ТОП 10:

Завершение: Освобождение Ржева



Ржевско-Вяземская наступательная операция

«2 –31 марта 1943 г.

Ржевско-Вяземская операция — стратегическая военная операция вооружённых сил СССР против немецких войск в ходе Великой Отечественной войны, заключительная часть Ржевской битвы.

Зимой 1943 года немецкая 9-я армия В. Моделя оставила ржевско-вяземский выступ. Операция по отводу войск на заранее подготовленные позиции была названа «Буйвол» (Buffel). Тактически грамотные действия немецкого командования позволили сохранить немецкие войска и вывести их из под угрозы окружений (операция «Buffel» и по сей день изучается в военных учебных заведениях многих стран как пример грамотно проведенной отступательной операции). Перейдя в наступление, войска Красной Армии обнаружили пустой город, в котором оставался лишь арьергард 9-ой армии, который создавал видимость присутствия немецких войск.
Вскоре штаб 9-й армии возглавил войска на северном фасе Курского выступа.
Советские войска Калининского (А. М. Пуркаев) и Западного (В. Д. Соколовский) фронтов начали преследование противника; это преследование получило название Ржевско-Вяземская операция 1943 года (2 — 31 марта). В результате советские войска отодвинули линию фронта от Москвы ещё на 130—160 км. К началу нового, 1943 г. на центральном участке советcко-германского фронта все еще продолжала стоять мощная группировка немецких войск – группа армий «Центр» – в составе 77 дивизий и бригад, более половины которых располагались на ржевско-вяземском выступе в 150–220 км от столицы советского государства. В январе – феврале 1943 г. по всему периметру ржевско-вяземского выступа шли бои без значительных успехов. На ряде участков фронта проводились небольшие частные операции. Так, например, 25 января части 215-й стрелковой дивизии 30-й армии пытались полностью освободить городской лес и левобережную часть Ржева, но успеха не имели.

После освобождения 17 января Великих Лук советские войска оказались западнее Ржева на 240 км. Это значительно ухудшило положение всех немецких частей, находившихся на ржевско-вяземском выступе. По словам Б. Лиддела Гарта, «теперь стала очевидной опасность, нависшая не только над Ржевом, но и над всем немецким клином». Эту опасность ясно видело командование обеих армий. По словам пленного из немецкой 87-й пехотной дивизии, «офицеры нам всегда говорили, что со стороны Великих Лук постоянно грозит опасность окружения». Да и общая ситуация на Восточном фронте после завершения 2 февраля 1943 г. Сталинградской битвы была уже не в пользу германских войск.

Решение о ликвидации ржевско-вяземского плацдарма обе стороны приняли практически одновременно.

26 января 1943 г. командующий группой армий «Центр» генерал фон Клюге рекомендовал Гитлеру оставить ржевский выступ для выравнивания линии фронта и предотвращения возможного окружения обескровленной 9-й и 4-й армий. На этом же неоднократно настаивал и начальник Генштаба генерал-полковник Цейтцлер. Как и ожидалось, Гитлер вначале категорически воспротивился этому, но тяжелейшая обстановка на фронте после Сталинградской катастрофы заставила его согласиться с предложениями генералов. 6 февраля он, наконец, разрешил отвести 9-ю и часть 4-й армий на линию Духовщина – Дорогобуж – Спас-Деменск. По словам Б. Лиддела Гарта, «фюрер обычно отвергал всякую мысль об отступлении, особенно когда речь шла об отходе с позиций на московском направлении, однако теперь он был вынужден согласиться с необходимостью выровнять линию фронта на этом участке, чтобы избежать поражения и высвободить резервы».

