В дальнейшем процесс освоения нового упражнения сводится к постепенному исключению лишних статических напряжений и движений. Для этого необходимы специальные упражнения, содержащие комплекс различных движений. Возможно, на этой стадии развития навыка целесообразно применять копирование с образцов как наиболее простую работу.

Например, копируя рисунок классического образца, ученик вначале как бы механически повторяет движения рисовальщика, но в то же время он видит и запоминает, как штрихами можно убедительно подчеркнуть форму, выразительно передать объем.

Когда ученик достиг некоторой свободы движения руки, овладение техникой переходит в третью стадию

Третья фаза — совершенствование двигательного навыка. Рисуя с натуры, учащийся обязан, прежде всего, думать о закономерности строения натуры и законах изображения ее на плоскости, поэтому всю предыдущую работу необходимо довести до степени автоматизма. Автоматизация навыка сводится к тому, чтобы начинающий художник приучался без особого напряжения сознания в момент анализа натуры применять соответствующий прием работы. У музыкантов начинающий, соблюдая ритм, вначале считает вслух, затем с помощью метронома и, наконец, научается удерживать ритм без всяких усилий. В нашем деле это также необходимо. Например, следя за изменением пластической формы, рисовальщик автоматически должен менять на рисунке направление штрихов, класть их по форме. Этим он не только будет лепить объемно-пластическую форму, но и подчеркивать зрителю ее характер, делать изображение более убедительным и выразительным.

Совершенствование и закрепление последней фазы развития технических навыков должно проводиться обязательно на уроках рисования с натуры.

После многократных повторений, когда трудовой процесс заучен в достаточной мере, он совершается совершенно автоматически. Но это не значит, что навыки возникают сами собой. Для образования действительно профессиональных навыков требуется систематическая и ежедневная работа.

Помимо такого, чисто физиологического влияния, на карандашную технику влияет характер затачивания карандаша. Остро отточенный грифель дает возможность художнику четко прорисовывать мелкие детали формы и создавать строгий и тонкий рисунок. Примером может служить рисунок Энгра (рис. 177). Кругло отточенный грифель рождает красивую и выразительную линию и помогает художнику добиваться живописных эффектов. Плоско отточенный грифель дает возможность проводить и тонкие и широкие линии, и требует своей техники работы.

Наиболее простой, и пожалуй, наиболее доступной формой обучения технике рисунка является разбивка изучаемой техники на отдельные звенья с последующим их объединением в целостный процесс. В этом отношении интересна была методика обучения штриховой технике рисунка у Жюльена. Обучение начиналось с нанесения штриховки с последовательным усилением тона, затем изображение геометрических тел — прямолинейных и округлых, после этого рисование частей человеческой головы — глаз, носов, ушей, затем маски и, наконец, всей головы.

Техническое мастерство совершенствуется в результате ежедневной систематической работы. Уже в школьные годы молодой художник должен приучить себя к такой работе. Весьма показательна в этом отношении работа музыканта. Отдельные пассажи, рулады он отшлифовывает часами. Если он перестает заниматься этой работой, то его профессиональное мастерство понижается. Всемирно известный пианист- композитор Антон Рубинштейн говорил: «Если я один день не играю, то я это замечаю сам. Если я два дня не играю, то это замечают мои друзья. Если же я три дня не играю, то это замечает публика».

Как у пианиста сложнейший пассаж кажется легким, простым, как бы воспроизведенным шутя (на деле же является результатом многолетнего упорного труда), так и техника рисунка у художника помимо врожденного таланта требует огромной ежедневной работы. Техника владения рисовальными материалами не должна сковывать творческого процесса молодого художника, он должен направлять все внимание на яркое, убедительное воспроизведение образа (рис. 172).

Чтобы упражнения достигали цели, они должны удовлетворять следующим требованиям:

1. Учащемуся необходимо ясно представлять себе, чего он должен добиться в результате упражнений: тщательности, скорости и так далее.

2. После каждого отдельного упражнения он должен знать его результаты, чувствовать свое продвижение, знать, чего он достиг и какие недочеты или ошибки ему остается еще преодолеть.

