А теперь посади мужчину в пепелище трех кругов, и он будет мучиться сомнениями и мыслями о тебе.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

А теперь посади мужчину в пепелище трех кругов, и он будет мучиться сомнениями и мыслями о тебе.



Пока что я мучилась сомнениями и мыслями о Матвее. Прошло уже две недели со дня моего возвращения ил Стокгольма, а Матвей все еще не звонил и не писал. Каждое утро я с замиранием сердца открывала электронную почту и промигав деловые письма, разочарованно начинала рабочий день. Хотелось выть, рыдать, стенать и биться головой о стенке. Если бы не прабабушкин дневник, я бы придумала что-нибудь и написала бы сама. Прошло сто лет, и хотелось верить, что времена изменились и сейчас пропагандируют равенство мужчин и женщин. Но пропаганда пропагандой, а реальная жизнь диктовала свои правила. Все-таки хотелось понимать эти правила яснее, и потому я призвала трех моих подруг на военный совет. Мы решили, что разбор полетов лучше совместить с пользой для здоровья и заодно с врачеванием души побаловать и тело,

Поэтому мы собрались в банном комплексе. Попарившись и расслабившись под сильными руками мускулистых молодых массажистов, мы сели в уютные плетеные кресла и, потягивая грейпфрутовый сок, приступили к обсуждению. Аниська, Манечка и Киса, имея богатый опыт удачных и неудачных романов, обладали уникальной способностью поддержать, в трудную минуту и дать мудрый совет.

— Рассказывай! — потребовали они.

— Хоть кто-нибудь может мне объяснить, что происходит?— воззвала я к подругам, в деталях и красках описав наше путешествие в Стокгольм.— Все было просто замечательно, и теперь я не знаю, что делать, - окончила я свой рассказ.

— А что ты ждала, вытащив мужика в Швецию? Инициатива всегда наказуема, — осудила меня Аниська.

Манечка, как профессиональный психолог, предположила:

— Иногда может случиться что-то непредвиденное, человек может заболеть, попасть в катастрофу — да мало ли что может произойти, — поэтому можно сделать контрольный звонок, чтобы убедиться, что все хорошо. Мне тут рассказали одну историю. После проведенной вместе ночи мужчина исчез, и девушка не стала звонить первой. Она мучилась, переживала, потому что ей показалось, что это самая настоящая любовь, но так и не перезвонила. Потом они случайно встретились через год, и он сказал, что в этот день он попал в аварию и месяц пролежал в реанимации без сознания, а когда пришел в себя, оказалось, что телефон украли, а так как он не знал ее фамилии, то не смог ее найти. Валяясь в гипсе, он молился, чтобы она сама нашла его. Он тоже был уверен, что это настоящее. И когда он так и не дождался ее звонка, то решил, что она им попользовалась и предала его. Так что иногда стоит забыть про гордость и проверить, все ли в порядке.

— Какая трогательная история! — все, что я могла сказать.

— Ну, хорошо, — смилостивилась Аниська. — Пошли ему сообщение, но абсолютно нейтральное — вроде: «Почему летают шмели?» Такое сообщение поднимет настроение, напомнит о тебе и в то же время ни к чему не обяжет. Для мужчин время течет по-другому. Работа, дела, спорт — он удивится, что уже прошло столько времени. А осознав, решит, что ты обиделась и что, если он позвонит, устроишь истерику. Так что не бойся и посылай SMS.

— Я бы не звонила и не писала! — сказала Киса. Меня всегда находили, если хотели. Один из моих поклонников нашел мой телефон, позвонив моим родителям через четыре года после того, как мы расстались.

— Все замечательно! Только я так и не поняла, что мне делать, — рассеянно пробормотала я.

— Расслабиться и получать удовольствие от жизни. Пусть будет так, как лучше для тебя! — подвела итог Аниська. И постарайся выглядеть довольной и счастливой.

 

— Постарайся выглядеть счастливой и довольной, сказала мне тетушка, когда прошло уже две нетели, а от Марка так и не было вестей. — Мы выезжаем через час. Даже если ночами ты рыдаешь в подушку, днем глаза должны сверкать от предвкушения новых приключений.

Через полчаса я спустилась, одетая в нежно розовое платье, тетушка с любопытством посмотрела на меня и прокомментировала мой образ.

— Правильный выбор. Нежно-розовый показывает, что ты нуждаешься в заботе, и подчеркивает твою беззащитность. Мы идем гулять в Летний сад. Сегодня займемся состоянием девочки.

Мы вышли из дома и направились к набережной Невы. Пока шли вдоль Английского проспекта, тетушка обратилась ко мне с вопросом:

— Ты помнишь, что мы говорили о состоянии девочки? 1

— Что мы говорили, помню, но смутно представляю, что мне делать, как себя вести, что говорить и так далее.

