Глава 17. Бордель «Коммуналка».



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 17. Бордель «Коммуналка».



Марк, 48:

" О, как я хочу отхлестать вашу попу своими яйцами! С уважением, Марк Миронович!"

Придя домой, я рухнула в кровать и уснула на двое суток. Мне приснился такой сюрреалистичный сон, что Девид Линч, узнай он об этом, наложил бы на себя руки. Снилось мне моя коммуналка, и какой- то голос вел меня за собой, устраивая мне экскурсию…

Я увидела темное грязное парадное, света нет. В воздухе явственно чувствовался запах плесени и горелых котлет. На последнем этаже я увидела огромную, не единожды выбитую дверь, испещренную дырками от старых замков и покрашенную темно-коричневой половой краской. На двери висел белый тетрадный листок, приклеенный скотчем, на котором размашистым почерком было написано: «Бордель- 3 звонка». Внизу приписка ручкой: «Звонок не работает, стучите громче».

Из-за двери доносились крики, маты, смех, звуки рояля и запах борща, на стук долго никто не откликался, наконец, после громыхания железных щеколд и бряцанья ключей в многочисленных замках, дверь со скрипом отворилась, и я попала в большой квадратный коридор. «Если вы неисправимый романтик, - услышала я голос в своей голове,- то потолок прокурено-серого цвета живо напомнит вам осеннее небо Питера, а свет единственной, засранной мухами лампочки, висящей на кривом шнуре высоко под потолком - свет далекой луны в пасмурном дождливом небе. Если же вы лишены романтического настроя, то нехуй смотреть на потолок, пиздуйте прямо к кассе!»

В углу, огороженном парой деревянных щитов, сколоченных из старых пивных ящиков, на стуле у старенькой кассы сидел кассир - моя 67- летняя соседка Маргарита Ивановна, в застиранной тельняшке и старом трико. На ее сухеньком плече плече легко читалась наколка: «Ваха+ Марго, Сухум,63 год».

Касса стояла на деревянном столе, покрытом старой клеенкой, рядом лежали внушительного размера счеты. Маргарита Ивановна подслеповато щурила глаза и яростно колотила пальцами по счетам, пытаясь свести дебет с кредитом. Видимо, у нее не получалось, и периодически она стучала счетами по хлипкому столу и нервно отхлебывала "Жигулевского" из 2-литровой пластиковой бутылки. У кассы стояла очередь из разношерстной группы лиц мужского пола, с одинаково испуганными выражениями лица. Лица подозрительно напоминали моих любовников с сайта знакомств. Все затравленно смотрли на кассиршу, нервно комкая в руках купюры. Очередь двигалась медленно. Музыка и смех в соседней комнате не способны заглушить крики Маргариты Ивановны:

-Лысый, тебя тут не стояло!

-Сдачи нет, готовьте мелочь!

-По теме БДСМ сегодня скидка 12 % !

Рядом с кассой примостился охранник – мой сосед- сантехник дядя Леня из 7 комнаты, алкоголик в 8 поколении, почему-то одетый в национальную украинскую одежду и в сланцах на босу ногу. Он заговорщицки подмигивал мужчинам в очереди и отводил их в угол по одному. Там он, держа их за локоть и дыша в лицо запахом колбасы с чесноком, впаривал им за 100 баксов дисконтные карты - собственноручно написанные на стикерах объявления: "ПОДАТЕЛЮ СЕВО МИНЬЕТ БИСПЛАТНО". Собрав увесистую пачку зеленых бумажек, дядя Леня воровато посмотрел по сторонам и, сменив сланцы на казаки, скрылся за дверью в лестничной темноте, лишь быстрый стук казаков эхом разносился по подъезду...

Длинный кишкообразный коридор повел меня в гостиную, которая являла собой огромную квадратную комнату с двумя маленькими, закопченными, покрытыми паутиной окошками. На широких подоконниках, застеленных выгоревшими старыми газетами, стояли банки с плавающим грибом и кастрюли с огромными цветами алоэ. Кастрюли были обклеены фольгой от шоколадок, которая кое- где отошла, обнажая надпись желтой масляной краской «ясли-сад №23».

Посреди комнаты, застеленной ковровыми дорожками, стоял белый, видавший виды рояль. На его боках красовались вырезанные перочинным ножом надписи: "Паша и Витя из Тулы были здесь", "Бологое рулит", "Минет отстойный", "Хатель сиська сасат, сиська нет. Фсе абман!"

За роялем сидела другая моя соседка, 45- летняя учительница географии Ангелина Юрьевна, в рваных чулках в сеточку, кожаном корсете и армейских ботинках. Закатив глаза к потолку, она лабала на рояле и пела голосом Верки Сердючки: «А я не знаю почему, но ты мне нравишься..», время от времени затягиваясь «Боломором» через мундштук.

