ТОП 10:

В уголовном судопроизводстве»



 

Уголовно-процессуальную деятельность по осуществлению судебного контроля в системе уголовного судопроизводства можно рассматривать в единстве как некую целостность, сложившуюся исторически. Длительное время правовая система русского государства отличалась национальной самобытностью. Практически с конца ХVI- начала XVIIвв., со времени издания Судебников 1497 и 1550 гг., начинает свое существование институт «ревизии уголовных дел высшими местами и лицами», который позднее, в XVIIIвеке, получил название апелляции. Только с начала ХVIII века, с реформами Петра, на правовую систему России начали оказывать существенное влияние другие правовые системы – немецкая и французская. По своему содержанию апелляционное производство XVIII-XIX вв. (до 1864 г.) было ревизионным. Судебная реформа 1864 г., отраженная в четырех законодательных актах, принятых 20 ноября 1864 г., значительно изменила судебную систему. Следствием судебной реформы 1864 г. было коренное изменение всего судебного строя России того времени. В результате судебной реформы 1864 г. впервые в истории русского права была провозглашена публичность судебных процессов, устность, право обвиняемого на защиту, разграничена деятельность полиции и судебного следователя. Обеспечение законности судебного следствия и прав обвиняемого при его производстве были важнейшими условиями в уголовном процессе по реформе 1864 года. В данной главе прослеживается неразрывная связь исторических событий XIX века с современностью: в конце ХХ века идеи радикальных изменений уголовного процесса, его принципов, форм в сторону демократизации и гуманизации были сформулированы в Концепции судебной реформы Российской Федерации 1991 года. Одними из важнейших направлений судебной реформы в частности названы: расширение возможности обжалования в суде неправомерных решений должностных лиц, усиление судебного контроля за законностью применения мер пресечения и других мер процессуального принуждения; организация судопроизводства на принципах состязательности, равноправия сторон, презумпции невиновности подсудимого. Так, был сформулирован ряд концептуальных положений о возвращении в уголовный процесс России судебного контроля за соблюдением конституционных прав и свобод граждан на предварительном следствии. Судебная практика также способствует реализации конституционного права граждан на судебную защиту, о чем свидетельствуют важнейшие Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Постановления Конституционного Суда. После вступления в действие 5 мая 1998 г. на территории России Европейской конвенции о защите прав и основных свобод, граждане получили возможность обращаться с жалобами в Европейский Суд по правам человека, используя этот механизм для защиты своих интересов и по уголовным делам. Характерно, что уголовно-процессуальные гарантии составляют основу Европейской Конвенции. Это связано с тем, что Совет Европы рассматривает гарантии личной свободы и право на справедливое судебное разбирательство (статьи 5 и 6 Конвенции) как важнейшие. Достаточно отметить, что большинство решений Европейского суда по правам человека принято по жалобам на нарушение именно этих статей Конвенции. Отныне граждане Российской Федерации вправе обратиться в этот суд за защитой своих прав, а на российскую правовую систему распространяются прецеденты Европейского суда – несколько сотен вынесенных им решений. Необходимость создания механизма возврата к рассмотрению уголовного дела по существу уже после вынесения «окончательных решений» в связи с новыми обстоятельствами в виде постановлений Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека диктуется складывающейся правоприменительной практикой и возможностью на внутригосударственном уровне законодательно урегулировать ее взаимоотношения с высшими судебными инстанциями России и Европы.

Таким образом, судебный контроль по уголовным делам претерпел исторические изменения, и их этапы можно представить следующим образом: 1) возникновение и развитие судебно-контрольных инстанций в дореформенное время (1550-1864); 2) судебная реформа XIX и ее развитие до начала 1917 г. (1864-1917); 3) реформа системы судебных контрольных инстанций в 1917- 20-х гг. ХХ в. (1917-1936); 4) судебные контрольные инстанции по Конституции СССР 1936 г. и их развитие до начала 90-х годов ХХ (1936-1991); 5) судебный контроль в период становления нового уголовно-процессуального законодательства (1992 –2002); 6) система судебного контроля в уголовном судопроизводстве России (2002-2004 гг.).

