ТОП 10:

Деяния Петра и двенадцати апостолов



(в первых нескольких строках читаются только отдельные слова)

[...] Другие не желали в своих сердцах. А в наших сердцах мы объединились. Мы согласились исполнять служение, на которое Господь назначил нас. И мы согласились друг с другом.

Мы спустились к морю в благоприятный момент, который пришел к нам от Господа. Мы нашли корабль, пришвартованный у берега, готовый к отплытию, и мы говорили с моряками корабля о нашем пребывании на борту с ними. Они проявили большую доброту к нам, как предсказал Господь. И после того, как мы отплыли, мы плыли день и ночь. После этого ветер подул позади корабля и принес нас к маленькому городу посреди моря.

И я, Петр, спросил название этого города у местных жителей, стоящих на причале. Человек из них ответил, говоря: "Название этого города "Обитаемое место", то есть, Основание [...] выносливость". И главный среди них держал пальмовую ветвь у края причала. И после того, как мы вышли на берег с пожитками, я пошел в город, спросить о жилье.

Человек пришел, нося ткань, обвязанную вокруг талии, опоясанную золотой перевязью. Также повязка была обвязана поверх его груди, расширяясь над его плечами, и покрывая его голову и его руки.

Я пристально смотрел на него, потому что он был красив внешним видом и ростом. Я мог видеть четыре части его тела: подошвы его ног, часть его груди, ладони его рук и его облик. Эти вещи я мог видеть. Книжная обложка, похожая на мои книги была в его левой руке. Деревянный посох был в его правой руке. Его голос звучал, когда он медленно говорил, выкрикивая в городе: "Жемчуг! Жемчуг!".

Я, в самом деле, думал, что он житель этого города. Я сказал ему: "Мой брат и мой друг!". Он ответил мне, говоря: "Правильно ли ты говоришь "Мой друг и мой брат". Что ты хочешь от меня?". Я сказал ему: "Я спрашиваю вас о пристанище для меня и для моих братьев, потому что мы чужие здесь". Он сказал мне: "По этой же причине, я сам только что сказал "Мой брат и мой друг", потому что я такой же чужой подобно вам".

И когда он сказал это, он выкрикнул: "Жемчуг! Жемчуг!". Богатые люди того города слышали его голос. Они вышли из их скрытых кладовых. И некоторые выглядывали из кладовых их домов. Другие выглядывали из своих верхних окон. И они не видели, что они могли бы получить от него, потому что на его спине не было сумки, не было узла внутри его одежды. Из-за их презрения они даже не признавали его. Он не открывал себя им. Они возвратились в свои кладовые, говоря: "Этот человек дразнит нас".

А бедняки того города слышали его голос, и они пришли к человеку, который продавал этот жемчуг. Они сказали: "Пожалуйста, будьте любезны, покажите нам жемчуг, чтобы мы могли увидеть его своими глазами. Поскольку мы бедные. И мы не имеем этой [...] цены, чтобы оплатить это. Но покажите нам, чтобы мы могли сказать своим друзьям, что мы видели жемчуг своими глазами". Он отвечал им: "Если это возможно, приходите в мой город, так, что я смогу не только показать это вашим глазам, но дам вам жемчуг бесплатно".

И действительно они, бедняки этого города выслушали и сказали: "Поскольку мы нищие, мы конечно знаем, что человек не даст жемчуг нищему, но обычно подают хлеб и деньги. Сейчас милость, которую мы хотим получить от вас, состоит в том, что вы покажите нам жемчуг перед нашими глазами. И мы скажем своим друзьям гордо, что мы видели жемчуг своими глазами", - потому что не найти среди бедняков, таких нищих как они. Он ответил им: "Если можете, сами приходите в мой город, так что я смогу не только показать вам это, но и дам вам жемчуг бесплатно". Бедные и нищие радовались человеку, который раздает жемчуг бесплатно.

Люди спросили Петра о его затруднениях. Петр ответил и сказал то, что он слышал о трудностях в пути. Потому что они объясняли нужду в их служении.

Он сказал человеку, продающему этот жемчуг: "Я хочу знать ваше имя и дорожные трудности на пути к вашему городу, потому что мы чужестранцы и служим Богу. Это нужно нам, чтобы распространять слово Бога в каждом городе поровну". Он ответил: "Если вы хотите знать мое имя, Литаргоил - мое имя, объяснение которого, легкий, газели подобный камень.

И о пути к городу, о котором вы спросили меня, я скажу вам об этом. Никто не способен идти по пути, кроме единственного, того, кто откажется от всего, что имеет и постится ежедневно из этапа к этапу. Для многих - разбойники и дикие звери на том пути. Того, кто несет хлеб с собой на пути, черные собаки убьют из-за хлеба. Тот, кто несет дорогую одежду мира с собой, разбойники убьют из-за его одежды. Того, кто несет воду с собой, волки убьют из-за воды, так как они измучены жаждой. Того, кто беспокоится о мясе и зеленых овощах, львы съедят из-за мяса. Если он избежит львов, быки пожрут его из-за зеленых овощей".