В углу комнаты стоял диван, покрытый ярким покрывалом, плохо скрывающим дырки от сигарет. На стене над диваном висел плакат, на котором была изображена крупная совковая тетя в пестром халате и бигуди, которая отстраняется рукой от тщедушного мужичка в майте и кальсонах. Чуть ниже изображения шла надпись: «Надо контролировать, кому давать, а кому не давать. Почему мы вдруг решили, что каждый может иметь?» В.С. Черномырдин.

На диване, со скучающими лицами, сидели сестры- девственницы из 2 комнаты: Агриппина Васильевна и Клавдия Васильевна, одетые в откровенные пеньюары, выставив в высокие разрезы волосатые ноги в стоптанных тапочках. Они улыбались мне щербатыми ртами и приглашали сесть рядом.

У плиты, я вдруг увидела себя! Я стояла в костюме школьницы советских времен, посасывая чупа- чупс, и варила борщ. На мне было надето застиранное черное платье, белый фартучек, банты на голове и грязно- белые гольфы до колен. Фартучек был испачкан свеклой.

Моя виртуальная подружка Ирина сидела в глубоком кресле, обитом протертым плюшем, с толстой тетрадкой в руках и подсчитывала прибыль. Иногда звонил старый, обклеенный изолентой телефон, Ира снимала трубку и говорила хорошо поставленным голосом оперной примы: «Бордель «Коммуналка» слушает!»

Волосы зашевелились на моей голове! «Боже!- Подумала я.- Неужели я никогда не выйду на волю из этого борделя? Должен же быть какой- то выход!» И я бросилась по квартире, искать дверь наружу. Я выскочила в коридор и увидела огромное количество одинаковых дверей, покрытых белой облупившейся краской. Я распахнула первую дверь и увидела Лильку, которая ползала по полу в строгом собачьем ошейнике, а какой- то мужчина в маске стегал ее кожаной плеткой. Мужчина заметил меня, снял маску и оказался моим похотливым учителем физкультуры. Он улыбнулся мне улыбкой графа Дракулы и сказал, делая широкий приглашающий жест: «Присоединяйся!»

Я выскочила и открыла другую дверь: в комнате было чисто и тихо, играла восточная музыка, пахло благовониями. Я зашла и села на краешек дивана, но вдруг покрывало сползло и я увидела в кровати Аленку, ее мужа и красавца- турка.

-А вы почему втроем?- Тупо спросила я.

-А мы один раз попробовали, и нам понравилось!- Радостно сказал Аленкин муж.- Мы же современные люди, а ревность- это пережиток прошлого.

-Тебе тоже нравится?- Посмотрела я на Аленку.

-А какая разница?- С тоской ответила она, накрываясь одеялом.- Главное, что им нравится. К тому же, выхода из этой квартиры все равно нет.

Я в ужасе бросилась дальше, и открыла следующую дверь: на кровати с грязным бельем лежала голая Юлька, вокруг нее ползали какие- то карлики и жадно тянули ручонки к ее белоснежному телу. Увидев меня, карлики оскалились и стали кидаться дыроколами. Я захлопнула дверь и стала медленно столзать на пол. Мимо меня бегали голые люди, они смеялись, целовались, на карачках прополз толстый господин, голый, но в ярко- красном галстуке, игриво мне подмигнул и сказал: « Хочешь подержать меня за член?»

Я взяла его за вялый отросток, но он оказался сосулькой, и стал стремительно таять в моей руке. Господин заплакал и пополз дальше. Рядом со мной друг появилась институтская подруга Катька, которая зашептала мне горячим шепотом: « Я сюда на работу устроилась, чтобы похудеть! Говорят, секс полезен для фигуры! Я уже 2 кило сбросила!»

Мимо меня прошла какая- то женщина с криком: «Золотой дождь! Кому золотой дождь», щедро поливая всех желтой водой из чайника.

Я вжалась в стену и открыла спиной еще одну дверь, оказавшись в гостиной Сашки Градовой.

-Сашка!- Радостно закричала я.- А как из твоей квартиры выйти на улицу?

-А зачем отсюда выходить?- Равнодушно поинтересовалась Сашка.- Здесь все есть, что надо для жизни. Вот, посмотри, в баре полно французского вина, в холодильнике много еды, а еще у меня новое колечко из платины с бриллиантами есть, хочешь, покажу?

Я повернула голову и увидела Градову- старшую, которая сидела в панталонах до колена и штопаном лифчике и руками ела холодец.

-Ага, были мы там, на улице, были! Нечего там делать, нам и здесь хорошо, мы и дверь входную заколотили! Только больше никого не надо пускать, а то понаехали тут! – И она замахнулась на меня свиной ножкой.

Я вернулась в коридор коммуналки и твердо решила найти выход. Я бегала по коридору, распахивала двери, пряталась от посетителей, пока, наконец, не наткнулась на Ирину.

-Отсюда выхода нет.- Грустно сказала она.- Надо быть или работником, или посетителем. И не наводи панику, мы же всегда так жили!

