Вашему вниманию предлагается квалификационная работа



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Вашему вниманию предлагается квалификационная работа



Вашему вниманию предлагается квалификационная работа

на соискание степени магистра на тему:

«Лингвокультурологический аспект сопоставительного изучения русских и английских пословиц и поговорок

О правде и лжи»

Данная работа посвящена сопоставительному изучению русских и английских пословиц и поговорок о правде и лжи с точки зрения лингвокультурологии. Целью настоящего исследования стала попытка предложить вариант таксономического описания обозначенных единиц по фреймам, их культурно-национальной интерпретации и последующего сопоставительного изучения.

Предметом исследования являются русские и английские пословицы и поговорки о правде и лжи.

Пословицы - это особая народная мудрость, житейское наследие, через которое носитель языка мог обобщать и усваивать многовековой опыт, прескрипции и установки, характерные для данной лингвокультурной общности. В этом смысле можно говорить о пословице как об источнике культурной компетенции, т.к. она не только воспроизводит черты культурно-национального миропонимания, но и формирует их в процессе освоения паремиологического наследия. Как отмечает В.Н. Телия, «пословицы есть по традиции передаваемый из поколения в поколение язык веками сформировавшейся культуры, в которой в сентенционной форме отражены все категории и установки этой жизненной философии народа-носителя языка» [Телия 1996, 214].

Пословицы являются объектом пристального внимания исследователей уже давно, однако многие проблемы, связанные с их семантическим потенциалом, культурно-национальной обусловленностью, до настоящего времени не получили должного освещения. В связи с этим выработка новых приемов таксономического описания пословиц представляется особенно значимой и интересной для нас. Мы полагаем, что перспективные возможности для такого изучения паремиологических единиц открывает лингвокультурология, в задачи которой входит рассмотрение способности языковых знаков отображать культурное самосознание народа.

Мы рассматриваем пословицы как лингвокультурологические единицы, т.е. единицы, во внутренней форме которых (или образном основании) отражено мировоззрение того или иного лингвокультурного общества. Миропонимание, запечатленное в образном основании пословиц, доносит до современников те коллективные представления, которые складывались в процессах культурного освоения мира этносом. Обращение к моделям классификации пословиц как лингвокультурологических единиц, в образном основании которых запечатлено миропонимание русского и английского лингвокультурных обществ, определяет актуальность настоящего исследования.

Лингвокультурологическое описание пословиц обусловило применение концептуального и фреймового методов анализа. В рамках указанных методов можно выявить базовую метафору, характерную для определенного лингвокультурного общества, определить культурно-национальный потенциал пословичных изречений и систематизировать пословичный материал определенного языка.

Научная новизна работы заключается в постановке цели.

Расположение пословиц по фреймам иллюстрирует универсальное и культурно-национальное в пословичном фонде русского и английского языков. Такой подход к рассмотрению обозначенных выражений определяет теоретическую значимость исследования.

Цель работы определила ее структуру.

Первая глава представляет собой обзор некоторых теоретических положений сопоставительного исследования пословиц. Здесь рассматривается филологический аспект исследования пословиц, в частности проблема определения понятия пословица в русском и английском языках и разграничения понятий пословица и поговорка.

Семантическая емкость понятия пословица, обусловленная объективными историческими причинами, приводит к различным взглядам на природу пословичного изречения.

В отечественной и зарубежной паремиологической литературе под пословицами понимают выражения народного или литературного происхождения, в процессе фольклоризации которых произошло забвение первоисточника. К такому выводу приходят Даль В.И. [Даль 1984], Norrick N.R., Trench R. [Дубровская 2000, 7] и др.

Однако некоторые работы указывают на специфическое понятийное ядро лексем пословица и proverb в двух языках. Так, пословицы русского языка – «ягодки, за которыми следует идти в народ» [Даль 1984], а пословицы английского языка – эпиграммы, максимы, чаще литературного происхождения [Barley 1974, 880-884].

