Введение в понимание характера лошади



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Введение в понимание характера лошади



Впервые я заинтересовалась вопросом характера лошади, когда мне было 12 лет. Я росла на ферме в Канаде, в сельской части Альберты; там я каждый день ездила в школу на моей рыжей кобыле Трикси — не для удовольствия, а просто потому, что у нас не было другого транспорта.

Трикси определенно была лошадью с собственными мыслями. Однажды, когда я ехала в школу позже обычного, она решила, что не хочет идти по дороге одна, без привычной компании лошадей моих двоюродных братьев и сестер, и без особых церемоний сбросила меня на дорогу, а сама побежала рысью домой. Так я получила первый урок лошадиных фокусов.

Оба моих деда были одарены необычайным интуитивным, практическим знанием психологии лошади. Мой дед, Уилл Кэйвуд, который был романтиком, оказал на меня огромное влияние. В молодости, в начале XX века, он был жокеем и выступал в Солнечном Цирке с гастролями от Чикаго до Флориды. В 1902 году один австрийский граф взял его с собой в Россию, где он работает в конюшнях Николая Второго. Лошади, которых он тренировал, с таким удивительным постоянством выигрывали скачки, что в 1905 году ему вручили приз как лучшему тренеру России на дорожках Московского ипподрома.

Годами позже я тоже поехала в Россию, чтобы на Московском ипподроме показать мои методы тренировки и работы с лошадьми. Это было необыкновенное переживание, подобное завершению круга: я стояла на той же огромной арене, где когда-то стоял он, и было очень приятно чувствовать, что даже через столько лет его имя открывало двери и сердца в московском конном мире.

Секрет успеха моего деда, как он однажды поведал мне, заключался в очень доверительных отношениях, которые он и его конюхи устанавливали с каждой лошадью. Во-первых, он никогда не выставлял лошадь на скачку, если она не давала ему понять, что она действительно хорошо себя чувствует и готова победить; а во-вторых, всех лошадей в его конюшне в течение получаса терли руками после чистки. Конюх с силой поглаживал животное руками и таким образом обрабатывал каждый дюйм поверхности его тела.

Отношение моего деда к лошадям с детства влияло на мою жизнь. Когда мне было 12 лет, я часто стояла и наблюдала за поведением лошадей в табуне, стараясь почувствовать и понять разные черты их характера и разные индивидуальности. В доме все время обсуждали то, как форма головы указывает на разные черты характера, так что когда я увидела объявление о выходе в свет брошюры профессора Джеймса Бири, я сразу ее заказала и прочитала, что горбатый (римский) нос может указывать на упрямство, а маленькие глаза могут означать злобность характера.

В подростковые годы после школы я проводила время в конюшнях Брайаркрест в Эдмонтоне, где в течение пяти лет тренировалась и ездила верхом. Брайаркрест был тренинговым центром, известным своими успехами в подготовке гунтеров, прогулочных и конкурных лошадей. Там я осталась с разными лошадьми и проверяла теорию о характере лошади. Конюшней управляла Элис Гривз Метерал, известная своей способностью выбирать и тренировать отличных конкурных лошадей и гунтеров. Каждый вторник я посещала ее лекции по всем аспектам работы с лошадьми, где я расширяла понимание характера и индивидуальности лошади, училась понимать, как конформация влияет не только на физический баланс лошади, но и на ее эмоциональное и умственное развитие.

Все эти годы меня продолжала вдохновлять мудрость моего деда. В 1960-е годы он жил с нами на ферме по разведению чистокровных лошадей Хемет, которую мой муж Вентворт Теллингтон и я основали в Хемете, на склонах холмов Южной Калифорнии. У нас было 80 чистокровных племенных кобыл, табун из 20 арабских племенных кобыл, 4 жеребца, несколько изящных сиамских кошек, стайка дворовых кошек и семейство мраморных датских догов.

Вент и я сидели вместе с моим дедом Уиллом на кухне за столом и как зачарованные слушали его рассказы о травах, которыми он лечил лошадей, о его технике массажа и об удивительном методе оценки характера лошади по завиткам, которому его научил в России цыган-переводчик.

Искусство определения характера лошади является очень древней традицией в культуре ряда народов, которые высоко ценят лошадей и их индивидуальность. Интересно, что цыгане в Европе и Азии, которые необычайно хорошо понимали лошадей, использовали тот же самый метод анализа характера лошади, что и бедуины, великий конный народ Северной Африки и арабских пустынь.