Операция по отводу войск с выступа получила кодовое название «Бюффель» («Буйвол»; иногда – «Бюффельбевегунг» – «Движение буйвола» и «Бюффельштеллюнг»– «Позиция буйвола»). Для 9-й армии эта операция заключалась в том, чтобы до распутицы выстроить новую линию обороны, установить для отхода промежуточные оборонительные рубежи, произвести «очистку армейского района более 100 км в глубину», построить новую 200-километровую дорогу для автомобилей и 600-километровую – для саней и гужевого транспорта, вывезти «хозяйственное добро» и боевую технику, отправить на запад «по их желанию» 60 000 гражданских русских, свернуть 1000 км железнодорожной колеи и 1300 км проволочных проводов, проложить вновь 450 км кабеля, разработать план передвижения отдельных корпусов. После 6 февраля в армиях шла подготовка наступательной операции. Первоначально готовность к наступлению определялась боевыми приказами по армиям 30-й – на 20, 21, 22 февраля, 31-й – на 20, 21 февраля, 5-й – на 22 февраля, 33-й – на 21 февраля, 50-й и 10-й директивой Ставки – к 25 февраля. Армии Калининского фронта также должны были начать наступление в конце февраля. В описании операции 30-й армии говорится: «Командующий фронтом дает указание о переходе силами армии в решительное наступление». В соответствии с этой директивой 19 февраля, потом 20, потом 21 соединениям и частям армии отдаются боевые приказы на наступление: «Задача армии – вскрыть своевременно начало отхода противника или частичное снятие войск с фронта армии… С обнаружением отхода главных сил, сильными отрядами прорвать оставленное противником прикрытие и решительно преследовать его…». По замыслу, соединения армии должны нанести главный удар на Мончалово и окружить Ржев. Подчеркнуто: «Фронтальный удар на Ржев – наименее выгодный». Все-таки чему-то научились!

В боевом приказе штарма 31-й армии от 18 февраля записано: «Разрешая ту же задачу (уничтожение ржевской группировки противника), которая определяла боевые действия войск армии на протяжении всего 1942 г., командующий 31 А решил прорвать оборону противника… во взаимодействии и с частями 30 А уничтожить ржевскую группировку противника…». В документах обеих армий говорится о том, что для противника наступление должно быть внезапным. Планируя атаку на 20 февраля, штарм 30 –й А приказывает: «Атаку произвести внезапно (без артподготовки), используя артиллерию для поддержки атаки и обеспечения боя в глубине. По овладении передовыми траншеями и опорными пунктами продолжать стремительное наступление вперед… Упорно обороняющиеся опорные пункты обходить, блокируя и уничтожая их отдельными группами».

Во всех армиях были намечены мероприятия: активная разведка и наблюдение для своевременного обнаружения отхода противника, создание отрядов преследования из автоматчиков, лыжных групп с пулеметами и орудиями, установленными на лыжах или санях, подготовка средств подвижной связи, саперных групп, дорожно-строительных рот, материалов для переправы через реки и т. д. Задача армий двух фронтов – не допустить отхода противника.

Уже с 10–15 февраля на отдельных участках советских армий фиксируется движение групп противника, автотранспорта в западном направлении. На участке 5-й армии 13 февраля замечено движение в западном направлении обоза и гурта крупного рогатого скота (предположительно дивизионного). С середины февраля в донесениях разведки говорится, что противником расчищаются дороги, отдельные группы отводятся в западном направлении, часть артиллерии подтягивается ближе к дорогам, а часть блиндажей, мостов, зданий и железнодорожное полотно готовятся к взрыву. Отход противника подтверждают пленные и перебежчики. 16 февраля пленные, захваченные на участке 5-й армии, говорят об отходе на новый рубеж обороны, утверждают, что 35-я пехотная дивизия уже отведена в район Вязьмы. Пленный, захваченный 17 февраля на участке 30-й армии: «В феврале дано распоряжение об отправке в глубокий тыл обозов, лишних боеприпасов и ненужного военного имущества, а также эвакуации всех больных и раненых». Взятые в плен 24–25 февраля на участке 31-й армии заявили, что «подготовка к отводу войск началась еще с 15.2.43 (всем заменена валяная обувь, выдано на 4 дня продовольствие, много боеприпасов)…». Причины отвода один из пленных объяснил так: «Среди солдат идут разговоры о том, что в Сталинграде погибло так много немецких солдат, что на этот участок фронта пополнения не хватает и выдержать натиск русских они не могут; поэтому, боясь окружения, немецкое командование отводит свои части с целью сократить линию фронта».