— Ну, прежде всего пассивность. Ты не должна первой предпринимать никаких шагов.

— Этим я, по-моему, как раз сейчас и занимаюсь. Жду у моря погоды, — посетовала я.

— И правильно делаешь. Зачем испытывать судьбу и бросаться в непогоду. Я знаю, как трудно тебе с твоей бешеной энергией ничего не предпринимать, но сейчас это действительно важно. Итак, ты продолжаешь находиться в состоянии девочки: легкой, радующейся жизни, игривой, капризной, веселой и в то же время беззащитной, невинной, трогательной, смотрящей на мужчину снизу вверх восхищенными глазами, даешь ему почувствовать себя героем.

Мы дошли до Летнего сада, тут княгиня повернулась ко мне на каблучках и с лукавой улыбкой спросила:

— Готова?

— К чему? — не поняла я.

— Превратиться в девочку!

— Прямо здесь?

— А почему бы нет?

Я оглянулась, Нева медленно текла, люди спешили по своим делам, и в общем-то никто не обращал внимания на двух хорошо одетых дам, может, только скульптуры проявляли заинтересованность.

— Как ты считаешь, каких качеств тебе не хватает, чтобы вновь почувствовать себя девочкой, чтобы вернуться в это чудесное состояние?

Я на мгновение задумалась и ответила первое, что пришло в голову:

— Непосредственности, непредсказуемости, смешливости легкости и.... — Посмотрев на тетушку, я добавила: — Лукавства.

— Ну, этих качеств вполне хватит для начала. А теперь представь, что я хозяйка волшебного магазинчика, в котором есть все на свете.

— Это совсем не трудно представить, — улыбнулась и представила себе милый магазинчик с белой резной мебелью, украшенный живыми пионами в нежно-розовых вазах, большими картонными коробками и кружевом. Там была масса различных безделушек, очень милых и придающих уют любому месту. И над всем этим возвышался белый шкаф, наполненный всевозможными нарядами и шляпками.

— Итак, — обвела тетушка воображаемые владении. — Что для тебя будет символизировать непосредственность и выбирай любую вещицу!

— Огромный розовый бант, — включилась я в игру. Тетушка на вдохе взяла бант из тонкого пространства и на выдохе протянула его мне. Я прицепила воображаемый бант, но не на макушку, а на область лона.

— Как тебе идет, — засмеялась тетушка. — Что для тебя 6удет воплощать непредсказуемость?

Я тут же представила изящную бабочку, сделанную из бисера.

— В вашем магазинчике есть брошка в виде бисерной бабочки?

— Конечно! — ответила тетушка, на вдохе нашла и на выдохе прикрепила к моим волосам воображаемую бабочку.

— И что же сделает тебя смешливой?

— Смешинки-снежинки! — вспомнила я детскую присказку. — Пусть это будут бусы из снежинок, — начала я фантазировать.— По-моему, очень даже симпатично!

— Ничего нет невозможного! — уверила меня тетушка и, повторив волшебный ритуал, надела мне на шею бусы из смешинок-снежинок.

— А для легкости мне нужны воздушные шары. Дайте мне штучек пять, — продолжила я с воодушевлением.

Софья Николаевна вручила мне связку воздушных шаров.

— У тебя осталась последняя покупка — лукавство. В чем ты будешь чувствовать себя лукавой?

— В шляпке — очаровательной соломенной шляпке с лентами.

— О, такую шляпку придется поискать в закромах, — покачала головой тетушка. — Ну что не сделаешь для любимой племянницы? — И сделав вдох, она на выдохе надела на меня шляпку. — Как тебе нравятся твои покупки? Огромный розовый бант символизирует непосредственность, бабочка — неожиданность, бусы из смешинок-снежинок — смешливость, соломенная шляпка — лукавство, воздушные шары — легкость. Почувствуй, как все эти качества наполняют тебя, становятся частью тебя. Ты видишь себя в этом наряде?

— Да, — ответила я, и мне захотелось попрыгать на одной ножке, как в детстве.

— Если тебе что-то хочется сделать — сделай, не стесняйся, Уже никого нет, — подбодрила меня княгиня. И действительно,

Летний сад почти опустел, и, приподняв пышные юбки, я запрыгала по дорожке на одной ножке.

 

Я прыгала по комнате на одной ножке и, запыхавшись, включила телевизор. Шел фильм моего детства «Мери Поппинс», и, когда Мери Поппинс запела:

Ах, какое блаженство,

Знать, что ты совершенство,

Знать, что ты идеал,

От улыбки до жеста —

выше всяких похвал.

