РОССИЯ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX в.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

РОССИЯ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX в.



Три модели (эшелона) мирового капиталистического развития.Капиталистическая эволюция России в конце XIX - начале XXв. (проблемы и противоречия) Конец XIX - начало XX в. стали переломным периодом вотечественной истории. Страна вступила в полосуширокомасштабных политических потрясений, причины которыхбыли во многом обусловлены отчетливо наметившимся нарубеже двух столетий своеобразием еесоциально-экономического развития. После отменыкрепостного права в России ускоренными темпамиутверждается капитализм, причем уже с конца XIX в.наметились симптомы его перехода в монополистическуюстадию. Однако процесс капиталистического развития Россиипо многим существенным параметрам заметно отличался отклассического, западноевропейского варианта становлениябуржуазных структур. Мысль о том, что история Россиидемонстрирует иной, непохожий на западную модель типкапиталистической эволюции, высказывалась рядом советскихисследователей еще в 60-е годы. Представители такназываемого нового направления в отечественнойисториографии (П.В.Болобуев, И.Ф.Гиндин, К.Н.Тарновский идр.) в своих работах, посвященных российской экономике нарубеже XIX-XX вв., подняли вопрос о типе капиталистическойэволюции России, рассматривая его в неразрывной связи сосформулированной ими же проблемой многоукладности(взаимодействия российского монополистического капитализмас до- и раннекапиталистическнми общественнымиструктурами). Результаты соответствующих изысканийоказались весьма плодотворными и, в частности,способствовали более глубокому осмыслению предпосылок иприроды трех российских революций. Однако в начале 70-хгодов "новое направление" было объявлено антимарксистскими подверглось настоящему административному разгрому.Осуществлявшееся в рамках этого направления всестороннееисследование социально-экономической истории России концаXIX - начала XX вв. фактически прекратилось. Ситуацияначала меняться лишь с середины 80-х годов. Сейчас идеи,сформулированные в свое время сторонниками "новогонаправления", оставаясь, правда, до сих пор объектомострых дискуссий, все прочнее утверждаются в науке.Обогащенные новыми положениями общетеоретического иконкретно-исторического плана, они открывают широкиеперспективы для дальнейшего исследования ключевых проблемразвития России на рубеже двух веков. Механизм становления и эволюции буржуазных структур вразличных странах, действительно, не являлсяуниверсальным. В этой связи в современной научнойлитературе принято говорить о трех моделях (эшелонах)развития капитализма. К странам первой модели могут бытьотнесены государства Западной Европы вместе с их дочернимизаокеанскими ответвлениями (США, Канада, Австралия). Дляобществ этого региона характерно раннее, самопроизвольноезарождение капиталистических отношений, их длительноеорганическое развитие, известная синхронность созреванияэкономических, социальных, правовых, политических икультурных предпосылок перехода к капитализму. Иная ситуация складывалась в странах второй модели(Россия, Япония, Турция, балканские государства и т.п.),демонстрировавших особый тип капитализма. Становлениебуржуазных структур в этих государствах началось позднее,чем в странах первой модели, но осуществлялось болееинтенсивно (под влиянием импульса, шедшего не столькоизнутри, сколько извне, т.е. необходимости преодоленияотставания от обществ Запада, выступавших в данном случаеи в качестве образца, и в качестве внешней угрозы).Процесс капиталистической эволюции в странах второгоэшелона протекал в условиях сохранения в этих обществахмногочисленных остатков старых, добуржуазных структур ипод сильнейшим влиянием государства, являвшегосядвигателем и гарантом развития. "Классическая"последовательность этапов складывания капиталистическогопроизводства (мелкотоварное производство - мануфактура -фабрика - паровой железнодорожный и водный транспорт)оказывалась нарушенной. "Сразу" возникало то, к чему Западшел столетиями (железные дороги, тяжелая промышленность).В этих условиях капиталистическая эволюция в странахвторой модели протекала более конфликтно, чем в странахпервой модели. В частности, потребность в форсированномпреодолении экономической отсталости вела к ужесточениюналоговой эксплуатации и росту социальной напряженности.