Когда он сказал эти слова мне, я тосковал внутри себя, говоря: "Большие трудности на пути! Если бы только Иисус дал нам силу пройти это!". Он смотрел на меня, поскольку лицо мое было грустно и я тосковал. Он сказал мне: "Почему ты печалишься, если ты в самом деле знаешь это имя "Иисус" и веришь ему? Он великая власть для получения силы. Поскольку я тоже верю в Отца, кто послал его".

Я спросил его: "Как называется место, куда вы идете, ваш город?". Он сказал мне: "Название моего города - "Девять ворот". Позвольте нам хвалить Бога, поскольку мы помним, что десятые - главные". После этого я пошел от него с миром.

Поскольку я собирался идти и позвать моих друзей, я волны и большие высокие стены, окружающие город. Я удивлялся великим вещам, что я видел. Я увидел сидящего старика и я спросил его, на самом ли деле название этого города "Обитаемое место". Он [...], "Обитаемое место" [...]. Он сказал мне: "Ты говоришь верно, поскольку мы обитаем здесь, потому что мы терпим".

Я отозвался, говоря: "Справедливо [...] назвали людей это [...] потому что от каждого, кто терпит свои испытания города живут и драгоценное царство пришло от них, потому что они терпят, окруженные изменами и трудностями бури. Так что на этом пути, город каждого, кто терпит бремя своего ига веры будет жить и он будет включен в Царство Небесное".

Я поспешил и нашел, и позвал моих друзей, чтобы мы могли идти в город, который он, Литаргоил, назначил для нас. Обязуясь вере, мы оставили все, поскольку он сказал нам сделать это. Мы избежали грабителей, потому что они не нашли их одежды с нами. Мы избежали волков, потому что они не нашли воды с нами, которой они жаждали. Мы избежали львов, потому что они не нашли желаемого мяса у нас. Мы избежали быков, потому что они не нашли зеленых овощей.

Большая радость охватила нас и мирная забота, похожая на нашего Господа. Мы отдохнули у ворот и говорили друг с другом об отчаянии этого мира. Лучше мы продолжим в созерцании веры.

Когда мы обсуждали разбойников на дороге, которых мы избегли созерцая, Литаргоил, измененный пришел к нам. Он имел вид врача, так как он нес коробку мази и молодой ученик шел за ним неся сумку, наполненную лекарствами. Мы не узнали его.

Петр окликнул и сказал ему: "Не могли бы вы помочь нам, поскольку мы странники, и проводить нас к дому Литаргоила, прежде чем настанет вечер". Он сказал: "По доброте сердца я покажу вам его. Но я удивлен, откуда вы знаете этого хорошего человека. Потому что он не открывает себя каждому. Потому что он сам сын великого царя. Отдохните немного, чтобы я мог пойти и излечить этого человека и вернуться". Он поспешил и быстро вернулся.

Он сказал Петру: "Петр!". И Петр был испуган, откуда он узнал, что имя его было Петр? Петр ответил Спасителю: "Откуда вы знаете меня, поскольку вы назвали мое имя?". Литаргоил ответил: "Я хочу спросить тебя, кто дал тебе имя Петр?". Петр сказал ему: "Это был Иисус Христос, Сын живого Бога. Он дал это имя мне". Он ответил и сказал: "Это я! Узнай меня Петр". Он развязал одежду, которая покрывала его - ту, в которой он изменил себя перед ними - открылся им в истине, что это был он.

Мы распростерлись на земле и поклонились ему. Нас было одиннадцать учеников. Он протянул руку и заставил нас встать. Мы смеренно говорили с ним. Мы поклонились говоря: "Что ты хочешь - мы сделаем. Но дай нам силу, чтобы делать, что ты желаешь, все время".

Он дал нам коробку с мазью и сумку, которая была в руках его молодого ученика. Он велел им, говоря: "Идите в город из которого вы пришли, который называется "Обитаемое место". Продолжайте в терпении, поскольку вы учите всех тех, кто поверил в мое имя, поскольку я вижу упадок веры. Я дам вам вашу награду. Беднякам того города дайте то, что им нужно, чтобы жить, пока я не дам им то, что лучше, о чем я сказал, что я дам вам бесплатно".

Петр ответил и сказал ему: "Господи, ты научил нас покинуть мир и все в нем. Мы отказались от них ради Тебя. Нас интересует сейчас, где нам взять пищу сегодня. Где мы можем найти нужное, что ты просишь нас отдать беднякам?".

Господь ответил и сказал: "О Петр, это было необходимо, чтобы вы поняли притчу, которую я говорил вам! Вы не понимаете, что мое имя, которому ты учишь, превосходит все богатства, и мудрость Бога превосходит золото, серебро и драгоценные камни?".