-Всегда?- Воскликнула я и вдруг поняла, что да, мы действительно жили так всегда. И почему именно сегодня мне стало так страшно, и так захотелось на волю? И вдруг я отчаянно поняла, что не хочу больше жить здесь. Что если останусь хоть на один день, то просто сойду с ума. Я увидела дверь в ванну и тихо проскользнула туда. Ванная была старая, ржавая, пропахшая плесенью, на грязных полках валялась куча всяких вещей: куски засохшего мыла, старые вонючие мочалки, ржавые лезвия. Я схватила это лезвие, и попыталась полоснуть себе по руке, но крови не было, осталась только грязная ржавая полоса.

-Эй, ты чего там делаешь?- Услышала я мужской голос.- Иди сюда!

Я подняла голову и вдруг увидела луч света, который пробивался через заляпанное оконце над ванной. Я приблизила лицо к самому окну, провела по нему влажной рукой и вдруг увидела луг, залитый цветами, по которому были раскиданы скирды сена и ходили важные цапли. Какой- то человек с отдаленно знакомым лицом улыбался мне с той стороны.

-А мне сказали, что выхода отсюда нет,- пожаловалась я ему.

-Они просто забыли. Выход есть всегда, просто его мало кто ищет. Ты нашла, вылезай!

И я вдруг очень легко протиснулась сквозь маленькое окошко, и упала прямо на траву.

-Как здесь хорошо!- Сказала я, вдыхая аромат луга.- Но мне надо в город, я же не могу жить на лугу. Мне нужен мой диван, компьютер, мои друзья. И еще, мне надо искать работу.

Парень слушал меня очень внимательно, и ничего не говорил.

-Но если я вернусь, я опять попаду в тот дом. Что же мне делать? Я хочу, чтобы мой дом был таким же прекрасным, как этот луг.

-В нашем мире нет домов. Есть только души.- Ответил мне странный парень.- Ты пришла сюда из своей души, а я показал тебе, какой она может быть.

-Это была моя душа?- Воскликнула я в ужасе.

-Ну да.- Просто ответил он.- Не важно, в каком доме живет человек, на какой кровати он спит, из какой посуды ест. Важно, что творится в его душе, а в твоей душе, как видишь, неуютно даже тебе самой.

-Но я не знаю, что делать!- В отчаянии закричала я.- Я не знаю, как все изменить!

-А все уже изменилось, посмотри вокруг,- тихо ответил он.- Ты скоро это узнаешь. Все обязательно будет хорошо!

И он ушел, оставив меня на прекрасном лугу в полном смятении…

 

Глава 18. Ах, эта свадьба…

Некто, 27:

« У миня нету фото, если заинтересовал - пеши. А если нет - ты СУКА!»

Проснулась я в философском расположении духа. Долго лежала в кровати, с наслаждением думая о том, какое это счастье, иметь двери, которые куда- то ведут, иметь возможность изменить свою жизнь, иметь время изменить себя. У меня вдруг появилось чувство скорых перемен, и на душе стало легко и хорошо. Я взяла телефон и позвонила Лильке.

-Ну, объявилась, наконец!- Обрадовано закричала она в трубку.- Ну, как там, в заведении за гранью добра и зла?

-Лиль, не спрашивай!- Отмахнулась я. – У меня нет сил говорить об этом. Скажу одно - меня уволили.

-Ну, и слава Богу!- Констатировала подруга.- Бордель не место для приличной дамы! Позвони Юльке, у нее есть для тебя какое- то деловое предложение.

-У тебя- то, как дела?- Поинтересовалась я.

-Все хорошо,- ответила Лилька счастливым голосом.- Так хорошо, что даже страшно об этом хвастаться. Мы с Ромкой заявление подали на 10 ноября. Так что, ты приглашена на нашу свадьбу! На днях ходила знакомиться с его родителями, очень приличная семья: мама завуч в школе, папа военный врач, сейчас в Академии преподает. Приняли меня, конечно, настороженно, но неплохо. Я только страшно боялась, что сынуля мой чего- нибудь отчудит.

-Отчудил?- С подозрением спросила я.

-Еще как,- вздохнула Лилька.- Я его два дня для этого визита настраивала, как надо себя вести. Сказала, если он хоть что- нибудь ляпнет, или слушаться меня не будет - придушу! Короче, запугала его конкретно, он сидел, как шелковый, даже ел с ножом и вилкой. Я уж подумала, пронесло. Рано обрадовалась! Стали собираться домой, Ромкина мама ему и говорит: «Иди, Боренька, пописай на дорожку!» Ну, мой олух пошел, как сказали, и нассал на коврик в прихожей. И ведь не подкопаешься - сделал, как было велено! -Так ты подумай, насчет свадьбы,- прервала Лилька мой гомерический смех.- Ну, может есть идеи, как сделать ее незабываемой?

-А что тут думать?- Засмеялась я.- Просто приведи Борьку и пару его друзей, и эту свадьбу никто никогда не забудет!