Отвод войск противника стал «окончательно ясен» 23–24 февраля. Казалось бы, надо наступать, но в армиях активизируется разведка, в том числе боем, и наблюдение с целью выяснения намерений противника. Удивительно! Но попытка наступления советских соединений в районе выступа в феврале 1943 г. все-таки была. На одном из участков 5-й армии ударная группа из 29-й гвардейской стрелковой дивизии, 35-й стрелковой бригады 22 февраля попыталась прорвать вражескую оборону. Нескольким подразделениям удалось ворваться в первую и вторую траншеи врага. В бой были введены 153-я танковая бригада и лыжный батальон. Танкисты успеха не имели, а лыжники, проскочив через вражеские позиции и захватив небольшой населенный пункт, оказались в окружении и погибли. В начале основного наступления 4 марта на месте обороны лыжников нашли одного едва живого человека из этой группы. Этот лыжник, «пожилой солдат», из 352-й стрелковой дивизии Г. Ф. Денисенко оставил рассказ об этом наступлении: «Утром 22-го… часов около десяти началась артподготовка нашего наступления. Грохот артиллерии… шум и шорох летящих в вышине снарядов, дым, туман. К фронту пошли танки. Десятки танков американского образца. Мощные машины проносились по снежной дороге. Потом я узнал, что почти все они были подбиты и сожжены. А танкисты? Как часто потом я видел злую участь танкистов!.. Утром 23-го редкая стрельба. Потом она усилилась. Снова начались атаки. Жестокий обстрел. Такая же картина 24-го. В этот последний день в бой двинуты все резервы, в том числе и рота ПТР, хотя с самого первого дня выявилась безуспешность атак… Многие красноармейцы роты, видя малочисленность атакующих, слабость артподготовки, фактически приказа атаковать не выполнили. Тяжелое впечатление. Стрелковые роты почти начисто погибли в бою. Мы потом (4 марта) при общем переходе в наступление видели кучи трупов расстрелянных и замерзших перед немецкими окопами. Наверно, их немцы поставили вместе: в таком положении они не могли погибнуть во время атаки… Вся дивизия в боях 22–24 февраля понесла колоссальные потери. Уже потом старшина роты Морозов говорил, что от одной роты в живых остался один человек, да и к тому придрались – как он остался жив – и расстреляли. Об этом случае я потом говорил с уполномоченным особого отдела. Он подтвердил, что этот человек был действительно расстрелян, так как неоднократно уходил с поля боя… Сменено все руководство дивизии. В нашем полку сменен командир полка…».

27 февраля был освобожден от должности и командующий войсками 5-й армии генерал-полковник Я. Т. Черевиченко, «как не справившийся с выполнением боевых задач». В этот же день другим приказом Ставки ВГК был снят с поста командующего войсками Западного фронта генерал-полковник И. С. Конев с такой же жесткой формулировкой: «как не справившийся с задачами руководства фронтом». Новым командующим был назначен генерал-полковник В. Д. Соколовский, бывший до этого начальником фронтового штаба. Сняли за то, что не начинал наступление армий фронта и позволил немцам уйти. 28 февраля немецкое командование приняло окончательное решение очистить ржевско-вяземский выступ. Х. Гроссман пишет, что в войска поступил приказ: отход основной части войск начать 1 марта в 19 часов. Сделано это было очень незаметно. Арьергардные отряды оставались в Ржеве до вечера 2 марта. Перед отходом они взорвали мост через Волгу в Ржеве.

