Был сенод y Берестю року 1593, месяца октоврия 16. 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Был сенод y Берестю року 1593, месяца октоврия 16.



Так се деяло на день зьезду зложоно октобра по старому, a 16 по новому. Сходилися духовенъства и рыцерства послы и панове засесть, и духовенства до господы княжати его милости воеводы киевского, до каменицы пана Раского, отколь посылали до митрополита двох особ от духовных, a двох c кола рыцерского, ознаймуючи, иж се зьехали на сенод, абы ознаймил местце, на которое бы ся \л.147.\ сходили з ними для намов, тому часови належачих. Он отказал, иж еще не намовилися o местцу, але до заутрешнего дня четверга 7 октобра отложил. И прибита была карта от него в церкви соборъной мурованой, там местце схоженю ознаймуючи. В том часе мел быти ему дан позов духовный от отца Никифора, ексарха, посланого на то от Гаврилия, патриархи Костентинополского, абы перед ним становился назаутрее для усправедливеня в таковых выступках, в чом будучи от когось перестережоный, митрополит и владыка крылися y господе ксендза бискупа луцкого. Того дня не рано, y середу, прибыл до Берестя его милость пан воевода троцкий, и зараз был y его милости княжати воеводы киевского, который повЂдил, иж ест послове от его крол[евское] м[и]л[ости] на тот сенод зь его милостю паном канцлером и паном подскарбьм, которых же немаш, абы се тым его мил[ость] не ображал. Тую обмову его милость кгды княжа в коле поведил, тым вси были ображени людским повоженьем, же их милость знати не дають и недавали, и стерегли уплыненье ся часу сыноду. Сынод зачали того \л.147об.\ дня. На самым року маршалка обрали духовные, также поселств скилку поветов слухали. У четверг заседали княжа воевода киевский и з сыном княжатем, воеводою волынским, велми рано на свитанью до его м[и]л[ости] пана воеводы троцкого, a были там годин зекгаровых болш пяти под полудень. B тым приехал пан канцлер c подскарбим и шли просто до воеводы троцкого, где и князя застали и знову толко ж час не малый сами стравили. От себе слали послов до митрополита, шесть особ c кола рыцерского, 6 особ духовных, 6 послов з места, давши до него мовене и на писме доложивши в нем, абы часу не зволочил, a з ними сышолъся и намовил. Кгды ж тот зьезд толко народу рускому зложон, дознавши его быть, и тых владыков отщепенцами оных за пастыров не мети, a иных обрать, a их зложить старатисе будут, если o собе справы певное не дадут публице, если пря старой вере и благословенстве патриарха стоят.