-Тьфу на тебя,- сказала Лилька.- Ладно, я побежала, мне в магазин, потом ужин готовить, Рома с работы в восемь придет…

Лилька еще что- то кудахтала про дороговизну продуктов и рецепт солянки, но я уже не слушала, я вспоминала свадьбу. Свою свадьбу.

Когда мой бывший будущий муж пришел к моим родителям просить моей руки, все происходило, как в старом анекдоте: «Жена говорит мужу: «Дорогой, сегодня к нашей дочери будет свататься молодой человек. Тебе достаточно сказать: «Мы согласны!», не надо лезть к нему целоваться и кричать: «Спаситель мой!»

Я была к тому времени почти переспелой девицей 25 лет, и родители практически отчаялись когда- нибудь спровадить меня под венец. Поэтому, мое объявление о скором замужестве прозвучало для них райской музыкой. Я никогда в жизни, ни до, ни после, не видела своего отчима таким счастливым, как в день моей помолвки. Он то и дело лез обниматься к жениху, скакал по квартире, как юный шимпанзе, и только что пузыри не пускал от счастья. У него был такой счастливо- дебильный вид, что хотелось называть его Кирюшей и кормить печенюшками. Дабы доказать всем знакомым, что известие о моем скором замужестве не злая шутка, к нам в дом была приглашена куча гостей, которых угощала пирогами раскрасневшаяся маман.

Веселье было столь бурным, что мой будущий муж впал в задумчивость.

-А чё это они так радуются, будто в подъезде сто талонов на водку нашли?- Подозрительно покосился он на меня.

-Нравишься ты им,- попыталась я увести разговор в сторону.- Видят, что в надежные руки отдают любимую дочь!

-…а я и думаю: «Когда же нашу- то хоть какой дурак сосватает?- послышались откровения моего отчима с другого конца стола.

-Это он шутит,- отчаянно делала я хорошую мину при плохой игре, погромче включая музыку.

Свадьба была назначена на 13 января. В этот день было мало брачующихся, люди суеверно обошли эту дату стороной, но мы решили, что число «13» не самое страшное в нашем случае.

На свадьбу съехались все мои ближайшие институтские приятели, человек тридцать. В 12 часов дня мы, в окружении родителей и друзей, прибыли в городской ЗАГС. Я была в белом платье и фате, и вспоминала, как всю сознательную жизнь при разговорах о свадьбе била себя в грудь толстым кулачком и кричала, что белое платье с фатой наденут только на мое бездыханное тело! Были, конечно, варианты, надеть на себя тельняшку и треники, но мои новые родственники оказались людьми консервативными, и модерновый почин не поддержали. Пришлось смириться, и ради статуса замужней дамы и фамилии Злобина засунуть в зад свои новаторские идеи.

Мой избранник был высоким спортивным парнем, с грацией белого медведя, бычьей шеей и полным отсутствием чувства юмора. На меня он смотрел с обожанием, как на венскую сосиску с майонезом, и готов был убить любого, кто осмелился бы даже попросить у меня поделиться семечками.

В жизни он любил только три вещи: качать железо, заниматься со мной сексом и пересчитывать деньги, все остальные прелести жизни были ему неведомы и по умолчанию считались лишними. Зато этими тремя действами он мог заниматься 24 часа в сутки. Так что, свадьба была отличной отмазкой от ежедневного сексуального марафона, который устраивал мне жених.

Итак, мы стояли в центре зала, и пытались придать лицам торжественную одухотворенность, подобающую случаю. Радостная тетя с алым цветком в петлице белого пиджака и высокой «халой» на голове торжественно зачитывала нам брачные клятвы. Справа от тети стоял мой отчим и сосредоточенно ковырял бутылку шампанского, готовясь разлить его по бокалам, как только нас объявят мужем и женой. Рядом с ним стояла гордая маман с подносом, заставленным приготовленными хрустальными фужерами.

-Согласны ли вы, гражданка Новикова, выйти замуж за гражданина Злобина?- Важно спросила тетя с алым цветком.

-Согласна,- сказала я обреченно.

-Согласны ли вы, гражданин Злобин…

Но договорить тетя не успела, так как бутылка поддалась несколько раньше, чем ожидалось, и пластмассовая пробка ударила важной тете прямо в ухо, после чего туда же пришелся удар сильной струи шипучки, отчего вся праздничная укладка на голове загсовской тети скособочилась и обмякла. Сладкой жидкостью были залиты все разложенные на столе документы, включая наше свидетельство о браке.

Торжественный момент был скомкан, маман бросила поднос, и рванула помогать пострадавшей, чуть ли не насильно промакивая ее волосы мятым и, явно уже использованным по назначению, носовым платком. Тетя яростно отбивалась и крутила головой, отчего из ее скомканной прически вылетел шиньон, похожий на кусок мокрой мочалки и влепился прямо в лицо отчиму.

-Дерьмо!- Заорал он, отлепил «мочалку» и подбросил ее вверх, где она повисла на одном из рожков шикарной люстры, покачиваясь и капая вниз каплями Шампанского.