 

Еще я решила, что мне не хватает восторженности, и, сделав два смешных хвостика, украсила их розочками. Такой я нравилась себе намного больше, и пока я танцевала под музыку «Мери Поппинс», я чувствовала, как все эти качества маленькой девочки — озорство, мягкость, восторженность, дерзость и задиристость пробуждаются во мне. Я чувствовала кожей и туфельки, и платьице, и панталончики, и муфточку, и хвостики, украшенные розочками. Запыхавшись, я плюхнулась на диван и по привычке посмотрела на мобильный телефон. На экране светилась надпись: «Получено одно сообщение».«Замотался, было много работы, думаю о тебе и скучаю по твоей нежной улыбке. Матвей».

Я не удержалась и стала танцевать, доставая из воздуха голубые башмачки на каблучках, символизирующие для меня озорство, мягкую муфточку, дающую мне ощущение мягкости, розовое платье в белый горох с бантом ни спине и такие же панталончики, означающие для меня игривость и дерзость.

Панталончики выплыли тоже из школьных лег, когда в пятом классе все девчонки дружно декламировали на переменках:

Мама сшила мне трусы

Замечательной красы.

Все мальчишки во дворе:

«Покажи да покажи»,

Ну а ты, дурак большой,

Что не приставаешь?

У меня трусы в горох —

разве ты не знаешь?

 

Часть 3. Признание ожиданий

 

Глава 12. Энергия его подарков

 

— Я так скучал по твоей нежной улыбке, — шептал Марк, держа меня в объятиях.

После двух недель ожидания, когда я уже внутренне смирилась с тем, что Марк исчез из моей жизни навсегда, как-то вечером, когда Софья Николаевна ушла навестить свою приятельницу, доложили о его приезде. Я спустилась в прихожую. Марк устремился ко мне навстречу, еще не переодевшись с дороги.

— Господи, я так рад, что застал тебя дома. Мне срочно пришлось уехать по делам в Москву, но я не знал, как тебя предупредить! Я написал записку, но бестолковый посыльный, не найдя тебя дома, принес ее обратной и за эти две недели все про нее забыли. — И он так стремительно бросился ко мне, что я невольно кинулась ему навстречу. Очутившись в его объятиях, я почувствовала, что все сомнения и метания тут же забылись.

— Мне нужно уходить. Когда мы встретимся и где? — И Марк умоляюще посмотрел на меня.

Так как никаких идей мне в голову не приходило, то я решила, что лучше, если он будет решать.

— Ты лучше знаешь Петербург, поэтому, я думаю, ты предложишь что-то интересное.

Марк задумался на секунду и вдруг просиял от озарившей его идеи.

— Ты знаешь, недавно открылась новая выставка в Эрмитаже. Я думаю, тебе понравится! Ты свободна завтра днем?

— Да! — ответила я звенящим от счастья голосом.

 

— Да! — ответила я звенящим от счастья голосом, когда зазвонил мобильный телефон.

— Чувствуется, у тебя сегодня замечательное настроение!— услышала я голос Матвея.—Ты получила мое сообщение? Я в Питере и, если у тебя нет других планов, приглашаю выпить кофе.

— Хорошо! — Я чувствовала себя школьницей, которую первый раз позвали на свидание.

— Давай в четыре в «Джеймсе Куке». Там мои любимые миндальные пирожные, — предложил Матвей.

— Увидимся. Пока! — И я выключила телефон. С тем же восторженным настроением и бьющимся от радости сердцем я еще покружилась по квартире и стала собираться.

Хотелось надеть что-то яркое и дерзкое, и я решила, что оранжевые брюки и свитерок с оранжевым тигром вполне будут в тему.

«Оранжевое небо, оранжевое солнце, оранжевая я», - напевала я, крася губы оранжевой помадой. И хотя на улице, как всегда, было сумрачно и серо, я чувствовала себя превосходно.

— Ты сегодня похожа на солнце! — первое, что сказал Матвей, увидев меня.

— Радуюсь жизни! — ответила я. — Чем мы себя сегодня

побалуем?

— Я заказал жасминовый чай и миндальное пирожное. Что заказать для тебя?

Я уже открыла рот, чтобы заказать, но вдруг мне безумно захотелось в этом новом моем состоянии, чтобы за мной не просто поухаживали, но и попринимали решения, даже такие простые, как выбор пирожного.

— Выбери сегодня ты для меня. Я теряюсь от обилия вкусных вещей! — неожиданно для себя, забыв про эмансипацию и независимость, попросила я Матвея. Он озадаченно посмотрел на меня, минуту подумал и предложил профитроли.

Я рассмеялась.

— Ты читаешь мои мысли. Это именно то, о чем я втайне мечтала, но совершенно забыла, как это называется.

— Как легко сделать женщину счастливой! — прокомментировал Матвей.