Цыган-переводчик научил моего деда этому древнему методу, согласно которому положение и число завитков на голове лошади являются показателем характера и темперамента животного. Завитки на теле представляют собой отдельную тему, но я не помню, чтобы мы об этом говорили.

В 1964 году мы переехали в Бэджер, Калифорния, и основали Тихоокеанскую ферму исследований лошадей — учебный центр, который собирал и предоставлял информацию по всем аспектам ухода за лошадьми, включая менеджмент и тренинг.

Мы решили проверить теорию завитков моего деда и провели исследование. Тогда мы вели колонку в журнале «Западный всадник» и благодаря этому, а также благодаря членству во многих конных организациях и выпуску международного информационного бюллетеня мы смогли собрать информацию о 1500 лошадях из девяти разных стран, включая США и Канаду.

В нашей анкете мы просили людей отметить число и точное место расположения завитков на головах их лошадей, дать нам описание поведения и черт характера их животных, а также описать возникающие проблемы при взаимодействии с ними. Мы сопоставили эти результаты и обнаружили, что они в точности совпали с тем, что мы знали от моего деда. Подробные результаты нашего исследования приводятся ниже, в разделе «Завитки».

В начале 70-х годов я начала читать лекции по анализу характера лошади. Я была поражена интересом к ним, а также тем, что ко мне приходили сотни людей с просьбами провести оценку характера их лошадей. Однако только в 1975 году я обнаружила, что характер лошади можно не только анализировать и понимать, но на него также можно воздействовать.

За 25 лет работы с лошадьми я разработала метод тренировок, в основе которого лежат коммуникация и сотрудничество между лошадью и всадником, а не подчинение и использование силы.

В 1972 году я приехала в Европу, чтобы обучать людей моему методу, который мы позднее назвали методом «Осознавания лошадей» Теллингтон-Джонс, и там я узнала про семинар израильского доктора наук Моше Фельденкрайза. Моше был знаменитым физиком, атлетом и мастером боевых искусств. Он на собственном опыте открыл систему реинтеграции разума и тела. За несколько лет до того у него возникло обострение заболевания колена, вызванного старыми футбольными травмами, и он с трудом мог ходить.

Он решил, что научит свои ноги и все тело двигаться по-новому и разработал программу, которая помогла ему обойти привычный способ движения и использовать доступные альтернативные движения. Через два года он снова мог ходить. Он создал теорию и практику, которые помогают не только парализованным людям и инвалидам, но и всем, кто здоров и хочет полностью реализовать свой физический и умственный потенциал.

Его техники, известные миру под названием «познание через движение», или «Метод функциональной интеграции Фельденкрайза», основаны на следующих положениях.

Когда мы растем, развиваемся, учимся функционировать в физическом мире (ходить, танцевать, ездить верхом) и получать от этого удовольствие, у нас формируются образцы взаимодействий между клетками нашего мозга и определенными мышцами. Например, если мы научились ходить неуклюже, то наше тело будет запрограммировано на неуклюжую походку. Если мы с детства говорим на английском языке, то мышцы нашего рта работают иначе, чем если бы мы говорили на французском.

Позднее для выполнения определенных функций будут задействованы те части мозга, которые однажды оказались таким образом запрограммированными. Однако Моше Фельденкрайз разработал такую систему непривычных мягких движений и манипуляций, которые пробуждают новые клетки мозга и активизируют неиспользуемые нейронные пути. При этом старые плохие привычки, а также привычные реакции на напряжение, боль или страх ломаются, высвобождая подавленные или зажатые эмоции, которые их сопровождают. Тогда нам становятся доступны новые возможности для выбора, а с ними приходит и новая способность обучаться и новый образ себя. Моше часто говорил, что цель его работы — дать людям возможность реализовать свой самый высокий потенциал (физический, эмоциональный и интеллектуальный).

Обучение у доктора Фельденкрайза было для меня откровением. Я поняла, что идеи Моше так же применимы к лошадям, как и к людям. С помощью его метода можно устранять физические и эмоциональные проблемы у лошадей, а значит, и их характер наверняка можно изменить определенным образом.

