Часть 1. Новая жизнь и искусство наслаждения



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Часть 1. Новая жизнь и искусство наслаждения



 

Глава 1. Перспективное знакомство

 

Кто-то собирает рецепты разных блюд, кто-то рецепты красоты, кто-то рецепты здоровы), а вот моя прабабушка — княгиня Варвара Васильевна Ренар собирала рецепты соблазнения. Вообще-то рецептами назвать ее дневники, где были собраны бесценные знания о власти над мужчинами, не совсем верно. Объездив полмира, княгиня многое знала и умела, и все, что с ней происходило, она записывала в свой альковный дневник. Рецепты соблазнения, словно драгоценные жемчужины, были разбросаны в ее дневнике. Этот дневник хранил воспоминания о любовных историях, случившихся во время путешествия, знания о древних законах любви, понимание типов мужчин и женские секреты, переданные ей Избранными, которые в течение столетий хранили крупицы могущественных знаний о женской силе в разных уголках мира.

В 80 она выглядела на 35 и так же кружила головы многочисленным поклонникам. Семейные легенды говорили, что прабабушка не блистала особой красотой, но тем не менее все мужчины Петербурга были у ее ног. Никто не мог объяснить, чем она привлекала, но, оказавшись рядом с ней, мужчины теряли голову. Еще совсем молоденькой она вышла замуж за французского князя Ренара, а после его смерти несколько лет путешествовала по всему миру. Что произошло за годы ее путешествия, никто точно не знал. Уезжая, она была скромна, стеснительна и незаметна, а вернулась молодой, яркой, сексуальной и роковой женщиной с горящими глазами. Страсть к мужчинам я унаследовала, но вот альковный дневник с тайными знаниями где-то в революциях и войнах, казалось, исчез навсегда.

Ах, как же мне не хватало этих знаний в моих многочисленных романах. Я наступала на одни и те же грабли и делала те же ошибки, что и все. Ну почему нас не учат, как строить отношения, как влюблять в себя мужчину и не страдать от неизбежных расставаний?

Все родственники считали, что я копия своей прабабушки: у меня были ее рыжие волосы, огромные, широко распахнутые глаза и очаровательные ямочки на щеках, но, в отличие от нее, я совершенно не знала, что делать с мужчинами.

И вот когда мне исполнилось 28, столько же, сколько было прабабушке в момент начала ее путешествия, я окончательно разочаровалась в мужчинах, отказалась от надежды найти своего Единственного и наконец-то выйти замуж. В это время умерла моя бабушка и мы собрались продать дом.

Так как в детстве я долгие часы проводила на чердаке, читая старые журналы, то мне и поручили провести там ревизию вдруг найдется что-то ценное. И я действительно нашла то, что было для меня бесценно, — альковный дневник моей прабабушки и потемневший от времени обруч, бережно завернутый в тонкую шелковую шаль. У моей бабушки были другие заботы, она не особенно стремилась узнать секреты своей матери, а папе тем более они были не нужны. И вот наконец-то я держала в руках сокровище — дневник с тайными знаниями и рецептами соблазнения. Если бы я могла предположить в тот солнечный июньский день, как все может перемениться...

 

 

Как внезапно все может перемениться... Еще недавно я спокойно жила в нашей огромной квартире в Париже, но кончина моего мужа, князя Ренара, полностью изменила мою жизнь. Я была совершенно расстроена и не представляла, что делать. Родители выдали меня замуж, не особо интересуясь моим мнением, а просто решив, что сорокавосьмилетний французский князь — достаточно выгодная партия для их двадцатитрехлетней дочери, невзирая на отсутствие богатства. Они познакомились с ним, отдыхая в Ницце. Строгий режим Смольного института, в котором я училась, воспитал во мне послушание, и я не посмела воспротивиться. Тем более что Франция всегда привлекала меня.

Правда, я до сих пор не понимаю до конца, как я все-таки оказалась замужем и что там делала. Но, прожив в браке пять лет, я почти привыкла к размеренной, спокойной жизни и вдруг, так неожиданно оставшись одна, совершенно растерялась. Получив известие о кончине моего мужа, моя тетушка, княгиня Софья Николаевна Иллирийская, пришла ко мне на помощь. Тетушка была легендарной личностью. Внешне — ничего особенного: тонкая улыбка, нежные глаза, — но в ней чувствовалось нечто, что заставляло всех мужчин оборачиваться и провожать ее взглядом, даже несмотря на то, что Софье Николаевне уже было далеко за пятьдесят.