Он дал им сумку лекарств и сказал: "Излечите всех больных того города, кто верит в мое имя". Петр боялся спросить его во второй раз. Он сделал знак тому, кто был рядом с ним, кто был Иоанн: "Скажи ты на этот раз". Иоанн сказал: "Господи, перед тобой мы боимся много говорить. Но ты просишь нас заняться этим. Мы не учились быть врачами. Как тогда мы будем знать как излечивать тела, как ты велишь нам".

Он отвечал им: "Верно говоришь Иоанн, поскольку я знаю, что врачи этого мира лечат лишь то, что принадлежит миру. Врачи душ, однако лечат душу. Лечите тела вначале, чтобы через настоящие силы лечащие их тела без лекарств мира, они могли поверить в вас, что вы также можете лечить болезни души.

Богатые люди города, однако не увидели пользы признать меня, но они те, кто пируют в своем богатстве и гордости - с такими же как они; поэтому не обедайте в их домах, не дружите с ними, чтобы не повлияло на вас их пристрастие. Поскольку многие в Церкви показали пристрастие к богатству, потому что они греховны и дают другим повод грешить. Но судите их с честностью, чтобы ваше служение могло быть прославлено и мое имя также может быть прославлено в церквях". Ученики сказали: "Да, это то - что следует делать".

Они распростерлись на земле и поклонились ему. Он заставил их встать и ушел от них в мире. Аминь.

Деяния Петра и двенадцати Апостолов.

 

Деяния Петра и двенадцати апостолов (А. Мома)

[...] который [...] целью [...] [после] [...] нас [...] апостолов [...]. Мы плыли [...] тела. Другие же не были озабочены в сердцах своих. А в своих сердцах мы были едины. Мы согласились исполнять священнослужение, к которому Господь призвал нас. И мы договорились друг с другом.

Мы спустились к морю в подходящий момент, ниспосланный нам Господом. Мы нашли корабль, причаливший к берегу и готовый к загрузке, и мы поговорили с матросами этого корабля о нашем приходе к ним на борт. Они же проявили великую любезность по отношению к нам, как и было предписано Господом. И после того, как мы загрузились, мы плыли день и ночь. После этого позади корабля поднялся ветер и принес нас к небольшому городу посреди моря.

И я, Петр, спрашивал о названии этого города у местных жителей, стоявших на пристани. Человек среди них ответствовал, говоря: "Название этого города - Жилище, то есть Фундамент [...] выносливости". И главный среди них держал пальмовую ветвь на краю пристани. И после того, как мы вместе с багажом сошли на берег, я пошел в город за советом насчет жилья.

Вышел человек, носивший ткань, обвязанную вокруг его талии и золотой ремень, подпоясывающий ее. А еще к его груди была привязана пелена, ниспадавшая на его плечи и покрывавшая его голову и руки.

Я пристально смотрел на этого человека, поскольку он был красив в своей форме и при своем росте. Вот четыре части его тела, которые я увидел: подошвы его ног, и часть его груди, и ладони его рук, и его облик. Все это я и мог видеть. Книга, переплетенная подобно (некоторым из) моих книг была в его левой руке. Обложка из дерева стиракс была в его правой руке. Его голос резонировал, пока он медленно говорил, крича, чтобы в этом городе все слышали: "Жемчужины! Жемчужины!".

На самом деле я подумал, что он был человеком из этого города. Я сказал ему: "Брат мой и друг мой!". Тогда он ответил мне, говоря: "Правильно ли ты сказал "мой брат и мой друг"? То есть - чего ты ожидаешь от меня?". Я сказал ему: "Я прошу тебя о жилье для себя, а также для братьев, ибо мы здесь странники". Он сказал мне: "Потому и я только что сказал "мой брат и мой друг", ибо я такой же странствующий, как и ты".

И, сказав это, он громко вскричал: "Жемчужины! Жемчужины!". Богатые люди его города услышали его голос. Они вышли из своих скрытых кладовых. Некоторые смотрели из кладовых домов своих. Прочие же глядели из своих верхних окон. И не видели они, (что они могли бы приобрести) нечто у него, поскольку не было ни сумы на спине его, ни узелка внутри его ткани и пелены. И в силу своего презрения они даже не признали его. Он же, в свою очередь, не открылся им. Они вернулись к своим кладовым, говоря: "Этот человек дурачит нас".

А бедняки этого города услышали его голос, и пришли они к человеку, продававшему эту жемчужину. Они сказали: "Пожалуйста, потрудись показать нам жемчужину, чтобы мы, наконец, смогли увидеть ее своими собственными глазами. Ибо мы бедны. И у нас нет это(й) [...] суммы, чтобы заплатить за нее. Но покажи нам, чтобы могли мы сказать друзьям нашим, что мы видели жемчужину своими собственными глазами". Он же отвечал, говоря им: "Если можно, придите в мой город, чтобы я не только смог представить ее пред (самими) вашими очами, но и отдать ее вам задаром".