Судя по документам, первыми начали преследование противника части 31-й армии, потом – 39-я, 22-я, 30-я армии. На участке 31-й армии Западного фронта отход главных сил врага начался 2 марта в 3.00. Части двух дивизий в 3.50 перешли в наступление и овладели первой линией траншей. Затем наступление начали другие соединения армии, которые столкнулись с серьезным сопротивлением противника. Первоначальная задача армии: ударной группой на правом фланге прорвать оборону врага и с юга войти в Ржев. В 8.30 утра 2 марта войска левого фланга Калининского фронта силами 39-й армии и частью сил 22-й армии перешли в наступление. В 14.30 2 марта западнее Ржева перешли в наступление дивизии 30-й армии Западного фронта.

Бывшая переводчица штаба армии, потом писательница, Е. Ржевская вспоминала, что командующий 30-й армией генерал-лейтенант В. Я. Колпакчи, даже получив разведданные об отходе немецких войск, долго не решался отдать приказ о переходе армии в наступление. Все разрешилось ночным звонком Сталина. Он позвонил и спросил у командарма, скоро ли тот возьмет Ржев… И командарм ответил: «Товарищ командующий, завтра же буду докладывать Вам из Ржева» – и двинул войска». В самом городе, западнее и южнее его нашим частям пришлось вести бои с немецкими арьергардными отрядами, о чем свидетельствуют многочисленные документы и воспоминания. В официальном сообщении Совинформбюро «В последний час» от 3 марта 1943 г. было сказано: «Несколько дней назад наши войска начали решительный штурм города… Сегодня, 3 марта, после длительного и ожесточенного боя наши войска овладели Ржевом».

8 марта наши войска, после упорных двухдневных боёв, сломили сопротивление противника и овладели городом и железодорожной станцией Сычевка.

Продвижение советских войск было медленным. Наступательная операция превратилась в преследование отступающего врага. Причинами этого была основательная продуманность, подготовленность противником вывода войск с выступа и организованность при отходе. Большие затруднения создавали минные поля. Немцы взорвали все мосты в полосе отхода и заминировали все дороги. Местность западнее Днепра была превращена в зону «пустыни». На автомагистрали Москва – Минск были взорваны все мосты и путепроводы, а во многих местах и высокая насыпь дороги, проходившей по заболоченной местности. Железная дорога была разрушена полностью.

С середины марта вмешалась весенняя распутица: таяние снега, раннее половодье, пересеченная местность – многочисленные ручьи и овраги. Все это вместе создавало неблагоприятную обстановку для наступающих войск. «Пожилой солдат» Г. Ф. Денисенко пишет в своем дневнике: «Еще с 10 марта солнце пригревает после полудня. Дорога портится… 13 марта крестный путь через Вязьму. Уже перед городом грязь. Подводы забили дорогу. Долго стоим. Мост взорван… В валенках промокли и не просыхают ноги… В ночь на 14 ночуем на дороге у костра. Непрерывный поток людей и техники… Оживление, как на улицах Москвы».

Ставка требовала от командования фронтов более энергичных действий, с тем чтобы не выталкивать противника, а применять отходы и отрезать ему пути отступления. Командирам частей приказывали «шире применять обход и охват, категорически запрещая лобовой удар и атаки», требовали «максимально сохранять живую силу за счет искусного маневра и огня». Но наступавшие войска продвигались медленно, по 6–7 км в сутки.

Во второй половине марта командованием Западного фронта была предпринята попытка переломить ход событий. 5-й танковый корпус пытался нанести удар в направлении Ельни, 1-й танковый – в обход Спас-Деменска с запада, в тыл врага, пытаясь отсечь отходившие немецкие части от орловско-брянской группировки и вырваться на оперативный простор. Но оба корпуса не справились со своими задачами. Их многократные атаки привели лишь к большим потерям. За несколько дней безрезультатных боев танковые корпуса потеряли 132 машины. Советские войска были вынуждены прекратить наступление. С 24 марта перешли к обороне армии Калининского фронта. Армии Западного фронта пытались еще до конца месяца, проведя перегруппировку сил, вести наступление, прорвать вражескую оборону, но успехов не было, и с 1–2 апреля и они стали закрепляться на занимаемых рубежах. Днем завершения Ржевско-Вяземской операции 1943 г. считается 31 марта. Фронт на этом направлении стабилизировался вплоть до августа 1943 г., когда началась Смоленская наступательная операция.