Перенесение передовых форм хозяйственной жизни нанациональную почву, недостаточно подготовленную для ихсамостоятельного воспроизводства, порождало острейшуюпроблему адаптации широких слоев населения к новымтребованиям, синтеза традиционных ценностей и ценностейбуржуазного, индустриального общества, которые в странахвторой модели, в отличие от стран Запада, естественнымпорядком не сложились. Разумеется, трудности, возникавшиев процессе капиталистической модернизации обществ второймодели, не являлись принципиально неодолимыми, о чемсвидетельствует прежде всего пример Японии. Заимствованиепередового опыта стран "раннего капитализма" не толькопорождало проблемы, но было и своеобразным "преимуществомотсталости". Успех сложнейшего и болезненного процессабуржуазной трансформации обществ второй модели во многомзависел от субъективных факторов (способности правящейэлиты проводить сбалансированную экономическую исоциальную политику) и - в большей степени - от готовностиместной культурной традиции к восприятию новых ценностей. Наконец, еще одну модель становления буржуазных структурдемонстрируют государства Азии, Африки, частично ЛатинскойАмерики, оказавшиеся к началу XX в. на положении колоний иполуколоний великих держав. В социально-экономнческом развитии России на рубеже двухстолетий отчетливо проявлялись закономерности, присущиестранам второго эшелона. Самодержавие во имя сохранениясвоих международных позиций, создания мощного военногопотенциала проводило политику, направленную нафорсированную индустриализацию страны. Российскийкапитализм рос как естественным путем "снизу", так иусиленно насаждался "сверху". Его развитие носило крайненеравномерный, очаговый характер, как в отраслевом, так ив территориальном плане. Различные фазы капиталистическойэволюции предельно уплотнялись. Российский капитализм,начавший с конца XIX в. переходить в монополистическуюстадию, не знал ярко выраженного периода свободнойконкуренции. Отдельные этапы развития буржуазного строякак бы "наложились" друг на друга. Докапиталистические структуры продолжали игратьзначительную роль в российской экономике. Последняяпоэтому представляла собой многообразный и противоречивыйкомплекс хозяйственных укладов, порожденных определеннымуровнем развития производительных сил, т.е.воспроизводившихся на своей собственной основе иотличавшихся друг от друга целями производства, способамииспользования прибавочной стоимости, отношениямисобственности и т.п. Господствующее положение, разумеется,занимал уже капиталистический уклад, выступавший вразличных формах (необходимо отметить, в частности, чтодля российской экономики было характерно наличие развитогогосударственно-капиталистического сектора - казенныежелезные дороги, промышленные предприятия) и увязывавшийвсе прочие в некую более или менее единую систему. Нарядус ним, однако, продолжали существовать и такие уклады, какполукрепостнический, представленный помещичьимотработочным хозяйством в деревне, старой горнозаводскойпромышленностью Урала, мелкотоварный (крестьянскоехозяйство, связанное с рынком), патриархальный(натуральный), который сохранялся на окраинах империи ичастично - в "медвежьих углах" ряда центральных районов.Страна жила одновременно как бы в разных эпохах.Противоречия одной фазы общественного развития сочеталисьс противоречиями, порожденными последующими фазами. До- ираннекапиталистические формы эксплуатации переплетались сформами, присущими зрелому капитализму. Самкапиталистический уклад, взаимодействуя сдокапиталистическими элементами экономической структуры,не столько разрушал их, сколько консервировал, широкоиспользуя архаичные формы извлечения прибыли(торгово-ростовщическая эксплуатация населения). Все этодеформировало процесс капиталистической эволюции России иделало его весьма болезненным для широких народных масс,что способствовало обострению социальных антагонизмов. Ситуация усугублялась и становившимся к концу XIX в. всеболее ощутимым несоответствием унаследованной открепостнической эпохи формы организации политическойвласти (в лице самодержавия) изменившимсяобщественно-экономическим отношениям. Кроме того, самакультурная традиция России оказывалась малосовместимой сценностями капиталистического, индустриального общества. Втрадиционный уклад русской жизни, формировавшийся подвлиянием Православия, никак не вписывались, например,погоня за прибылью, индивидуализм. "Деловые люди" кактаковые не являлись в общественном сознании героями,примерами для подражания. Подобные настроения былиприсущи, в частности, вполне европеизированным слоям,культура которых ничуть не напоминала традиционную. Одиниз видных представителей делового мира Москвы начала XX в.