Многие годы я, как и большинство людей конного мира, считала, что какой лошадь родилась, такой она и будет всю жизнь. Мы все слышали такие фразы: «ну, эта лошадь просто плохая», «сильно напряжена и таскает» или «безнадежно упрямая». В этих оценках есть некоторая доля правды, но Моше Фельденкрайз кардинально изменил мои взгляды на лошадей. Я поняла, что хотя мы и не можем изменить врожденные генетические качества, все же мы можем изменить характер лошади.

Словарь определяет слово «характер» как «воплощение ряда качеств; сумму физических, умственных, эмоциональных и социальных характеристик индивида, организованные поведенческие характеристики индивида». В этом определении есть много аспектов, помимо генетических, и мне представляется ясным, что индивидуальный характер любого существа вовсе не является чем-то фиксированным, но скорее напоминает результат взаимосвязей между индивидом и окружающим миром.

Мой опыт показывает, что многие поведенческие проблемы, которые мы считаем проблемами характера лошади, на самом деле возникают из-за дискомфорта в ее организме. В некоторых случаях это происходит из-за врожденной напряженности, в других—по причине скованности, вызванной внешними обстоятельствами, такими как недостаток движения, неправильное кормление, плохие условия содержания или недостаток общения.

Например, лошадь может реагировать на дискомфорт или боль, вызванные плохой конформацией. Соответственно сопротивление или нежелание работать могут возникнуть не вследствие недостатков характера лошади, а из-за неправильно подогнанного седла или посадки всадника, которые причиняют ей боль, или из-за таких требований всадника, которые лошадь физически не может выполнить. Иногда всадник может подавать неясные или нечеткие сигналы, которые лошадь не понимает, и потому ее считают упрямой.

И, конечно, здесь важно еще то, как мы взаимодействуем с нашими лошадьми и как мы сами их воспринимаем. Иногда сам факт, что мы ожидаем определенного плохого поведения от лошади, оказывает на нее воздействие и лошадь реагирует на наше напряженное поведение, оправдывая наши ожидания.

Когда у нас сформировалось неправильное представление о лошади, мы сами создаем ее плохой характер. Но когда мы разрушаем наши старые привычки восприятия и начинаем по-новому видеть и рассуждать, мы можем выявить лучшие качества в наших лошадях и открыть новые положительные черты в своем характере.

Понимание лошадей означает также и понимание себя, когда мы видим. как наша индивидуальность совпадает или сталкивается с лошадьми, на которых мы ездим или которых тренируем. Я была поражена, когда осознала, насколько важно для всадника уметь правильно подобрать себе лошадь. Когда здесь есть несоответствие, это напоминает неудачный брак — если личности не гармонируют между собой, то никто не получает удовлетворения и общение не приносит радости.

С другой стороны, тот факт, что лошадь продолжает вести себя разочаровывающим образом, вовсе не означает, что она не подходит всаднику или что тренер делает что-то неправильно. Может быть, лошадь просто не подходит для этой дисциплины или мы имеем дело с некоторой особенностью характера лошади, которую можно понять и с которой можно справиться.

Для меня одно из больших преимуществ знания о том, как оценивать характер лошади, заключается как раз в том, чтобы заранее предвидеть такие ситуации.

Мне нравится думать о том, что чтение характера напоминает работу сыщика. Сыщик начинает работу с использования проверенных методов расследования для того, чтобы прийти к определенным выводам. Затем, под вспышкой интуитивного озарения все ключи собираются вместе, и загадка разгадывается.

Я надеюсь, что эта книга послужит вам практическим руководством и даст новое понимание лошадей, поможет натренировать свой взгляд на наблюдении. Так важно уметь находить смысл в форме головы животного, расшифровывать способности, заложенные в конформации тела, чтобы потом правильно оценить поведение лошади.

Я также надеюсь, что книга поможет вам развить свою интуицию и что вы сможете настроиться на универсальный язык сердца и всегда помнить о том, как вы начали увлекаться лошадьми.

Понимать характер лошади

Я уверена, вы знаете, что верховая езда — это больше, чем умение просто сесть на лошадь и увидеть, как вы безупречно смотритесь в седле, как ваша лошадь правильно идет в поводу и как хорошо она может двигаться шагом, рысью и галопом.