Главным результатом Ржевско-Вяземской наступательной операции в конце марта 1943 г. была ликвидация немецкого ржевско-вяземского плацдарма у столицы советского государства, линия фронта отодвинулась от Москвы еще на 130–160 км, ее протяженность на этом участке фронта сократилась на 350 км. Длительная угроза столице со стороны немецкой группы армий «Центр» была окончательно ликвидирована, был достигнут стратегический успех. Советское командование вывело в резерв Ставки две войсковые армии и механизированный корпус. Но Ржевско-Вяземская операция 1943 г. не была успешной. Ее конечная цель, как и других наступательных операций на этом участке фронта – уничтожение основных сил немецкой центральной группировки, – не была достигнута. Группа армий «Центр» хотя и была основательно потрепана, но не уничтожена.

В исследовательской литературе неудачи операции объясняются грубыми просчетами в принимавшихся решениях, в управлении войсками на высшем уровне. В подтверждение авторы военно-исторических очерков 1998 г. приводят слова И. Х. Баграмяна, который в своих воспоминаниях писал, что «почти все наступательные действия на западном направлении весной 1943 г. носили отпечаток торопливости, спешки. Тогда у всех нас были еще свежи достигнутые под Сталинградом блестящие победы Красной Армии… Казалось, что моральный дух врага надломлен и если не дать ему опомниться, непрерывно наносить удары на все новых и новых направлениях, то он вскоре будет окончательно сокрушен… Даже у некоторых командующих фронтами появилось ошибочное убеждение и настойчивое желание поскорее добиться успехов, подобных сталинградскому триумфу».

Единственным крупным стратегическим результатом наступления советских фронтов на западном направлении в феврале – марте 1943 г. была ликвидация непосредственной опасности для Москвы. Ржевско-Вяземская наступательная операция 1943 г. подвела итог всех наступательных операций 1942 г. на центральном – московском – направлении советско-германского фронта: ржевско-вяземский выступ в линии фронта и вражеский плацдарм на нем были ликвидированы, с идеей нового наступления на этом направлении, с этого плацдарма командование вермахта было вынуждено распрощаться. Были, наконец-то, освобождены многострадальные русские города, бывшие более года немецкими опорными пунктами на плацдарме, – Белый, Оленино, Ржев, Сычевка, Гжатск, Вязьма. Планировавшееся еще в начале 1942 г. их освобождение удалось осуществить только в марте 1943 г. В разрушенные почти до основания не только врагом, но и собственной армией города стала возвращаться жизнь. Битва за ликвидацию вражеского плацдарма вблизи столицы завершилась.

По официальным данным, потери советских войск в операции составили 38 862 человек.

ІІ. Практическая часть

Потери.

Общие потери Красной Армии превысили 1 млн. человек.

  • Ржевско-Вяземская операция (8 января -20 апреля 1942 года):
    • безвозвратные потери Красной Армии - 272320 человек,
    • санитарные - 504569 человек,
    • всего - 776889 человек.
  • Ржевско-Сычевская операция (30 июля - 23 августа 1942 года):
    • безвозвратные потери 51482 человека,
    • санитарные - 142201 человек,
    • всего -193383 человека.
  • Ржевско-Вяземская операция (2-31 марта 1943 года):
    • безвозвратные потери - 38862 человека,
    • санитарные - 99715 человек,
    • всего - 138577 человек.
  • Во всех трех операциях:
    • безвозвратные потери - 362664 человека,
    • санитарные - 746485 человек,
    • всего - 1109149 человек.