В английской литературе емкость понятия proverb (лат. рroverbum – публичное слово) побуждает ученых высказывать мнение, согласно которому определение пословицы слишком трудно и почти невозможно. Поэтому предлагается либо интуитивно определить пословицу, либо не определять ее вообще [Taylor 1958].

Еще одной филологической проблемой является разграничение понятий пословица и поговорка. Исследователи отмечают, что четкие границы между ними «определить сложно, особенно если учесть, что эти изречения были высказаны людьми еще в дописьменную эпоху языка» [Дубровская 2000, 9]. Поэтому в науке пока не сложилось общепринятого взгляда на пословицы и поговорки.

Чаще всего под пословицей понимают меткое образное изречение (обычно назидательного характера), типизирующее самые различные явления жизни и имеющие форму законченного предложения (простого или сложного). Пословицы выражают законченное суждение.

Поговорками именуют краткое образное изречение, отличающееся от пословицы незавершенностью умозаключения.

Гаврин С.Г., Архангельский В.Л. считают, что пословицы выражают общее суждение, а поговорки – суждение частного характера. По их мнению, не только пословицы, но и поговорки могут иметь форму законченного предложения [Жуков 1993, 3].

Интересной представляется точка зрения О. Широковой, которая к пословицам относит устойчивые народные изречения, имеющие переносный смысл, а к поговоркам – народные изречения, не имеющие переносного смысла.

Снегирев И.М. и Потебня А.А. отличали образные пословицы от безобразных. В этой связи Потебня писал, что «если обобщение не будет заключать в себе следа своего происхождения от образа, мы получим другой вид пословицы, именно – безобразное изречение нравственного содержания» [Потебня 1894, 94].

Жуков считает пословицами «краткие народные изречения, имеющие одновременно буквальный и переносный (образный) план или только переносный план и составляющие в грамматическом отношении законченное предложение. Поговорки понимаются нами как краткие народные изречения (нередко назидательного характера), имеющие только буквальный план и в грамматическом отношении представляющие собой законченное предложение» [Жуков 1993, 3].

Мы считаем пословицами единицы, способные обобщать результаты коллективной деятельности людей и выражать философию народа, т.е. не просто сообщать истину, а передавать опыт масс, и имеющие структуру одного предложения.

Указанные категориальные признаки позволяют считать пословицами единицы с так называемым буквальным прочтением. В то же время поговорки, близкие по форме к пословицам, напротив, лишены прямого обобщенного поучительного смысла и ограничиваются образным, нередко иносказательным определением явления. Поэтому народ называет поговорки цветами, украшающими речь, но не имеющими поучительного характера, а пословицы – ягодками, представляющими собой законченное, полное, зрелое суждение.

Однако в живой речи поговорка часто становится пословицей и наоборот. Границы между понятиями становятся очень прозрачными и условными. Поэтому в данной работе мы не выделяем пословицы и поговорки в отдельные группы и даем их общим списком, пользуясь определениями пословица, паремия, выражение, единица, оборот.

А также определяются лингвокультурологические основы сопоставительного исследования пословиц.

Во фразеологической школе Телия возник термин лингвокультурология, а обоснование лингвокультурологии как науки связано с трудами В.В. Воробьева.

С точки зрения лингвокультурологии язык есть универсальная форма первичной концептуализации мира; составная часть культуры, наследуемая человеком от предков; инструмент, посредством которого мы усваиваем культуру, а также транслятор, выразитель и хранитель культурной информации и знаний о мире.

Понятие культура в границах лингвокультурологии получило несколько редуцированное толкование, что обусловлено объективными причинами, а именно необходимостью выделения из многочисленных свойств этого феномена тех из них, которые существенны для его проявления в лингвокультурологическом анализе. Культура – внеязыковой коррелят языка, совокупность концептов, сложное многоуровневое образование, вбирающее в себя и сознаваемые, и неосознаваемые пласты познания.

Возможной точкой соприкосновения языка и культуры как форм сознания, отображающих мировоззрение человека, признают знание. Знание – комплекс представлений, итог познавательной деятельности человека и результат осмысленного им опыта.