Воспитав троих сыновей, она искренне завидовала моей матушке, у которой была дочь. Пока я росла и училась в Смольном, мы нечасто виделись с тетушкой. Но я хранила восторженные детские воспоминания о ней — ее роскошных туалетах, сверкающих драгоценностях, тонком запахе духов и, самое главное, о ее блестящих глазах, сводивших с ума весь Петербург. Увидев мою потерянность, тетушка, приехавшая из Петербурга на похороны, тут же пригласила меня к себе погостить. Чтобы развеяться и отвлечься от грустных мыслей, я решила совершить небольшое путешествие в Афины и уже потом поехать в Россию. Собрав вещи и драгоценности, я отправилась навстречу неизвестности.

 

 

«Я отправляюсь навстречу неизвестности», — решила я, собираясь на первый модуль в бизнес-школе.

Мне хотелось перемен в жизни и перемен в себе. Я долгое время работала представителем одной голландской компании, занимавшейся печатью огромных виниловых плакатов для наружной рекламы. Стойкие и яркие краски, прекрасное качество и мое наследственное обаяние, как правило, способствовали успешным продажам. Но захотелось открыть собственный бизнес, и прежде чем пуститься в свободное плавание, я решила поучиться в бизнес-школе.

На пять дней мы должны были уехать за город, где в одном из Пансионатов нас предполагалось учить основам стратегии, маркетингу, финансам и управлению. Группа из тридцати человек, среди которых только десять были девушками, открывала огромные возможности не только по изучению бизнес-законов, но и законов несколько другого свойства. Конечно, они были описаны в прабабушкином дневнике, но мне все не хватало времени его прочитать, и я пообещала себе заняться им после первого модуля.

Я ехала в Репино, с нетерпением ожидая знакомства с группой. Замкнутый мир наружной рекламы за несколько лет был основательно изучен, как в профессиональном плане, так и в личном, и не сулил ничего нового. Зато двадцать новых знакомств с успешными и интересными мужчинами в возрасте от двадцати пяти до сорока пяти лет будоражили воображение, как и все новое и неизведанное.

Я полдня собиралась на модуль, не зная, что мне надеть. Один наряд казался слишком фривольным, другой — слишком строгим, третий — слишком романтичным. В конце концов я остановилась на трикотажном белом костюме, одновременно деловом и сексуальном. Короткий пиджак с золотыми пуговицами и расклешенные брюки с низким поясом на бедрах при всей внешней строгости оставляли тонкую полоску голого тела, что сразу привлекало внимание. Покрутившись еще немного перед зеркалом и вооружившись огромным чемоданом нарядов на все случаи жизни, я отправилась на модуль. По-видимому, основная группа уже приехала на автобусе, так как когда я вошла в фойе «Балтийца», все активно что-то обсуждали. Устремившись к знакомым лицам и тут же засмотревшись на кого-то, я наткнулась на оставленный кем-то чемодан и чуть не упала. Уже в полете почувствовала, как меня подхватила чья-то крепкая Рука, и изумленный мужской голос произнес:

— Осторожно! Нельзя же так стремиться к знаниям!

Я с благодарностью взглянула на своего спасителя. Он был до тошноты обычен. Коротко стриженные волосы белесого цвета, безупречно аккуратный светлый костюм, насмешливы взгляд холодных светло зеленых глаз.

— Спасибо, что спасли, — пролепетала я смущенно и слеН ка виновато. Незнакомец придирчиво осмотрел меня с головы до пят, остановившись чуть дольше на моем пупке, и спросил.

— Откуда вы, прелестное создание?

 

— Откуда вы, прелестное создание? — спросил меня черноволосый незнакомец, все еще держа в объятиях. Его карие глаза смотрели насмешливо и внимательно. Едва сев на пароход, отплывающий в Афины, я уже попала в историю. В поисках своей каюты, непривычная к трапам, я поскользнулась и упала бы, если бы меня не подхватил высокий мужчина. Мне никогда особенно не нравились мужчины такого типа, но этот господин привлек мое внимание. Я постаралась представить картину, которую он увидел: неловкое рыжеволосое кудрявое чудо с огромными бирюзовыми глазами и очаровательными ямочками на двух щеках...

Незнакомец был высок, прекрасно сложен, и мелькало что-то загадочное в его карих глазах. Высокие скулы, открытый лоб, резко очерченные губы, которые обещали страстные поцелуи и... Тут я испуганно прервала свои разгулявшиеся фантазии, осторожно вырвалась из его объятий и, пробормотав «спасибо», умчалась в свою каюту, тут же закрыв дверь на ключ. Сердце бешено колотилось, но не из-за того, что мне удалось избежать падения, а из-за странного чувства сильнейшего притяжения к этому мужчине, которого я видела всего лишь несколько секунд. Я нервно ходила по каюте, пытаясь привести себя в порядок и решить, что делать. Несмотря на свое замужество, я совершенно не знала, как вести себя с мужчиной, и я подумала, сколь многому мне придется учиться.