Правовые истоки традиционных, исторически сложившихся форм уголовного процесса, дошли до нас из Древней Греции и Древнего Рима, феодальной Франции, буржуазной Германии, Англии и США: обвинительный, розыскной, смешанный и состязательный. Правоприменительный опыт зарубежных стран помогает увидеть и представить сравнительно-правовой аспект при осуществлении судебного контроля и правосудия по уголовным делам. Так, в Соединенных Штатах Америки нет единой судебной системы. Процессуальное право каждого штата (имеет он или не имеет свой Уголовно-процессуальный кодекс) самостоятельно и независимо от федерального права, как и независимы конституция и суды отдельных штатов. Однако, при всей пестроте законодательства отдельных штатов некоторые положения конституции стали общими правилами судопроизводства по уголовным делам: право обвиняемого иметь защитника, право обвиняемого подвергать свидетелей обвинения перекрестному допросу, имеет право на очную ставку со свидетелем, показывающим против него, право на принудительное выдвижение свидетелей со своей стороны, право на скорый публичный суд, принудительный вызов свидетелей, на помощь адвоката для его защиты, а также на присутствие вместе с адвокатом на очной ставке со свидетелями, показывающими против обвиняемого. Законодательное собрание штата вправе предусмотреть дачу показаний свидетеля в присутствии обвиняемого и его адвоката. Очень существенным правилом оказалось запрещение свидетельствовать самому гражданину против самого себя. Общим правилом является требование о доставлении арестованного к магистру суда, где будет рассматриваться дело, для подтверждения ареста. Кроме того, обновленное законодательство стран СНГ и Балтии о судебной системе и уголовном процессе, которое в последнее время претерпело существенные изменения, но общее направление развития правовой мысли о судебном контроле и правосудии продолжает совершенствоваться и обновляться. Таким образом, можно сделать вывод о том, что история и современность, теория и практика формирования научных идей в отечественном уголовном процессе и уголовном процессе западных стран о судебных системах, неизбежно переплетаясь, свидетельствуют о преемственности идей, возможностей в правоприменении. Зарубежный опыт помогает сравнивать правовое мышление общества, законодателя, правоприменителя и осознать значимость системы судебного контроля, формирующейся в отечественном уголовном судопроизводстве.

В связи с кардинальными изменениями в экономике, политике, праве начала 90-х гг. ХХ столетия, провозглашения принципа разделения властей. В правовом государстве именно судебная власть является реальной основой государственности, институтом, обеспечивающим социальный мир, правопорядок и стабильность в обществе. В соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 г. государство должно создавать такой механизм защиты прав и свобод человека, который обеспечил бы подлинное развитие правосознания, укрепить правовую защищенность граждан и юридических лиц. В уголовно-процессуальных отношениях последовательно стали претворяться принципиально новые положения, сформулированные Концепцией судебной реформы в Российской Федерации 1991 года. Конституция РФ 1993 года определила перечень конституционных прав граждан, которые не подлежат ограничению даже в условиях чрезвычайного положения (ч.3 ст.56). Среди них: право на судебную защиту (ч.1 ст.46); на судебное обжалование действий (бездействий) и решений органов государственной власти (ч.2 ст.46); право на рассмотрение дел по подсудности (ч.1 ст.47); презумпция невиновности (ч.1 ст.49); запрет на повторное осуждение за одно и то же преступление (ч.1 ст.50); запрет при осуществлении правосудия на использование доказательств, полученных с нарушением закона (ч.2 ст.50); право о пересмотре судебного решения вышестоящим судом (ч.3 ст.50). Судебная власть в системе иных ветвей власти самостоятельна и полновесна и в силу своего высокого статуса, компетентности, авторитетности, именно она должна гарантировать обеспечение конституционных прав и свобод личности, в том числе и в сфере уголовного судопроизводства.