Задача лингвокультурологии – изучение способности языковых знаков отображать культурное самосознание народа, рассматриваемое как «остов» его ментальности.

«Считывание» культурной информации с образного основания пословиц позволяет эксплицировать то миропонимание, мировидение, дух народа, который получил фиксацию и сохранился в знаках языка – пословицах.

Сама пословица принадлежит к «культурному коду» и является знанием, эталоном, стереотипом, которым носители языка владеют более или менее осознанно. Общеизвестными структурами представления знаний являются фреймы, схемы, сценарии. Использование термина фрейм связано с именами М. Минского и Ч. Филлмора. Минский: «Фрейм есть структура данных, моделирующих знание о стереотипных ситуациях и позволяющих правильно интерпретировать содержание текста». Филлмор: «Фрейм – связанная схематизация опыта, фиксирующая прототипические знания о действительности» [Филлмор 1988, 53].

Фрейм как сложная структура сознания является универсальной категорией, объединяющей разнообразные знания человека и его опыт. Мы располагаем пословицы по фреймам на основе информации, объектированной ими. Фрейм – структура знания, которая содержит основную информацию, связанную с концептом.

Концепт – всегда знание, структурированное во фрейм.

Параметризация концепта по его частям (выделение концептуальныхсоставляющих), отражающим все ипостаси исследуемого феномена, является одной из базовых процедур лингвокультурологического анализа. Полученные данные позволяют выявить базовую метафору для определенной лингвокультурологической общности [Телия 1996, 253].

Во второй главе проводится фреймовая классификация и сопоставительное лингвокультурологическое исследование русских и английских пословиц о правде.

Пословичный фонд каждого языка (469 единиц в русском языке и 627 единиц в английском языке) удалось сгруппировать по фреймам. В результате фреймового классифицирования пословиц о правде нами были выделены 35 фреймов.

РАЗДАЕМ ТАБЛИЦУ №1 (концептуальные составляющие правды).

Сгруппированный по фреймам (частное знание) материал позволяет выделить некоторое количество концептуальных составляющих (общее знание). На материале пословиц «Группы А» (о правде) их выделено 9 в обоих языках. Количественный показатель входящих в них фреймов позволяет распределить их в порядке убывания.

Как показывает таблица, базовой метафорой для правды (верхняя строка таблицы) в русском языке является «правда – помеха, не-цель жизни» (137 единиц), тогда как в английском – «правда – основа, цель жизни» (143 единицы). Однако говорить о существенных расхождениях в концептуализации рассматриваемого феномена двумя лингвокультурными обществами, по нашему мнению, нельзя. Количественный диссонанс очень несущественен, кроме того в русском языке второй по значимости концептуальной составляющей является именно «правда – основа, цель жизни» (131 единица). Поэтому, принимая во внимание возможность появления небольших погрешностей при сборе материала в данных объемах, мы считаем базовые метафоры для правды в русском и английском языках идентичными («правда – основа, цель жизни»).

Однако следует отметить, что если в русском языке концептуальные составляющие «правда – помеха, не-цель жизни» и «правда – основа, цель жизни» фактически равноправны, а потому равно значимы для носителей языка, то в английском они четко разнесены: «правда – основа, цель жизни» 143 единицы, «правда – помеха, не-цель жизни» - 106 единиц. В русском языке при сохранении правды как основного нравственного принципа сильное влияние оказывает и практическая сторона жизни. Прагматизм заставляет русского человека думать, что правда может стать и помехой в жизни.

РАЗДАЕМ ТАБЛИЦУ №3 (список фреймов по правде).

Как показало исследование, означивание и выражение фрагмента мира правда двумя лингвокультурными обществами в целом идентично, поскольку очевидны фреймовые параллели: не находят соответствия только 4 фрейма (A.XVIII, A.XIV, A.XV, A.XXV) в русском языке и, соответственно, 3 фрейма (А.10, А.19, А.33) в английском языке.