И в самом деле, они, бедняки этого города, услышали и сказали: "Поскольку мы нищие, мы точно знаем, что человек не отдаст жемчужину нищему, но обычно он получает хлеб и деньги. Но сейчас та доброта, которую мы хотим получить от тебя (такова), чтобы ты представил жемчужину пред нашими очами. И мы с гордостью скажем нашим друзьям, что мы видели жемчужину своими (собственными) глазами" - поскольку она не нашлась среди бедных, а особенно таких нищих, (как эти). Он ответил (и) сказал им: "Если (это) возможно, то вы сами придите в мой город, чтобы я не только смог показать вам ее, но и отдать ее вам задаром". Бедные же и нищие обрадовались человеку, отдающему задаром.

Люди спросили Петра о его трудностях. Петр ответил и рассказал о том, что он слышал о трудностях дороги. Потому что они - истолкователи трудностей в священнослужении своем.

Он же сказал человеку, продающему эту жемчужину: "Я хочу знать имя твое и о трудностях пути в твой город, ибо мы - странники и слуги Божии. Нам необходимо в согласии распространять слово Божие в каждом городе". Он ответил и сказал: "Если вас интересует мое имя, то мое имя - Литаргуэль, истолкование которого - Свет, Газелеподобный Камень.

А также (что касается) дороги в город, о которой вы спросили меня, то я расскажу вам о ней. Человек не способен ступить на эту дорогу, за исключением того, кто отказался от всего, что у него есть, и постился ежедневно шаг за шагом. Ибо многие суть грабители и дикие звери на дороге той. Того же, кто носит с ним хлеб по дороге, убивают из-за хлеба черные псы. Того, кто носит с собой дорогую одежду мира сего, убивают из-за одежды грабители. Того, кто носит с собой воду, убивают из-за воды волки, ведь они жаждали ее. Того, кто озабочен мясом и зелеными овощами, из-за мяса съедают львы. Если же он избегает львов, его съедают быки из-за зеленых овощей".

Когда же сказал он все это мне, я вздохнул в глубине души, говоря: "Великие трудности на дороге! Если бы только Иисус дал нам силу идти по ней!". Он посмотрел на меня, ибо лицо мое было печально, и я вздохнул. Он же сказал мне: "Почему же ты вздыхаешь, если ты и в самом деле знаешь это имя - "Иисус" и веришь ему? Он - великая власть, наделяющая силой. Ибо я также верую в Отца, пославшего его".

Я ответил, спросив его: "Каково же название того места, в которое идешь ты, города твоего?". Он сказал мне: "Вот имя города моего - Девять Врат. Помолимся же Богу, так как мы помним, что Десятые (Врата) - главные". После чего я ушел от него прочь с миром.

Когда я был близок к тому, чтобы идти и позвать моих друзей, я увидел волны и большие высокие стены, окружающие границы города. Я дивился тому великому, что видел. Я увидел сидящего старика и спросил его, действительно ли название этого города - Жилище. Он [...], "Жилище [...]". Он сказал мне: "Истинно говоришь ты, ибо мы обитаем здесь, поскольку мы выносим (это).

Я же отвечал, говоря: "Справедливо [...] люди назвали его [...], поскольку города населены каждым, сносящим свои испытания, и от них исходит драгоценное царствие, ибо претерпевают они в самой сердцевине предательств и тяжестей штормов. Так что поэтому город всякого, обремененного ярмом веры своей, населен будет, и будет он принят в Царствие Небесное".

Я поспешил, пошел и позвал своих друзей, чтобы мы могли идти в город, который он, Литаргоэль, предначертал нам. В связи с нашей верой мы отказались от всего, от чего он велел нам (отказаться). Мы избежали грабителей, поскольку они не нашли у нас воды, которой жаждали. Мы избежали львов, поскольку они не нашли в нас страсти к мясному. Мы избежали быков, [...] они не нашли зеленых овощей.

И снизошли на нас великая радость и мирная беспечность, подобные тем, что у Господа нашего. Мы остановились напротив ворот и говорили друг с другом о том, что не являлось отвлеченностью мира сего. Скорее, мы продолжали с верою.

Когда мы обсуждали грабителей на дороге, которых мы избежали, то узрели Литаргоэля, изменившегося, вышедшего к нам. Он явился как психик, тогда как коробочка с мазью была у него под рукой, а молодой ученик следовал за ним, неся сумку, полную лекарств. Мы же не узнали его.

Петр отреагировал, сказав ему: "Мы хотим, чтобы ты принес нам пользу, поскольку мы странники, и взял нас в дом Литаргоэля до наступления вечера". Он же сказал: "В прямоте сердечной покажу я его тебе. Но я изумлен тем, как узнал ты этого доброго человека. Ибо он не открывается каждому, поскольку сам он - сын великого царя. Оставайтесь же малыми, чтобы я мог пойти и исцелить этого человека и (вернуться)". Он поспешил и быстро (вернулся).

