Петер Беренс – первый промышленный дизайнер



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Петер Беренс – первый промышленный дизайнер



Творчество Петера Беренса (1869-1940) - безусловно, веха в истории дизайна и архитектуры XX в. Он был человеком огромного и многогранно­го художественного таланта. Не следует забывать о его творчестве живо­писца, графика, художника шрифта, мастера прикладного искусства и ин­терьера. Он обладал и несомненным педагогическим талантом. В его мас­терской учились Ле Корбюзье, Гропиус, Л. Мис ван дер Роэ - люди, чьи имена прочно связаны с современной архитектурой и промышленностью.

Сам же Беренс начинал как типичный и притом не самый яркий живо­писец XIX в. Его творчество, подобно творчеству Ван де Вельде, как бы соединяет две эпохи. О Беренсе шла слава как о человеке с жестким харак­тером, не терпящем возражений и проводящем свои идеи до конца. Ему принадлежат слова: «Меня интересуют всегда только проблемы. Тем, что само собой разумеется, пусть интересуются другие».

С именем Петера Беренса связывается понятие промышленной культу­ры, идейным провозвестником которой его называют, как внесшего суще­ственный вклад в ее воплощение в жизнь. Действительно, он возлагал боль­шие надежды на промышленность, считая ее способной стать носителем и питательной средой культуры. «Во власти промышленности, - говорил он, - созидание культуры путем сведения вместе искусства и техники. Мас­совое производство потребительских вещей, отвечающих высоким эстети­ческим представлениям, стало бы благом не только для людей с тонким художественным восприятием, самым широким слоям народа был бы от­крыт доступ к понятиям вкуса и приличия...». Имя Беренса ассоциирова­лось с определенной художественной программой, и неудивительно, что, когда руководству АЭГ в 1907 г. пришла мысль ввести в свой штат долж­ность художественного директора, выбор пал именно на него.

AЭГ (Allgemeine Elektrische Gesellschaib - Всеобщая компания элек­тричества) являлась крупнейшим производителем электротехнической продукции Старого Света. Она выпускала электрические лампочки, вен­тиляторы, отопительные приборы, электромоторы и вместе с американс­кой «Дженерал электрик» держала в руках мировые рынки. Немцам дос­талось Западное полушарие, американцам - Восточное. В 1907 г. АЭГ окон­чательно превратилась в монополию, которая объединяла 2810 предприя­тий и фирм. Они занимались всем - от выработки первичного сырья до сбыта готовой продукции.

Руководитель АЭГ, предприниматель и политик Вальтер Ратенау, пре­красно понимал возрастающую значимость эстетического решения про­мышленной продукции. Особенно остро этот вопрос стоял в Германии, боровшейся во всем мире за передел рынков сбыта. В частности, вопросы качества товаров германской промышленности резко встали перед ней на всемирных выставках 1900 г. в Париже и 1902 г. в Турине. В последующие несколько лет произошел мощный рывок вперед, в результате которого уже в 1906 г., на 3-й германской выставке художественной промышленности в Дрездене, обозначились некоторые сдвиги: был показан целый ряд изде­лий массового производства, отличающихся удовлетворительным каче­ством. Эта ситуация делала вполне естественным обращение руководства концерна АЭГ к Беренсу с предложением занять пост главного художе­ственного консультанта, которое он принял в 1907 г., оставаясь при этом руководителем собственного архитектурно-художественного бюро. Значе­ние этого события трудно переоценить: впервые художник, в данном слу­чае архитектор, принимает непосредственное участие в работе крупного индустриального предприятия.

В круг задач Беренса входило художественное наблюдение за всей эс­тетической стороной производства: от реклам до проектирования типо­вых уличных фонарей, а также строительство новых контор и заводов фирмы. В 1909 г.ои построил первое современное промышленное здание -завод турбин Всеобщей электрической компании, ставший хрестоматий­ным образцом промышленной архитектуры начала XX в. Таким образом, то, что делал Петер Беренс, мы теперь определяем как создание фирмен­ного стиля.