Из Загса нас выпроводили быстро и не особо дружелюбно, мы вышли на крыльцо, покрытое толстой коркой подтаявшего льда, и гости тут же, с садистским удовольствием стали кричать, чтобы новоиспеченный муж нес меня до машины на руках.

-Ни за что!- Отбивалась я букетом невесты, но он все равно взял меня на руки и понес.

-Только не упади!- В страхе лепетала я, вокруг бегали друзья с видеокамерами, в предвкушении нашего падения. Муж дошел до машины, расслабился и, в ответ на одобрительные крики толпы: «И так носи ее всю жизнь!» гордо ответил: «Легко!», после чего споткнулся, шлепнулся на задницу и плавно заехал ногами под машину, прямо со мной на руках. К счастью, особенно никто не пострадал, кроме моего белого платья, внизу которого тут же растеклась грязная коричневая полоса.

В ресторане нас посадили в центре длинного стола, и началось веселье. Праздновали сразу и все: нашу свадьбу, старый Новый год, встречу институтских друзей и День Рождения моей свидетельницы Людки.

Началось гулянье с официальной части: к нашему столу подходили гости и торжественно, под аплодисменты зала, вручали нам подарки, протягивая при этом бокалы, дабы чокнуться с «молодыми».

В основном вручали деньги в конвертах, а я уже говорила, что одним из трех любимых занятий моего юного мужа было пересчитывать деньги, тем более, что качать железо или заниматься сексом во время свадебной церемонии было проблематично, он отдался этому занятию со всей душой!

Выглядело это так: к нам подходил очередной гость, говорил короткую заздравную речь и вручал конверт с деньгами, после чего протягивал бокал, дабы чокнуться с молодыми. Супруг мой, будучи человеком идейно не пьющим, тут же терял интерес к гостю, открывал конверт и начинал тщательно пересчитывать бабки, а я, дабы сгладить неловкость, громко чокалась с дарителем и залпом выпивала бокал шампанского.

Гости шли сплошной вереницей, я все хуже держалась на ногах и все чаще промахивалась мимо бокалов гостей, пытавшихся со мной чокнуться, муж мой тоже не светился радостью, заметив, что «гости сожрут больше, чем подарили». И успокоился только после моего замечания, что свадьбу спонсируют мои родители.

Когда все конверты были вручены, и народ приступил к, собственно, гулянию, я была пьяной в хлам. Довольно скоро официальная часть перешла в нормальное застолье, гости перезнакомились между собой, и веселье пошло своим чередом. Первым формальную обстановку разрядил дядя со стороны жениха: он взял в руку ракетницу, и с криком: «Да она же не заряжена!» выпустил ракету прямо в ресторанном зале. То, как быстро гости упали на пол и закрыли головы руками, наглядно продемонстрировало высокий уровень начальной военной подготовки в наших советских школах. Дяде дали в торец и отправили домой, потом заменили разбитые ракетой бокалы, прожженную скатерть и проветрили помещение от дыма.

Затем наступила пора всевозможных конкурсов, устроенных неугомонным тамадой: он вызвал трех парней и трех девушек, дал им по рулону туалетной бумаги и предложил «нарядить елочки». «Елочек», соответственно, изображали парни, принимая нелепые позы «врастопырку», веселя гостей. Одной из пар были свидетели - моя институтская подружка Людка со зрением -8, которая постеснялась надеть очки, поэтому воспринимала окружающий мир на ощупь, и ее тщедушный дружок Дима. Людка быстро обмотала Диму рулоном туалетной бумаги, но ей этого показалось мало. «Эй, Новикова,- прошептала она мне.- Дай мне еще один рулон, вон, позади тебя, на подоконнике. Мы должны выиграть!» Да, нездоровый азарт и жажда наживы не раз играли с Людкой плохие игры, так случилось и на этот раз. Я протянула ей рулон бумаги, и она, с блеском в близоруких глазах, щедро обмотала высокого костлявого Диму с ног до головы.

Тамада безоговорочно признал ее победу и вручил Людке приз: заколку для волос. Счастью подруги не было предела, она тут же потеряла интерес к «елочке» и пошла танцевать. Ко мне подошел несчастный Дима и попросил снять с него бумагу, и тут я начала ржать: оказалось, я дала Людке белый скотч для заклейки окон, и Дима был покрыт толстой броней туалетной бумаги, щедро примотанной к нему скотчем. Я попыталась освободить его от этого «наряда», но ввиду того, что была чрезвычайно пьяна, руки меня не слушались, и все, что я могла сделать, это упасть мимо стула на пол и смеяться до слез.

Разноцветными бликами сияла цветомузыка, гости трясли булками под энергичные мелодии зарубежной эстрады, между танцующими ходила худая ожившая мумия и умоляла освободить ее от папируса. Люди не обращали на мумию никакого внимания, а только отмахивались и продолжали веселиться.