 

— Как легко сделать женщину счастливой! — сказал мне Марк, когда мы вышли из музея. Выставка была замечательной. Я не скрывала своего восторга и искренне радовалась каждой минуте. Мне очень понравилась картина Ренуара «Две сестры». Я несколько раз возвращалась к ней и любовалась. И уже выходя из музея, мы забрели в музейную лавку. Марк, не говоря ни слова, исчез и, пока я бродила между прилавками и разглядывала всякие безделушки, вернулся с эстампом понравившейся мне картины, очаровательной шкатулкой и зонтиком.

— Это все для вас, милая Варенька!

— Для меня? — я распахнула глаза. В это время вихрь мыслей проносился в моей голове: удобно ли принимать эти подарки, если я откажусь, не обижу ли я Марка? Но потом я вспомнила состояние девочки и с детской непосредственностью и восторгом взяла подарки.

— Как мило! — воскликнула я. — Как вы догадались, что мне понравилась картина «Две сестры»? Какая изящная шкатулка! У вас превосходный вкус! А зонтик... честно говоря, я давно мечтала о зонтике, но мне все было не выбрать, а этот мне очень нравится! — Я рассыпалась в благодарностях, и, пока я на одном дыхании произносила всю эту тираду, Марк стоял с довольной и глупой улыбкой. Казалось, он чувствовал себя добрым волшебником, и это чувство ему, видимо, очень нравилось. Я вспомнила слова тетушки: «Подарки дарят тем, кто им искренне радуется и не скрываем свою радость».

 

«Подарки дарят тем, кто им искренне радуется», думала я, сжимая в руках канистру с жидкостью для мытья стекол. Как видно, роль девочки мне удавалась. Я старалась не навязывать свои решения, излучать только позитивную энергию и радоваться жизни. И хотя подарок меня несколько смутил своей практичностью, мне было безумно приятно проявление заботы со стороны Матвея.

 

Мы возвращались из кафе. Погода была ужасной, и на стекле постоянно налипала грязь из-под колес. Уже подъезжая к дому, я увидела, что жидкость в бачке смывателя закончилась, еще несколько метров — и я перестану вообще что-то видеть. Матвей заметил мою рассеянность и спросил.

— Что-то случилось?

— Я думаю, что закончилась жидкость, но я не знаю, куда ее наливать и где ее покупать.

— Постой, по-моему, справа заправка. Остановись, пожалуйста.

Я остановилась, недоумевая, что могло Матвею понадобиться на питерской заправке. Через несколько минут Матвей вернулся с жидкостью для стекол, ни слова не говоря, залил ее в обнаруженный под капотом бачок.

И вот я стояла около заправки, прижимая к груди канистру, я таяла от проявленной заботы.

 

— Проявление заботы включает в мужчине любовь, — подвела итог тетушка, когда я вернулась из музея, нагруженная подарками. — Чем больше мужчина заботится о тебе, тем больше он к тебе привязывается. Главное — позволь ему проявить эту заботу. Мужчине очень хочется совершать подвиги ради своей девочки, чувствовать себя всесильным и всемогущим. Но мы настолько привыкли решать все свои проблемы сами, что просто не оставляем ему шансов проявить себя, бросаясь сами покупать понравившиеся вещи. Иногда следует даже специально создать ситуацию, в которой он может нас спасти.

— Рыцарь в сияющих доспехах? — уточнила я.

— Почему бы нет? — спокойно ответила Софья Николаевна. — Но самое главное — не забыть его искренне и восторженно поблагодарить.

— Но бывает так, что мужчина не проявляет заботу, сколько к нему ни взывай и сколько ему ни намекай.

— Да, для этого есть замечательная практика. Садись поудобней, закрывай глаза и представь, что ты сидишь на веранде, теплый летний день, легкий ветерок касается твоих волос, ты сидишь в кресле-качалке и читаешь книгу. Подняв глаза, ты видишь, что маленькая девочка, не старше пяти лет, входит в калитку. И ты узнаешь себя. Девочка подходит к тебе, и ты устремляешься к ней. Ты берешь ее на руки, прижимаешь к себе, гладишь по головке, целуешь в щечки, кружишь ее и говоришь о том, как ты сильно любишь ее, что она самая красивая и умная девочка в мире.

Ты рассказываешь ей, какой замечательной женщиной она станет, сильной, уверенной, соблазнительной и очаровательной. Вы танцуете, смеетесь, играете. А девчушка дает тебе игривость, непосредственность, умение радоваться каждому мгновению. И каждая из вас обретает то, чего ей больше всего недоставало.

Вы продолжаете бегать в догонялки, играть в прятки, и, когда она устанет, ты качаешь ее на руках и видишь, как она начинает уменьшаться, как Алиса в Стране чудес. Она становится размером с Дюймовочку, уже помещается у тебя на ладошке и продолжает уменьшаться, пока не становится такой крошечной, что превращается в горошину. Ты берешь эту горошину и кладешь себе в сердце или в сердце того человека, в чьей заботе ты нуждаешься.