Тых послов поткало княжа, — вжо ехали до митрополита. Тые послы митрополита зостали вже в панов сенаторов менованых, которому кгды так посеяство \л.148.\ веселое прочитали, просили o цедулу тую; одно ей им не дано. Тые вси прошли от митрополита без отказу, обецуючи своих послать, яко зараз и прислали, пана Прецвица, кашталяна каменецкого, пана Шуйского, третьего каменицкого инстикгатора. Тые до княжати его милости шырокими словы реч учынили o том поселстве, иж в то з господы в[ашей] м[илости] ровне яко отповедь, або декрет яким был послан до митрополита, ображаючисе тым o то, иж им того там писма не зоставили, кгды ж они головного по того зъезде местце его кр[олевское] милости поведаючисе быть конклюзыи оной, одное справы без их милости быти не могла. Княжа учинил обмову, иж там был y их м[и]л[ости], однак держачи то от их м[и]л[ости] всих, же што колвек чиыили, то бачне чиним и при них стоит и стояти будет; потом розвелися троха з речу до плачу, же се то они ничым ображають: «Мы вси маем ся тым ображати от тых здрайцов наших, которые то наварили и от тых, хто им того помагает, вжды терпливе зносячи явную крывду, на бога помсту и оборону положив». Потом поведил пан Гулевич, человек досыть добре \л.148об.\ годный, маршалок обраный, иж [не] княжа его милость, але мы вси послали, a княжа его м[и]л[ость] ест яко одна персона. Если их милость и оные послы поведели, жех мы не до вас посланы, але до их милостей княжат, a до новокрщенцов и еивангеликов, не мем жадное справы. На тот час где они будут, там ничого слушного постановлено быть не может. Он теж поведал: «Я теж вас не прошу, абысте який отказ чинили от мене». Княжа теж оповедаючисе вобец, же ничого без них в той справе чинити и мовить без их милостей не хочет. Потом по малой хвиле прислали их милость, же сами хочут быти y княжати. И приехал пан воевода троцкий, пан канцлер, пан подканцлерий и шли на упокой до княжати. По годинЂ мают быть y княжати, прислал до кола, иж хочут их милость быти y в[ашей] м[илости], a то вже было смеркшисе; чекали на них килка годин. B том образившысе тым вси, иж так долго на них чекают, кгды ж не вем, o чом намовы сами з собою чинят: зде идет o всих нас и сумненя нашого. Прирекши y пятницу o 14 године зьехалисе и речи зача[тыи] кончити и разъехалисе, a гурмом з нареканьем. И то могли сенаторове слышать добре, бо были окна на улицу, \л.149.\ a гук немалый тиж бы людей. На завтрее в пятницу по мене прислав пан подскарбий и иных собрав до себе, тамже напоминал: a што ведать, якую c того потеху, обецуючы на потомные часы, ведучы до згоды; чого аниколи в нас не мог зеднати з отказу, же мы не хочем быть таковыми, яко там тые отщепенцы. Он мне отказал: «В[аша] м[илость] не смееш пана воеводы смоленского. И на том заплатил, жем не от его милости приехал, але сам от себе». Потом ехалисмы до кола, до братии. Там же была инструкция поселств, читаных зо всих земль и поветов земли Волынское, c Подоля, c Подгоря, з Руси, из Литвы, зе Лвова, c Киева, c Премышля, c Пинска, же много их плачом были порушони, y послов самых привилев браты их; указовано, колко постановеных порядков патриархи Костентинополского, а по тым часе от к[о]р[олей] их м[и]л[остей] конфЂрмованых доводов. За се на писме, што ведят, як много указалосе на митрополита, як писал до людей листов зашитых и отвористых, упевняючи их, иж не ведает, ани мыслит o том отщепенстве. За тым реченье мовены были, не быти им послушным, от духовных. Теж декрет на писме был наготован, коли пан каменецкий \л.149об.\ и з ним княжа воевода волынский от панов послов его крол[евское] милости, абы c кола рыцерского было высажено депутатов чтыри, a з духовных чтыри. Также много ани своих не ведаючы, иж до добрых речей хочут се зносит, до чого далися намовити, еднак не инде и на иншом месте, одно тамъже, гдесмы заседали; в другой избе варовавши собе тож, абы их депутаты в жадную се реч без ведомости всего кола не вдавалися; але поданые от них слышавши до кола принесли. Там панове сенатарове дали невинне нашим латине. A потом скоро казанье вчынил на две године княжа. Наши килку посланцов слали, зовучи своих до себе, што обачивши сенатарове казали му кончить. И пришли наши. Тож штосмы розумели, принесли нам, иж хочут згоды, абы папежа головою признати, календар приняти. На то собе не дали наши реч ани слова, отказали до них через пана Древинского и пана писара володимерского, иж на то зезволити не могут з многих причин. На тот час, аж не всим порадком тако верячы и неслушным поступком зачалися o направы в речах духовных, c так малою частю людей духовных, пичого становити не могут; але папеж нехай c патриархами o том намовит, або \л.150.\ порозумене вчинивши сенод зложат и o том становят, a мы без старших своих духовных o том и мыслити не хочем. Тыи принесли орацыи до Ішх, жалосно учинено, упорными зовучы. За тым декрет от того наместника патриархового оферован. B том ночь зашла. B суботу скоросмы се зешли до кола, декрет патриаршый и проклятство на митрополита и владыки было по руску чытано, переложено з кгрецкого, барзо словы пиенкными и досыть жалосными. B том пан канцлер литовский прислав до мещан виленских, зовучи от их до себе, которые пойти не хотели до их згоды. Тот же им отповедал, иж того з жалем и со клопотом уживете, — што они светчили в коле.