В начале XX в., в связи с развитием разнообразных способов использо­вания электричества в производстве и на транспорте, спрос на электротех­ническое оборудование постоянно возрастал. Сложнее обстояло дело с широким внедрением бытовых электротехнических приборов, в которых большинство населения все еще видело не совсем безопасное новшество. Перед новым художественным консультантом АЭГ стояла непростая зада­ча - придать форме бытовых электрических предметов некую упорядочен­ность, сделать ее более «человекосообразной», при этом проектировать электроприборы необходимо было в рамках коммерческой целесообразно­сти и технологических, отнюдь не безграничных, возможностей того вре­мени. Кроме того, учитывая, что АЭГ к тому времени создала новую систе­му обслуживания покупателей в виде сети распространенных по всему миру торговых филиалов, дизайнер должен был проявить особую заботу о един­стве стиля изделий, об их «фирменной идентификации».

Если говорить о художественной части концепции программы быто­вых приборов, о чисто пластической стороне дизайнерской задачи, то Беренс видел ее в том, чтобы очистить облик предметов от нарочитой «тех­ничности», мешавшей им пробиться в сферу частного быта. Электричес­кому чайнику надо было придать новую форму, не похожую на выпус­кавшиеся до того грубые жестяные цилиндры и усеченные конусы с бе­зобразными наростами, в которые пряталась электрическая часть. В бы­товых вентиляторах нужно было ликвидировать разрыв между крыль­чаткой и мотором, которые до того сочленялись чисто механически. Это так или иначе относилось ко всем выпускаемым фирмой бытовым элект­рическим приборам.

Свою работу Беренс начал с проектирования программы электричес­ких чайников-кипятильников. Разрабатывая ее, он пришел к открытию возможности создавать целые серии однородных предметов путем комби­наторного варьирования немногих элементов геометрической формы, не­многих видов материала и его покрытий и отделки, а также ограниченного числа вариантов основного потребительского свойства (в данном случае -количества нагреваемой воды). По каждому из перечисленных аспектов были выработаны три-четыре варианта, которые дали в совокупности це­лостную и вместе с тем многообразную программу изделий, рассчитанных на разные вкусы и потребности. Форма дна и, соответственно, корпуса чай­ника могла быть круглой, овальной или восьмигранной; материал корпу­са - латунь, латунь с никелем или медное покрытие; отделка корпуса -матовая, «муаровая» и «хлопьевидная» молотковая; емкость - 0,75; 1,25 и 1,75 литра. Вся программа насчитывала 81 ассортиментную единицу, а если учесть, что каждая из них выпускалась еще и без электронагревателя, то количество их удваивалось.

Размер и форма крышек всех чайников были унифицированы. Рукоят­ки (прямоугольные - для восьмигранных и округлые - для остальных мо­делей) имели однотипное жесткое бесшарнирное крепление и оплетались тростником.

Весь успех программы основывался на непритязательном изяществе и специфической «индустриальности» этих моделей. Казалось, Беренс не только избегал подражания даже лучшим ремесленным образцам, но и от­казался от поиска собственного индивидуального стиля. Однако, как и в других его дизайнерских разработках, это был кажущийся отказ: исполь­зуя чистые геометрические фигуры, хорошо сочетающиеся с простой, но изысканной отделкой материала, он открыл новый мир красоты техничес­ких продуктов, обладающих собственным, а не заимствованным у художе­ственного ремесла достоинством.

В основе принципа формообразования для всех без исключения работ Беренса лежало сочетание художественной образности формы с ее соот­ветствием функции, с одной стороны, и технологической естественностью -с другой. Последовательность применения этого принципа прослеживает­ся во всех программах бытовых электротехнических приборов, разработан­ных дизайнером для АЭГ. Это тем более примечательно, что речь идет о первых, еще детских шагах промышленного дизайна, когда ему еще были присущи и простительны угловатость и неловкость. Геометризация фор­мы и ее предельная ясность в предметах Петера Беренса отражали и техни­ческую точность производственного процесса, и социокультурную обозна-ченность вещи и ее окружения, знаменуя собой уход от эклектической сре­ды европейского жилища второй половины XIX в. и переход к принципи­ально новому этапу формирования предметной среды. Электрический чай­ник из элемента кухонной утвари, вроде кастрюли и сковороды, стал укра­шением столового буфета и принадлежностью церемонии чаепития, подоб­ным самовару в России или спиртовой кофеварке в Англии. Кипячение воды могло теперь производиться и без растапливания плиты и преврати­лось в легкую и быструю процедуру. После электрической лампочки нака­ливания чайник стал вторым предметом повседневного быта, знаменовав­шим приход электричества в жилище.