В третьей главе проводится фреймовая классификация и сопоставительное лингвокультурологическое исследование русских и английских пословиц о лжи.

В результате отбора фактического материала путем сплошной выборки по словарям было выявлено 203 русских пословицы и 260 английских пословиц, описывающих фрагмент мира ложь. Они были распределены по 20 фреймам, составившим «Группу Б».

РАЗДАЕМ ТАБЛИЦУ №2 (концептуальные составляющие лжи).

На основе полученных фреймов были выделены 6 концептуальных составляющих. При этом базовой метафорой для лжи, согласно данным таблицы,в двух лингвокультурных обществах является метафора «ложь – грех» (89 единиц в русском языке и 63 единицы в английском).

РАЗДАЕМ ТАБЛИЦУ № 4(список фреймов по лжи).

Универсальную концептуализацию пословичного знания демонстрируют 15 фреймов. Национальной спецификой в рамках пословичного фонда характеризуются фреймы Б.5, Б.8, Б.16 в русском языке и Б.VI, Б.ХX в английском.

При проведении сопоставительного исследования пословиц в рамках одного фрейма внимание уделялось как качественному, так и количественному показателю. Учитывать данные последнего при этом, несомненно, было очень важно, потому что зачастую в некоторых фреймах наблюдалась резкая количественная диспропорция. Однако гораздо существеннее для лингвокультурологического анализа оказалась именно качественная сторона сопоставления.

И здесь проведенная классификация и сопоставительное лингвокультурологическое исследование русских и английских пословиц о правде и лжи позволила нам выявить несколько уровней эквивалентности пословиц:

Пословицы универсальной языковой ментальности (если сопоставляемые пословицы обнаруживают идентичность знания и сходство внутренней формы)

v Фрейм А.4. «Правда иногда познается через ложь»

У каждого Павла своя правда; И твоя правда и моя правда;Всяк свою правду скажет, а редкой, чтоб себя осудил; И твоя правда, и моя правда, и везде правда – а нигде ее нет; Правда твоя, правда и моя, а где она? И наша правда, и ваша правда, а кто же Богу ответ даст?

v Фрейм Б.8. «Ложь ничего не стоит»

Вот тебе грош за красную ложь!

 

Пословицы национально-языковой ментальности второго типа (единицы, образное основание которых уникально при совпадении знания пословицы):

v Фрейм А.2. «Правда не всегда приятна, но она необходима»

Правда, как оса, лезет в глаза; Правда, что цепная собака: на кого спустят, в того и вцепится - Truths and roses have thorns about them

v Фрейм А.5. «Правда в дружбе – истинное богатство»

Ложный друг подобен кошке: спереди мяукает, а сзади царапает / за руки принимает, а за пяты кусает - False friends are worse than open enemies

v Фрейм А.21. «Правду невозможно скрыть»

Правда – елей, везде наверх всплывает; Правота – что лихота: всегда наружу выйдет; Правда, что шило в мешке: не утаишь; Правда рогатиной / копылом торчит – Truth creeps out of the ground; Truth filters through the stone; Truth comes out / to light («внутри – снаружи»)

v Фрейм А.23. «Правда дороже золота»

Правду на базаре не купишь; Дороги твои сорок соболей, а на правду цены нет - When money speaks, truth keeps its mouth shut

v Фрейм А.29. «Правда не всегда является смыслом жизни человека»

Всяк правду ищет / знает / любит / трубит / хвалит, да не всяк ее творит / бает / сказывает / любит / хранит / правитPeople praise truth, but invite lying to be their guests

v Фрейм А.31. «Правды нет на земле»

Ищи ветра в поле, а правду на дне морском; правдынет на свете - Truth lies at the bottom of a well; Truth often hides in an ugly pool; Truth is always at the bottom of a grave; To seek truth in the groves of Academe

Правда закуржавела, извелась, изгнана, по мелочам в разновеску ушла, в лес ушла, померла, улетела на небо, живет у Бога - Truth forever on the scaffold, wrong forever on the throne

v Фрейм А.35 «Правда покупается»