Людей к лошадям всегда притягивала особая глубина отношений. Эта мистическая любовь тянулась веками, она сохранилась в памяти, историях и произведениях искусства (от Пегаса до Секретариата, от Буцефала Александра Великого до «Черного жеребца» Уолтера Фарли, от классических лошадей, которые изображены на античном фризе Парфенона, до современных образов лошадей, которые наша культура использует, чтобы говорить о свободе).

Я помню, какими магическими существами казались мне лошади, когда я только начинала ездить верхом, и, я думаю, что многие люди ощущают такое же вдохновение, когда впервые встречаются с ними. Если вы вспомните ваши собственные первые встречи с лошадьми, то разве там не было того особого радостного возбуждения, той любви и уважения к лошадям, которые идут прямо из сердца?

Однако часто, когда вы начинаете учиться и серьезно относиться к тренировкам, это теплое чувство исчезает под грудой абстрактных теорий о лошадях и верховой езде. Простая радость от общения с лошадью теряется за требованиями техники, выступлений и совершенства. Становится все труднее видеть лошадь как живое родственное существо, а не просто как животное, которое нужно подчинить себе.

Большинство традиционных методов подготовки лошадей делает упор на идеях и практике, которые, по моему опыту, исходят больше из нашей собственной боязливой реакции на лошадей, чем из истинного понимания и чуткости.

Как правило, нам говорят, чтобы управлять лошадью, мы должны подчинить ее себе, что лошади обычно не отличаются умом и поэтому при тренировке нужно все постоянно повторять, что слишком много прикасаться к лошади означает испортить ее, что упрямство, сопротивление, лень или агрессия являются отражением черт характера, с которыми лучше всего справляться с помощью силы и подчинения.

Но мой опыт говорит о том, что, когда мы признаем лошадь как индивидуальность со своей скоростью понимания и обучения, мы можем адаптировать наши методы тренировок для того, чтобы максимально использовать и даже расширить ее способности к обучению. Вдохновившись моим четырехлетним исследованием нервной системы человека у Моше Фельденкрайза, я создала систему тренировок, которую мы назвали методом «Осознавания лошадей» Теллингтон-Джонс (TEAM — Tellington-Jones Equine Awareness Method) или Теллигтон-Тач (The Tellington Touch). Упражнения, олучившие название ТТЕАМ, разработаны специально для того, чтобы стимулировать координацию движений лошади и ее способность решать задачи. При использовании этого метода вы обнаружите, что реально можете повысить способность лошади думать, понимать и действовать разумно.

Но что такое разум? Мой учитель Моше Фельденкрайз любил перефразировать одно высказывание Эйнштейна. «Разум, — говорил он ученикам в своей эмоциональной манере, — измеряется способностью адаптироваться к изменяющейся ситуации».

Только недавно мы начали понимать, что животные на самом деле обладают разумом. Новое восприятие животных постепенно завоевывает позиции. Журнал Newsweek в майском выпуске за 1988 год писал в статье под названием «Насколько разумны животные?»:

«Такие создания, как голуби и приматы, поражают ученых своей способностью думать. Сравнительные психологи перешли от размышлений о том, могут ли высшие обезьяны понимать символы к детализации способов, которыми они осваивают и используют их. Другие ученые сообщают о похожих способностях морских млекопитающих. Третьи обнаружили, что птицы могут формировать абстрактные концепции. Однако новость состоит не в том, что животные могут решить большинство тех задач, которые ставят перед ними исследователи. Повсеместно усиливается ощущение того, что многие живые существа, от диких обезьян до домашних собак, сами знают много такого, что нам неведомо и не менее интересно, чем то, чему их можем научить мы».

Признание того, что лошади являются индивидуальностями, каждая со своими особыми способами реагирования на окружающий мир, открывает нам новый способ восприятия разума животных и, следовательно, воздействия на их поведение. Если тренер, например, знает, быстро или медленно учится лошадь, то он может выбрать наиболее подходящий метод обучения. Умной лошади требуется не только меньше повторов, чем средней лошади. Более того, слишком много повторов одного и того же часто быстро надоедают умной лошади, которая в результате этого придумает себе для развлечения что-нибудь такое (часто это будет сопротивление), что вряд ли понравится ее тренеру.

Понимание лошадей не означает, что мы становимся всепрощающими и что мы не используем твердость и дисциплину тогда, когда это нужно. Это скорее означает, что мы открываем дверь к сотрудничеству, а не к конфронтации, к взаимодействию, которое ведет к успешным выступлениям намного быстрее, легче и радостнее, чем доминирование через страх и подчинение. Такая гуманная точка зрения часто приводит к неожиданным побочным эффектам, которые обогащают нашу жизнь.