Пан маршалок теж наш усказал до пана канцлера, иж есте, панове литва, стратили, — тым преводим не мало панства до Полски. B том зараз от пана канцлера и от пана подскарбего пришли до княжати воеводы киевского инъстикгатор каменский c килку слуг их, припоручаючы y тридесяти тысечей золотых оного екзарха посла патриаршеского, зовучы его шпекгом з Белъгор[ода] и до того Стефана и попов зовучы их выволанцами. На што княжа им отказал, иж не толко ве тридесети тисечей золотых, але и в килкукроть сто тысечей приймую и на сейме их становити будут, a там се откажет, если \л.150об.\ то слушне, выдают выволане на людей невинных; a хто слушне заслужил, на того не выдают; a коли колко был. A вказувано на то и грека, тот отец Никифор Азар Протасый, сей яко бы первоседалник по патриарсе, пытал, што то за кголк; поведал му по грецку иж его припоручают. И встав на лаве, упросивши, поведил, иж тот сам здрайца, хто мене здрайцою подоймовает. Духовный, жены, детей ни маш, абых се мел того подоймовать для набытя маетности, але и свое острадал для имени христова; але тые сами суть здрайцами, иж крадут християн, подмовляют, розные причины найдуют. И вказал привилей свой всих чтырех патриарху посланныя его в тот край зо всякою моцъю, яко бы сам патриарх был доброволного приеханъя на сейме, обецуючысе ставити, яко и станет. Такъже княжа его милость, жалем будучы порушоный, вказал до пана канцлера и до пана подскарбего, иж нехай королем его милостю не грозят, бо он весть, яко повинность и веру пану своему хова, и его фамилия старожитна, не новотна; але нехай их милость мовят, мне грозят сами собою; если што мают до мене, ставлюся их милости всюды, где ми кажут. Потом прислали князя Шуйского и з другим якимсь лешком, иж в нас згода доходит в костеле, \л.151.\ если воля в[ашей] м[илости] быть там з собою помоч быти. Поведил, же зараз пошлем. Десять человек c кола рыцерского, десять особ духовных, десять послов мещан выправлено, або протестацыи осветченье вчинили, на то не зезволят. И возные были з княжатем, и енералов килка, которые кгды приехали до костела, там их до фортки гайдуки пана подскарбего и пана воеводы троцкого и слуга не пустили; они теж ехали назад з великою жалостю. А то было в суботу вже не рано. Того дня княжа воевода волынский, волынцов и подолян мело быть не мало y пана подскарбего на обеде, и не были там, будучи тым барзо ображоны. Протестацыи не принято в замку нЂяких наших. Митрополита и владыков праве кгвалтом, слыше, примушано до присяги. Они просили для бога на отложенье до сейму, але арцыбыскуп лвовский, бискуп луцкий, пан канцлер, их упевняли ласкою кр[олевское] его м[и]л[ости], обецуючи то им, привели их до присяги, a тамъже митрополит з четырма владыками присягнул на старшинство папежу, на календар и на артикул, иж дух святый от отца и сына походит и на едность костела. И зараз в неделю езуита в соборной церкви служил имшу, a Скаркга казане поведал, a Потей службу служил y костеле \л.151об.\ в Рожейского олтара. Там же y олтара руского, где служил римлянин, в келиху вино y кров барзо шпетную смродливую обернулася, же тот езуита не поживал, a y олтаря римского y Потея вино обернулосе y простую горкую воду. Тамъже y Берестъю нашолъся был человек якийсь простый, который великие речы мовил, же страх слов его людей преникал, бо писмо все на паметь знает; штось дивного, певне не тот, што мел y голову заходити, и напоминал, абы люде своей веры моцность держали. Тых лотров, митрополита, их владык не видали, бо их не пустили римляне. Того ж дня в суботу зараз з костела пан воевода троцкий приехал до княжати, пожекгнал, жалуючи незгоды и ехал до Чернавчич. A мы в неделю вси разьехалися, заварши то и запечатовавшы и подписавшисе до того писмом, албо универсалу его кр[олевское] м[и]л[ости] послалисмы; ужили пана