Вслед за этим Беренс приступил к разработке программы электричес­ких климатических приборов АЭГ, в которую вошли в первую очередь вен­тиляторы - потолочные и врезные. Большое внимание было уделено ком­поновке основных элементов вентилятора. Крыльчатки из латуни или де­рева были защищены легкими проволочными конструкциями. Корпуса были окрашены в темно-зеленый цвет, с лаковым покрытием. Даже самым простым моделям был придан элегантный вид, но особое внимание в этом отношении уделялось потолочным вентиляторам, так как они, подобно люстрам, несли дополнительную функцию украшения жилища. Их корну са выполнялись из более дорогого материала и имели соответствующую декоративную отделку. В зависимости от высоты помещения потолочные вентиляторы имели большую или меньшую скорость вращения и размах крыла, подвешивались непосредственно к потолку или на штангах разной длины. Таким образом, Беренс и здесь учитывал широкий круг потребнос­тей. При этом программа дополнялась электрическим увлажнителем фон­танного типа и бытовой нагревательной рефлекторной печью.

Сложную проектную задачу представляла собой разработка програм­мы дуговых ламп для наружного освещения и использования в больших помещениях. Она требовала от дизайнера всестороннего учета условий их эксплуатации. Эти крупные осветительные приборы (высотой от 660 до 1210 мм) должны были обеспечивать постоянный доступ к себе для регу­лирования автоматики механизма сближения электродов и их замены. Прототипы были тяжелы, некрасивы и окрашивались, как правило, в чер­ный цвет, зрительно их утяжелявший.

Созданные Беренсом образцы имели систему рукояток и захватов, об­легчавших уход за лампами, которые подвешивались на легких и удобных тросах. По светотехническим характеристикам лампы были нескольких конструкций (с полуотраженным, отраженным и прямым светом). Корпу­са всех приборов были окрашены в «фирменный» темно-зеленый цвет, с лаковым покрытием, томпаковыми ободками и колпачками золотистого цвета, что придавало лампам впечатление легкости.

Беренс нашел решение совершенно нового для художника объекта: элек­трических пультов и панелей, управляющих пространственно не завися­щими от них объектами посредством электрической энергии. Задача зак­лючалась в выявлении внутренне присущей им красоты, рождаемой осо­бой конструктивной простотой, с которой совершенно не сочеталась став­шая уже привычной во второй половине XIX в. орнаментация техничес­ких предметов. Для примера можно сравнить панели управления лифтом, созданные для АЭГ в одном случае О. Экманом, а во втором - Беренсом. Экман, используя примитивную символику, перегружает небольшую па­нель избыточной графикой в духе типичных табличек стиля модерн. Бе­ренс делает свою панель на основе исследования проблемы визуальной информации о пользовании лифтом, преследуя цель дать невербальную, наглядную инструкцию и реализуя ее средствами знаково-графической организации.

Перерабатывая пульты пунктов управления электрическими система­ми, он освобождает их от «архитектурного» (в виде колонн) и раститель­ного обрамления. Беренс оставляет лишь функционально обусловленную ритмику мраморных панелей и смонтированных на них счетчиков и элект­роизмерительных приборов, рубильников и выключателей.

Рассматривая деятельность Петера Беренса - дизайнера, невозможно пройти мимо его проектов массовой мебели. Существовавшая при Объе­динении германских профсоюзов «Комиссия по образцовым жилищам для рабочих» в 1912 г. объявила конкурс на проект мебели для этих жилищ, в котором принял участие Беренс. Его набор мебели машинного производ­ства, получивший первую премию, отличался приветливым обликом, удоб­ством и известным изяществом.

Деятельность Беренса в концерне АЭГ была прервана Первой мировой войной и, таким образом, ограничилась семилетним сроком, хотя создан­ные им программы и отдельные образцы продолжали использоваться вплоть до 1930-х гг. и позднее.

В 1922 г. Беренс покинул Берлин и стал директором архитектурной школы при Венской Академии. С 1936 г. он руководитель архитектурного отделения Прусской Академии искусства в Берлине. Умер в 1940 г.



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 97; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.207.230.188 (0.021 с.)