Вот один случай из жизни. Несколько лет назад, когда я была в Германии с циклом семинаров, моя подруга Улла Терш фон Кайзер попросила меня прийти посмотреть на 12-летнюю вороную венгерскую кобылу по кличке Перошка, которую она купила для конной команды Вальдорфской школы в Юберлингенан-Бодензее. Она купила лошадь три недели назад и была страшно разочарована. Она хотела купить лошадь, которая дружила бы с детьми в школе и по-настоящему о них заботилась, но эта кобыла оказалась угрюмой и враждебной.

Когда я увидела Перошку, она стояла с понурой головой в углу денника, глаза ее были тусклыми, вид — унылым и грустным. Я рассмотрела ее голову и не нашла признаков, которые позволили бы предположить, что характер у нее — враждебный или флегматичный. Наоборот, все указывало на ум и спокойный, дружелюбный нрав.

Я подумала, что кобыла, наверное, скучала по своему дому, по привычному окружению и компании и чувствовала себя одиноко. Я заметила, что, поскольку люди не привыкли думать о том, что у лошадей есть эмоции, они часто не учитывают того, что лошади на новом месте могут потерять ориентацию и скучать по своей жизни в старом доме и по своим старым хозяевам.

Я предложила, чтобы после школы несколько детей заходили к ней в стойло и не просто чистили ее, но общались с ней, сидели рядом, говорили с ней и просто проводили время в ее компании.

В результате этого Перошка научила детей не только понимать индивидуальность лошади, но и ощутить силу симпатии. Она превзошла все ожидания Уллы и стала самой любимой, популярной и успешной лошадью в школьной конюшне. Через много лет, когда Улла пыталась отправить ее на отдых, кобыла на пастбище стала такой несчастной и одинокой, что пришлось снова забрать ее в школу и использовать на легкой работе.

В другом подобном случае непонятая лошадь реагировала на эмоциональный стресс агрессией, а не отчуждением.

Это была арабская кобыла, новые хозяева которой (она была у них всего месяц) пришли к выводу о том, что она неисправимо агрессивна и упряма. Когда они пытались работать ее на корде, она разворачивалась в середину круга, прижимала уши и бросалась на них. В последней надежде перед тем, как ее усыпить, они позвонили мне.

То, что я увидела, поразило меня. Форма головы кобылы совершенно не соответствовала ее поведению. Ее голова была очень красивой и показывала высокий уровень интеллекта, восприимчивости и воображения. Что здесь происходит, — подумала я, — эта лошадь должна быть настоящим подарком! Я заметила, что глаза у нее были очень отчужденными, а ее взгляд говорил: «Оставьте меня в покое!». Это было выражение, которое я видела раньше у животных, находящихся в депрессии.

Я попросила хозяев рассказать мне то, что они знали о ее истории. Оказалось, что хозяином лошади был слепой мальчик. Лошадь и мальчик были исключительно преданы друг другу, и она дарила ему свободу передвижения, когда очень осторожно и заботливо возила его. По какой-то причине мальчику пришлось ее продать, и она оказалась под угрозой смерти, одинокая, несчастная и непонятая.

Я решила попробовать поработать с ней на корде. Почти сразу же она бросилась на меня, выгнув шею и прижав уши. Ее новые хозяева били ее за это, но я решила воздержаться от силового воздействия и просто осталась стоять на месте. Когда она увидела, что я не испугалась, то тоже остановилась.

Из-за ее агрессивного поведения на корде новые хозяева боялись на нее садиться. Я предположила, что ее поведение могло быть реакцией на бич, и посоветовала им не гонять ее на корде. Оказалось, что под седлом эта лошадь была действительно прекрасной.

Потом я месяц ездила на ней, помогая ей преодолеть чувство одиночества. Я проводила больше времени с ней на конюшне, уделяла ей много внимания, чтобы дать ей понять, что люди здесь тоже заботятся о ней, хотя она и скучала по своему другу В очень короткое время она изменилась и оказалась настолько феноменальной лошадью, что я могла ездить на ней только с тонкой веревкой вокруг шеи, что давало ей ощущение доверия и свободы.