 

В чьей заботе ты нуждаешься? И кого ты увидела в своей медитации? — спросила меня Манечка, когда я открыла глаза.

Манечка, как психолог, вызвалась мне помочь, когда я решила попробовать применить древние техники. В один из воскресных вечеров мы, отыскав песню «Цветные сны» из моего любимого фильма «Мери Поппинс», сделали медитацию включения на заботу.

— Ответ так очевиден, что даже неинтересно, — ответила я. — Но знаешь, мне кажется, что одной медитации мало, надо все-таки придумать какую-нибудь ситуацию, в которой действительно понадобится помощь Матвея. Со мной обязательно должно что-то произойти, как в любовных романах, и тогда он спасет меня и будет страшно этим гордиться. Мужчины всегда влюбляются в тех, кого спасли, в кого вложили много эмоций.

— И что тебе это даст? — удивилась Манька.

— Я думаю, забота дает мужчине ощущение востребованности, чувство своей нужности. И мне кажется, что такие ситуации — проверка, как мужчина будет себя вести себя со своими детьми и в те моменты, когда ты будешь от него зависеть, — продолжала я рассуждать, — например, когда у тебя будет малыш.

— Может, ты и права! — поддержала меня Маня. Мне рассказывала одна знакомая, что, когда родился ребенок и в семье начались финансовые трудности, она чуть не умерла от голода, а ее муж ходил в это время к своей маме на ужины в завтраки. Я тогда подумала: неужели нельзя было раньше понять, как поведет себя мужчина? Итак, — повернулась она ко мне, — что ты собираешься предпринять?

Я погрузилась в размышления, но никаких мыслей что-то не приходило.

— Может, тебе сломать ногу или попасть в аварию?— начала предлагать Манечка.

— Нет, я думаю можно обойтись без таких жертв. Тем более из Москвы при всем желании не примчишься на помощь в ту же минуту. Но самое поразительное, что почти из любой ситуации я могу найти выход сама. Да, найти изящное решение не так просто, поэтому давай пить чай.

С этими словами я пошла на кухню заваривать чай. Погруженная в свои мысли, вспомнила студенческие годы. Я училась на четвертом курсе университета, когда меня занесло в театральный кружок. Я тогда жила в Петергофе и все время боялась опоздать на последнюю электричку. В тот момент один мой знакомый предложил пожить в его пустой квартире, пока он живет у родителей. Он торжественно вручил мне ключ, все объяснил, назвал код, но забыл сказать, как его применять. Однажды репетиция продлилась так долго, что я решила ночевать в его квартире. И вот в два часа ночи я оказалась перед дверью подъезда с ключами. Счастливая, что теплый диван так близко, я набрала код и к своему ужасе поняла, что дверь не открывается. Я прыгала, дула на дверь, дергала, молилась, надеясь, что, может, какой-нибудь загулявший житель выйдет или войдет, но тщетно, прошло полчаса — дверь не поддавалась. Я стояла на улице и не знала, что делать, последняя электричка давно уже ушла, денег на такси, естественно, не было, и перспектива провести ночь на улице становилась все более реальной.

И когда я уже была готова разрыдаться от отчаяния, на пустынной улице появился одинокий молодой человек. Я бросилась к нему и взмолилась о помощи. Он тоже честно попытался потыкать злополучную дверь, набирая код и толкая, но дверь оставалась непоколебимой. Тогда он поднял голову вверх и, увидев открытое окно над дверью подъезда, как истинный герой, ухватился за козырек, подтянулся и через несколько минут открыл злополучную дверь изнутри.

Все, чем я могла отблагодарить, — пригласить моего спасителя на чай, что я и сделала. Юноша явно был очарован собственным подвигом и мной. К сожалению, тогда не было сотовых телефонов и мы больше не встретились, но я до сих пор с теплым чувством вспоминаю ту ночь. (А код открывался очень просто — нужно было, нажав все цифры, одновременно потянуть за кольцо.)

Когда я рассказала историю Манечке, она предложила застрять в квартире, сломав замок от входной двери, и взмолиться о спасении, как раз когда будет очередной модуль. Может, идея и не слишком оригинальна, но, по крайней мере, у Матвея будет возможность продемонстрировать свою заботу. Идея мне понравилась, хотя вызывала много вопросов, когда и как все организовать.

— И вообще, ты точно поняла, как себя надо вести с мужчиной в этот период — когда тело ты уже отдала, но его сердце еще не получила? — спросила меня задумчиво Манечка.