Он сказал Петру: "Петр!". И Петр был испуган, ибо как он мог знать, что имя его - Петр? Петр ответил Спасителю: "Откуда ты знаешь меня, раз назвал мое имя?". Литаргоэль ответил: "Я хочу спросить тебя, кто дал тебе имя Петр?". Он же сказал ему: "Иисус Христос, Сын Бога живого. Он дал мне это имя". Он ответил и сказал: "Это же я! Узнай меня, Петр! Он сбросил одеяние, окутывавшее его - того, в которого превратился он из-за нас - истинно открывая нам, что это был он.

Мы же распростерлись на земле и восславили его. Нас было одиннадцать учеников. Он распростер руку свою и велел нам встать. Мы скромно говорили с ним. Наши головы были склонены в уничижении, когда говорили мы: "Что пожелаешь ты - сделаем мы. Но дай же нам силу делать то, что ты пожелаешь, на все времена".

Он дал им коробочку с мазью и сумку, которая была в руке у юного ученика. Он приказал им как ему, говоря: "Идите же в город, называющийся Жилищем, из которого вышли вы. Продолжайте терпеть, так как вы учите всех, уверовавших в имя мое, как я претерпевал трудности веры. Я воздам вам вашу награду. Бедным этого города давайте то, что им надо для того, чтобы жить, до тех пор, пока я не дам им то, что лучше - то, о чем я говорил, что отдам вам задаром".

Петр ответил и сказал ему: "Господи, ты научил нас отказаться от мира сего и всего в нем. Мы отреклись от них ради тебя. То, что мы хотим (ныне) - еда на один день. Где же мы сможем найти те провианты, которыми ты просил нас обеспечить бедных?".

Господь ответил и сказал: "О, Петр, было нужно, чтобы ты понял притчу, которую я поведал тебе! Ты не понял, что имя мое, которому ты учишь, превосходит все богатства, а мудрость Божия превыше золота, и серебра, и драгоценного камня?".

Он отдал им сумку с лекарствами и сказал: "Исцеляйте всех больных этого города, верующих в имя мое". Петр убоялся отвечать ему во второй раз. Он дал знак тому, кто был перед ним - это был Иоанн: "Теперь говори ты". Иоанн ответил и сказал: "Господи, боимся мы быть многословными пред тобою. Но именно ты просил нас применять это умение. Мы не были обучены быть психиками. Как же тогда мы можем знать, как исцелять тела (так), как ты говорил нам?".

Он ответил им: "Верно ты сказал, Иоанн, ибо я знаю, что психики мира сего лечат то, что принадлежит миру сему. Душевные психики, однако, лечат сердце. Лечите сперва тела, а значит (так), чтобы через истинные силы исцеления их тел и без лекарств мира сего они могли бы верить в вас, и чтобы у вас также была сила исцелять сердечные болезни.

Богачи этого города, однако, те, кто не увидели надлежащего, даже чтобы признать меня, но открывшиеся в своих богатстве и гордыне - с такими, как они, следовательно, не обедайте, (не будьте) в их домах и не будьте им друзьями, чтобы их пристрастие не повлияло на вас. Ибо многие в церквях выказывают пристрастие к богатым, поскольку они также грешны и дают повод другим грешить. Но судите их с прямотою, чтобы могло быть восславлено ваше священнослужение, и чтобы имя мое в церквях также могло быть восславлено".

Ученики же ответили и сказали: "Да, это, воистину, то, что следует делать".

Они распростерлись на земле и поклонились ему. Он же велел им встать и удалился от них с миром. Аминь.


Гром. Совершенный Ум (Дм. Алексеев)

Гром, разум совершенный.

Я послана силой. И я пришла к думающим обо мне. И я найдена ищущими меня.

Увидьте меня, думающие обо мне! И слушатели - слушайте обо мне! Ожидающие меня, примите меня к себе и не гоните меня со своих глаз. И не заставляйте свой голос ненавидеть меня и свой слух! Не становитесь незнающими меня нигде и никогда. Берегитесь, не становитесь незнающими меня!

Ибо я начало и конец; я ценная и ничтожная, я блудница и святая; я жена и дева; я мать и дочь; я члены своей матери; я бесплодна, и многочисленные мои дети; я та, чьих свадьбы многочисленны, и я не приняла мужа; я - роженица и нерожавшая; я - утешение в моих родах. Я невеста и жених; и мой муж - породивший меня; я мать своего отца; и сестра своего мужа; и он - мое порождение. Я - служанка того, кто приготовил меня; я госпожа своего порождения, он же - породивший меня до времени в [день] рождения, и он - мое порождение во времени, и моя сила от него. Я - жезл его силы в его детстве, [и] он - щит моей старости, и то, чего он желает, происходит со мной. Я - молчание непостижимое и мысль приснопоминаемая; я - звук многоголосый и слово многоообразное. Я - произнесение моего имени.