П.А.Бурышкин писал в своих воспоминаниях, что "и вдворянстве, и в чиновничестве, и в кругах интеллигенции,как правой, так и левой, - отношение к "толстосумам" было,в общем, малодружелюбным, насмешливым и немного"свысока"", и в России "не было того "культа" богатыхлюдей, который наблюдается в западных странах". Ценностиже буржуазного общества, по наблюдениям современныхисследователей, попадая на неподготовленную культурнуюпочву, "вызывали скорее разрушительный эффект, приводили кдезориентации массового сознания". При этом разрыв между высшими слоями и основной массойнаселения России был чрезвычайно велик, что такжеотразилось на процессе капиталистической эволюции страны.Со времени петровских реформ Россия, действительно, как быраскололась на две "цивилизации" - "цивилизацию"европеизированных верхов и в общем чуждую западнымвлияниям "цивилизацию" низов, т.е. главным образомкрестьянства, которое сами же верхи вплоть до столыпинскойаграрной реформы стремились удержать в рамках архаических,патриархальных отношений. "Мир господствующихпривилегированных классов, - писал выдающийся русскийфилософ Н.А.Бердяев, - ...их культура, их нравы, ихвнешний облик, даже их язык, был совершенно чужд народу -крестьянству, воспринимался как мир другой расы,иностранцев". Взаимное отчуждение и противостояние двух"цивилизаций", имевших немного общего и долго (в эпохугосподства феодально-крепостнического строя с его жесткойсословной иерархией) развивавшихся мало соприкасаясь другс другом, должны были обернуться их столкновением в периодстремительного рывка страны вперед, в ходе модернизацииРоссии, когда рушилась старая сословная структура ивозрастала социальная активность широких слоев населения. Все это, разумеется, не означало, что успешная буржуазнаямодернизация России была в принципе невозможна. Тем неменее на ее пути существовали серьезные препятствия,причем не только внутриполитического плана. Степеньвовлеченности России в хитросплетения мировой политики,обусловленная не одними амбициями самодержавия, но иобъективными факторами - размерами страны, еегеополитическим положением, заставляла власть насаждатькапитализм ускоренными темпами и вместе с тем не давалавозможности мобилизовать необходимые ресурсы для решениявнутренних проблем, в частности - порожденныхфорсированным насаждением капитализма. Первая мироваявойна - естественный результат соперничества великихдержав - стала тяжелейшим испытанием для страны и,предельно обострив все накопившиеся противоречия ееразвития, вызвала социальный взрыв, который в итогепрервал процесс капиталистической эволюции России. Российская промышленность в конце XIX - начале XX в. Конец XIX - начало XX в. - время ощутимых количественных икачественных перемен в российской экономике. Высокимитемпами росла отечественная промышленность. Ускоренномуэкономическому росту в большой мере способствовалаполитика форсированной индустриализации страны, которая впервую очередь была связана с именем С.Ю.Витте (1849-1915)- одного из крупнейших государствеиных деятелей последнихдесятилетий существования Российской империи, занимавшегов 1892-1903 гг. пост министра финансов. Взятый С.Ю.Витте курс на всемерное содействиепромышленному развитию не был принципиально новымявлением. Он в какой-то мере опирался на традиции ещепетровской эпохи и опыт экономической политики последующихпериодов. Составными частями "системы" С.Ю.Витте являлисьтаможенная защита отечественной промышленности отиностранной конкуренции (основы этой политики былизаложены еще таможенным тарифом 1891 г.), широкоепривлечение зарубежных капиталов в виде займов иинвестиций, накопление внутренних финансов ресурсов спомощью казенной винной монополии и усиления косвенногоналогообложения. Государство активно "насаждало"промышленность, оказывая содействие (административное иматериальное) в возникновении новых и расширениисуществующих предприятий. Одной из крупнейших мер,осуществленных С.Ю.Витте в рамках реализации его"системы", явилось введение в 1897 г. золотого денежногообращения. Золотое содержание рубля при этом уменьшилосьна 1/3. Кредитный рубль приравнивался к 66 2/3 коп,золотом. Государственный банк, ставший эмиссионнымучреждением, получил право выпускать не обеспеченныезолотом кредитные билеты на сумму не более чем в 300 млнруб. Финансовая реформа способствовала стабилизации курсарубля и притоку в Россию иностранных капиталов. Содействуя развитию российской промышленности, "система"С.