— Делать все, что включает его эмоционально: капризничать, не приходить на свидания, дуться без причины и в то же время радоваться, как ребенок, его вниманию и проявлять самой внимание к нему, ждать от него решений, считать его самым лучшим, искренне им восхищаться, во всем полагаться на него и верить в его исключительность, — отбарабанила я на одном дыхании некую квинтэссенцию всего гот, что я прочитала в многочисленных книгах и почерпнула из прабабушкиного дневника.

Манечка уставилась на меня в немом изумлении и ошеломленно произнесла:

— А мужчина не сбежит, если ты на него все это обрушишь?

— Это я и собираюсь проверить!

 

Глава 13.И пусть он будет спасителем

 

— Пора проверить, насколько Марк увлечен тобой и готов примчаться на помощь по первому зову! — объявила мне Софья Николаевна. — Но будь готова прекратить все отношения, если он не оправдает твоих надежд.

— А это не слишком жестоко? — Мне очень не хотелось нарушать то хрупкое ощущение счастья, которое я наконец-то обрела.

— Иногда надо чем-то рисковать и от чего-то отказываться, чтобы потом получить все. — Тетушка немного помолчала, затем ее глаза заблестели, и она объявила:

— Завтра ты уезжаешь в Москву, но, дорогая, тебе придется отстать от поезда. Ты выйдешь на станции подышать свежим воздухом и не заметишь, как поезд тронется. Все, что ты сможешь сделать, — послать телеграмму Марку с мольбой о помощи! — Она повернулась ко мне и лукаво улыбнулась. Ты же не будешь гнать пожилую женщину в Тмутаракань, чтобы спасти тебя. Итак, дорогая, собирайся, но постарайся не брать особо ценных вещей. Никто не может быть уверен, что тебе их вернут.

— Но разве хорошо обманывать? — спросила я тетушку. Я все еще не до конца была готова притворяться, что-то выдумывать и играть.

— Милая, иллюзии украшают жизнь! Больше всего люди боятся скуки, особенно мужчины. Ты не обманываешь, ты создаешь иллюзии, как художник, писатель, режиссер, но только не на сцене, не в книгах, не на полотне, а в реальности. Ты творишь жизнь, наполненную событиями, а не наблюдаешь со стороны, что происходит.

Я не особо разделяла энтузиазм тетушки, но решила, что маленькое приключение всегда воодушевляет. Даже если Марк меня не вызволит, то я смогу проверить себя. Тренировка еще никому не мешала. Успокоив себя, я пошла складывать вещи. Не успела я сложить маленький дорожный чемодан, как прислуга объявила о приезде Марка.

Когда я спустилась, Софья Николаевна и Марк уже беседовали и пили чан.

— Варенька! — обратилась ко мне тетушка. — Я как раз рассказываю Марку о твоем внезапном решении поехать в Москву навестить подругу.

Марк удивленно посмотрел на меня, но спросил только, когда я уезжаю и когда вернусь.

— Поезд сегодня ночью. Утром я буду в Москве. А вернусь через три дня! Я получила сегодня письмо от подруги и поняла, как соскучилась. Мы не виделись с тех пор, как окончили Смольный. — Я словно оправдывалась за свое решение, в то же время поражаясь собственной фантазии.

— Ну что ж, желаю приятного путешествия! Буду ждать с новыми впечатлениями! Я вас провожу, если вы не возражаете! — И Марк продолжил обсуждать с Софьей Николаевной общих знакомых. Я пошла переодеться и взять чемодан.

 

Переодевшись после работы и быстро собирая чемодан на модуль, я старалась рассчитать время. Почему-то именно в пятницу и именно перед моим бизнес-модулем наваливалась куча работы. Так как я пропускала понедельник и вторник, то все дела необходимо было завершить сегодня. Мне нужно было успеть в аэропорт — забрать Матвея и Маринку и постараться не опоздать к началу занятий. Сегодня модуль открывал какой-то важный профессор из Швеции, и поэтому всех просили не опаздывать. Как назло, с утра пошел снег, и дорога в Репино была очень плохой. И хотя самолет прилетал в 5 вечера, а занятия начинались в семь, я переживала.

Оставался всего час до самолета, а я носилась по квартире с бешеной скоростью, разыскивая вещи. Наконец-то все было найдено и собрано, и я вспомнила, что обещала соседке дать несколько фильмов на выходные. Я захватила кассеты и помчалась к Ане. Анька открыла дверь, она тоже опаздывала на тренировку в фитнес-клуб. Обрадовавшись кассетам, она чмокнула меня в щеку и умчалась.

С чувством выполненного долга и совершенного доброго дела я побежала на свой этаж и уже около самой двери с ужасом осознала, что я забыла ключ в квартире, а дверь, естественно, захлопнулась. И вот я металась в домашних джинсах и футболке по лестничной площадке, не зная, что мне делать. Я села на ступеньки и разрыдалась от собственной глупости, от бессилия и оттого, что я уже никуда не успеваю и совершенно не знаю, что мне делать. Хорошо, что мобильный я всегда беру с собой. Все еще всхлипывая, я набрала телефон Матвея, молясь, чтобы самолет уже сел и он включил телефон.