Ржевско – Вяземская операция 1943г., наступательная операция войск Калининского и Западного фронтов, проведена с 2 по 31 марта с целью уничтожить группировку противника на Ржевско-Вяземском плацдарме. В результате операции был ликвидирован Ржевско-Вяземский выступ, линия фронта отодвинулась от Москвы еще на 130-160 км. И ходе операции был освобожден Ржев (3.03), ряд городов Калининской и Смоленской Областей. В этой операции безвозвратные потери Советской Армии составили 38 862 человека, санитарные - 99 715 человек, всего 138 577 человек. Общие потери Красной Армии в четырех наступательных операциях составили 1 325 823 человека (в Сталинградской битве – 1 129 619 человек). Немцы о потерях вермахта на Ржевской дуге молчат до сих пор. Михаил Ножкин образно и точно сказал об этом: «Под Ржевом от крови трава навеки порыжела…». Значение Ржевской битвы в том, что войска немецкой группы армии «Центр» не смогли с плацдарма совершить новый поход на Москву, что летом и осенью 1942 года бойцы Красной Армии здесь помогали Сталинграду.

Потери войск Западного фронта на ржевском направлении в январе - марте 1942 г.*
  Убито пропало без вести Всего
Январь
Февраль
Март
Апрель
Всего
* — подсчитано по ЦАМО РФ, ф.208, оп. 2579, д.16, лл.71-99.

 

К исходу 15 февраля войска 29-й армии уже не имели ни снарядов, ни пищи. Попытки деблокирования окруженных успеха не имели, они лишь изматывали 39-ю и 30-ю армии. 17 февраля немцы усилили нажим на части 29-й армии и последовательно захватывали одну позицию за другой. Вследствие невозможности дальнейшей обороны было принято решение прорываться из окружения. К этому времени в составе армии насчитывалось всего 6000 человек. Орудия, которые не имели снарядов, и автотранспорт, не имевший горючего, еще 11 февраля были приведены в негодность, а наиболее ценное имущество зарыто в землю. В ночь на 18 февраля остатки 29-й армии прорвались в расположение 39-й армии. Эти драматические события обусловили достаточно высокие потери войск И. С. Конева.

Итак, вычленив из потерь Западного фронта потери армий на ржевском направлении, мы получаем следующие цифры по зимним боям за ржевский выступ.

 

Фронт Потери Безвозвратные Общие
Калининский фронт
Западный фронт
     
Итого


В итоге вместо бездумно называемой величины, в почти что 300 тыс. человек безвозвратных потерь в боях первых месяцев 1942 г., мы получаем примерно вдвое меньшую цифру. Следует также отметить, что эти достаточно высокие потери были понесены в течение нескольких месяцев.

Потери армий, участвовавших в наступлении в районе Ржева в августе 1942 г.
Армия Убито Пропало без вести Всего безвозвратных потерь Общие
29 А (КалФ)*
30 А(КалФ)*
20 А (ЗФ)**
31 А (ЗФ)**
29 А (ЗФ)***
30 А (ЗФ)***
Итого
* — согласно данным в приложении к ЖБД Калининского фронта
** — подсчитано по ЦАМО РФ, ф.208, оп.2579, д.16, лл.150-158
** — после передачи в состав Западного фронта (за период 21-31 августа 1942 г.)

 

Мы видим, уже августовские потери существенно превысили заявленные в книге «Потери СССР и России в войнах XX века» 193 тыс. человек. 26 августа 1942 года командовавший Калининским фронтом И. С. Конев был назначен командующим Западным фронтом, сменив Г. К. Жукова. Командующим Калининским фронтом был назначен наш земляк генерал-лейтенант М. А. Пуркаев. С отъездом Жукова под Сталинград интенсивность боев в конце августа не снизилась. Конев не остановил сражение за Ржев. Напротив, бои перешли в новую фазу, ожесточенных боев за сам город Ржев. Конев также забрал с собой на Западный фронт две армии, действовавшие на ржевском направлении. Директивой Ставки ВГК от 29 августа 1942 г. «в целях быстрейшего разгрома ржевской группировки противника, захвата города Ржева и удобства управления войсками» 29-я и 30-я армии переходят в состав Западного фронта.