Ю.Витте отличалась противоречивостью. Широкоегосударственное вмешательство в экономику, способствуя визвестном отношении быстрой капиталистической эволюцииРоссии, с другой стороны, мешало естественному становлениюбуржузных структур. Форсированная индустриализацияосуществлялась за счет перенапряжения платежных силнаселения, прежде всего - крестьянства. Таможенныйпротекционизм оборачивался неизбежно ростом цен напромышленные товары. На положении широких народных массотрицательно сказывалось усиление налогообложения.Важнейшим средством пополнения государственного бюджетастала винная монополия. В 1913 г. она обеспсчнвала 27-ЗО%всех бюджетных поступлений. Негативно отражавшаяся наблагосостоянии широких слоев населения политикафорсированной индустриализации сыграла известную роль вподготовке революционного взрыва в 1905 г. Отставка С.Ю.Витте с поста министра финансов в 1903 г. непривела к пересмотру основ политики самодержавия в областипромышленности. Разумеется, достигнутый к 900-м годамуровень экономического развития России, русско-японскаявойна и революция 1905-1907 гг., расстроившиегосударственные финансы, перемены вобщественно-политической жизни страны, вызванныереволюцией, - все это вынуждало правительство вноситьизвестные коррективы в тот курс, который осуществлял всвое время С.Ю.Витте. Так, государство отказалось отпрямого "насаждения" промышленности. Тем не менее,поскольку задача ускоренного развития отечественнойиндустрии оставалась по-прежнему актуальной, постолькупроводившаяся царским правительством промышленная политика(вплоть до начала первой мировой войны) в целом являласьпродолжением "системы" С.Ю.Витте. Курс самодержавия на форсированную индустриализацию страныдал весомые результаты. 90-е годы XIX в. ознаменовалисьпромышленным подъемом невиданной прежде продолжительностии интенсивности. С большим размахом велось железнодорожноестроительство, К 1900 г. было построено 22 тыс. верстжелезных дорог, т.е. больше, чем за 20 предыдущих лет. К900-м годам Россия располагала второй в мире попротяженности сетью железных дорог. Интенсивноежелезнодорожное строительство стимулировало развитиепромышленности, в первую очередь - тяжелой. Российскаяиндустрия росла самыми высокими в мире темпами. В целом загоды подъема промышленное производство в стране более чемудвоилось, причем производство средств производстваувеличилось почти в три раза. Экономический подъем сменился острым промышленныммкризисом, первые симптомы которого проявились в самомконце 90-х годов XIX в. Кризис продолжался до 1903 г.Прирост промышленного производства в эти годы сократилсядо минимума (в 1902 г. он составил лишь 0,1%), однако всилу разновременности охвата кризисом отдельных отраслейобщего уменьшения объема выпускаемой продукции ненаблюдалось. Первое десятилетие XX в. для отечественнойпромышленности было неблагоприятным временем. На ееразвитие негативно повлияли русско-японская война иреволюция 1905-1907 гг. Тем не менее промышленный рост непрекращался, составив за 1904-1909 гг. в среднегодовомисчислении 5%. Повышательная тенденция в экономическойконъюнктуре обозначилась в конце 1909 г., а с 1910 г.страна вступила в полосу нового промышленного подъема,продолжавшегося до начала первой мировой войны.Среднегодовой прирост промышленной продукции в 1910-1913гг. превысил 11%. Отрасли, производящие средствапроизводства, увеличили за этот же период выпуск продукциина 83%, а отрасли легкой промышленности - на 35,3%. Приэтом необходимо отметить, что до начала первой мировойвойны еще не успели дать должного эффекта увеличившиеся вгоды подъема капиталовложения в промышленность и еетехническая модернизация. Рост крупной индустрии сочеталсяв России с развитием мелкого производства, промыслов.Наряду с 29,4 тыс. предприятий фабрично-заводской и горнойпромышленности (3,1 млн рабочих и 7,3 млрд руб. валовойпродукции) в стране накануне первой мировой войны имелось150 тыс. мелких заведений с числом рабочих от 2 до 15человек. Всего на них было занято около 800 тыс. человек,а продукции выпускалось на 700 млн руб. В целом общие итоги развития отечественной индустрии вконце XIX - начале XX в. были весьма внушительны. Пообъему промышленного производства Россия в 1913 г.