Тулевича, маршалка, a пана Еламолинского и пана Броневского, людей годных: праве два евангелицы, a третый новокрещенцов. \л.152.\

Року 1592, июня по старому 11 дня, в неделю.Была брань великая, велми страшная: почавшы от западних краев замков украинных Чернигов, Гомель, Любеч, Белая Церков, Переясловль, Стрешин, Речица, Рогачов, Кричов и иных многих мест и замков в тых всих по селах и местах и местечках немало збожя попсовала град и буря великая, a на бору, на лесе и по лугом со пчолами дерева бортное, на воде угляды згола, штось троха застала, буря великая поламала; яко ж на тот час давали справу и жалосно поведали, иж дей y водного мужа северскаго бортного дерева сто поломило, y другога двесте, y третего триста, иж страшно o том слышати было; a дороги каждыи от села до села волостью прочищали, навет и тепер на лесах, на бору и по болотах поломатые видети много.

Яко ж тот рок 92 был урожаный: жита, овса, гречихи хотя ж не росла, але добра; пшеницу иржа побила. Цена житу была таней: чверть по грошей пять, \л.152об.\ мера жита по грошей двадцать.

Того ж року по Феофане владыце совершено на владычество Полоцкое Нафанаила Терлецкого, началника новому календару безаконому его даному и безыменнаму. Как того зовут хто то подал? Ни Моисей, ни Христос! И то было велми скрыто, потайнЂ межи собою ховано, аж до року 96. Того ж року 92 дал господь бог видымый знак, иж y восень o Покрове на дереве лист не опал, и был зелен y восень так, як на весне; a на других деревех так и зымовал.

Року 1594. На весне заложена церков y Могилеве святого Спаса, y манастыри; была велми иконами ИЙ украшена. Потом настало якоесь братство от святаго Спаса: по месту ходили, новые церемоние чинили, не ведлуг уставу святых отец, на осляти по колку рок ездили. Згорела церков святаго Спаса; жеребя волк заев; дитя, которое седело вместо Христа, то ослепло. Того ж року, весне, y Могилеве заложен костел святаго К на селищу Овтушка небожчика Богатого, бо пред тым y Moгилеве полских костелов не бывало. Року 1594. За кроля Жикгимонта Третего, за митрополита, за владыку полоцкого Афанасия Терлецкого, за стараньем и великою пилностью его м[и]л[ости] пана хрестиянского его милости князя Богдана Соломерецкого, старости кричевского и олучицкого, и за \л.153.\ христолюбивою женою его м[и]л[ости] княгинею Евдокиею Баркулабовною Корсаковною, a за урядниками их милости паном Федором Глетивским сооружен и посвящеы бысть храм святаго великомученика Георгия через священника боркулабовского Федора Филиповича и бысть поручена или подана во служение действования службы божественныя везати и решити детей духовных отцу Тимофею Алексеевичу.

Замет заметано около церкви, и келия постановлена, и монастыр заложен чернцы. Отца Афанасия его милость князь Богдан благоверный упросил, абы братия при нем была.

Был y Берестю собор року 1594.

Того ж року пан Островинский умер. Тот рок велми был мочлив, бурлив, студен; на збожье мерный был урожай.