 

«Сколь многому мне придется еще учиться», — прошептала я себе, поднявшись в номер. Растерявшись от вопроса незнакомца, я машинально ответила: «Из Санкт - Петербурга». Но краткий разговор окончился, не начавшись, меня окружили знакомые и сочувствующие. Поздоровавшись и пообнимавшись со всеми, кого знала, я как-то потеряла незнакомца из виду. Наконец-то получив ключ от комнаты и проследив, чтобы мой огромный чемодан был доставлен, я перевела дух. Через полчаса начиналась первая лекция, а после нее ужин. Приведя себя и порядок, я спустилась в учебный зал. Преподаватель, удивленно взглянув на меня, осторожно поинтересовался, туда ли я попала.

«Может, в Швеции на занятия не приходят столь роскошно одетыми», — подумала я, но времени переодеваться явно не было. И тут я ощутила, что чувствует белая ворона и в прямом, и в переносном смысле, но, с другой стороны, успокаивала я себя, ее все замечают и запоминают. К сожалению, того, чье внимание я бы хотела привлечь, среди слушателей не оказалось. «Наверное, он просто приехал в „Балтиец" отдыхать», — разочарованно подумала я и увлеклась лекцией по макроэкономике, почти забыв про случай в фойе.

Все еще обсуждая тему лекции, мы с моей новой знакомой Мариной пошли на ужин.

 

— Как лекция? — Услышав знакомый голос, я вздрогнула от неожиданности.

— Интересно! — ответила я, обернувшись и вновь встретившись со взглядом зеленых глаз.

— Жаль, что я пропустил, пришлось решать некоторые вопросы! — с сожалением произнес незнакомец. — Да, меня зовут Матвей. Матвей Винер! («Безумное сочетание абсолютно русского имени и американской фамилии», — подумала я.) А вас? Вы так быстро исчезли, что мы даже не успели познакомиться.

 

— Вы так быстро исчезли, что мы даже не успели познакомиться!— услышала я чьи-то слова. Спустившись на ужин, я оказалась за одним столиком с пожилой французской парой. Быстро поев и сославшись на усталость, они ушли, оставив меня одну. И, уже доедая десерт, я почувствовала, как кто-то ко мне подошел. Подняв глаза, я увидела моего темноволосого спасителя.

— Вы позволите составить вам компанию? — вежливо обратился он ко мне.

— Да, конечно, — ответила я.

— Рад видеть вас целой и невредимой!

— Только благодаря вашим героическим усилиям!

— Да, придется потребовать медаль «За спасение очаровательных созданий».

— Хорошо, я нарисую, — рассмеялась я. — Только на чье имя?

— Разрешите представиться! Меня зовут Марк Гольбер — военный врач из Петербурга.

 

— Неужели? — обрадовалась я. — А я собираюсь навестить свою тетушку после поездки в Грецию. Она живет в Санкт - Петербурге.

— Что же, тогда у нас найдется много тем для разговора, — загадочно улыбнувшись, сказал Марк. — Но вы еще так и не назвали свое имя.

— Варвара Васильевна Ренар, — сухо ответила я.

— Боже, как официально! — рассмеялся Марк.

И я опять почувствовала, что попадаю в поле сильнейшего притяжения. При всей его внешней сдержанности, внутри, казалось, полыхал огонь, и подумалось, что если я сейчас же не сбегу, то, пожалуй, потеряю остатки здравого смысла.

— Извините, мне надо идти! — попрощалась я с Марком. — Думаю, мы еще увидимся!

— Да, я надеюсь, что смогу вас найти! — также улыбаясь зовущей улыбкой, попрощался Марк со мной. «Интересно, — подумала я, — а что он действительно ищет в женщине?»

 

— И что они все в ней нашли? — спрашивала Маринка у нас, когда мы провожали глазами Катю, идущую гулять с очередным поклонником в перерыве между лекциями. За несколько дней мы все успели перезнакомиться и подружиться. Но, может, мужчины нашего курса и «грызли гранит науки», девушки же больше анализировали мужчин и меру своего успеха, чем всевозможные кейсы. Меня пока никто не привлек, точнее, было много интересных кандидатов, и я флиртовала со всеми, не выделяя кого-то особо. Пока все только присматривались друг к другу. С Матвеем тоже пока отношения были чисто дружескими. И вот, стоя на мартовском солнышке, мы обсуждали, чем Катя привлекает мужчин и почему мы, такие красивые, умные и свободные, стоим в женском коллективе.