3. Упражнения должны быть как можно разнообразнее, то есть не ограничиваться изучением только одного вида техники рисунка; ученик должен ознакомиться с самыми различными техническими приемами работы. Различные упражнения не только усиливают интерес к рисованию, но и углубляют понимание рисунка вообще, так как через различие форм работы сильнее подчеркивается общность и единство принципов построения реалистического изображения.

4. В создании прочного и устойчивого навыка в изобразительном искусстве большое (если не решающее) значение имеет количество упражнений. Чем сложнее навык, тем больше требуется упражнений. В вопросе о количестве упражнений следует избегать двух крайностей:

а) недооценки упражнений и как следствие этого поспешного перехода от одного этапа работы к другому;

б) излишне большого количества упражнений на отдельные приемы работы, которые часто приводят к стилизации, усвоению чужой манеры.

5. На образование правильного и устойчивого навыка влияет не только количество упражнений, но и распределение их во времени.

6. В упражнениях нужно ставить каждый раз одну какую-либо трудность, один какой-либо элемент сложного технического навыка. Не следует преодолевать одновременно две или несколько трудностей. Прежде чем приступить к упражнению в каком-либо сложном навыке, надо хорошо усвоить те элементы, из которых складывается данный технический прием.

7. К каждому последующему навыку надо переходить тогда, когда твердо усвоены предыдущие навыки, на которые этот последующий опирается.

В развитии технических навыков большую пользу может принести копирование рисунка. Наша учебная программа академического рисунка предусматривает это. Изучая технику работы карандашом, углем, пером и так далее, молодой художник обогащается новыми приемами работы, расширяет творческие возможности. Копирование с образцов в старой Академии художеств в известной степени способствовало развитию мастерства молодых художников. Предлагая копировать образцы из различных методических руководств, пособий, рисунки птиц, животных, пейзажи и фрагменты человеческой фигуры, руководители раскрывали разнообразные техники рисунка. Воспитанник наглядно видел на образцах, каких результатов можно достигнуть, применяя ту или иную технику рисунка.

Учебно-воспитательная роль копирования подобных рисунков очевидна. В настоящее время студенты Ленинградского художественного института им. И. Е. Репина и учащиеся художественной школы занимаются подобной работой. Мы наблюдали не раз в Ленинграде, как учащиеся в академической библиотеке копировали рисунки из пособий Каламе, Баргуе, Жюльена, прислушивались к объяснениям руководителя, беседовали с руководителем. К сожалению, кроме академической библиотеки (в Ленинграде) таких образцов для копирования в других художественных учебных заведениях нет.

Однако повторяю, развитие технических навыков не должно совершаться в отрыве от научного образования и эстетического воспитания. Работа руки, ее действия должны быть подчинены велениям разума, рука должна повиноваться рассудку, так же как повинуется язык при разговоре нашему мышлению. Успех творческой деятельности зависит от четкой координации мыслительных и двигательных процессов. Ф. Энгельс писал: «...никак не избегнуть того обстоятельства, что все, что побуждает человека к деятельности, должно проходить через его голову: даже за еду и питье человек принимается вследствие того, что в его голове отражаются ощущения голода и жажды, а перестает есть и пить вследствие того, что в его голове отражается ощущение сытости».

Техника рисунка — это средство художественного выражения мысли. Как в литературе писатель словами выражает свои мысли, так и в рисунке художник каждым штрихом, линией, пятном передает зрителю свое суждение о форме предмета. Работа руки — это работа ума художника. Технический прием не что иное, как передатчик мысли художника. Штрих, линия, пятно не что иное, как средство выражения мысли художника.

«Техника,— говорил П. Чистяков,— это язык художника, развивайте ее неустанно до виртуозности. Без нее Вы никогда не сумеете рассказать людям свои мечтания, свои переживания, увиденную Вами красоту».