Того ж року 94, месяца декабря 17 дня, во второк по ранной службе, y Буйничах, принявши тЂло христово от рук своего духовника y светлицы Буйницкой, ее милость пани Борколабовая Паланея Крошинская того ж часу по приятию святых христовых тайн побожне, \л.153об.\ богобойне, з великим набоженством, принявши святыя тайны, душу свою господу богу предала; яко бы c полгодины на руках духовника своего была и преставися. И похована того ж року месяца мая в неделю середопостную в церкви Баркулабовской; вышей крыласа левого гроб ей бысть.

Того ж року 94. По святе велебном Нафтанаил Терлецкий, владыка полоцкий, c того света переставился. Жил на свете своего живота лет шесть. Тот помаленку уводил новый календар, бо был родом поляк и мовил по полску.

Лета божого нароженя 1595, месяца ноябра 30 дня в понедело[к] за тыдень пред святым Николою, Севериян Наливайко; при нем было козаков 2000, дел 14, гаковниц Л.

 

 

И так в рукописи ИЙ в рукописи инонами К далее пропуск на 5 букв Л далее пропуск на 5 букв

 

 

МЂсто славное Могилев, мЂсто побожное, домы, крамы, острог выжгли, домов всех яко 500, a крамов з великими скарбами 400. Мещан, бояр, людей учтивых так мужей, яко и жон, детей малых побили, порубали, попоганили, скарбов теж незличоных побрали c крамов и з домов. Тут же войско литовское пана Радивила троцкого, гетмана литовского, до Могилева y погоню за козаками притегнули, люду рыцерского конного, збройного, татар 4000, литвы 14 000. Над тым людом был \л.154.\ гетманом на имя, Миколай Буйвид. B той час Наливайко лежал y Могилеве две недели. Услышал o том Наливайко, иж гетман з великим людом и з делами до Могилева тягнет, тогды Наливайко з Могилевского замку на гору Илинскую, где тепер церков святаго Георгия стоит, бо на тот час не было, выехал. A так войско литовское на поли Буйницком, именю велможного его м[и]л[ости] князя Богдана Соломерецкого, старосты кричевского и олучицкого, на войско Наливайково вдарили и кругом оступили. Там же зранку аж до вечера, яко бы вже к вечерни звонити час, межи собою битву мели, яко ж литва з войском великим натискали на войско Наливайкино. Пред се один другому войску мало шкоды учинили, бо великую армату, так дЂл и гаковниц, пулгаков велми при собе множство мел, также люд свой отаборив конми, возами, людом, шол моцно. Яко ж з дела c табору Наливайкины козаки пана зацного пана Григория Анюховского забили; первей коня под ним застрелили, a потом, выпадши c табору, козаки его самого разсекали. Тепер же литва от козаков отступивши, до Могилева на болший луп поехали, a козаки на всю ноч ехали до Быхова аж на Низ. \л.154об.\ Литва за козаками гналася аж до Рогачева, да ничого згола не вчинили козаком; a литва и татары рушилися до Менска, до Новагорода и до Вилни, набравшися тутешнего краю лупу.

Повыеханью козаков и литвы, тогды было зиме: ни зима, ни лЂто, ни осень, ни весна аж до месяца мая, до святаго Афанасия, снегу не было.

A иж козаки Наливайкиного войска почали творити шкоду великую замком и паном украйного замку. Того ж року 95, з войском литовским погонивши в селе Лубни, на речце Суле, козаков побили. Первей Савулу стяли, Панчоху чвертовали, a Наливайка Северина, поймавши по семой суботе, до кроля послали, там же его, замуровавши, держали аж до осени святаго Покрова; там же его чвертовано.