Ее хозяева решили, что я волшебница, но это волшебство пришло не от меня. Оно пришло из моего понимания основ индивидуальности лошади, понимания того, что эта лошадь была готова сделать для вас все, только если вы отнесетесь к ней как к разумному существу. Она привыкла к тому, что с ней обращались как с индивидуальностью, а не как просто с «лошадью», а ее новые хозяева, как и большинство людей конного мира, не были к этому готовы. Поскольку ее самосознание было таким развитым, она не хотела слушаться людей, которых не знала и с которыми у нее не было контакта. Ее немедленной реакцией на наказание и попытки доминировать было агрессивное сопротивление.

Оценка характера улучшает отношение к лошадям еще и потому, что помогает избежать такого непонимания. То, как лошадь реагирует умственно, эмоционально и физически на страх и первичные болевые стимулы (физические или эмоциональные), очень сильно зависит от ее характера. Знание врожденных наклонностей вашей лошади позволит вам правильно оценивать и даже предсказывать ее поведение в разных обстоятельствах и соответственно адаптировать ваши методы работы с ней.

Есть четыре способа спонтанной реакции лошадей на непонимание, страх или боль — стремление к бегству, к борьбе (агрессия), к застыванию на месте или к потере сознания. Я называю эти рефлекторные реакции четырьмя F (flee, fight, freeze and faint).

Снова и снова в моей работе с лошадьми и другими животными я вижу, что непонимание, страх или боль лежат в основе проблем обучения и поведения. Все животные, как и люди, реагируют на внешние воздействия по типу четыре Р, однако, у лошадей эти ответы особенно заметны из-за их больших размеров и обостренной чувствительности. В дикой природе лошади обычно убегают от опасности. Однако будучи домашними животными в ситуации, когда они видят для себя угрозу, у них может включиться любой из этих четырех рефлексов, в зависимости от характера лошади и от обстоятельств.

Некоторые лошади, как знакомая нам арабская кобыла, реагируют на страх и боль агрессией — они кусаются и бьют ногами, а когда чувствуют, что их загнали в угол, атакуют. Другие, попадая в ситуацию, когда не могут убежать от побоев или угроз, либо неподвижно замирают на месте, либо ложатся на землю и сдаются (теряют сознание). Я видела лошадей, которые настолько боялись погрузки в коневозку, что даже после сильных побоев буквально падали на трап, чтобы только не заходить внутрь.

Буквально в тысяче случаев, о которых я знаю, а также по моему собственному опыту я обнаружила, что между некоторыми признаками на голове лошади и ее реакцией существует определенная корреляция. Например, по данным некоторых нейробиологов в мозгу проходит химическая реакция, которая действует как спусковой механизм, когда животное ощущает угрозу, и запускает реакцию либо бегства, либо агрессии. Форма головы лошади может дать вам хорошее представление о том, какая ответная реакция будет наиболее вероятной.

Например, лошадь со щучьей мордой скорее убежит, тогда как лошадь с бугром ниже уровня глаз вероятнее всего будет сражаться. Если грубо обращаться с лошадью с горбатым (римским) носом, то она в ответ тоже бросится в схватку.

Конечно, бывают исключения. Некоторые лошади со щучьей мордой, при отсутствии возможности реализовать свой первоначальный импульс к бегству, могут перейти в воинственное настроение и будут сражаться со своими «укротителями» до тех пор, пока те не оставят их в покое.

Рефлекс застывания я часто наблюдала даже у лошадей с прямым профилем, которые вообще очень покладисты, но просто не понимают того, что от них требуется. Такая лошадь не будет сражаться и не будет убегать — она просто застынет на месте без движения.

Мне особенно интересен рефлекс застывания, потому что его очень часто не понимают не только у лошадей, но и у людей. Я познакомилась с этим рефлексом, когда обучала умственно отсталых и неспособных к обучению детей с помощью иппотерапии (терапия верховой ездой).

Однажды я прочитала статью, написанную доктором Аннабель Нелсон, известным психологом. Она писала о лимбической системе мозга — той части, которая управляет эмоциями, метаболизмом, мотивацией и интуицией. Из ее работы следовало, что лимбическая система либо усиливает, либо ослабляет способность к обучению, в зависимости от эмоционального состояния обучающегося. Такое эмоциональное состояние, как страх, указывает лимбической системе выключить двигательные реакции организма, тогда как ощущение счастья и уверенности стимулирует лимбическую систему, и животное проявляет разнообразные реакции.