Наконец, Димку освободили от скотча, меня подняли с пола и посадили на стул, а неугомонный тамада все не успокаивался, честно отрабатывая свой гонорар.

-А сейчас спортивный конкурс!- Радостно провозгласил он.- Пары танцуют под музыку вокруг стульев, я убираю один стул и выключаю музыку. Пары должны занять оставшиеся стулья, кому не хватило стула - та пара выбывает из игры!

«Эх, зря он это затеял!»- С тоской подумала я, заметив, как нездорово заблестели глаза моего супруга при словах «спортивный конкурс». Человек два дня не качал железо, а тут такая удача!

Сначала он честно пытался танцевать со мной вокруг стульев, но я была плохой партнершей- то и дело падала, путаясь в полах длинного платья, и пьяно хихикала. Тогда он взвалил меня на плечо и стал падать на стулья уже один, причем, когда он с безумными глазами летел к стулу, я срывалась с его плеча и летела прямо в толпу соперников, которые бросались врассыпную. Таким образом, все стулья доставались моему мужу. Он пританцовывал в предвкушении победы, поднимал меня с пола, опять закидывал на плечо и конкурс продолжался. Когда в центре круга остался один стул, нашими единственными соперниками оказались Людка с Димкой. Юркий Дима легко маневрировал между соперниками и тоже целеустремленно шел к победе. Слепая Людка рядом с ним была, по сути, таким же балластом, как и я. Музыка стихла, наши кавалеры увидели одиноко стоящий стул, Дима оттолкнул Людку, мой бросил на пол меня и они рванули к стулу. К несчастью, Дима успел чуть раньше закинуть на стульчик свои костлявые чресла, и улыбка победителя на долю секунды осветила его лицо. Тут и настиг его хук справа, отвешенный ему в полете моим мужем, который никогда ничего не делал вполсилы. Дима кубарем улетел под стол, мой супруг уселся на стул и радостно посмотрел на тамаду: «Дайте мне приз!»- Гордо заорал он. Я не помню случая, чтобы еще когда- нибудь, 23- летний человек так же сильно радовался календарику с Микки Маусом.

Диме оказали первую помощь, приложив ложку к синяку, и гулянье продолжилось. Свадьба пела и плясала в ресторане до часу ночи, после чего все переместились в квартиру моих родителей.

Муж оживился, увидев пустую спальню, вспомнил, что деньги он сегодня уже считал, в конкурсе поучаствовал, настало время секса, и утащил меня исполнять супружеский долг.

Родственники разошлись, в большой комнате остались только мои друзья. Они пошли на кухню, нашли полный холодильник закуски и недопитую бутылку водки, обрадовались и продолжили веселье. Но настоящий приступ счастья случился с ними на полчаса позже, когда кому- то приспичило покурить на балконе: там были обнаружены ящик водки и два ящика шампанского.

«Это мы удачно зашли!»- Не веря своему счастью, сказали друзья, и началась вторая часть «марлезонского балета».

Так прошла моя первая брачная ночь, под пьяные крики и смех друзей из соседней комнаты. Мне гораздо больше хотелось тогда веселиться с ними, но приходилось отрабатывать почетное звание жены, причем раза так четыре. Таким образом, уже в первые сутки семейной жизни, ко мне пришло безрадостное осознание того факта, что брак- это не только права, но и обязанности.

Отгуляв полученные двое суток свадьбы, мы поехали к месту постоянной дислокации, в квартиру новоиспеченного супруга. Вечером к нам зашли в гости соседи по лестничной клетке: «Чортовы!»- Представились первые, «Сатановские!»- Радостно сказали вторые.

Злобины, Чортовы и Сатановские на одной лестничной клетке?! Н- да, семейная жизнь обещала быть не скучной….

Я стряхнула с себя былые воспоминания, и с надеждой подумала, что Лилькина свадьба не будет такой экстремальной.

Чуть позже я позвонила Юльке.

-Объявилась!- Радостно сказала подруга.- Слава Богу! Ну, как там, в борделе?

-Весело, но не мое,- уклончиво ответила я.- Меня уволили.

-Ну, и отлично! У меня есть для тебя деловое предложение. Встретимся завтра в кафе.

На том и порешили. Чтобы как – то убить сегодняшний день, я залезла на сайт. Отправила в «корзину» все предложения о сексе, турков и прочих любителей писать: «Привет, как дела?». Приколол только один чувак из Киргизии: письмо было банально, но орфографии порадовала.

«Привет как дело?»- Поинтересовался 27- летний Beken.

«Отлично, чего и вам желаю»,- от нечего делать ответила я.

«Я хочу с вами познакомится и по общатся »,- привычно продолжил киргизский виртуал.

«Хотелось бы в реале общаться»,- зевнула я.

«Ну тогда реално общемся! А вы за что желате я все делаю!»- Горячился темпераментный киргиз.

«Как же мы будем общаться, если ты в Киргизии живешь, а я в Питере?»- Веселилась я.

