Воскресенье после Вознесения



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Воскресенье после Вознесения



 

Купил ароматическую палочку и зажег в своей комнате, чтобы перебить запах краски.

Ворвался отец и выбросил палочку в окно с криком:

– Не допущу, чтобы ты баловался наркотиками в моем доме!

Я попытался ему объяснить, но он был слишком зол, чтобы слушать. Просидел в комнате несколько часов, и мне стало казаться, что черные стены смыкаются надо мной. Отправился к Берту Бакстеру. Не достучался до него, вернулся домой и смотрел по телевизору религиозную передачу. Поужинал, сделал домашнее задание по географии и лег спать. Пес больше не хочет спать в моей комнате, скулит, чтобы его выпустили.

 

Понедельник, 1 июня

 

Выходной в Ирландской Республике

 

Папа получил письмо, от которого он весь побелел: его сократили! Теперь он безработный и будет получать пособие! Но как мы проживем на эти подачки от правительства? Пса придется отдать в собачий приют! Собачий корм обходится нам в тридцать пять пенсов в день, это если не считать консервов. Теперь я ребенок безработного отца-одиночки! Неужто социальная служба станет покупать мне ботинки? Они такое купят!

Не пошел сегодня в школу. Позвонил школьной секретарше и сказал, что у папы душевное расстройство и за ним нужен уход. Она страшно забеспокоилась и спросила, не буйствует ли он. Я ответил, что признаков буйства пока нет, но если появятся, непременно вызову врача. Приготовил папе горячее сладкое питье, которое очень помогает от шока. Он все твердит про электрообогреватели и грозится рассказать всю правду средствам массовой информации.

Отец позвонил Дорин Слейтер, и та немедленно явилась вместе со своим жутким сыночком Максвеллом. Я был просто в шоке, когда впервые увидел Дорин. Не представляю, почему отцу захотелось познать ее в плотском смысле. Она похожа на засушенную стрекозу: ни груди, ни попы, одна голова, зато большая.

Стоило Дорин войти в дом, как она тут же повисла у отца на шее. Максвелл принялся реветь, пес залаял, а я закрылся в своей комнате и начал считать, сколько чего проступает сквозь черную краску. Всего сто семнадцать пятен.

В полвторого Дорин отвела Максвелла в детский сад, а на обратном пути купила еды – какую-то размазню из макарон и сыра. Она мать-одиночка, Максвелл у нее внебрачный. Дорин сама рассказала мне об этом, когда мы мыли посуду. А будь она пофигуристей, с ней можно было бы иметь дело.

 

Вторник, 2 июня

 

Новолуние

 

Дорин и Максвелл ночевали у нас. Предполагалось, что Максвелл будет спать на диване, но он так ревел, что в конце концов его положили между моим отцом и его матерью на двуспальной кровати. Так что папе не удалось расширить свои плотские познания в отношении Дорин. Он был зол как черт, но Максвелл был еще злее! Ха! Ха! Ха!

 

Среда, 3 июня

 

В школе сегодня не мог сосредоточиться, все думал о Стрекозе Сушеной. У нее есть достоинства: хорошие белые зубы, например. А когда она делает бутерброды с вареньем, то варенья не жалеет, как некоторые.

Отец пьет и курит без продыху; по словам Дорин, он временно стал импотентом. А мне об этом зачем знать? Дорин разговаривает со мной, как со взрослым, словно я не сын ее любовника и мне не четырнадцать лет, два месяца и один день.

 

Четверг, 4 июня

 

Утром позвонила мама, и к телефону подошла Дорин. Мать потребовала меня. Она спросила, что Дорин делает в нашем доме. Я ответил, что у отца нервный срыв и Дорин за ним ухаживает. Рассказал о сокращении и о том, что папа много пьет и курит и вообще распустился. Потом пошел в школу. У меня было бунтарское настроение, поэтому я надел красные носки. Это строго запрещено, но мне теперь начхать.

 

Пятница, 5 июня

 

На линейке мисс Спрокстон заметила мои красные носки! Старая грымза тут же донесла пучеглазому Скратону. Он вызвал меня в свой кабинет и принялся вешать лапшу на уши о вреде нонконформизма. После чего отправил домой – переодеться в установленные правилом черные носки. Когда я пришел, папа лежал в постели, наверное лечил свою импотенцию. Я смотрел с Максвеллом “Играем в школу” по телику, пока отец не спустился. Рассказал ему историю про носки.