Сто рублей есть, так и правда твоя - The value of truth lasted about 15 years; then it rotted into error

v Фрейм Б.7. «Ложь всегда откроется»

Ржа на железе, а неправда в человеке не утаится - Falsehood is a redapple rotten et the core

v Фрейм Б.14. «Одна ложь тянет за собой другую»

A lie is like a snowball: the farther you roll it, the bigger it becomes - Ложь за ложью, как лыко за лыком тянутся

 

Пословицы национально-языковой ментальности третьего типа (выражения, в которых совпадает образное основание, но знание уникально)

v Фрейм А.3. «Борьба за правду – смысл жизни»

За правду-матку и помереть сладко; За правое слово умирают многи - Truth, if there is any truth, needs no martyrs; A thing is not necessary true because a man dies for it

Кто за правду горой, тот истый / настоящий герой; Потерпеть за правду – приобрести славу - It’s not the truth that makes man great, but man than makes truth great

В ходе исследования обозначенных пословиц мы пришли к выводу, что внутренняя форма большинства рассматриваемых русских и английских выражений создается на основе персонификации правды и лжи:

Правда колет глаза - It’s the truth that wounds; Правда из воды, из огня спасает - The truth shall make you free; Правда возьмет верх - Truth will conquer, falsehood will kill; Правда живет у Бог - Truth forever on the scaffold, wrong forever on the throne; У лжи короткие ноги – Lies have short legs; Ложь ложью погоняет - One falsehood leads to another

В создании значения пословиц существенную роль играет коннотативный аспект семантики. Показательно, что изначально заложенный в правде и лжи характер оценки либо усиливается (Truth will conquer, falsehood will kill; Правда дороже золота – Truth is better than gold), либо, что особенно интересно, изменяется до обратного: правда приобретает не свойственные ей негативные характеристики, в то время как ложь наделяется положительными качествами (Сто рублей есть, так и правда твоя; Blunt truths more mischief than nice falsehoods do – Сладкая ложь лучше горькой правды; И ложь иногда во спасение - Falsehood for safety’s sake is truth). Источник положительной оценки концепта правда и отрицательной оценки концепта ложь в русском и английском языках - библейские тексты, причинами же трансформаций становится, по нашему мнению, прагматизм обыденной жизни.

Такая реализация паремиями двух противоположных друг другу смыслов характерна для пословиц, стремящихся к максимально полному охвату всех сторон человеческих отношений. Поэтому правда оказывается не только нравственной и материальной основой жизни, но и ее препятствием, помехой, тогда как ложь помимо губительной силы обладает и положительными качествами.

Т.о. проведенное сопоставительное лингвокультурологическое исследование русских и английских пословиц и поговорок о правде и лжи дало нам возможность понаблюдать универсальное и культурно-национальное в пословичных фондах двух типологически несхожих языков. Были обнаружены черты сходства на уровне знания и внутренней формы пословиц, что свидетельствует об определенной исторической общности культур. Кроме того, на обоих уровнях были выявлены специфические особенности, отражающие культурно-национальную специфику. Соответственно, можно проводить параллели и выявлять различия в концептуальной картине мира, отличающей мировосприятие той или иной лингвокультурной общности.

Я ГОТОВА ОТВЕТИТЬ НА ВАШИ ВОПРОСЫ

В заключение, я хотела бы выразить благодарностьдекану нашего факультета профессору Самойловой Маргарите Алексеевне, заместителю декана доценту Козубенко Ирине Ивановне и всему профессорско-преподавательскому составу за то, что они создали все необходимые условия для получения знаний и умений, позволивших мне выполнить цели и задачи данной работы.

Я хотела бы поблагодарить моего научного руководителя профессора, кандидата филологических наук Аванесян Жанну Генриховну за доброжелательное отношение и большую помощь в написании дипломной работы, а также доцента, кандидата филологических наук Тараканову Ирину Викторовну за рецензирование и высказанные критические замечания.

СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ.

 

Вашему вниманию предлагается квалификационная работа

на соискание степени магистра на тему:

«Лингвокультурологический аспект сопоставительного изучения русских и английских пословиц и поговорок

О правде и лжи»

Данная работа посвящена сопоставительному изучению русских и английских пословиц и поговорок о правде и лжи с точки зрения лингвокультурологии. Целью настоящего исследования стала попытка предложить вариант таксономического описания обозначенных единиц по фреймам, их культурно-национальной интерпретации и последующего сопоставительного изучения.

Предметом исследования являются русские и английские пословицы и поговорки о правде и лжи.

Пословицы - это особая народная мудрость, житейское наследие, через которое носитель языка мог обобщать и усваивать многовековой опыт, прескрипции и установки, характерные для данной лингвокультурной общности. В этом смысле можно говорить о пословице как об источнике культурной компетенции, т.к. она не только воспроизводит черты культурно-национального миропонимания, но и формирует их в процессе освоения паремиологического наследия. Как отмечает В.Н. Телия, «пословицы есть по традиции передаваемый из поколения в поколение язык веками сформировавшейся культуры, в которой в сентенционной форме отражены все категории и установки этой жизненной философии народа-носителя языка» [Телия 1996, 214].

Пословицы являются объектом пристального внимания исследователей уже давно, однако многие проблемы, связанные с их семантическим потенциалом, культурно-национальной обусловленностью, до настоящего времени не получили должного освещения. В связи с этим выработка новых приемов таксономического описания пословиц представляется особенно значимой и интересной для нас. Мы полагаем, что перспективные возможности для такого изучения паремиологических единиц открывает лингвокультурология, в задачи которой входит рассмотрение способности языковых знаков отображать культурное самосознание народа.

Мы рассматриваем пословицы как лингвокультурологические единицы, т.е. единицы, во внутренней форме которых (или образном основании) отражено мировоззрение того или иного лингвокультурного общества. Миропонимание, запечатленное в образном основании пословиц, доносит до современников те коллективные представления, которые складывались в процессах культурного освоения мира этносом. Обращение к моделям классификации пословиц как лингвокультурологических единиц, в образном основании которых запечатлено миропонимание русского и английского лингвокультурных обществ, определяет актуальность настоящего исследования.

Лингвокультурологическое описание пословиц обусловило применение концептуального и фреймового методов анализа. В рамках указанных методов можно выявить базовую метафору, характерную для определенного лингвокультурного общества, определить культурно-национальный потенциал пословичных изречений и систематизировать пословичный материал определенного языка.

Научная новизна работы заключается в постановке цели.

Расположение пословиц по фреймам иллюстрирует универсальное и культурно-национальное в пословичном фонде русского и английского языков. Такой подход к рассмотрению обозначенных выражений определяет теоретическую значимость исследования.

Цель работы определила ее структуру.

Первая глава представляет собой обзор некоторых теоретических положений сопоставительного исследования пословиц. Здесь рассматривается филологический аспект исследования пословиц, в частности проблема определения понятия пословица в русском и английском языках и разграничения понятий пословица и поговорка.

Семантическая емкость понятия пословица, обусловленная объективными историческими причинами, приводит к различным взглядам на природу пословичного изречения.

В отечественной и зарубежной паремиологической литературе под пословицами понимают выражения народного или литературного происхождения, в процессе фольклоризации которых произошло забвение первоисточника. К такому выводу приходят Даль В.И. [Даль 1984], Norrick N.R., Trench R. [Дубровская 2000, 7] и др.

Однако некоторые работы указывают на специфическое понятийное ядро лексем пословица и proverb в двух языках. Так, пословицы русского языка – «ягодки, за которыми следует идти в народ» [Даль 1984], а пословицы английского языка – эпиграммы, максимы, чаще литературного происхождения [Barley 1974, 880-884].