«А вам ат мущины только секс нужын да?»- Разоблачил меня Beken.

«Ну, не только,- стала оправдываться я.- Еще замуж бы хотелось».

«А что вам кыргыз не пойдет?»- Обиженно спросил претендент.

«Ну, отчего ж,- задумалась я.- Только надо же как- то опробовать жениха?»

«Прызжайте ка мне!- Обрадовался мой юный киргизский друг.- Я вам такую удовольства дам!»

Я живо представила себя в юрте с киргизом, или в чем они там живут, и с сомнением покачала головой. Пожалуй, стара я для подобного экстрима.

Секса хотелось отчаянно, но не настолько, чтобы ехать в Киргизию. Я подумала, что с тех пор, как я обросла принципами, секс из моей жизни пропал совсем. Раньше он был плохим и редким, а теперь и вовсе остался только в виде эротических фантазий.

«Может, один раз можно?- Робко подумала я и покосилась на Ангела.- Чисто для здоровья…»

И я извлекла из «корзины» всех, кто предлагал мне «райское наслаждение» с доставкой на дом.

Внимание привлекла анкета 25- летнего красавца, рост 185, вес 85, глаза голубые, характер, как было указано в анкете, нордический. Значился красавчик под именем «Мастер- класс», что тоже вселяло надежду на лучшее. «То, что доктор прописал!»- Констатировала я, набирая номер телефона, оставленный в сообщении.

В трубке долго шли длинные гудки, и я уж было собралась дать «отбой», но тут мужской голос ответил:

-Слушаю.

В трубке слышалась музыка, оживленные голоса и прочие признаки бурного веселья.

-Вы мне писали,- робко начала я.- В гости просились. Вот, я сегодня свободна, и подумала…

Музыка и крики в телефоне становились все громче.

-Впрочем, кажется я не вовремя,- разочарованно заметила я.

-Какой район?- Не стал тратить время на лишние разговоры красавчик.

-Восстания,- отрапортовала я.

-Буду через полчаса, но не больше, чем на час, устроит?

«Однако,- офигела я. – Что за нахальство?»

-Устроит!- Услышала я свой голос в трубке.

-Ждите, выезжаю!

Пожалуй, таких странных встреч у меня еще не было. Я пожала плечами, погрозила кулаком Вредителю и пошла облачаться в красивое белье.

Юноша приехал оперативно, ровно через полчаса. Одет он был в высшей степени странно: в черный смокинг, белоснежную рубашку и галстук- бабочку.

Я пригласила его в комнату и предложила коньяку, но юноша вежливо отказался:

-Некогда,- сказал он, расстегивая рубашку.- В другой день я бы с радостью, но сегодня спешу - свадьба у меня.

-Свадьба?- Мне показалось, что я ослышалась.- Ты пришел сюда со свадьбы?

-Да, гуляем здесь, в ресторане, недалеко,- кивнул он красивым подбородком.

-Может, не стоило, со свадьбы?- Робко спросила я.- Я бы и до завтра подождала.

-Ну что вы, дело прежде всего,- весело ответил красавчик и игриво мне подмигнул.

«Дело» он знал на удивление хорошо, и тот час с небольшим, что мы провели в постели, я терзалась вопросом, почему так долго отказывала себе в телесных утехах? «Может, стоит взять его в любовники?- Размышляла я, балдея от полученного удовольствия.- Пока мой принц на белом коне скачет где- то за тридевять земель, сексуальный юноша вполне может скрасить мое одиночество».

-Встретимся еще?- Спросила я парня, который снова облачался в свой свадебный наряд.

-Да, конечно!- С готовностью ответил он.- Звони в любое время! С тебя 3 тысячи!

-Чего?- Выпучила я глаза.

-Я беру 3 тысячи за час, но если станешь постоянной клиенткой, буду делать скидки!

Я молча отсчитала ему 3 косаря и проводила за дверь.

«Скажешь хоть слово - прокляну!»- С угрозой сказала я и, для большей убедительности, сунула под нос Вредителю свой фамильный кубанский кулак. Таким же кулаком моя бабушка снесла дедушке всю нижнюю челюсть в 1964 году, застав его в бане с соседкой Глашкой. Ангел проникся, и с ворчанием «А я чё? А я ничё…» залез на шкаф, где еще долго ерзал и прыскал в кулачок.

 

Глава 19. Правда жизни.

Анжела, 24:

«Зачем вы, мужчина, скрываетесь за фотографией женщины? Вы извращенец?»

Я перестала ночи напролет сидеть в интернете и, неожиданно для себя стала соблюдать режим: ложилась спать в 10 вечера и просыпалась в 7 утра, за час до будильника, после чего какое- то время лежала в кровати, прислушиваясь к ощущениям. Состояние было забавное: организм пытался понять, где его обманули.

Утром мы встретились с Юлькой в центре города. Подруга была в хорошем настроении, глаза ее блестели, и я заподозрила, что у Юльки случилась амурная история.