занимала 5-е место в мире, уступая лишь США, Германии,Англии и Франции. При этом, хотя объем промышленнойпродукции Франции был примерно вдвое больше, чем России,такое превосходство достигалось главным образом за счетряда отраслей легкой и пищевой промышленности. По выплавкеже стали, прокату, машиностроению, переработке хлопка ипроизводству сахара Россия опережала Францию и находиласьна 4-м месте в мире. По добыче нефти Россия Б 1913 г.уступала только США. Несмотря на впечатляя ющие успехи вразвитии промышленности, Россия оставалась все жеаграрно-индустриальной страной. Валовая продукцияземледелия и животноводства в 1913 г. в 1,5 раза превышалаваловую продукцию крупной промышленности. Весьмазначительно страна отставала от наиболее развитыхгосударств по производству промышленных товаров на душунаселения. По этому показателю США и Англия в 1913 г.превосходили Россию примерно в 14 раз, а Франция в 10 раз.Таким образом, несмотря на исключительно высокие темпыпромышленного роста, Россия по уровню экономическогоразвития по-прежнему уступала к началу первой мировойвойны другим великим державам. Монополистические объединения в российской промышленности С конца XIX в. в хозяйственной жизни России обозначилисьте же самые тенденции, которые были свойственны в этовремя экономике передовых стран. В промышленности шлипроцессы концентрации производства. В 1890 г. крупныепредприятия (с годовым производством на сумму от 100 тыс.руб. и выше) преобладали в 8 отраслях, доля которых вваловой продукции промышленного производства составляла42,4%, а в 1908 г. - в 23, производивших около 87 % всейпромышленной продукции. По уровню концентрациипроизводства российская промышленность занимала ведущееместо в мире. Однако высокая концентрация производства вРоссии являлась в значительной степени результатом высокойконцентрации легкой (прежде всего - текстильной)индустрии, чья доля в общем объеме промышленногопроизводства превосходила долю тяжелой. Крупныепредприятия существовали здесь, так сказать, изначально, иих возникновение не было связано с переходом российскогокапитализма в монополистическую фазу. С другой стороны,высокая концентрация тяжелой промышленности, в частностимашиностроения, была во многом обусловлена отсутствием навнутреннем рынке достаточного спроса на ее продукцию. Этообстоятельство вынуждало владельцев заводов выпускатьсамый разнообразный ассортимент товаров, что было под силутолько очень крупным предприятиям. Таким образом, высокаяконцентрация промышленности в значительной степениотражала недостаточно интенсивное экономическое развитиестраны. Известную роль здесь играло, впрочем, также ииспользование накопленного на Западе опыта организациипромышленности. Концентрация производства была тесно связана сконцентрацией и централизацией капитала. Конец XIX -начало XX в. стали временем бурного развития в Россииакционерно-паевых предприятий. К 900-м годам они прочнодоминировали в отраслях промышленности, пыпускавших 2/3всей продукции. Чрезвычайно большого размаха акционерноеучредительство достигло в период предвоенногопромышленного подъема (было открыто 757 обществ скапиталом в 1112 млн руб.). Концентрация производства, концентрация и централизациякапитала закладывали в принципе базу для возникновенияпромышленных монополий. Правда, не всякая концентрацияпроизводства вела с необходимостью к их образованию. Так,высококонцентрированная московская текстильнаяпромышленность, занимавшая но объему производствадоминирующие позиции в спечественлой индустрии, оказаласьвесьма слабо затронута процессом монополизации.Функционировавшие в этой отрасли крупные предприятия, имеяперед собой огромный рынок, не испытывали затруднений сосбытом и не ощущали сколько-нибудь остро потребности вобъединении. Вместе с тем в ряде отраслей тяжелойпромышленности наличие небольшого числа крупныхпредприятий создавало благоприятные условия длявозникновения монополий, несмотря на относительноневысокий уровень развития этих отраслей. Деятельностьмонополистических объединений в России была запрещеназаконом. Однако царские власти, как правило, не применялипротив них карательных мер, хотя нередко отношениябюрократии с монополиями складывались далеко неидиллически. Первые монополистические объединения в форме картелей исиндикатов появились в России еще в 80-е годы XIX в.Важным этапом в процессе монополизации отечественнойпромышленности стали 1900-1910 гг. В условияхнеблагоприятной экономической конъюнктурымонополистические объединения (главным образом - в видесиндикатов) создавались в различных отрасляхпромышленности ("Продамета" - в металлургической."Продуголь" - в угольной и т.