За что, ненавидящие меня, вы любите меня? И ненавидите любящих меня? Отрекающиеся от меня, исповедуйте меня, И исповедующие меня, отрекитесь от меня! Говорящие правду обо мне лгут обо мне, и солгавшие обо мне говорят правду обо мне. Знающие меня, станьте незнающими меня! И не познавшие меня пусть познают меня!

Ибо я знание и незнание; я - стыд и дерзновение; я бесстыдна; я посрамлена; я - защита; я - страх; я война и мир.

Обратите сердце ко мне, постыдной и великой! Обратите сердце к моей нищете и моему богатству. Не превозноситесь надо мною, выброшенной на землю, [и] вы найдете меня среди грядущих. И не смотрите [на меня] в навозной куче, не уходите, не оставляйте меня выброшенной, и вы найдете меня в царстве. И не смотрите на меня, выброшенную осужденными, и в ничтожных местах не смейтесь надо мной и не сбрасывайте меня сурово к нуждаюшимся.

Я же, я милосердна и я безжалостна.

Берегитесь, не ненавидьте моего послушания и не любите мое воздержание в моей слабости; не совлекайтесь меня, и вы не испугаетесь моей силы. Ибо почему вы презираете мой страх и проклинаете мое высокомерие?

Я же - пребывающая во всех страхах и твердая в трепете. Я слаба и невредима в месте удовольствия. Я безумна и мудра.

Почему вы возненавидели меня в своих советах? (Потому), что я промолчу среди молчащих и явлю свое слово? За что вы возненавидели меня, эллины? (За то,) что я варвар среди [в]арваров?

Ибо я премудрость эллинов и знание [варв]аров; я суд эллинам и варварам; [я] - имеющая множество подобий в Египте и не имеющая подобия среди варваров.

Я - та, кого повсюду возненавидели и возлюбили повсюду; я - та, кого называют Жизнью, и вы назвали "смертью"; я - та, кого называют Законом, и вы назвали "беззаконием"; я - та, кого вы преследовали, и та, кого вы поймали.

Я - та, кого вы расточили, и вы собрали меня. Я - та, перед кем вы устыдились, и вы стали бесстыдны передо мной.

Я - та, кто не празднует, и я - та, чьи празднества многочисленны. Я, я безбожна, и я та, чей Бог велик.

Я - то, что вы подумали обо мне, и вы унизили меня. Я - ненаученная, и научаются от меня. Я - та, кого вы презрели, и вы думаете обо мне.

Я - та, от кого вы скрылись, и вы видимы для меня. И когда вы спрячетесь, я явлю себя сама, ведь [когда] вы [будете видимы], я сама [скроюсь] от вас.

[...] в безумии [...].

Заберите меня [...] [понимание] посредством [скорби,] и вы примите меня [к себе] из понимания [со] скорбью, примите меня к себе из мест постыдных и в сокрушении, и украдите меня у благих. Даже в осуждении от стыда примите меня к себе бесстыдно, и бесстыдством и стыдом посрамляйте мои члены в себе, и вы приблизитесь ко мне.

Знающие меня и знающие мои члены, поставьте великое в малых первых творениях, приблизьтесь к детству, и не ненавидьте его за то, что оно ничтожно и мало, и не возвращайте величий по частям из малостей, ибо малости познаются величиями.

Почему вы проклинаете меня и чтите меня? Вы изранили и вы помиловали.

Не отделяйте меня от первых, тех, кого вы познали, [и не от]брасывайте ничего, [и вы не] возвратите ничего [из ...] возвратить вас и [вы (?)] не знаете (?) его.

Я, я знаю первых, и те, кто после них, знают меня. Я - разум [совершенный] и покой [...]; я - знание моего поиска и находка для ищущих меня, и повеление для просящих меня, и сила сил в моем знании для вестников, посланных моим словом, и для богов среди богов моего совета. И всякий дух человеческий пребывает со мной, и женщины пребывают во мне.

Я почитаемая и благословенная, и та, кого презрели в унижении. Я - мир, и война началась из-за меня; и я - странница и горожанка. Я - сущность, и я - не имеющая сущности. Существующие благодаря общению со мной становятся незнающими меня, и пребывающие в моей сущности - знающие меня. Те, кто близок ко мне, стали незнающими меня, и далеки от меня те, кто познал меня.

В день, когда я близка [к вам], [вы] далеки от [меня], [и] в день, когда я [далека] от [вас], [я близка] к вам. Я [...] сердца; я [...] естества; я - [...] творения духов; [...] прошения душ. Я - власть и безвластие; я - соединение и расточение; я - прибежище, и я - изгнание. Я - подземная, и поднимаются ко мне. Я - суд и прощение. Я, я безгрешна, и корень греха - из меня. Я - похоть в зрении, и воздержание сердца пребывает во мне.

Я - слух, внимающий каждому, со словом, которое невозможно уловить. Я немая, не говорящая, и велико мое многословие.

Слушайте меня легко и учитесь обо мне в труде.