9 сентября 1942 г. 30-я армия после полуторачасовой артподготовки начинает очередной штурм города. На следующий день к ней присоединяется 29-я армия. Весомого результата удалось добиться 21 сентября, когда штурмовые группы 215, 369-й и 375-й стрелковых дивизий, преодолев проволочное заграждение и две линии окопов, ворвались в северную часть города. Достигнутый тактический успех немедленно попытались развить. В стык 215-й и 369-й дивизий была введена в бой 2-я гвардейская дивизия. Целый день шел ожесточенный бой в северо-восточных кварталах Ржева. Хорошо вооруженные штурмовые группы, ликвидируя очаги сопротивления немцев и очищая дом за домом, медленно продвигались вперед. Штурмовые группы сопровождали 76-мм пушки, выводимые на прямую наводку. Каждый дом был превращен немцами в крепость, приспособленную к круговой обороне. Улицы были перегорожены различными препятствиями — надолбами, проволочными заграждениями. Ржев стал своего рода «Сталинградом» в верховьях Волги. Только здесь противники поменялись ролями.
К исходу 21 сентября 369-я дивизия овладела 17-м и 18-м кварталами, 2-я гвардейская — 24-м кварталом и очищала 23-й и 25-й кварталы, 125-я дивизия вела бои в 22-м и 23-м кварталах города. Но немцам все же удалось сохранить контроль над Ржевом. Немалую роль в этом сыграло элитное соединение — танко-гренадерская дивизия «Великая Германия». Модель без колебаний бросал ее в контратаки, дробил на части для затыкания местных прорывов. Постепенно силы наступающих сокращаются и битва затихает. 31-я перешла к обороне 16 сентября 1942 г., 29-я армия — 25 сентября, 30-я армии — 1 октября.

В ходе сентябрьских боев за Ржев армиями двух фронтов были понесены чувствительные потери (см. таблицу):

Потери армий, принимавших участие в боях за Ржев в сентябре 1942 г.*
Армия   Потери Убито Пропало без вести Всего безвозвратных потерь Общие потери
39 А (КалФ)
20 А (ЗФ)
29 А (ЗФ)
30 А (ЗФ)
31 А (ЗФ)
Всего
* — По 39-й армии данные взяты из приложения к ЖБД Калининского фронта за сентябрь 1942 г., по армиям Западного фронта потери подсчитаны по декадным сводкам ЦАМО РФ ф.208, оп.2579, д.16, лл.163-166

Следует отметить, что потери в сентябре 1942 г. заметно ниже потерь тех же армий в августе 1942 г. В сентябрьских штурмах Ржева армии потеряли в 2-2,5 раза меньше, чем в августовских боях. Тем не менее, общие потери советских войск в боях за Ржев в августе-сентябре 1942 г. вплотную приближаются к цифре 300 тыс. человек. Вклад августовских и сентябрьских боев в безвозвратные потери составляет 78919 человек.

Несомненный интерес представляет также сравнение потерь двух фронтов под Ржевом с потерями противостоявшей им 9-й армии Вермахта. По ней имеются данные по потерям до 10 сентября 1942 г. Общие потери армии составляют 52392 человека (NARA T312 R307F7874212). Армия генерала Моделя занимала более широкий фронт, нежели окрестности Ржева. Соответственно к общим августовским потерям (223967 человек) вычисленным выше нужно прибавить августовские потери 5-й армии (25424 человек) Западного фронта и 39, 22 и 41-й армий Калининского фронта (14298 человек). Общие потери 5, 20, 29, 30 и 31-й армий Западного фронта с 1 по 10 сентября 1942 г. составили 42984 человек. К сожалению, никто не располагает точными данными о потерях Калининского фронта с 1 по 10 сентября, имеется только цифра потерь 39, 22 и 41-й армий за весь месяц — 6865 человек. Это дает нам оценку потерь советских войск, противостоявших 9-й немецкой армии в 313538 человек. Соответственно соотношение потерь сторон в указанный период примерно один к шести.