Итак, основой всякого мастерства является сознание. Даже самое простое наложение штриха на рисунке (штрих по форме) связано с работой мозга. Только сознательно вырабатывая у себя технические навыки, можно постепенно подойти к более сложным действиям, достигнуть виртуозности. А для этого мы должны приучить одновременно работать мозг и руку. Ф. Энгельс писал, что только благодаря совместной деятельности руки, органов речи и мозга люди смогли выполнять все более сложные операции.

Обучаться какой бы то ни было технике изобразительного искусства, отделив ее от работы мозга, от процесса познания того, что изображаешь, было бы бесплодной потерей времени. Верно положенный штрих, верно воспроизведенная линия — это правильно понятая форма, правильно понятый объем. Поэтому развитие навыков следует сочетать с анализом натуры, то есть с основными задачами учебного рисунка. Такое комплексное выполнение и решение учебных задач будет способствовать одновременному развитию у учащихся мыслительных процессов и техники.

В учебном рисунке техника не должна бросаться в глаза. Качество рисунка определяется не эффектно положенными штрихами, а тем, как выражена конструктивная слаженность рисунка, соразмерность всех составных частей. В академическом рисунке дело преподавания и обучения технике рисунка должно быть поставлено таким образом, чтобы каждый технический прием рассматривался как подсобная, дополнительная задача учебного рисунка. Каждая линия, каждый штрих, которые наносятся на плоскость бумаги, помогают рисовальщику выразить, наглядно передать зрителю то, что он желает рассказать. Следя за формой натуры, художник передает штрихом, линией ее характер, особенности ее строения. Рисовальщик должен как бы рассказывать зрителю, какова форма предмета, как его поверхности отграничиваются от окружающего пространства, как изгибается поверхность, в какую сторону направлена та или иная плоскость.

Зритель должен ясно видеть, куда идет линия, в каком направлении положены штрихи, подчеркивающие характер плоскости. Техника рисунка должна быть подчинена разуму, логическому осмыслению всего процесса изображения. Образование у человека специальных двигательных навыков без опоры на сознание не может быть. Именно сознание помогает человеку приобрести новый опыт в работе. Практически освоение сложных движений никогда не происходит без осознания целей и задач, стоящих перед обучающимся, что уже указывает на непременное участие сознания в этом процессе.

Говоря о технике рисунка, нелишним будет еще раз напомнить, что свобода исполнения, техническое мастерство не должны идти вразрез с академическими задачами учебного рисунка. Свобода исполнения достигает силы только в том случае, если она не мешает правильности, если техника рисунка будет помогать полнее и красочнее раскрывать научные положения реалистического рисунка, объективные законы строения природы. Прекрасные рисунки Рафаэля поражают нас высокой техникой исполнения только потому, что в них заложено глубокое знание законов природы и законов изобразительного искусства. Но сама техника, как таковая, не выпячивается, зритель даже не чувствует тех громадных усилий, которые пришлось затратить художнику, чтобы добиться свободы и легкости исполнения. Еще Архип Иванов указывал: «Но и то должно сказать, что свободность руки не кажется тогда свободностью, когда она заключена, как то ей следует в пределы великой правильности; чему представляет пример нежная собственность, находящаяся в лучших Рафаэловых рисунках, которая ощутительна одним ученым глазом».

Говоря о технике рисунка, необходимо в связи с этим сказать несколько слов и о материалах, о приготовлении бумаги, конечно, не в смысле заводского изготовления, а в том смысле, как нужно натянуть бумагу на планшет, как подготовить ее для рисунка. Студенту необходимо ознакомиться с рисовальными материалами, их свойствами. Некоторые считают, что в учебном заведении студентов не надо знакомить с техникой работы, однако студенты очень часто не только не умеют работать углем, сангиной, но даже не умеют правильно заточить материал, правильно натянуть бумагу на планшет. Такое невнимание к технике и технологии материалов очень портит художников.

Очень часто ученики не только не желают натягивать бумагу на планшет, но и кнопками его прикалывают небрежно. То рисунок висит на двух кнопках, то иногда даже на одной. Одно это характеризует отношение ученика к своему рисунку.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.122.166 (0.018 с.)