Я - провозглашающая, и меня выбрасывают на лицо земли. Я - приготовляющая хлеб и свой разум. Я - знание моего имени. Я взывающая и я слышащая.

Я видима и [...] идти в [...] печать [...]. Я [...] оправдание [...]. Я - называемая Истиной, и неправда [...].

Вы чтите меня [...] и клевещете на [меня], побежденные! Судите их, пока они не осудили вас, поскольку судья и лицеприятие есть в вас. Если вы будете осуждены им, кто простит вас? Или, если вы будете прощены им, кто сможет уловить вас?

Ведь ваше внутреннее это ваше внешнее, и изготовивший ваше внешнее образовал и ваше внутреннее. И то, что вы видите вне себя, вы видите внутри: это видимо, и это ваша одежда.

Слушайте меня, слушатели, и научитесь о моих словах.

Знающие меня, я - слух, внимающий всем вещам; я - слово, которое неуловимо; я - имя звука и звук имени; я - знак письма и видимость пропуска, и я [...] свет [...] и [...] слушат[ель ...] вас. Он [...] великой силы. И [...] не сдвинет имя. [...] сотворивший меня, я же произнесу его имя.

Посмотрите же на его слова и все писания, которые исполнились. Итак, обратите сердце, слушатели, и вы сами, вестники и посланные, и духи, воскресшие из мертвых, ибо я пребываю одна, и нет того, кто будет судить меня.

Ведь много сладких видов пребывающих в грехах многих и невоздержанности со страстями постыдными и наслаждениях временных, и они захватывают их, пока они не отрезвятся и не войдут в место упокоения. И они найдут меня в месте том и будут жить, и уже не умрут.

Гром. Совершенный Ум (М.К. Трофимова)

Гром. Совершенный Ум.

Я послана Силой. И я пришла к тем, кто думает обо мне. И нашли меня среди тех, кто ищет меня.

Смотрите на меня те, кто думает обо мне! Те, кто слушает, да слышат меня! Те, кто ждал меня, берите меня себе. И не гоните меня с ваших глаз! И не дайте, чтобы ваш голос ненавидел меня, ни ваш слух! Да не будет не знающего меня нигде и никогда! Берегитесь, не будьте не знающими меня!

Ибо я первая и последняя. Я почитаемая и презираемая. Я блудница и святая. Я жена и дева. Я мать и дочь. Я члены тела моей матери. Я неплодность, и есть множество ее сыновей. Я та, чьих браков множество, и я не была в замужестве. Я облегчающая роды и та, что не рожала. Я утешение в моих родовых муках. Я новобрачная и новобрачный. И мой муж тот, кто породил меня. Я мать моего отца и сестра моего мужа, и он мой отпрыск. Я раба того, кто приготовил меня. Я госпожа моего отпрыска. Но он тот, кто породил меня до времени в род рождения. И он мой отпрыск во времени, и моя сила от него. Я опора его силы в его детстве, [и] он посох моей старости. И что он желает, случается со мной. Я молчание, которое нельзя постичь, и мысль, которой вспомятований множество. Я глас, который многогласен, и слово, которое многовидно. Я изречение моего имени.

Почему те, кто ненавидит меня, вы, кто любит меня, и вы ненавидите тех, кто любит меня? Вы, кто отвергает меня, признаете меня! И вы, кто признает меня, отвергаете меня! И вы, кто говорит правду обо мне, лжете обо мне! И вы, кто солгал обо мне, говорите правду обо мне! Вы, кто знает меня, станете не знающими меня! И те, кто не знал меня, да познают они меня!

Ибо я знание и незнание. Я стыд и дерзость. Я бесстыдная, я скромная. Я твердость и я боязливость. Я война и мир. Почитайте меня!

Я презираемое и великое. Почитайте мою бедность и мое богатство! Не будьте ко мне высокомерны, когда я брошена на землю! И вы найдете меня среди идущих. И не смотрите на меня, (попранную) в кучу навоза, и не уходите и не оставляйте меня, когда я брошена. И вы найдете меня в царствии. И не смотрите на меня, когда я брошена среди тех, кто презираем, и в местах скудных, и не глумитесь надо мной. И не бросайте меня к тем, кто искалечен, в насилии.

Я же, я милосердна и я немилосердна.

Берегитесь, не ненавидьте мое послушание и моей воздержанности не любите. В моей слабости не покидайте меня и не бойтесь моей силы. В самом деле, почему презираете вы мой страх и проклинаете мою гордыню?

Но я та, кто во всяческих страхах, и жестокость в трепете. Я та, которая слаба, и я невредима в месте наслаждения. Я неразумна и я мудра.

Почему вы возненавидели меня в ваших советах? Потому что я буду молчать среди тех, кто молчит, и я явлюсь и скажу. И почему возненавидели меня вы, эллины? Потому что я варвар среди варваров?

Ведь я мудрость эллинов и знание варваров. Я суд над эллинами и варварами. Я та, чей образ многочислен в Египте и чьего образа нет среди варваров.