Обсудив, что поучиться секретам соблазнения более полезно для жизни, чем изучать стратегию и SWOT-анализ, мы пошли все же слушать лекцию по SWOT-анализу. Но для меня мир словно остановился, мои мысли вернулись к дневнику прабабушки, и я решила, что, может, те законы, которые работали 100 лет назад, вечны и стоит попробовать применить тайные знания прабабушки в современной жизни. Мне предстояло открыть для себя много интересного.

 

Мне предстояло открыть для себя много интересного. Шум волн рассказывал вечную сказку приключений, а легкий ветер играл на мачте стаккато нетерпения. То же нетерпение было и во мне.

Хотя мы мило болтали, Марк оставался неизменно вежлив и предупредителен.

Прикосновения Марка напоминали некий ритуал, а может, это и был неизвестный мне ритуал. Каждое утро после завтрака мы выходили на палубу, он нежно укутывал пледом мои плечи и, словно невзначай, проводил горячей рукой по задней поверхности моей открытой шейки. Волосы были убраны наверх, как того требовала мода, и я чувствовала, как он любовался этим участком нежной кожи. Я замирала и ждала продолжения, но звучала неизменная фраза: «Доброе утро, вы свежи, как свеж воздух моря, и я тону в ваших бирюзовых и загадочных глазах». Затем он приносил кофе и мы начинали неспешную беседу о медицине, политике, России и Франции.

Услышав эту фразу в третий раз, я внутренне взбесилась и решила, что он ее нашел в каком-то самоучителе по соблазнению таких дурочек, как я, и просто заучил. Но на четвертый день мне уже стало чего-то не хватать без этих слов, на пятый день я уже жаждала их услышать и ощутить жар его прикосновения к своей шее. И я решила, что ритуалы не так уж бесполезны. Но продолжения не следовало, Марк все еще не пытался соблазнить меня. То ли я была не в его вкусе, то ли он ждал особого момента, то ли происходило что-то мне неведомое.

 

Неведомое происходило и в моей жизни. Я поняла, что влюбилась. Всеобщий флирт бизнес-школы не миновал и меня. И хотя блондины никогда не являлись мужчинами моей мечты, нежная забота Матвея, даже в мелочах, тронула мое сердечко. Я гадала, заботится он так трепетно только обо мне или обо всех женщинах.

Но вот закончился модуль, закончились кофе по утрам и его неизменное «Доброе утро, дорогая». Что, конечно, не было так цветисто и изысканно, как у моей прабабушки, но повторялась неизменно все пять дней, пока мы учились.

Я поняла, что все-таки влюбилась, только в последний день. Я умудрилась простыть и, проснувшись утром, почувствовала, что ни то что идти на лекцию, я даже встать не могу. Маринка, постучав в дверь, спросила, иду ли я на завтрак, и, услышав мой больной голос, пообещала чего-нибудь примести. И каково же было мое удивление, когда вместо Марины пришел Матвей, неся чай, мед, аспирин и апельсины. Была его забота проявлением вежливости или проявлением интереса, решить я пока не могла, но то, что он не предпринял никаких попыток даже поцеловать меня, начинало тревожить.

 

То, что происходило, навевало тревогу. Я уже начинала сомневаться в собственной привлекательности. Путешествие подходило к концу, а между нами ничего не происходило. Я терялась в догадках, как долго еще Марк собирается вежливо и учтиво общаться со мной, в то время как я изнемогаю от желания.

В один из вечеров в ресторане состоялся концерт. Мы с Марком сидели рядом и слушали арии, и я чувствовала, что просто умираю от страсти. Влечение было столь сильным, что я испытала самый настоящий оргазм, лишь сидя рядом с ним. Он же казался невозмутимым и спокойным. Хорошо, что в зале было темно и никто не мог видеть, что со мной происходило. Я попыталась взять себя в руки и надеялась, что плотное платье и корсет скроют мои тайны. Я никогда не знала, что такое возможно. Марк галантно предложил мне руку, и пройдя рядом с ним, я заметила, что он все почувствовал и понял.

Конечно, существуют определенные правила приличия, но иногда мне кажется, что их создали мужчины, чтобы вежливо не обращать внимания на женщину, которая их не привлекает. Потому что если женщина действительно нравится мужчине, то он тут же забудет все правила приличия. Я взбесилась, но не показала виду. И лишь вернувшись в свою каюту, дала волю своему негодованию: «Как он смел отвергнуть меня, явно чувствуя и видя, что со мной происходит?!»

 

Как он смел отвергнуть меня, явно чувствуя и видя, что со мной происходит?! — От негодования мою простуду как рукой сняло. Пять дней медленно разжигать страсть, а в последний момент по-дружески поцеловать в щечку и попрощаться до следующего модуля!