п.). Особенно быстрымитемпами монополизация промышленности пошла в годыпредвоенного экономического подъема, когда укреплениепозиций старых объединений сочеталось с интенсивнымсозданием новых. В этот период в России появляютсямонополии высшего типа - тресты и концерны. Впрочем,вплоть до начала первой мировой войны средимонополистических объединений количественно по-прежнемупреобладали картели и синдикаты, что свидетельствовало осравнительно низком уровне развития монополистическогокапитализма. Банки и промышленность. Формирование финансового капитала 90-е годы XIX в. стали важнейшим этапом в развитииакционерных коммерческих банков и складывании банковскойсистемы в России. За десятилетие капиталы и все пассивыкоммерческих банков увеличились более чем в два раза.Особенно заметно возросла финансовая мощь петербургскихбанков, которые приобрели действительно всероссийскоезначение. Экономический подъем 90-х годов XIX в. подтолкнулроссийские, прежде всего петербургские, банки кфинансированию промышленности, что положило началопроцессу сращивания банковского и промышленного капитала.Крупнейшие банки обзаводились своими сферами интересов впромышленности. Так, к 1900 г. Петербургский Международныйбанк был заинтересован более чем в 30, а Петербургскийучетный и ссудный банк - почти в 30 предприятиях. Вдеятельности различных промышленных обществ активноучаствовали такие банки, как Русский для внешней торговли,Русский торгово-промышленный, Петербургский частный. Наоснове совместного финансирования промышленности началискладываться банковские группы. В 90-е годы XIX в. связи банков с промышленностью были ещеочень непрочными. Большую роль в развитии процессасращивания банковского и промышленного капиталов сыгралэкономический кризис 1900-1903 гг. В условиях крайненеблагоприятной хозяйственной конъюнктуры банки стремилисьпорвать контакты с предприятиями, в финансировании которыхони участвовали в годы подъема. Однако сделать этоудавалось далеко не всегда. Более того, зачастуюприходилось поддерживать такие предприятия новымикредитами. В результате в период кризиса приколичественном сокращении связей банков с промышленностьюпрочность уцелевших контактов повысилась. Процесс слияния банков с промышленностью и формированияфинансового капитала приобрел значительный размах в годыпредвоенного экономического подъема. В 1914 г. Россияобладала высокоразвитой банковской системой, главную рольв которой играли Государственный банк и акционерныекоммерческие банки (активы последних достигали почти 5млрд руб.). В 1914 г. в стране насчитывалось 53акционерных коммерческих банка, имевших 778 филиалов, изкоторых 574 принадлежало 13 петербургским банкам. В годыподъема в России сложились мощные банковские монополии.Пять крупнейших банков (Русско-Азиатский, ПетербургскийМеждународный, Русский для внешней торговли,Азовско-Донской и Русский торгово-промышленный) к 1914 г.сосредоточили в своих руках почти половину ресурсов иактивных операций всех российских акционерных коммерческихбанков. Впрочем, растущая монополизация банковского деласочеталась в предвоенной России с исключительно быстрымувеличением числа провинциальных банков (Обществ взаимногокредита), кредитной кооперации. Активно внедряясь в 1910-1914 гг. в промышленность, банкистали той силой, которая обусловила рост монополистическихобъединений. Русско-Азиатский банк выступил в ролиорганизатора мощного военно-промышленного концерна извосьми контролируемых им металлообрабатывающих предприятийс общим акционерным капиталом в 85 млн руб. Эта группасосредоточила в своих руках все частное производствоартиллерии в России, часть производства судов дляБалтийского флота, значительную долю выпуска снарядов имин. Под эгидой Международного коммерческого банка былисозданы тресты: "Коломна - Сормово", монополизировавшийсудостроение в бассейне Волги, и "Наваль - Руссуд",осуществлявший сооружение кораблей для Черноморскогофлота. Помимо собственно промышленности, влияние банковраспространилось на железнодорожные и страховые общества,пароходства и т.