В английской литературе емкость понятия proverb (лат. рroverbum – публичное слово) побуждает ученых высказывать мнение, согласно которому определение пословицы слишком трудно и почти невозможно. Поэтому предлагается либо интуитивно определить пословицу, либо не определять ее вообще [Taylor 1958].

Еще одной филологической проблемой является разграничение понятий пословица и поговорка. Исследователи отмечают, что четкие границы между ними «определить сложно, особенно если учесть, что эти изречения были высказаны людьми еще в дописьменную эпоху языка» [Дубровская 2000, 9]. Поэтому в науке пока не сложилось общепринятого взгляда на пословицы и поговорки.

Чаще всего под пословицей понимают меткое образное изречение (обычно назидательного характера), типизирующее самые различные явления жизни и имеющие форму законченного предложения (простого или сложного). Пословицы выражают законченное суждение.

Поговорками именуют краткое образное изречение, отличающееся от пословицы незавершенностью умозаключения.

Гаврин С.Г., Архангельский В.Л. считают, что пословицы выражают общее суждение, а поговорки – суждение частного характера. По их мнению, не только пословицы, но и поговорки могут иметь форму законченного предложения [Жуков 1993, 3].

Интересной представляется точка зрения О. Широковой, которая к пословицам относит устойчивые народные изречения, имеющие переносный смысл, а к поговоркам – народные изречения, не имеющие переносного смысла.

Снегирев И.М. и Потебня А.А. отличали образные пословицы от безобразных. В этой связи Потебня писал, что «если обобщение не будет заключать в себе следа своего происхождения от образа, мы получим другой вид пословицы, именно – безобразное изречение нравственного содержания» [Потебня 1894, 94].

Жуков считает пословицами «краткие народные изречения, имеющие одновременно буквальный и переносный (образный) план или только переносный план и составляющие в грамматическом отношении законченное предложение. Поговорки понимаются нами как краткие народные изречения (нередко назидательного характера), имеющие только буквальный план и в грамматическом отношении представляющие собой законченное предложение» [Жуков 1993, 3].

Мы считаем пословицами единицы, способные обобщать результаты коллективной деятельности людей и выражать философию народа, т.е. не просто сообщать истину, а передавать опыт масс, и имеющие структуру одного предложения.

Указанные категориальные признаки позволяют считать пословицами единицы с так называемым буквальным прочтением. В то же время поговорки, близкие по форме к пословицам, напротив, лишены прямого обобщенного поучительного смысла и ограничиваются образным, нередко иносказательным определением явления. Поэтому народ называет поговорки цветами, украшающими речь, но не имеющими поучительного характера, а пословицы – ягодками, представляющими собой законченное, полное, зрелое суждение.

Однако в живой речи поговорка часто становится пословицей и наоборот. Границы между понятиями становятся очень прозрачными и условными. Поэтому в данной работе мы не выделяем пословицы и поговорки в отдельные группы и даем их общим списком, пользуясь определениями пословица, паремия, выражение, единица, оборот.

А также определяются лингвокультурологические основы сопоставительного исследования пословиц.

Во фразеологической школе Телия возник термин лингвокультурология, а обоснование лингвокультурологии как науки связано с трудами В.В. Воробьева.

С точки зрения лингвокультурологии язык есть универсальная форма первичной концептуализации мира; составная часть культуры, наследуемая человеком от предков; инструмент, посредством которого мы усваиваем культуру, а также транслятор, выразитель и хранитель культурной информации и знаний о мире.

Понятие культура в границах лингвокультурологии получило несколько редуцированное толкование, что обусловлено объективными причинами, а именно необходимостью выделения из многочисленных свойств этого феномена тех из них, которые существенны для его проявления в лингвокультурологическом анализе. Культура – внеязыковой коррелят языка, совокупность концептов, сложное многоуровневое образование, вбирающее в себя и сознаваемые, и неосознаваемые пласты познания.

Возможной точкой соприкосновения языка и культуры как форм сознания, отображающих мировоззрение человека, признают знание. Знание – комплекс представлений, итог познавательной деятельности человека и результат осмысленного им опыта.