Все еще кипя, я стала бросать свои наряды в чемодан. Маринка, зайдя за мной и увидев мое выражение лица, обеспокоено спросила, что случилось.

— У тебя что-то было с Матвеем? Когда он пошел тебя лечить, я решила, что лечение затянется! Но что-то он больно быстро вернулся и тут же уехал на какую-то встречу.

— В том-то и дело, что я не понимаю, какую игру он ведет. То ли он очень опытный соблазнитель, то ли все эти ухаживания — проявление вежливости, и не более.

— Не кипятись! — примирительно сказала Марина. — Нам пора ехать! Мой чемодан уже внизу. Позвать кого-нибудь помочь тебе с чемоданом?

— Нет, я сама! Знаешь ли, злость придает силы! — Я с остервенеем, подняла чемодан и отнесла его к лифту. Правда, мой запал тут же кончился, и я, встретив в лифте Глеба из нашей группы, который помог загрузить меня и Маринку вместе с чемоданами в мой красный «Вольво», была благодарна ему.

— Маринка, я предлагаю отметить окончание первого модуля! — осенила меня мысль, пока я мчалась, пугая и радуясь и 111 м и кон. раздавая им каждые 500 метров по 100 рублей.

— Где? — с любопытством спросила Маринка. 1

— У меня дома! По-моему, у меня есть бутылка дорогущего коньяка «Фрайен». Мне мой шеф передарил его в виде премии за хорошую работу. Чисто мужская логика: Берн Боже, чтя нам негоже».

Мы пришли в мою квартиру на набережной, я открыла коньяк и нарезала лимон, посыпав его сыром и молотым кофе. Маринка взяла бокал и провозгласила тост:

— За новые знания! А из-за Матвея не переживай! Я всегда себя утешаю словами:

Так пусть рыдают те, кому мы не достались.

Так пусть же сгинут те, кто нами пренебрег!

— Спасибо за утешение!- улыбнулась и выпила коньяк.

И тут взгляд Маринки упал на старинный обруч на книжной полке.

— Что это? — спросила Маринка, беря в руки обруч и внимательно глядя на него.

 

— Что это? — спросила я сама себя, наконец-то откопав то, что врезалось мне в бок. Я стояла посреди храма Афродиты в Акрополе и держала в руках потемневший от времени серебряные обруч. Но этому моменту предшествовали довольно странные события.

Достаточно холодно расставшись с Марком в Афинах и договорившись встретиться через два месяца в Петербурге, я приехала в гостиницу. Бросив вещи, тут же поехала в Акрополь. Уже было около трех часов дня, и у меня оставалось лишь два часа, чтобы все успеть посмотреть. И вдруг, зайдя в полуразрушенный храм Афродиты, я почувствовала, что мне необходимо прийти сюда ночью. Понимая, что никто не позволит мне здесь остаться до утра, в пять часов вечера, когда все посетители должны были уходить, я спряталась в кабинке женского туалета. Что-то внутри меня говорило, что я должна это сделать!

Все опустело, и голоса смолкли, я подождала еще немного и, осознав, что Акрополь опустел, устремилась в храм Афродиты. Встав в центр храма, я подняла руки к небу и почувствовала, как потоки энергии Космоса входят в моя ладони и потоки энергии Земли входят в мои стопы. Я почувствовала, что я перешла в другое измерение. Я увидела, как смеющаяся Афродита берет обруч из рук смотрящего на нее с обожанием Гефеста. Потом я видела, как Афродита передает обруч главной жрице, видела прекрасный ритуал, как четыре жрицы собираются в круг женской силы и, соединив руки, крутят воронку женской энергии, устремленной в Космос. Я видела, как обруч передается самой сильной из жриц, той, что сумела собрать все девять камней, пройти все четыре ступени посвящения и, познав основные типы мужской энергии, научилась ею управлять.

Потом в глазах у меня потемнело — я потеряла сознание. Я пришла в себя уже под утро. Мне казалось все игрой воображения или странным сном. Лежать на песке было холодно, что-то врезалось мне в бок. Рукой попыталась это что-то убрать. Мне показалось, что я медленно схожу с ума, и я, ругая себя за безумную веру в чудеса, стала копать. Конечно, зрелище было достойно пера — роскошно одетая дама с исступлением роет землю. Представьте мой ужас и мое изумление, когда я достала потемневший и помятый обруч. Я не стала терзать, ceбя догадками, откуда он появился, и приняла его как знак грядущих изменений в моей жизни.