Понятие судебного контроля в досудебном производстве ряд авторов связывает с разрешением возникающих при этом социально-правовых конфликтов (А.П.Гуськова, В.А.Лазарева, Ю.К.Якимович). Вопрос о судебной власти и её государственном характере издавна обращал на себя внимание юридической и философской науки всей страны. Наибольшее значение он приобрел в конце ХVIII века, когда на Западе Европы приобрели актуальность взгляды Дж.Локка, Ш.Монтескье о разделении властей. Как отмечал профессор Н.Н.Розин, сила суда неразрывно соединяется с исключительностью судебной власти, где сосредоточивается юрисдикционная функция государства, что способствует образованию прочных судебных традиций и единства правосудия[8]. Рядом с исключительностью судебной власти должна стоять её полнота. Как пишет профессор Н.Н.Розин, в вопросе о полноте судебной власти в нашем праве (в России) заслуживают быть отмеченными ст.ст.8-11 Устава уголовного судопроизводства, которыми установлено право контроля судей и прокуратуры над порядком задержания и заключения под стражей, т.е. созданы некоторые гарантии личной свободы. Мировые судьи имели право посещать эти места только в тех случаях, если до «сведения их дошло», что в местах заключения содержатся под стражей без соблюдения установленного порядка (ст.ст.10-11 Уст.уг.суд). Представляется, что именно здесь исторически заложен ключ к пониманию функции судебного контроля в отечественном уголовном судопроизводстве. Суд по уголовному делу разрешает один конфликт публичного характера - уголовно-правовой: между государством и лицом, совершившим преступление. Именно суд – орган правосудия и он его вершит, признавая или не признавая лицо виновным, назначая или освобождая его от наказания. При осуществлении судебного контроля представляется, что преследуются другие цели судебной деятельности. Закон возлагает на суд обязанность осуществлять контроль в досудебном производстве, дабы обеспечить законность при установлении юридически значимых обстоятельств: сбора фактического материала, необходимого как для выяснения внешнего состава преступного деяния (следственные действия), так и для предполагаемой виновности подозреваемого (меры уголовно-процессуального принуждения), а также обеспечения всей требуемой законом формы процесса (процессуальные решения). Да, суд – орган правосудия, да, к нему должен быть обеспечен доступ. Как отмечает профессор А.Х.Гольмстен, санкционирующая деятельность суда сохраняется за ним в полной мере и при отсутствии какого-либо правонарушения и принуждения: простое отрицание противника, простое утверждение за собой известного права влечет санкционирующую судебную деятельность с её результатом – судебным решением. Эта деятельность чужда суду, потому что при отсутствии столкновения, суд не должен проявлять своей санкционирующей деятельности, но закон «навязывает ему эту деятельность; другие органы с одинаковым успехом могли бы выполнить это дело»[9]. Профессор И.Я.Фойницкий выделял в своих работах специфичность судебной власти в досудебном производстве: именно судебные следователи, по должности принадлежавшие к судебному ведомству осуществляли контроль за применением принуждения и сбором доказательств: «похвальное уважение вызывают провозглашенные судебными уставами требования ставить осмотр корреспонденции под контроль суда»[10]. Думается, что именно с позиций разрешения материально-правового конфликта по уголовному делу (одного, а не множества) и необычно для нашего времени и понимания, И.Я.Фойницкий трактовал образ богини юстиции, по преимуществу уголовной – Фемиды: в этой символичной форме меч – эмблема потребностей материального существования, женская фигура с повязкой на глазах – эмблема потребностей чувственных, весы - эмблема потребностей интеллектуальных[11].