Он тут же завелся, как самый настоящий сумасшедший! Позвонил в школу, вытащил Скратона с забастовочного собрания уборщиц и долго орал в трубку:

– От меня ушла жена, меня сократили, я воспитываю малолетнего дебила! (Полагаю, он Максвелла имел в виду.) А вы преследуете моего сына из-за цвета носков!

Пучеглазый Скратон сказал, что если я приду в школу в черных носках, то все будет забыто, но папа завопил, что я буду носить носки того цвета, который мне нравится. Скратон ответил, что он стремится поддерживать традиции. Отец напомнил ему, что сборная Англии выиграла чемпионат мира в 1966 году без помощи черных носков, и сэр Эдмунд Хилари ([15]) в 1953 взгромоздился на Эверест тоже без них. Скратон, похоже, не нашел что возразить. Отец положил трубку и гордо сказал:

– Один – ноль в мою пользу.

Об этом могут написать в газетах: “Красные носки вызвали скандал в учебном заведении”. Мама прочтет и на крыльях прилетит домой.

 

Суббота, 6 июня

 

О радость! О счастье! Пандора решила организовать носочный протест! Сегодня она пришла ко мне домой! Ура! Правда, осталась на крыльце, но сказала, что восхищается моей позицией! Я бы пригласил ее в дом, но там был жуткий бардак. В понедельник утром Пандора собирается обойти школу с петицией. Говорит, что я – борец за свободу и права человека. Пригласила меня к себе. Завтра у нее дома соберется комитет бунтовщиков, и я – главный оратор! Пандора захотела взглянуть на красные носки, но я сказал, что они в стирке.

Дорин Слейтер и Максвелл убрались восвояси. Вечером нагрянет бабушка, надо уничтожить все следы пребывания этой парочки.

 

Воскресенье, 7 июня

 

Троицын день

 

Бабушка нашла соску Максвелла в постели отца. Я соврал, что будто бы пес приволок ее с улицы. Это был очень опасный момент. Я не слишком умелый лжец, сразу краснею, а у моей бабушки глаза, как у Супермена, – видят насквозь. Чтобы ее отвлечь, я рассказал о скандале из-за красных носков, но бабушка заявила, что правила для того и созданы, чтобы их соблюдать.

Комитет собрался в доме Пандоры, в большой гостиной. Пандора – председатель, Найджел – секретарь, а подружка Пандоры, Клэр Нильсон, – казначей. Крейг Томас и его брат Бретт – простые члены. Я не имею права занимать высокие должности, потому что я – жертва преследования.

Родители Пандоры сидели в летней кухне и разгадывали кроссворд. Похоже, в их семейной жизни полный порядок.

Они принесли нам поднос с кофе и низкокалорийным печеньем. Пандора представила меня своим предкам. Они сказали, что восхищаются моей позицией. Пандорины родители – члены Лейбористской партии, поэтому тут же завели речь о мучениках тэтчеризма. Спросили, имеет ли форма протеста, которую я избрал (красные носки), какое-нибудь скрытое значение. Я соврал, что выбрал красный цвет, потому что это символ революции. И революционно покраснел. Я превращаюсь в прожженного лжеца.

Мать Пандоры разрешила называть ее Таней. Но это ведь русское имя? А отец просил называть его Иван. Он очень симпатичный, дал мне почитать книгу “Бесштанные филантропы”. Я пока в нее не заглядывал, но филателия меня очень интересует, так что вечером прочту.

Постирал красные носки и положил на батарею, чтобы к утру высохли.

 

Понедельник, 8 июня

 

Встал и первым делом, еще до трусов и майки, натянул красные носки. Отец проводил меня до порога и пожелал удачи. Чувствовал себя героем. На углу встретился с Пандорой и остальными членами комитета, все были в красных носках. Пандорины с люрексом. Крутая девчонка! По дороге в школу пели “Нас не сломить!”. У школьных ворот я слегка струсил, но Пандора подбодрила нас яростным криком.