Так как уже светало, то я вернулась в свое убежище и дождалась открытия Акрополя. Когда появились первые туристы, я смешалась с толпой. Обруч лежал в моей сумочке, и никто не обратил на меня особого внимания. Все еще дрожа от холода и пережитого, я чувствовала страшную усталость. Я непомню как я добралась до гостиницы. Быстро позавтракав, я почти вползла в свою комнату и провалилась в сон.

Но сон был продолжением ночного видения. Мне приснилось, что Афродита надевает на меня обруч, в котором сверкают все камни. И я услышала, как она говорит:

— Пришло время вернуть знания о женской энергии в мир. Пришло время возвращения власти женщин. Ты та, кто укажет путь и найдет верные решения. Тебя ждет много открытий, много встреч, много разочарований и много счастливых минут на этом пути. Пришло время собирать камни.

Я открыла глаза и несколько минут лежала потрясенная. Я пыталась осознать и принять все то, что я увидела и услышала. Я каким-то образом должна собрать все девять камней, чтобы обрести силу и власть над миром, и самое невероятное - над мужчинами. Я сжимала старинный обруч, пыталась понять, что происходит. Я даже попыталась его примерять, но, видно, пока его волшебная сила, даже если она и существовала, еще не начала действовать. Я со стыдом вспомнила свои глупые и тщетные попытки свести с ума Марка. Чего-то мне не хватало, хотя я была молода, хороша и свободна.

 

Глава 2. Чего-то мне недостает

 

«Чего-то мне не хватает, хотя я хороша, молода и свободна»,- пришла и я к неутешительному выводу. Месяц между модулями пролетел незаметно, и предвкушение новой встречи с Матвеев звенело во всем теле. И уже теперь я решила приступить решительным действиям. Правда, пока не совсем понимала, что следует вкладывать в понятие «решительные действия». Чего Я хочу: соблазнить Матвея или затронуть его чувства, свести eго с ума или поразить его умом?

Решив, что разберусь по ходу действия, я стала собираться на модуль. Обычно мои джинсы переливались всеми цветами радуги от стразов, непослушные кудри торчали в разные стороны, декольте было максимально глубоким, а пупок открытым. Поразмыслив, я решила прибегнуть к главной стратегии всех девушек и начать с изменения образа.

Я укладывала вещи, отбирая самые изысканные и сдержанные, что было совсем не просто. Но мне удалось выкопать завалявшийся в недрах шкафа строгий черный костюм, правда, в розовую полоску. Собрав и сколов волосы на затылке я посмотрела на себя в зеркало. Еще очки в строгой оправе, и можно выдавать себя за учительницу. Правда, итальянский костюмчик все равно оставался сексуальным, округляя попку и подчеркивая талию, но все же был менее вызывающим, чем мои обычные наряды.

И вот, наконец, вечер пятницы, у нас начинается очередной модуль, все обнимаются и радуются встрече. Я тут же услышала кучу комплиментов новому костюмчику и новой прическе. Матвей подошел неожиданно и обнял меня сзади.

— Ты изменилась! — прошептал он мне на ушко. Но, по правде говоря, по его интонациям я не поняла, понравились ли ему эти изменения. Эта мысль все еще занимала меня и во время лекции по маркетингу, пока я вдруг не осознала, что, рассказывая про продажи, наш шведский профессор Андерж словно читает мои мысли. «Спросите у покупателя, о чем он мечтает, и покажите, что это есть в вашем товаре», — звучало рефреном в его лекции. Я подумала, что с мужчиной очень похоже: прежде чем менять образ и предпринимать какие-то действия, надо бы узнать, а что же он хочет.

 

— И что же он хотел? — был первый вопрос, который я задала тетушке, едва переступив порог ее петербургского дома. Легкий флирт морского путешествия не давал мне покоя.

Кто? — не поняла тетушка. — Может, ты переоденешься с дороги, примешь ванну, мы сядем у камина, и ты все мне расскажешь по порядку. Да, отпускать одну, путешествовать красивую девушку опасно, — вздохнула тетушка.

- В том-то и беда, — разрыдалась я, — что совершенно не опасно. Мужчины меня не видят! Они скользят по мне взглядом и даже не замечают. Я же красивая! Почему? А Марк, — я опять разрыдалась, — он мучил меня пять дней!

— Соблазнил? — с ужасом спросила тетушка.

— Нет, в этом-то весь и ужас! — завертела я головой, продолжая всхлипывать. — Даже попытки не сделал. Я уже перестала спать ночами, представляя, как он меня ласкает, а он был неизменно любезен и заботлив. Что-то со мной не так! — залилась я опять слезами.

— Господи, тебе 28 лет, и ты уже была замужем, а такая наивная! — посочувствовала тетушка.

— Тетушка, что заставляет мужчин провожать вас глазами и почему мужчины так не смотрят на меня?