Року 1596. После духа Святого поставлен на владычество Полоцкое Григорей, протопопинич виленский, назван бысть на владычестве Гермогеном. Того ж року 96, за митрополита Рагозу, за Жикгимонта Третего, за канцлера Лва Сапегу, y Берестю правдиве на соборе владыка луцкий, владыка володимерский, владыка полоцкий, иных мало не вси приступили и подписалися до нового календару. Того року почали бога просити за патриарху Гавриила Костантинополского, 1596. \л.155.\

Лета божого нарож[еня] 1597 было Благовещение в пя[то]к великий. Тот рок велми был недобрый: были хоробы, болести розмаитые, многие, великие; зима была люта, снежна, на санех ездили по святе Велебном недели две. Почали орать пашню по святе на пятой недели и то велми было грязно; также и вода велми велика была, шкоду великую низким местом и двором, прудом починила, плоты, также и струбов много порозносила. Жита чверть купили по гр[ошей] 12, овса чверть гр[ошей] пять. Ярицу, овес того року починали сеяти на девятой недели, досевали овес и ячмень на 13 недели. Того року было Петрова посту недель 5. Тогды позная ярица высыповалася за неделю пред святым Илею, a пред се увошла; умолот был средний: ни лих, ни добр.

Року 1596. Никифор, великий протосинкгел и екзарх патриаршего престолу, от всих четырех посланый престола костантинополского со всим собором.

Понеже святая божая апостолская кафолическая церкви, сиреч патриарша, сиреч престол костантинополский, отвержению конечному предасте митрополита киевского Михаила Рагозу и нЂкоторых еще c ним епископов его \л.155об.\ яко отступников и разорителей церкви соборное, сего ради, силою и властию святаго духа, подаем всЂм благочестивым иереем, дияконом, иже наше мудрствующим обычае и догматы на власти имети, иерейская совершати невозбранно во всей епархия и где еще ключими будут отцу Радиону, протопопе менскому, со всеми до владзы его належачими, поминающе имя патриарха Гаврилиа, донелЂ же ими вместо отверженых поставленны будут епископом приимати приходящих ку соборной церкви нашой, иж хранит божественная истинная обычая и догматы, я†известно исповедающих. Тако убо повелеваем усЂм. По сем благодать божая и неизреченная милость да будет со всими вами, иже наше мудрствующими. Писан y Берестю на сыноде, року божого нароженья 1596, месяца октобра 10 дня. Тут подпис по грецку: Никифор, первоседалник престола великого костантинополского.

Гедион, епископ лвовский, власная рука.

Кирил, митрополит сербский, власная рука.

Епископ премыский, власная рука.

Никифор Typ, архимандрит киевский монастыря \л.156.\ Печерского, власная рука.

Року 97.Во великий пост его м[и]л[ость] князь Богдан именем Исакий y месте Баркулабове почал учитися по руску грамоте и по кгрецку; a был бакаларем пап Лаврентий Зизаний, человек навченый, з места Виленского прибавленый. A родился его м[и]л[ость] князь Богдан в року 88. За господаря кроля Жикгимоита Третего, за канцлером Лва Сапеги, за митрополитом Михаилом Рагозою, за владыкою полоцким Гермогеном, за новым календаром. За смирением и благословенством преосвященнаго святейшаго вселенского патриархи Кир Рафаила, за архиепископа его Гедеона Болобана, владыку илвовского, также и за духовника своего отца Федора Филиповича, священика баркулабовского. Благоверный пан его м[и]л[ость] князь Богдан Соломерецкий, староста крычевский и олучицкий, на власиом кгрунте своем Панковском и Новоселском на речце прозываемой Дашковце, на лесе-пущи сыром корени, закликавши и давши слободы, албо волности людем прихожим на год петнадцать седети волно, мед сытити, пива варити, горелку курити, заложити рачил именем своим место Богданово, на тот же час и церков, то ест храм святого М, заложити рачил, на том же \л.156об.\ именью своем именованом БогдаІІове, — также именем и сына своего князя Богдана место Богданово.