— Матвей Винер слушает, — спокойный голос сразу внушил надежду на спасение.

Я попыталась внятно объяснить, что со мной случилось, и предупредить, что я не смогу приехать их встретить.

— Девочка моя, прекрати рыдать. Я беру такси и через полчаса буду у тебя, а Маринка поедет сразу в Репино и предупредит, что мы опаздываем.

Я как-то сразу успокоилась и вдруг вспомнила, как сперва скептически отнеслась к Манькиной идее испортить замок и застрять дома. Надо было так и поступить, в теплой квартире сидеть было бы комфортней, чем в холодном подъезде. Пока я размышляла, прошло еще полчаса. Наконец дверь подъезда хлопнула и появился Матвей. Он поцеловал меня и, хлопнув по попе, как напроказившую девчонку, стал оценивать ситуацию.

— Может, у тебя открыта форточка или балкон? — спросил он меня.

— Даже если открыта, как ты попадешь на второй этаж?

— Пойдем посмотрим с улицы на твою квартиру, вдруг найдем выход, — предложил Матвей. Мы вышли на улицу, но все выглядело очень безнадежным. Форточка была открыта, но слишком высоко, деревья росли слишком далеко. Я с тоской смотрела на окна своей квартиры, но выхода не видела, Матвей же лихорадочно старался что-то придумать.

— Знаешь, можно вызвать спасателей, — вдруг Матвея осенила вполне разумная и простая мысль. Я поразилась, как такое очевидное решение не пришло мне в голову самой. Матвей, приняв решение, сразу начал действовать. Стал звонить в справочное, узнавать телефон Службы спасения, звонить в Службу спасения и наконец-то с просиявшим лицом объявил, что в течение часа нас спасут. Мы вернулись в подъезд и, посмотрев друг на друга, бросились целоваться, как сумасшедшие. Я не целовалась в подъездах со школы, но, видно, зря. То ли сыграло роль найденное решение, то ли пережитые эмоции — но поцелуи были сладки как никогда.

— Когда я услышал твой всхлипывающий голос, то стал переживать, я рисовал себе ужасные картины, что ты сидишь здесь замерзшая, испуганная, несчастная, — шептал мне Матвей. Я млела от его слов и была рада, что он не стал меня отчитывать за бестолковость и глупость.

— Я замучил таксиста просьбами, чтобы он быстрее ехал!

 

— Я замучил извозчика, чтобы он быстрее ехал, — шептал мне Марк, обнимая и прижимая к себе. Поезд стоял посреди леса, недалеко от Саблино, между Петербургом и Москвой. Провожая меня в Москву, Марк был столь нежен и предупредителен и столь расстроен, что я уезжаю, что я решила не следовать тетушкиным советам и не разыгрывать отставание от поезда. Сев в поезд, я сладко уснула. Я проснулась посредине ночи, почувствовав, что поезд давно стоит. Испугавшись, что случилось что-то ужасное, я, едва одевшись, бросилась, к про-, воднику.

— Ничего страшно, просто на пути упало дерево. Обещала убрать, но никто не знает когда. Хорошо, машинист вовремя заметил, обошлось без особых происшествий. Проводник был спокоен, но ничего не мог сделать в этой ситуации. Барышня, скорее всего, мы застряли здесь надолго, все посылают курьеров в Москву или Петербург, чтобы за ними приехали. Вам есть кого попросить о помощи? — Проводник сочувственно смотрел на меня, ожидая ответа.

«Вот и попала в переделку, — размышляла я. Судьба мудрее нас, и все же придется Марку меня спасал». Я написала записку с мольбой о помощи и адресом и отдала курьеру. Оставалось ждать. Вздохнув, я пошла в купе и решила досмотреть прерванный сон. Проснулась я от стука в дверь. Каково же было мое изумление, когда я увидела Марка!

— Как ты доехал так быстро? — все, что я смогла произнести.

— Я очень спешил! — И Марк тут же начал меня целовать.- Наши тела переплелись, и я поняла, что куне ночного поезда создает незабываемую атмосферу...

Через час, собрав вещи и уже покидая купе, я, еще раз прижавшись к Марку, поблагодарила его за спасение.

— Я знала, что ты приедешь. Знаешь, я верю в тебя даже больше, чем в судьбу! — И хотя мои слова прозвучали несколько пафосно, было видно, что Марк польщен.