п. Процесс сращивания банковского и промышленного капиталовзатронул главным образом отрасли тяжелой индустрии. Наоснове внедрения в эти отрасли банков, прежде всего -петербургских, и шел процесс формирования финансовогокапитала, складывалась российская финансовая олигархия. Вцитадели отечественного промышленного капитализма -московской текстильной промышлеиности - ситуация былаиной. Действовавшие здесь предприниматели (некоторые изних имели свои банки), получая особо большую прибыль (она,например, в 14 раз превышала валовую прибыль всех угольныхпредприятий Донецкого бассейна) и располагая крупнымиличными состояннями, расширяли свои заведения за счетсобственных средств или средств родственников. В этойсвязи основа для внедрения банковского капитала втекстильную промышленность отсутствовала. Таким образом,обозначившиеся с конца XIX в. изменения в отношенияхбанков с промышленностью еще не затронули крупнейшуюотрасль отечественной индустрии. Иностранные капиталы в России. Экспорт российскихкапиталов В экономическом развитии России конца XIX - начала XX в.значительную роль сыграли иностранные инвестиции. К концуXIX в. в Западной Европе имелось немало свободныхкапиталов, искавших приложения. Более низкая, чем наЗападе стоимость рабочей силы делала Россию весьмаподходящим объектом для инвестиций в глазах зарубежныхвкладчиков. Царское правительство стремилось создатьблагоприятные условия для иностранных вложений вроссийскую экономику, пытаясь тем самым возместитьнехватку отечественных капиталов. Иностранные капиталыиспользовались с двоякими целями - для развитияпроизводительных сил (вложения в народное хозяйство) и дляпокрытия бюджетных дефицитов (государственные займы). Приэтом производительные вложения реализовывались в двухформах: предпринимательской (акционерной) и в ссудной(облигационной). Капиталы импортировались в Россию восновном из Франции, Англии, Германии и Бельгии. Усилившийся к концу XIX в. приток иностранных капиталов вроссийскую экономику направлялся в промышленность, главнымобразом в тяжелую, в отраслях которой зарубежныеинвестиции достигали 3/5 всей суммы капиталовложений, вбанковское дело и т.п. В советской исторической литературес 30-х годов (под влиянием соответствующих оценокИ.В.Сталина) утвердилось представление о превращенииРоссии в начале XX в. в полуколонию западноевропейскихдержав. Исследования, проводившиеся во второй половине 50- начале 60-х годов, показали необоснованность этоготезиса. Действительно, иностранные капиталы,направлявшиеся в колониальные и полуколониальные страны,приспосабливали местную экономику к нуждам метрополии. ВРоссии же была совершенно иная ситуация. Предприятия, кудавкладывались зарубежные капиталы, становились органическойчастью российской экономики, а не филиалами заграничныхмонополий, как это имело место в колониях и полуколониях.Устремлявшийся в народное хозяйство России иностранныйкапитал был представлен различными финансовымигруппировками, между которыми шла острая конкурентнаяборьба. Используя это обстоятельство, российский капитал,при всей своей относительной слабости, мог выступать вроли более или менее равноправного партнера зарубежныхфинансовых центров. Вообще после экономического кризиса1900-1903 гг., нанесшего чувствительный ущербдействовавшим в России иностранным акционерным обществам,зарубежные вкладчики стали направлять свои инвестиции вроссийские компании, в рамках которых осуществлялосьширокое сотрудничество местной и иностранной буржуазии. Впериод предвоенного экономического подъема удельный весроссийского капитала повысился практически во всехотраслях промышленности. Если зависимость народного хозяйства России от иностранныхкапиталов обнаруживала явную тенденцию к ослаблению, тофинансовая зависимость царского правительства открупнейших держав, напротив, возрастала. К 1914 г. внешнийгосударственный долг страны составил 5,4 млрд. руб.Главным кредитором России являлась Франция, спасшаясамодержавие с помощью огромного займа (843 750 тыс. руб.)от финансового краха во время революции 1905-1907 гг. Необходимо отметить, что, являясь сама объектом ввозаиностранного капитала, Россия вместе с тем такжеэкспортировала капиталы за рубеж, прежде всего - вотсталые государства Востока (Китай, Персия). Впрочем,вывозились преимущественно государственные или дажезаемные капиталы. Их размещение в соответствующих странахобусловливалось не столько экономическими, скольковоенно-политическими соображениями, а также стремлением"застолбить" на будущее внешние рынки для частногокапитала. Важную роль в проведении этой линии игралисозданные в 90-е годы XIX в. Учетно-ссудный банк Персии(фактически филиал Государственного банка) иРусско-Китайский банк, который был основан на казенные ииностранные деньги и контролировался правительством. Вцелом достигнутый страной уровень экономического развитияеще не позволял частному капиталу активно действовать назарубежных рынках. Аграрный строй России на рубеже двух веков С быстрым промышленным прогрессом в пореформенной Россиирезко контрастировала ситуация, сложившаяся к началу XX в.