— Милая моя девочка, я думаю, что умение увлечь мужчину — особый дар, но ему можно научиться. Я попробую тебе кое-что объяснить, если ты готова верить и меняться.

— Конечно, я готова! — слезы высохли сами собой, и я вся превратилась во внимание.

— Мне давно хотелось кому-то передать свои знания.

— Тетушка, вы не шутите? — только и могла я произнести. — Я когда-то слышала, что существуют тайные знания, как привлечь и удержать любого мужчину. Хотела бы я хоть чуть-чуть прикоснуться к ним.

— Все же для начала было бы неплохо переодеться и поужинать, — предложила тетушка.

 

«Выло бы неплохо переодеться и поужинать», — подумала я, заходя в свою комнату почти без сил. С непривычки учеба с 8 утра до 8 вечера давалась нелегко, а после ужина надо было готовить кейс к утру. Серьезный образ мне уже наскучил, и, надев любимые джинсы, я спустилась на ужин. Народ явно был взволнован. После ужина все должны были собраться в диско-зале и устроить представление групп на тему «Кто где работает и у кого какие таланты». О, подумала я, наконец-то представится возможность проявить себя во всем блеске. И хотя мы с Матвеем попали в разные группы, я была полна воодушевления.

Наша группа решила показать отрывок из «Мулен Руж», обыгрывая производство жевательной резинки и ее способность склеивать тела. Я прошлась самой сексуальной походкой по сцене и, изобразив несколько танцевальных па, упала, якобы притянутая резинкой, на руки представителю компании по ее производству Александру. Под веселый смех и шквал аплодисментов Александр унес меня со сцены.

После, когда я стояла у стойки бара и пила воду, Матвей, подойдя ко мне, сказал:

— Ты была бесподобна!

— Спасибо! — улыбнувшись, ответила я.

— Что ты пьешь? — задал Матвей стандартный вопрос

— Воду с лимоном! — ответила я.

Хочешь, я закажу какой-нибудь коктейль! — предложил он.

— Нет! Спасибо! Я стараюсь не пить! — отказалась я. Почему? — недоуменно спросил Матвей.

Это может быть опасно! — ответила я двусмысленно. Для меня или тебя? — включившись в игру, уточнил Матвей.

— Для тебя! — ответила я, посмотрев на него долгим взглядом

— Это интригует! Я люблю рисковать! — Матвей уже я вне! начал заводиться. — Мы можем проверить, у меня в номере, насколько это опасно.

В этот момент подошел Александр, который, видимо, вошел во вкус, поносив меня на руках, и решил продолжить общение! пригласив меня на медленный танец. Мне не хотелось обижать его отказом, и в то же время я уже начала бояться затягивать игры с Матвеем. Нам предстояло еще учиться целый год вместе, и, если бы я провела с ним ночь, неизвестно, кап стали бы развиваться события дальше. Извинившись, я пошла танцевать с Александром.

Может, это была моя ошибка, но Матвей больше не предпринимал попыток меня соблазнить. Модуль подходил к концу, мы мило болтали с ним, кокетничали, флиртовали, и все. Приятно отказать мужчине, ссылаясь на неотложные дела, критические дни и незапланированный приезд родственников, но если мужчина даже не делает попыток тебя соблазнить, начинаешь невольно сомневаться в себе. Мы расставались на все лето, и я решила, что это хорошо, можно было где-нибудь поучиться и узнать, чего же мне не хватает.

 

— Что же мне не хватает? — задала я вопрос, когда, наконец-то распаковав вещи и поужинав, мы поднялись в тетушкин будуар пить чай.

Тетушкин особняк, построенный в изысканном венецианском стиле, с огромными окнами и уютным эркером на втором этаже, находился на Конногвардейском бульваре, он казался перенесенным из солнечной Италии на холодные невские берега.

Тетушка и я расположились в мягких креслах и, налив ароматный земляничный чай, продолжили беседу.

— Чего тебе не хватает...— задумчиво повторила тетушка, — Прежде чем мы начнем что-то делать, тебе важно понять, почему одни женщины привлекают мужчин, а другие, несмотря на красоту, ум, образованность, молодость, так и остаются

незамеченными.

Тут, вспорхнув со своего кресла, тетушка взяла в руки мраморный шар.

— Представь, что это Солнце, — обратилась Софья Николаевна ко мне, держа шар. — Что держит планеты вокруг Солнца?

— Тетушка, я же не спрашиваю про законы физики! — возмущенно ответила я.

— А почему ты считаешь, что законы физики не являются универсальными законами Вселенной? — невозмутимо уточнила тетушка.