Итак, подумала я, когда дети в классе чувствуют себя неуютно, они не могут обучаться просто потому, что страх физически их замораживает.

Я поняла, что этот же рефлекс заставляет кролика окаменеть, когда за ним гонится хищник, и заставляет испуганную лошадь упереть в землю все четыре ноги и не двигаться с места.

Рефлекс потери сознания я видела чаше всего при погрузке лошадей в коневозку. Я считаю, что большинство лошадей, которые сопротивляются при погрузке, либо очень нервные, либо имели опыт неудачной погрузки, либо их никогда не готовили к погрузке с помощью специальных упражнений, либо они страдают клаустрофобией. Иногда лошади также пугаются звука своих копыт на трапе. Первой реакцией таких лошадей бывает попытка убежать, попятиться и развернуться. Когда они видят, что убежать не удается, они переходят к следующей фазе, застывают, а если их начинают бить, они сдаются и ложатся.

Я видела один случай, когда лошади прицепили цепочку под верхнюю губу, и это причинило ей такую боль, что в конце концов она просто упала на землю и лежала в бессознательном состоянии.

Очень часто люди не понимают этих основных реакций лошади, полагая, что она просто сопротивляется воле тренера и пытается настоять на своем. Однако на самом деле в эти моменты сознание лошади выключается — ее дыхание становится затрудненным, а часть импульсов в мозгу прерывается.

Часто такое непонимание заставляет нас реагировать в соответствии с нашими рефлексами. Мы злимся, становимся агрессивными, и при этом взаимный стресс и отчаяние замыкаются в порочный круг.

Я считаю, что действия, основанные на взаимопонимании, а не на автоматической реакции, являются не только более эффективными, но и позволяют лошади учиться — благодаря этому лошадь в похожей ситуации больше не будет проявлять нежелательного поведения. Когда вы даете животному возможность понять, чего именно вы от него хотите, вы буквально разрываете и его, и свои рефлекторные реакции. При этом для лошади открывается возможность по-настоящему обучаться.

Непонимание рефлекторных реакций лошади может принимать разные формы. Возьмите, к примеру, молодую лошадь, на которую впервые сели верхом, причем ее не подготовили, не научили двигаться вперед по голосовой команде, сигналу или поглаживанию. Всадник садится на нее, и она застывает. Мне попадались книги, в которых такие лошади описываются как испорченные и упрямые. Я слышала от многих тренеров, что когда лошадь отказывается двигаться, то это происходит просто потому, что животное хочет доминировать и взять верх в ситуации.

Когда лошадь в такой ситуации не хочет двигаться вперед, многие всадники начинают шпорить ее или бить хлыстом, и в этот момент она часто взрывается и отбивает задом. За это ее называют агрессивной, злобной или упрямой. Я не думаю, чтобы это было правдой; я думаю, что лошадь сначала задерживает дыхание, а потом взрывается и старается убежать. Тогда всадник наказывает лошадь, усугубляя эту проблему.

Такая реакция не является показателем плохого характера — просто эти лошади запрограммированы природой таким образом реагировать на боль и страх. Однако есть хорошая новость: перепрограммирование возможно.

Часто люди приклеивают лошади ярлык возбудимой, нервной или злобной, тогда как она просто реагирует на боль или дискомфорт в теле. Я знаю из собственного опыта, какой раздражительной и чувствительной могу стать из-за боли. Да и вы, наверное, тоже знаете это по себе. Поскольку лошади не могут рассказать нам о своей боли, мы легко приходим к заключению о том, что нежелательное поведение обусловлено трудным характером.

Если вы проанализируете форму головы лошади и не найдете на ней ничего, указывающего на склонность к такому нервному поведению, проверьте, не испытывает ли животное физическую боль, напряженность или повышенную чувствительность в определенных участках тела.

Я впервые поняла связь между болью и характером лошади в 1975 году, когда жила в Калифорнии. Я никогда не забуду это переживание, потому что, хотя тогда я уже работала с лошадьми каждый день в течение 30 лет, для меня это было настоящим откровением.

Одна слушательница попросила меня поехать с ней посмотреть лошадь, которую она хотела купить для прогулок. Мы поехали на конюшню в Сан-Хосе, наслаждаясь по дороге видами рыжеватых холмов и запахом эвкалипта. Нам привели лошадь, девятилетнего чистокровного мерина; моя ученица села на него и стала ездить разными аллюрами.