Задача лингвокультурологии – изучение способности языковых знаков отображать культурное самосознание народа, рассматриваемое как «остов» его ментальности.

«Считывание» культурной информации с образного основания пословиц позволяет эксплицировать то миропонимание, мировидение, дух народа, который получил фиксацию и сохранился в знаках языка – пословицах.

Сама пословица принадлежит к «культурному коду» и является знанием, эталоном, стереотипом, которым носители языка владеют более или менее осознанно. Общеизвестными структурами представления знаний являются фреймы, схемы, сценарии. Использование термина фрейм связано с именами М. Минского и Ч. Филлмора. Минский: «Фрейм есть структура данных, моделирующих знание о стереотипных ситуациях и позволяющих правильно интерпретировать содержание текста». Филлмор: «Фрейм – связанная схематизация опыта, фиксирующая прототипические знания о действительности» [Филлмор 1988, 53].

Фрейм как сложная структура сознания является универсальной категорией, объединяющей разнообразные знания человека и его опыт. Мы располагаем пословицы по фреймам на основе информации, объектированной ими. Фрейм – структура знания, которая содержит основную информацию, связанную с концептом.

Концепт – всегда знание, структурированное во фрейм.

Параметризация концепта по его частям (выделение концептуальныхсоставляющих), отражающим все ипостаси исследуемого феномена, является одной из базовых процедур лингвокультурологического анализа. Полученные данные позволяют выявить базовую метафору для определенной лингвокультурологической общности [Телия 1996, 253].

Во второй главе проводится фреймовая классификация и сопоставительное лингвокультурологическое исследование русских и английских пословиц о правде.

Пословичный фонд каждого языка (469 единиц в русском языке и 627 единиц в английском языке) удалось сгруппировать по фреймам. В результате фреймового классифицирования пословиц о правде нами были выделены 35 фреймов.

РАЗДАЕМ ТАБЛИЦУ №1 (концептуальные составляющие правды).

Сгруппированный по фреймам (частное знание) материал позволяет выделить некоторое количество концептуальных составляющих (общее знание). На материале пословиц «Группы А» (о правде) их выделено 9 в обоих языках. Количественный показатель входящих в них фреймов позволяет распределить их в порядке убывания.

Как показывает таблица, базовой метафорой для правды (верхняя строка таблицы) в русском языке является «правда – помеха, не-цель жизни» (137 единиц), тогда как в английском – «правда – основа, цель жизни» (143 единицы). Однако говорить о существенных расхождениях в концептуализации рассматриваемого феномена двумя лингвокультурными обществами, по нашему мнению, нельзя. Количественный диссонанс очень несущественен, кроме того в русском языке второй по значимости концептуальной составляющей является именно «правда – основа, цель жизни» (131 единица). Поэтому, принимая во внимание возможность появления небольших погрешностей при сборе материала в данных объемах, мы считаем базовые метафоры для правды в русском и английском языках идентичными («правда – основа, цель жизни»).

Однако следует отметить, что если в русском языке концептуальные составляющие «правда – помеха, не-цель жизни» и «правда – основа, цель жизни» фактически равноправны, а потому равно значимы для носителей языка, то в английском они четко разнесены: «правда – основа, цель жизни» 143 единицы, «правда – помеха, не-цель жизни» - 106 единиц. В русском языке при сохранении правды как основного нравственного принципа сильное влияние оказывает и практическая сторона жизни. Прагматизм заставляет русского человека думать, что правда может стать и помехой в жизни.

РАЗДАЕМ ТАБЛИЦУ №3 (список фреймов по правде).

Как показало исследование, означивание и выражение фрагмента мира правда двумя лингвокультурными обществами в целом идентично, поскольку очевидны фреймовые параллели: не находят соответствия только 4 фрейма (A.XVIII, A.XIV, A.XV, A.XXV) в русском языке и, соответственно, 3 фрейма (А.10, А.19, А.33) в английском языке.



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-15; просмотров: 165; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.89.248 (0.012 с.)