Пучеглазому Скратону, должно быть, уже настучали, потому что он поджидал нас в раздевалке. Стоял очень спокойный, скрестив руки на груди, и пялился на нас своими рыбьими глазищами. Он не сказал ни слова, только кивком пригласил нас наверх. Красные носки потопали по лестнице. Сердце у меня билось просто оглушительно. Скратон молча вошел в свой кабинет, сел за стол и принялся постукивать ручкой по передним зубам. А мы стояли и ждали.

Потом он мерзко улыбнулся и позвонил в колокольчик. Вошла секретарша.

– Присаживайтесь, миссис Кларикоутс, – сказал он, – я продиктую письмо.

Письмо было адресовано родителям:

 

Уважаемые мистер и миссис ...!

С прискорбием сообщаю Вам, что Ваш(а) сын/дочь намеренно пренебрег(ла) одним из правил нашей школы. По моему мнению, данный проступок заслуживает самого серьезного к себе отношения. Посему Ваш(а) сын/дочь лишается права посещать занятия в течение одной недели. В наше время молодым людям зачастую недостает нравственного воспитания в семье, по этой причине считаю своим долгом не допускать разгильдяйства в стенах школы. Если Вы пожелаете обсудить это решение лично со мной, позвоните моему секретарю и назначьте время встречи. Буду Вам весьма признателен.

Искренне ваш,

Р. Д. Скратон, директор.

 

Пандора завела было разговор про экзамены и про то, что ей нельзя пропускать занятия, но пучеглазый Скратон как рыкнет на нее! Даже миссис Кларикоутс вздрогнула. Скратон сказал, чтобы мы подождали, пока письма отпечатают и подпишут, а потом “чтобы духу нашего в школе не было”. Мы ждали в коридоре у директорского кабинета. Пандора плакала (от злости и обиды, объяснила она). Я приобнял ее слегка. Миссис Кларикоутс раздала письма. Она ободряюще нам улыбалась; нелегко, наверное, быть в подчинении у деспота.

Мы пошли к Пандоре, но дверь была заперта, тогда я пригласил всех к себе. Дома, как ни странно, было довольно чисто, если не считать клубков собачьей шерсти. Отец пришел в ярость от письма. Он вообще-то консерватор, но в тот момент в нем не было ничего консервативного.

Я немного жалею, что не надел в пятницу черные носки.

 

Вторник, 9 июня

 

Первая четверть Луны

 

Папа побывал сегодня у пучеглазого Скратона и заявил, что, если тот не разрешит мне вернуться в школу в носках того цвета, какой мне по душе, он пожалуется своему депутату. Мистер Скратон спросил, как зовут депутата. Отец не знал.

 

Среда, 10 июня

 

У нас с Пандорой любовь! Официально! Она сказала Клэр Нильсон, та сказала Найджелу, а он мне.

Я велел Найджелу, чтобы он передал Клэр, чтобы она передала Пандоре, что разделяю ее чувства. И даже готов закрыть глаза на то, что Пандора обзавелась зажигалкой и выкуривает по пять сигарет “Бенсон-и-Хеджес” в день. Когда ты влюблен, такие пустяки не имеют значения.

 

Четверг, 11 июня

 

Провел целый день с моей любимой девушкой. Не могу писать, руки до сих пор дрожат.

 

Пятница, 12 июня

 

Из школы мне передали сообщение, что Берт Бакстер хочет меня срочно видеть. Мы отправились к нему вместе с Пандорой (мы теперь неразлучны). Берт заболел. Выглядит ужасно. Пандора перестелила ему постель (ее ничуть не смутила ужасная вонь), а я позвонил врачу. Описал симптомы: странно дышит, бледен, потеет.

Мы попытались навести порядок в спальне. Берт нес какую-то чушь. Пандора сказала, что он бредит. Она держала его за руку, пока не пришел врач. Доктор Патель оказался довольно симпатичным, сказал, что Берту нужен кислород. Дал мне номер “скорой помощи”, та добиралась целую вечность. Я вспомнил, что давно не заглядывал к Берту, и почувствовал себя последней сволочью. Санитары снесли Берта вниз на носилках. Они застряли на повороте лестницы и перебили кучу банок из-под свеклы. Мы с Пандорой расчистили им дорогу от мусора, и Берта вынесли. На улице его закутали в большое пушистое красное одеяло. Потом санитары впихнули Берта в машину и уехали, включив сирену. У меня в горле стоял комок и глаза слезились. Наверное, от пыли.