— Я, конечно, не помню, но мне кажется... — Вспоминая программу гимназии, я рылась в памяти и, наконец-то вспомнив, облегченно выдохнула: — Сила притяжения.

— Умничка! А что создает силу притяжения? — продолжила тетушка допрос.

На ум ничего не приходило, как-то я не была готова к таким вопросам.

— Энергия, моя девочка. Энергия правит миром, притягивает и удерживает. Солнце — сгусток энергии, и благодаря ей оно притягивает планеты. Женщина тоже сгусток энергии, благодаря ей она притягивает мужчин, как магнитом, притягивает возможности, деньги, полезные знакомства, и сам главное, может все это удержать.

— Почему? Разве у мужчины нет энергии? — все еще непонимая, спросила я.

— Есть! Если они монахи или специально занимаются энергетическими практиками. Но обычный мужчина получает энергии благодаря женщине. Понимаешь, мужчина не умеет брать энергию из пространства, он весь направлен на реализацию, на действие. Лишь женщине дарована способность благодаря матке накапливать энергию, получая ее от воды, воздуха, огня и земли, то есть природы. Именно энергия привлекает мужчину. И мужчина ищет в женщине именно эту энергию, без нее он не может воплоти свои мечты, реализовать свои планы, заработать деньги и получить власть.

— Как всегда, мужчины удобно устроились, — искренне воз мутилась я.

— С одной стороны, ты права, — согласилась со мной тетушка. — Но в то же время приходит понимание своей ответственности. Все, что окружает женщину, создано только ею Ии ее энергией. И некого винить, особенно мужа или других мужчин, что она живет не в роскошном особняке, а снимает маленькую квартирку, что ее муж не миллионер, а получает крохотное жалованье. И это значит, что не женщине не повезло с мужчиной, а ему не повезло с женщиной. — Тетушка сделала паузу.

— Но если мой муж достиг определенного положения, значит, у меня была энергия? — уточнила я.

Да, но если ты не знаешь, как восстанавливать свою энергию, то ты ее теряешь. Время, дети, работа лишают женщин энергии, и к тридцати пяти — сорока годам многие уже опустошены. И тогда мужчина устремляется на поиск новых источников, заводя романы с более молодыми.

— Но это же несправедливо! — встала я на защиту всех брошенных жен.

— Несправедливо, но естественно. Получая энергию через секс, мужчины бессознательно хотят ту женщину, в которой чувствуют наполненность. Если ты лишена энергии, то неважно, что ты молода, богата и хороша. Ты пуста, и поэтому ни один мужчина не захочет тебя. Они просто не видят и не чувствуют в тебе женщину.

 

«Они просто не видят и не чувствуют во мне женщину», — пришла я к неутешительному выводу. Мы сидели с моей университетской подругой Аниськой на ее даче и пытались переварить информацию, которую я вычитала в прабабушкином дневнике. Я и мои подруги служили прекрасной иллюстрацией студенческой песенки про рыжую бабенку.

А рыжая бабенка

Игривее котенка.

И где ее не тронь.

Везде она огонь, —

пелось в припеве песенки как будто бы про меня. Первый куплет подходил моей подруге — Манечке.

Манечка — уютная и аппетитная, детский психолог, когда-то была типичной блондинкой. Волосы потемнели, но состояние осталось прежним.

А блондиночки

Все, как льдиночки.

Не хватает даже слов:

Ты ее ласкать,

А она гонять

По стене начнет клопов.

Второй куплет был написан будто бы про Кису, мою старую подругу. Раскованная и темпераментная брюнетка с голубыми глазами, Киса работала дизайнером.

А брюнеточки,

Все кокеточки.

Хороши, пока юны,

А как сорок лет,

То того уже нет,

И черту не нужны.

Но до сорока еще было далеко, так что пока Киса не особо задумывалась, кому она будет нужна. Пока она спала практически со всеми своими заказчиками и знакомыми. Киса была убеждена, что секс — лучшее, что может случиться в жизни и он очень полезен для здоровья. А про Аниську, ярко выраженную шатенку, в песенке почему-то ничего не пелось, может, был куплет, но мы его не знали. Но зато мы знали, что Аниська умела привлекать.

Высокая и статная, ростом 174 см, с бюстом четвертого размера и пушистыми длинными волосами, она моментально приковывала внимание. У Аниськи, в отличие от нас, были недолгие периоды замужества и свободных браков. Но замужем ей не особо понравилось, или она не слишком понравилась в качестве жены. Карьера ей нравилась намного больше. Мужья, не выдержав конкуренции с карьерой, как-то потихоньку рассосались и исчезли.

И вот мы сидели на веранде Аниськиной дачи и, попивая домашнее вино, обсуждали столь волнующую тему.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.214.224 (0.062 с.)