в сельском хозяйстве. Аграрный строй России являл собойсложное сочетание полукрепостническнх,раннекапиталистических и собственно капиталистическихструктур. Разумеется, новые буржуазные отношенияпрокладывали себе дорогу и в сельском хозяйстве, хотя этотпроцесс шел замедленными темпами. Форсируякапиталистическую индустриализацию страны, самодержавиеупорно консервировало в русской деревне архаичныеполукрепостнические порядки. Вопрос о соотношении в сельском хозяйстве Россиибуржуазных и добуржуазных элементов, о характере ееаграрного строя на рубеже веков до сих пор остаетсядискуссионным. После ликвидации крепостного права 4/5 надельныхкрестьянских земель перешли в общинное землепользование.Община отвечала за уплату ее членами податей, осуществлялараскладку налогов между крестьянами, земельные переделы.Царизм вплоть до революции 1905-1907 гг. поддерживалобщинные порядки, используя их для управлениямногомиллионными крестьянскими массами, и рассматривал ихкак средство, препятствовавшее чрезмерному обогащениюодних хозяйств и обеднению других. К началу XX в. в деревне сложились взрывоопасная ситуация.Особую остроту приобрела проблема крестьянскогомалоземелья. Правда, в последние десятилетия XIX в.площадь угодий, принадлежавших крестьянам, неуклонноувеличивалась. Однако этот процесс, как и усилившийсяотток крестьян в города, не компенсировал высокогоестественного прироста сельского населения, которыйоборачивался сокращением землеобеспеченности отдельныххозяйств. Господство общинных порядков, отсутствие убольшинства крестьян необходимых средств препятствовалипереходу основной массы хозяйств на интенсивный путьразвития, базирующийся на совершенствованииагротехнологии. Производительные силы деревни оставалисьна весьма низком уровне. Правда, Россия давала в 90-е годыXIX в. 50% мирового урожая ржи и выступала в качествеодного из главных поставщиков на мировом хлебном рынке,вывозя около 1/5 общего сбора зерновых. Однако урожайностьс гектара была низкой (6- 7 ц). Вызванный неурожаем голод1891-1892 гг. (от него и от сопутствовавшей голодуэпидемии холеры умерло по различным подсчетам от 375 доболее чем 500 тыс. человек) свидетельствовал онеблагополучной ситуации, складывавшейся в сельскомхозяйстве страны. Показательно, что смертность вроссийской деревне была выше, чем в городе, в то время какв европейских странах наблюдалась обратная картина.Мировой аграрный процесс конца XIX в., форсированнаяиндустриализация страны, осуществлявшаяся во многом засчет перенапряжения платежных сил сельского населения,усугубили положение российского крестьянства. В этих условиях необходимость пересмотра политикисамодержавия в отношении деревни становилась все болееощутимой. С 1902 г. данной проблемой занялись Особоесовещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности подруководством С.Ю.Витте и Редакционная комиссия приМинистерстве внутренних дел. Если Редакционная комиссия витоге высказалась лишь за некоторую модернизациютрадиционной политики правительства в крестьянскомвопросе, то позиция Особого совещания была иной и вомногом предвосхищала основные принципы столыпинскойаграрной реформы. Попытки власти разрешить наболевшиепроблемы российской деревни, однако, безнадежнозапаздывали. Ни один из предложенных рецептов не былреализован до 1905 г. Некоторые изменения взаконодательстве (например, отмена круговой поруки) малочто меняли в положении крестьян. Лишь в ходе революции1905-1907 гг. самодержавие встало, наконец, на путьпреобразования российской деревни, что и нашло своеотражение в аграрной реформе П.А.Столыпина. Социальная структура России в конце XIX - начале XX в. Конец XIX - начало XX в. отмечен быстрым уволичениемчисленности населения Российской империи. За период с 1897г. (когда была проведена первая всероссийская перепись) по1913 г. оно возросло на 1/3 и перед первой мировой войнойсоставляло 165,7 млн человек (без Финляндии). Такойзначительный рост достигался за счет высокого уровнярождаемости (в 1909-1913 гг. на тысячу населенияприходилось 44 родившихся) и снижения смертности, которая,впрочем, в России в 1913 г. была выше, чем в наиболееэкономически благополучных странах (в 1911-1913


Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 93; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.205.167.104 (0.022 с.)