Переосмысление роли суда в системе уголовной юстиции началось практически одновременно с началом судебно-правовой реформы в конце 80-х -начале 90-х гг. XX в. Отмечалось, что суды, находясь в центре системы уголовной юстиции, выступали как органы борьбы с преступностью. Это неизбежно вытекало из того, что законодатель ставил перед всеми органами уголовной юстиции общую задачу борьбы с преступностью. Законодатель обращался ко всем представителям правоохранительных органов с общим требованием «О решительном усилении борьбы с преступностью» (Постановление Верховного Совета СССР от 4 августа 1989 года), обязывая в равной степени следственные органы и суды «с максимальной строгостью рассматривать случаи совершения различных преступлений». Однако правовые позиции Конституционного Суда РФ постепенно освободили суд от несвойственной ему функции обвинения в условиях состязательности, что явилось важнейшим этапом в реализации судебно-правовой реформы. Решение этих вопросов обеспечили судебную защиту прав личности по уголовным делам и исключение из уголовного законодательства многих недемократических форм процессуального контроля: возбуждение уголовного дела судом по своему усмотрению; возвращение дела судом на дополнительное расследование; продолжение рассмотрения уголовного дела при отказе прокурора от государственного обвинения. Изучение действующего уголовно-процессуального законодательства по исследуемому вопросу, практики его применения и специальной литературы позволяет сделать вывод о необходимости системного исследования проблем современного судебного контроля, рассмотреть целый комплекс вопросов. Первым аспектом, на наш взгляд, является определение судебного контроля как принципа уголовного судопроизводства, направленного на реализацию судебной власти в досудебном производстве по уголовному делу, во-первых, при применении мер уголовно-процессуального принуждения или ограничении конституционных прав граждан, во-вторых, при осуществлении судебной проверки жалоб и заявлений граждан о нарушении их конституционных прав и свобод, в-третьих, судебный контроль, являющийся формой судебной власти в досудебном производстве по уголовному делу, правомерно рассматривать как проявление судебной защиты. Представляется возможным предложить внести в УПК РФ новую статью, сформулировав ее следующим образом: ст.8-1 «Судебный контроль по уголовным делам». На наш взгляд, формулирование единого принципа судебного контроля в уголовном производстве позволит на практике реализовать конституционные принципы защиты прав и интересов личности в досудебном производстве, а также в вышестоящих судебных инстанциях.

Представляется, что вторым аспектом при определении правовой природы судебного контроля в досудебном производстве и при осуществлении ревизионного начала в уголовном судопроизводстве является определение его конкретных форм, складывающихся исторически и отражающих особенности отечественного уголовного судопроизводства. Третьим, не менее важным аспектом, при определении правовой природы судебного контроля является определение его значимости с точки зрения конституционного права на судебную защиту. Таким образом, представляется возможным исследовать понятие, социальное назначение и правовую природу судебного контроля по уголовным делам как многофункциональную уголовно-процессуальную деятельность суда, призванную обеспечить защиту конституционных прав и свобод личности в досудебном производстве, гарантирующую постоянную проверку законности и обоснованности действий и судебных решений не вступивших и вступивших в законную силу.

В досудебном производстве судебная власть реализуется в форме судебного контроля, который происходит в различных формах (судебное обжалование действий и решений следователя и прокурора, получение разрешения на производство процессуальных действий и решений, оперативно-розыскных мероприятий, затрагивающих права и свободы личности).Таким образом, система судебного контроля в уголовном судопроизводстве – это организованная (упорядоченная) совокупность: а) юридических фактов, порождающих правоотношения в сфере контрольно-проверочной судебной деятельности, б) уголовно-процессуальных норм, регламентирующих данную деятельность, в) судебных органов, полномочных принимать решения, г) уголовно-процессуальной деятельности субъектов возникающих при этом правоотношений, направленной на защиту прав и законных интересов физических, и юридических лиц, обеспечивающей целостное функционирование судебной власти в уголовном судопроизводстве прав.