Я та, кого возненавидели повсюду и кого возлюбили повсюду. Я та, кого зовут "жизнь", и вы назвали "смерть". Я та, кого зовут "закон", и вы назвали "беззаконие".

Я та, кого вы преследовали, и я та, кого вы схватили. Я та, кого вы рассеяли, и вы собрали меня. Я та, перед кем вы стыдились, и вы были бесстыдны передо мной.

Я та, которая не празднует, и я та, чьих праздников множество. Я, я безбожна, и я, чьих богов множество.

Я та, о которой вы подумали, и вы пренебрегли мною. Я немудрая, и мудрость получают от меня. Я та, которой вы пренебрегли, и вы думаете обо мне.

Я та, от которой вы сокрылись, и вы открываетесь мне. Но когда вы скрываете себя, я сама откроюсь. Ибо [когда] вы откроетесь, я сама скроюсь от вас.

Те, кто [...] через него [...] неразумное [...].

Возьмите у меня [знание] из печали [сердечной] и возьмите меня к себе из знания [и] печали [сердечной]. И возьмите меня к себе из мест презренных и из разорения. И награбьте в тех, какие хорошие, хотя бы презренно. От стыда возьмите меня к себе бесстыдно. И от бесстыдства и стыда унижайте мои члены в ваших. И идите ко мне те, кто знает меня и кто знает мои члены, и вы создадите великих в малых первых творениях.

Идите к детству и не ненавидьте его, потому что оно ничтожное и малое. И не отвращайте великостей в частях от малостей, ибо познаваемы малости великостями.

Почему вы проклинаете меня и почему вы почитаете меня? Вы избили и вы сжалились.

Не отделяйте меня от первых, которых вы [познали]. И не изгоняйте никого [и не] возвращайте никого [...] возвращайтесь [...] не [зна]ет его [...] то, что мне принадлежит [...].

Я знаю, я, [первых, и] те, кто после меня, они знают [меня]. Я же [совершенный] Ум и покой [...]. Я знание моего поиска и находка тех, кто ищет меня, и приказание тех, кто просит меня, и сила сил в моем знании ангелов, которые посланы по моему слову, и богов в их время (вар.: среди богов) по моему совету, и духов всех мужей, которые пребывают со мной, и жен, которые пребывают во мне.

Я та, которая почитаема, и которой воздают славу, и которой пренебрегают с презрением. Я мир, и война произошла из-за меня. И я чужая и горожанка. Я сущность и то, что не есть сущность. Те, кто произошел от сосуществования со мной, не знают меня. И те, кто в моей сущности, те знают меня. Те, кто близок мне, не знают меня. И те, кто далек от меня, те познали меня.

В день, когда я близка [вам, я] далека от [вас. И] в день, когда я [далека] от вас, [я близка] вам. Я [одеяние] сердец. [И я ...] природы. Я [...] творение духа [и про]винность душ. [Я] захватывание и не [захватывание]. Я связь и развязывание. Я неподвижность и я развязывающее. Я нисходящее вниз и поднимаются ко мне. Я суд и оправдание. Я, я безгрешна, и корень греха произрастает из меня. Я вожделение для видения, и душевная сдержанность есть во мне.

Я слух, который доступен каждому, и речь, которая не может быть схвачена. Я немая, которая не может говорить, и велико мое множество слов.

Слушайте меня в уступчивости и вы получите от меня учение в твердости.

Я та, кто взывает (наземь), и бросают меня наземь. Я та, кто приготовила хлеб, и мой ум внутри. Я знание моих имен. Я та, кто взывает, и я та, кто слышит.

Я явлюсь [и] иду в [...] природа [...] знак [...]. Я это [...] их защита [...]. Я та, которую называют "истина". И несправедливость [мое имя].

Вы почитаете меня и вы нашептываете против [меня]. [...] побеждающие их. Судите их, пока они не совершили суд над вами, ибо судья и пристрастие есть в вас. Если вы судимы этим, кто оправдает вас? Или если вы оправданы им, кто сможет схватить вас?

Ибо ваше внутреннее есть ваше внешнее, и кто слепил внешнее ваше, придал форму вашему внутреннему. И то, что вы видите в вашем внешнем, вы видите в вашем внутреннем; это явлено и это ваше одеяние.

Слушайте меня, слушающие, и примите поучение моих слов, вы, кто знает меня!

Я - это слух, который доступен каждому. Я речь, которая не может быть схвачена. Я имя голоса и голос имени. Я знак писания и проявленность разделения.

И я [...] свет [...] и [...] слушающие [...] вам [...] великая сила. И [...] не поколеблет имени. [...] тому, кто создал меня. Я же, я произнесу его имя.

Так смотрите на его слова и писания, которые исполнились. Так внимайте, слушающие, и вы также, ангелы, и те, кто послан, и духи, которые восстали от смерти.

Ибо я то, что одно существует, и нет у меня никого, кто станет судить меня.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.247.139 (0.031 с.)