Мне не пришлось долго смотреть — она проехала только два круга, а у коня все время были прижаты уши, голова поднята вверх и хвост постоянно дергался. «Спасибо, — сказала я хозяйке лошади, — но мы искали не такую лошадь».

— Я ничего не понимаю, — сказала она, — но обычно он так себя не ведет.

Хотя я знала, что люди, которые хотят продать лошадь, могут говорить все что угодно, лишь бы ее продать, я решила задать несколько вопросов.

— Хорошо, — сказала я, — если он обычно этого не делает, то, может быть, в последние несколько дней вы делали с ним что-то такое, что могло заставить его изменить поведение?

Она задумалась. «Два дня назад мы ездили в лес, — сказала она. — Он не выезжал уже несколько месяцев, сильно нервничал и дергался, так что мне пришлось скрутить ему голову на сторону, чтобы его сдержать».

Мы его расседлали, и я пробежала руками по всему его телу. Я обнаружила, что у него был горячий участок на шее и болела вся спина. И тут я вдруг осознала, что проблемы, которые приписывают характеру лошади, на самом деле могут возникать из-за боли или дискомфорта, которые она испытывает. Это значит, что если вы сможете устранить боль в организме, вы сможете изменить поведение лошади!

Мне самой было трудно поверить в это откровение. В 1965 году мы с мужем написали монографию «Физическая терапия спортивной лошади». Многие годы в работе с лошадьми мы использовали массаж и физиотерапию, чтобы ускорить восстановление после тяжелой работы. В качестве судьи NATRAC (North American Trail Ride Conference — Конференция конных прогулок Северной Америки) я проверяла многих лошадей, но эта идея никогда не приходила мне в голову. Никогда раньше я не думала, что боль и внешние проявления характера могут быть неразрывно связаны.

Это был совсем новый взгляд на лошадей.

С тех пор много раз я видела преобразующую силу понимания. Когда мы рассматриваем лошадей как индивидуальностей, наш способ езды и тренинга становится гибким, для нас открываются новые возможности. Когда мы перестаем бояться быть добрыми с лошадьми, мы обнаруживаем, что тревога и напряженность исчезают.

Вместо задержки дыхания мы можем расслабиться и легко дышать. Понимая, что доброта не означает потерю бдительности, отказ от оценки и контроля, мы можем позволить себе стать другом для лошади и получить от этого огромное удовольствие.

И тогда это понимание распространяется на другие области нашей жизни. Мы перестаем быть такими жесткими по отношению к самим себе, проявляем больше терпения и великодушия по отношению к нашим детям, любимым и друзьям. Живительная струя доброты смягчает наше понимание дисциплины и стремления к достижению цели. Мне нравится называть это «сердцем».

Элементы анализа

Понимание характера лошади — это искусство; и как в любой области искусства, чтобы стать виртуозом, вам нужно сначала освоить основы, учиться и практиковаться. Когда вы приобретете необходимые знания и они станут для вас такими же естественными, как дыхание, вы обнаружите, что видите лошадей в новом свете, другими глазами, как будто вы надели волшебные очки.

На особенности поведения лошади указывают форма и размеры головы, ее профиль и посадка. Форма головы, завитки, пропорции тела, проанализированные вместе, приобретают новый смысл и дают вам общее представление о характере лошади. И по мере обучения вы так же, как и я, будете удивляться бесконечным вариациям характера и поведения лошадей.

Голова лошади является главным выражением ее индивидуальности. Большое значение для понимания характера лошади имеют расположение, форма и размер ушей, глаз, профиля, лба, переносья, ноздрей, храпа, челюсти, губ и подбородка. Далее мы рассказываем об особенностях строения головы применительно к чертам характера, а также объясняем положение и значение завитков. Потом мы приведем несколько примеров, которые помогут вам натренировать свой глаз и научиться видеть лошадей по-новому.

Чтение головы лошади

Профиль

В общих чертах прямой профиль говорит о простодушном характере, щучий — указывает на чувствительность и иногда пугливость, а горбатый или римский нос — на самоуверенность. Однако эти признаки нужно сопоставлять с другими особенностями головы лошади.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.253.106 (0.024 с.)