Вопросы о видах и формах судебного контроля в досудебном производстве, о возможности его существования в судебных стадиях, а также об определении соотношения судебного контроля и традиционного судебного надзора являются наиболее дискуссионными. В.А.Лазарева, исследуя судебный контроль, неизбежно связывает его с судебной защитой и предлагает назвать судебным контролем за соблюдением прав и свобод человека и гражданина[12]. Представляется, что судебная зашита прав граждан должна присутствовать при определении, например, социального назначения судебного контроля в досудебных стадиях, но при исследовании его форм необходимо определить предмет судебного контроля в досудебных стадиях и в вышестоящих судебных инстанциях, в частности, соотношение с традиционным понятием уголовного судопроизводства – судебным надзором. Как отмечается в литературе, новый УПК РФ избегает в терминологии понятия «судебный надзор», хотя как таковой он, конечно же, подробно регламентирован процедурами ревизионных судебных инстанций (апелляции, кассации, надзора). Понятие же судебного контроля, по мнению А.Д.Назарова, применимо лишь для проверочной деятельности суда на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, сводится лишь к досудебной проверке законности и обоснованности действий, затрагивающих конституционные права граждан[13]. Л.М.Володина обоснованно, на наш взгляд, отмечает, что правосудие не единственная возможность реализации судебной власти; еще одним способом реализации судебной власти является судебный контроль[14]. Представляется, что УПК РФ 2001г. достаточно четко определил предмет и формы судебного контроля в досудебном производстве. Под контролем суда оказались три ключевых направления защиты прав человека: во-первых, дан перечень следственных и процессуальных действий и решений, осуществляемых при наличии судебного решения (сообщение суду о производстве в необходимых случаях некоторых следственных действий при отсутствии решения суда об этом), во-вторых, определен предмет жалоб и ходатайств участников уголовного процесса, в-третьих, определен процессуальный механизм рассмотрения жалоб и ходатайств, а также получение разрешения на производство следственного действия. Однако новый УПК РФ при всей его демократичности не дает ответов на многие принципиальные вопросы, связанные с реализацией судебного контроля в досудебном производстве. Так, не определен критерий своевременности и необходимости применения какой-либо одной из форм судебного контроля, не определена тактика следственных действий, проводимых под контролем суда, недостаточно четко определены полномочия субъектов судебного контроля. Сказанное выше о трех ключевых направлениях судебного контроля в досудебных стадиях позволяет определить его формы. Во-первых, судебное обжалование действий и решений органа дознания, дознавателя, следователя и прокурора в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые решения затрагивают интересы участников уголовного судопроизводства (ст.123 УПК РФ). Во-вторых, формой осуществления судебного контроля в досудебном производстве можно назвать принятие судебных решений о производстве отдельных следственных и процессуальных действий и решений. Эта форма характеризуется, на наш взгляд, тремя видами судебно-контрольных действий: правомочие суда принимать решения в ходе досудебного производства (ч.2 ст.29 УПК РФ), включая судебные решения на производство оперативно-розыскных мероприятий, принятие судебных решений в отношении отдельных категорий лиц в досудебном производстве по уголовному делу (судебный иммунитет) – ст.ст.448-450 УПК РФ.К третьему виду судебно-контрольной деятельности на досудебном производстве можно отнести принятие судебных решений при осуществлении международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства (часть 5 УПК РФ). Именно этот вид судебного контроля в досудебном производстве активно исследовался и дополнялся законодателем и судебной практикой. В-третьих, заявление ходатайства о проведении предварительных слушаний (п.3 ч.5 ст.217 УПК РФ , ч.3 ст.229 УПК РФ). Право заявить данное ходатайство в досудебном производстве по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела (ч.4 ст.217 УПК РФ) свидетельствует о реальности судебной власти и на этом этапе процессуальной деятельности. Возможно именно на этом этапе после своевременно заявленном ходатайстве, например, об исключении доказательств, следователь