Следует отметить, что «Марс» не был единственным операционным направлением Калининского фронта в ноябре-декабре 1942 г. Достаточно тяжелые бои, завершившиеся победой советских войск, шли под Великими Луками. Наступавшая здесь 3-я ударная армия потеряла почти 45 тыс. человек.

Потери войск Западного фронта на ржевском направлении с 21 по 30 ноября 1942 г.*
Армия Потери Убито Пропало без вести Общие
20-я армия
30-я армия
31-я армия
2 гв. кавкорпус
Всего
* — подсчитано по ЦАМО РФ, ф.208, оп.2579, д.16, лл.190–200.


Ржев также был не единственным участком Западного фронта, где велись боевые действия. Однако в отличие от зимних боев начала 1942 г. большая часть потерь все же пришлась на три армии и кавкорпус, участвовавшие в «Марсе». В последнюю декаду ноября потери всех армий Западного фронта составили 43726 человек, а общие потери фронта за весь ноябрь 1942 г. — 60050 человек.

Учитывая, что общие потери всего Западного фронта в декабре 1942 г. составили около 90 тыс. человек (ЦАМО РФ, ф.208, оп.2579, д.22, л.49), эта цифра потерь в операции «Марс» представляется вполне соответствующей имеющимся документальным источникам. Из советских и немецких источников известно, что к концу декабря бои постепенно стихли. Также улучшилось соотношение потерь с противником. 9-я армия потеряла в ходе советского наступления около 53 тыс. человек, что дает нам соотношение потерь примерно 1:4.

По последнему, мартовскому 1943 г. сражению за Ржев, точнее - эвакуации немцами ржевского выступа, «Потери СССР и России в войнах XX века» называет цифру потерь в 138577 человек (в том числе 38862 человека безвозвратные потери). Подсчитаны потери Калининского и Западного фронтов в полном составе. Однако это утверждение не стыкуется с имеющимися документами. Так общие потери всех армий Западного фронта за март 1943 г. составили 162326 человек.

Однако в ликвидации Ржевского выступа в марте 1943 г. участвовали не все армии как Калининского, так и Западного фронтов. Операцию проводили смежные фланги двух фронтов.

 

Дата битвы Потери Безвозвратные Общие
Ржевско-Вяземская операция январь-апрель 42-го
Окружение 39 А и 11 кк в июле 42-го
Август-сентябрь 42-го
Операция «Марс», ноябрь-декабрь 1942 г.
Ликвидация ржевского выступа, март 1943 г.
Итого

 

Общие потери оказываются существенно ниже, чем заявленные в диссертации и книге С. Герасимовой 1325823 человек по четырем сражениям за Ржев. Заметная коррекция названных цифр в сторону увеличения вряд ли возможна. Во время оперативных пауз потери были значительно меньше, чем в ходе крупных наступлений.

Надо подчеркнуть еще раз, что подсчитывались потери не в боях за Ржев как таковой, а на широкой дуге протяженностью 200–250 км, огибавшей город. Отметим, что не всех проходящих по графе «безвозвратные потери» следует считать погибшими. Немало тех, кто числился пропавшим без вести и оказавшихся в немецком плену, впоследствии все же вернулись на родину. Одно можно утверждать совершенно определенно: ни о каком миллионе погибших под Ржевом не может быть и речи. Как, впрочем и о полутора-двух миллионах общих потерь. Всё же этот вопрос остаётся спорным…

 

 

Подвиги.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.218.187 (0.011 с.)