 

Уставившись на меня после моих пафосных слов: «Умом мне это не понять, в мужчину можно только верить», Матвей с еще большим энтузиазмом стал рассказывать про свою мечту построить огромный загородный дом, после того как будет создана российская сеть компаний по доставке продуктов в рестораны. Вскрытие моей квартиры словно прорвало плотину недоверия между нами, и, видно, моя уверенность в нем распространилась на все ситуации. Все пять дней занятий я внимала грандиозным планам и пыталась представить все эти склады, многочисленные офисы уже созданными и успешно работающими.

— Когда я тебе это рассказываю, я и сам начинаю верить в реальность своих сумасшедших планов. — Матвей улыбнулся. Мы пили кофе в баре «Балтийца», и, слушая его, я в своем воображении тут же рисовала все, о чем он рассказывал. Если же мне не нравилась какая-то идея, то я, ничего не возражая, просто рисовала пустырь.

Я где-то услышала про такой ход предоставления пространства для мужчины: «Мужчина действует, а женщина создает поле деятельности». Иногда женщине трудно объяснить, почему тот или иной проект обречен на провал, она просто чувствует, но не может логически обосновать, и тогда лучшее, что она может сделать, закрыть пространство. Это очень просто — нужно, слушая мужчину, представлять пустоту, и тогда он и сам почувствует бесперспективность данного дела. Но если женщина верит и ее шестое чувство ей говорит, что то, о чем мечтает мужчина, вполне жизненно и обречено на успех, то ее богатое воображение должно рисовать радужные картины будущего, причем даже более смелые, чем может допустить мужчина. Если мужчина говорит, что он хочет открыть ресторан, то, представляя международную сеть, мы вдохновляем мужчину и окрыляем. И теперь у меня была прекрасная возможность убедиться, что это действует.

— Когда я смотрю в твои глаза, я словно вижу то, о чем тебе рассказываю! — Матвей был столь окрылен моим вниманием и моей верой, что все его грандиозные проекты вполне реальны и осуществимы, что я вдруг поняла, что главное, чего катастрофически не хватает всем мужчинам, — веры в собственные силы.

 

 

Глава 14. Вера в мужчину — ключ к его сердцу

 

 

— Вера в мужчину — вот главный ключ к его сердцу!—торжественно произнесла тетушка, когда я рассказывала, как Марк меня вызволял из остановившегося поезда. Мы сидели в кондитерской Беранже и Вульфа на Невском и, лакомясь буше, наблюдали за людским потоком.

— Посмотри, ты сразу сможешь отличить мужчину, в которого верят, от мужчины, лишенного этой веры, — проводила тетя взглядом господина с опущенными плечами.

— И как же они отличаются? — все еще недоумевала я.

— Тот, в которого верит женщина, словно наполнен этой верой — его плечи развернуты, голова гордо поднята, взгляд открыт, а движения спокойны. Посмотри, много ли ты видишь вокруг таких мужчин? — обратилась она ко мне.

— Я всегда считала, что так выглядят успешные мужчины, — протянула я задумчиво.

— Ты права, но успеха добивается только тот, в кого мы верим, — отрезала тетя.

— Самое важное для любого из них — твоя вера в него и твое доверие, — продолжила тетушка. — Любой его проект, любое его начинание ты должна поддержать с искренней верой в его возможности все осуществить. Ни капли сомнения в его уме и талантах!

— Даже, если я чувствую, что это абсолютно провальное дело и крах неминуем? — вопросила я.

— Если ты будешь верить в мужчину, даже безнадежное на первый взгляд дело может стать очень успешным! Только твоя слепая вера дает силы и энергию всего достичь (свернуть горы), каким бы глупым это ни казалось. И даже если все же что-то не получится в силу объективных и непредвиденных причин, то мужчина сможет с этим как-то справиться, но неверие в него он не простит никогда. Твоя вера дарит ему крылья, но твои сомнения связывают ему руки. Ту же веру в него ты должна показывать и в личных от ношениях — веру в то, что он любит только тебя и верен тебе, даже если все говорит об обратном! Даже если он не пришел домой ночевать.

— Но это же глупо, застав его с другой, сделать видно, что ничего не случилось! — возмутилась я.

— Это мудро. Своей верой в его невиновности ты обезоружишь его и в то же время показываешь веру в себя, свою уверенность. Показываешь, что ты не сомневаешься, что лучше тебя может кто-то быть, что кто-то может затмит тебя или заменить. Да, другие женщины пытаются это сделать, ведь ты выбрала самого лучшего мужчину, но пока ты веришь в него и в себя, они обречены на неудачу.

Вера вдохновляет и поддерживает, потребность ней — главная эмоциональная потребность мужчины, — закончила Софья Николаевна свою пламенную речь.

Я задумчиво смотрела на проходящих мимо мужчин и сознавала, что тех, в которых верят, — единицы.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.170.64.36 (0.036 с.)