 

 

М далее пропуск на 4 — 5 букв

 

 

Року 1598. Того року были хоробы, болести многие розмаитые, зима была маласнежная, a пред се рано стала, запором зышла. Toro ж року пану Сапезе Лву, канцлеру литовскому, досталося староство Могилевское в держане, a от него урядником был на Могилеве Голубицкий, хоружий полоцкий.

Року 1599. У вилию Рожства Христова по старому, рачил быти на чести y Баркулабове y его м[и]л[ости] князя Богдана Соломерецкого его м[и]л[ость] пан Лев Сапега з многими зацными паны велможными y месте Боркулабове. Того ж року 99, месеца генваря 6 дня y волторок, князь Петр Жижемский, староста речицкий, рачил заручити панну Крыстину y его м[и]л[ости] князя Богдана Соломерецкого, старосты крычевского и олучицкого; a веселе было року 1600, по светом Крещении в неделю.

Року 1599. Тот рок был велми меженский, албо голодный: жито куповали чверт по таляру, a мера жита по две копе без двадцати грошей; a пред се здоровый на люди. A куповати збоже было везде много так y домах, як и в торгу, толко дорого.

Року 1599, месяца мая 27 дня, праве в семую суботу \л.157.\ c полудня, y месте Баркулабове пришла до церкви Боркулабовское дочка жидовки Марямки, арендарки боркулабовское, именем Стирка; и пилне слезне упадала и просила священника боркулабовского Федора Филиповича для бога, абы была прекрещена y веру християнскую. Яко ж порадившисе c паны постронными, з боярми, земянми, з шляхтою и з урядником боркулабовским, паном Федором Плетинским, наупоминаючы писмом святым и приводячи ее до памети, если правдиве маеш тот умысл християнкою быти, ни для малженства, абысь мела за которого человека християнского замуж пойти, албо для лакомства маетности, але правдиве. Оная жидовка именем Стирка тыми словы отповедала, стоячи пред церковъю пред всЂми зацными паны и пред народом хрестиянским: «Иж дей я, панове мои, вже давно з молодости моее, a правдиве дей вже полтора рока, яко сама ся на то позволила, просячи со слезами господа бога, и кладучи честный святый крест, ложачися и вставаючи, на лицы своем, абы мне дал то видетй, християнкою зостати; c хутъю и з великою радостю того прагну христову веру мети». Яко ж на завтрии \л.157об.\ в день Сошествия Святаго духа з народом божим и много множество панов, шляхты, людей учтивых так мужей, яко и жон и детей, яко ярмарочного часу крещена была, y ваннЂ погруженна, и названо во святом крещении именем Елена. Того ж дня матка ее Марьямка c криком, c плачем, для бога просечи, приходила тут же до крестилиицы, падаючи просила, абы ее не крестившы пустили, обецуючи за то великий поклон и подарок дати. Яко ж нЂкоторые мещане видели многое чарованъе оное Марямки, што она поганскими чарами египетскими дочце своей чинила: яко.была везена до их милостей князей до Буйнич, оная Марямка, улезши y лазню студеную, голову открывши, волосы роспустивши, печку розметала, чаровные поганские слова говорила, проклинала, обема руками назад кивала, ноги свои везала, иного много зла поганства творила, проклинала, абы жива не была.

Тот рок 99 был велми урожайный, добрый, здоровый, погодный, на всем добрый. Жито куповано чверть по грошей петнадцать, a мера по 40 гр[ошей], овса чверть по 4 гроши, мера овса гр[ошей] 16, жито, гречиха, овес, пшеница — на то на все велми был урожай добрый. \л.158.\

Року 1600. Того року была зима люта и снежная. Благовещение было на святой недели в [пя]ток. Почали орати по святе на четвертой недели. Того ж року, месеца апреля y понеделок на святого Мартина папы римского, взявши з науки от Лаврентия зараз дано до науки латинския, до пана Максима Герасимовича Смотрицкого.





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 89; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 107.21.85.250 (0.022 с.)