У Берта в доме очень пыльно.

 

Суббота, 13 июня

 

Берт лежит в реанимации, и посетителей к нему не пускают. Я звоню каждые четыре часа, чтобы узнать, как он. Называюсь родственником. Медсестры отвечают, что “он стабилен”.

Штыка мы забрали к себе. Нашего пса отвели к бабушке, потому что он боится восточноевропейских овчарок.

Надеюсь, Берт не умрет. Мало того, что он мне просто нравится, так ведь еще и на похороны надеть нечего.

По-прежнему безумно влюблен в П.

 

Воскресенье, 14 июня

 

Троица

 

Навестил Берта, он весь в трубках. Принес банку свеклы; съест, когда ему полегчает. Медсестра заперла банку в шкафчик Берта. Еще принес несколько открыток с пожеланием выздоровления – от Пандоры и меня, от бабушки, от отца и от Штыка.

Берт спал, поэтому я пробыл у него недолго.

 

Понедельник, 15 июня

 

Комитет Красных Носков проголосовал временно уступить Скратону. Теперь мы носим красные носки под черными. От этого ботинки жмут, но нам плевать, потому что принципы превыше всего.

Берту немного лучше. Он иногда просыпается. Навещу его завтра.

 

Вторник, 16 июня

 

На Берте осталось только несколько трубок. Он не спал, когда я вошел в палату. Сначала он меня не узнал, потому что я был в халате и маске. Принял меня за врача и завопил:

– Уберите эти чертовы трубки с моих срамных мест, я вам не канализация!

Потом понял, что это я, и спросил, как там Штык. Мы долго обсуждали поведенческие проблемы Штыка, потом вошла медсестра и велела мне уходить. Берт попросил передать его дочерям, что он на смертном одре; дал мне полкроны на телефонные звонки! Двое из дочерей живут в Австралии! Берт сказал, что их телефонные номера записаны на обороте старой армейской расчетной книжки.

По словам отца, полкроны – это приблизительно двенадцать с половиной пенсов. Я ее сохраню. Монета такая тяжелая, приятно в руке подержать, а когда-нибудь наверняка станет коллекционной редкостью.

 

Среда, 17 июня

 

Полнолуние

 

Мы с Пандорой перевернули весь дом Берта в поисках армейской расчетной книжки. Пандора нашла стопку коричневатых открыток, очень неприличных. Они были подписаны “Avec tout mon amour che'ri, Lola” ([16]).

Мы посмотрели открытки, и я почувствовал себя немного странно, Пандора тоже. Мы обменялись нашим первым по-настоящему страстным поцелуем. Мне хотелось, чтобы это был французский поцелуй, но я не знаю, что это такое, поэтому я поцеловал Пандору по-простому, по-английски.

Расчетной книжки нигде нет.

 

Четверг, 18 июня

 

С Берта сняли трубки. Завтра его переведут в обычную палату. Я сказал Берту, что не нашел книжки, но он говорит, что это теперь неважно, ведь он уже не умирает.

Вечером мы навестили его вместе с Пандорой. Они с Бертом классно пообщались, без умолку болтали о Бутоне. Берт дал ей парочку советов, как ухаживать за пони. Потом Пандора пошла за водой для цветов, которые она принесла, и Берт спросил, успел ли я ее завалить. Иногда он бывает отвратительным старикашкой, который не заслуживает, чтобы его навещали в больнице.

 

Пятница, 19 июня

 

Берт лежит в большой палате, где полно мужчин со сломанными ногами и повязками во всю грудь. Теперь, когда Берт вставил челюсть, он выглядит много лучше. Кое-кто из мужчин аж присвистнул, когда Пандора вошла в палату. Плохо только, что она выше меня. Берт ссорится с нянечкой из-за того, что у него вся простыня заляпана свекольным соком. Ему прописана жидкая диета.

 

Суббота, 20 июня

 

Надеюсь, Берта скоро выпишут. Штык достал папу, а бабушке до смерти надоел наш пес.

Врач Берта велел ему бросить курить, но Берт ответил, что в восемьдесят девять лет уже бесполезно менять привычки. Он попросил меня купить пачку “Вудбайнз”, этой жуткой махры, и коробок спичек. Как мне поступить?

 

Воскресенье, 21 июня

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.117.38 (0.014 с.)