-Ой, да брось ты, какие амуры!- Замахала она руками.- Я так занята работой, что на свидания бегать некогда!

-Может, пройдемся по магазинам?- Предложила я.

-Ну, понятно, деньги жгут карманы?- Засмеялась Юлька.

-Ой, жгут, жгут проклятые, аж дымятся! Пошли тратить.

Мы шли по проспекту, с интересом разглядывая магазины и прочие крутые заведения, на которые совсем не обращаешь внимания, когда в кармане пусто: «Bosco di Ciliegi», «Levi's Jeans», «Penka», «Stiebel Eltron», «Machiavelli»- все сплошь по-буржуйски. Я прикинула объем работы, и предложила начать с крайнего бутика с мудреным названием «В. Dress».

Но не успела я переступить порог магазина, как мне навстречу бросился элегантно одетый продавец с перекошенным лицом: «У нас на вас ничего нееет!!!»- Орал он, испугав меня так, что я чуть не свалилась прямо на Юльку.

-Ну, нет так нет, чего орать- то?- Спросила я у него.- Может, я вон тот розовый шарфик хочу купить!

-Это не шарфик!- Презрительно скривил подбородок продавец и посмотрел на нас, как челюскинцы на мороженое.- Это вечернее платье из последней коллекции Донателлы Версаче!

-Из последней китайской коллекции?- Вежливо уточнила я.- Швейная фабрика «Светлый путь Мао Дзедуна?»

-Уходим, уходим,- взяла меня за руку Юлька.- Пошли лучше косметику покупать.

Я вышла из магазина не в самом лучшем расположении духа. Впрочем, «Рив Гош»- отличное средство для поднятия настроения, и мы пошли выбирать духи и помады.

-Много денег не трать!- Села подруга мне на уши.- Учись расчитывать бюджет, а то опять все за день спустишь, и будешь без гроша сидеть. Не забывай, что ты безработная!

-Хорошо, мама,- ответила я Юльке, делая дебильное лицо.

В магазине я решила приколоться над Юлькой. Я стала дергать ее за кофту и громко говорить, коверкая слова:

-Мама, купи мне шампуньку! Ну купи, вот эту, с уточкой, я буду в ванне уточку учить плавать!

Люди шарахались от нас в разные стороны, Юлька била меня по рукам, и говорила громким шепотом:

-Прекрати! На нас люди смотрят!- И сбежала в соседний зал, а я подошла к прилавку с кремами.

-Девушка, дайте мне вон тот крем посмотреть!- Вежливо показала я на полочку.

-Да вы что?- Довольно грубо ответила мне девушка.- Это же крем для молодой кожи!

«Н- да, сегодня явно не лучший день для шопинга,- подумала я.- Магнитные бури, что ли?»

Я пошла искать подружку и увидела ее, стоящую в отделе духов, где перед ней распиналась молоденькая продавщица, размахивая пробниками и закатывая глаза.

-Мааам!- Закричала я, хватая Юльку за кофту.- Ну, зачем тебе духи? Купи лучше мыла хозяйственного, у меня голова чешется, я ее два месяца не мыла!

Юлька вздрогнула и обернулась, и я увидела перед собой совершенно незнакомую женщину с полными ужаса глазами. Она нервно порылась в сумочке и достала сто рублей.

-Вот, возьмите, купите себе шампунь!- Сказала она, протягивая мне деньги.

Из магазина мы с Юлькой вышли, держась за животы.

-Да, с тобой не соскучишься!- Сказала Юлька, вытирая слезы.- Я думала, что самое ужасное - это ходить по магазинам с моими пацанами, но ты круче!

-Зато я сто рублей заработала,- похвасталась я.- Куда еще сходим?

Через дорогу от нас призывно блестело витринами странное заведение под названием «Penka», на вывеске которого красовалась карточная масть «пики» почему- то коричнего цвета.

-Интересно, это магазин, или игорное заведение?- Спросила я.

-Скорее всего, казино,- сказала подруга.- Наверное, использовали в названии какое-то жаргонное английское словечко, может быть от "penny" или "pence", только «пики»- козыри какие-то левые, коричневые.

- Это овощной магазин «Репка», - сказала нам проходящая мимо бабуля.- Вон, она самая на вывеске и нарисована!..

-По пиву?- Посмотрели мы друг на друга, и молча промаршировали в ближайший паб.

К столику подползла сонная официантка, протягивая нам меню.

-Девушка, а за счет заведения у вас можно погудеть?- Весело спросила я.

Официантка растерянно посмотрела по сторонам, подумала и отрицательно покачала головой.

-А что вы мне посоветуете на 20 рублей?- Продолжала я мучить бедняжку.

-У нас чай 40 рублей стоит!- Выдавила из себя работница общепита. – Дешевле ничего нет.

-Сделайте, пожалуйста, полстакана,- подмигнула я ей.

У девушки сделалось такое несчастное и растерянное лицо, что Юлька не выдержала.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.169 (0.046 с.)