или прокурор более внимательно рассмотрит всю совокупность собранных доказательств по делу и признает доказательство недопустимым (ч.3 ст.88 УПК РФ). Современное отечественное уголовное судопроизводство, определившее введение судебного контроля в досудебных стадиях, на наш взгляд, предполагает возможность и необходимость введения в систему судебных органов новой должности - с л е д с т в е н н о г о с у д ь и, который мог бы осуществлять все формы судебного контроля в досудебном производстве по уголовному делу. В связи с этим предлагается внести изменения в Федеральный конституционный закон №1-ФКЗ от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»: 1) ввести в статью 1 «Судебная власть» часть четвертую следующего содержания: «Судебный контроль в досудебных стадиях осуществляет следственный судья судов общей юрисдикции», 2) изменить редакцию части четвертой статьи 4: «К судам субъектов Российской Федерации относятся: конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации, следственные судьи, являющиеся должностными лицами, уполномоченными осуществлять контрольные судебные полномочия в судах общей юрисдикции субъектов Российской Федерации», 3) внести в часть первую статьи 6 слова «следственных судей» после слов «мировых судей», 4) ввести новую статью 11-1 «Следственные судьи». Представляется возможным предложить внести также в ч. 1 ст. 234 УПК РФ «Порядок проведения предварительного слушания» нового субъекта судебной деятельности – следственного судью – и сформулировать эту часть следующим образом: «Предварительное слушание проводится судьей единолично в закрытом судебном заседании с участием сторон, с соблюдением требований глав 33, 35 и 36 УПК РФ с изъятиями, установленными главой 34 УПК РФ. Следственный судья проводит предварительное слушание по основаниям, указанным пп. 1 и 2 ч. 2 ст. 229 УПК РФ». В данном параграфе проанализированы и формы судебного надзора в системе уголовного судопроизводства, который традиционно определялся возможностью пересмотра судебных решений не вступивших и вступивших в законную силу. Совершенствование уголовно-процессуального законодательства конца ХХ – начала XXI вв. привело к тому, что в систему судебного надзора по уголовным делам была введена исторически забытая советским уголовным процессом, но хорошо известная истории судопроизводства России и других стран а п е л л я ц и я (appellatio от appellare – «призывать»). Необходимость применения наиболее понятной и доступной формы пересмотра судебных решений по уголовным делам – апелляции – прослеживается всем ходом исторического становления и развития судебного контроля по уголовным делам в России. Представляется возможным закрепить в действующем уголовно-процессуальном законодательстве России право апелляционного обжалования по всем уголовным делам и изложить ч. 2 ст. 354 УПК РФ в следующей редакции: «В апелляционном порядке рассматриваются жалобы и представления на не вступившие в законную силу приговоры и постановления, вынесенные судами первой инстанции». УПК РФ 2001 г. совмещает основания отмены приговора в апелляционном порядке, в кассационном порядке (ч.1 ст.369 и ст.379 УРК РФ). Единственным различием в правовом статусе этих оснований является отсутствие при рассмотрении дела в кассационном порядке возможности постановления нового приговора, хотя основания для отмены изменения приговора существуют. Традиционно принято считать, что в стадиях кассационного, надзорного и производства по вновь открывшимся обстоятельствам, решаются две задачи – исправление судебных ошибок и руководство судебной практикой. Предметом надзорного производства может стать любой вступивший в законную силу приговор, определение, постановление суда как первой, так и второй инстанции (ст. 433 УПК РФ). Судебный контроль как форма реализации судебной власти был определен и в Уголовно-исполнительном кодексе РФ от 8 января 1997 г. №1-ФЗ. В соответствии со ст.20 «Судебный контроль» суд контролирует исполнение наказаний при решении ряда вопросов, например, об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, о замене неотбытой части наказания мягким видом наказания, об освобождении от наказания в связи с болезнью осужденного и другие. Кроме того, суды рассматривают жалобы осужденных и иных лиц на действия администрации учреждений и органов, исполняющих наказание (ч.2 ст.20 УИК РФ). Право обращаться в суд с жалобами, заявлениями предусмотрено ч.4 ст.12 УИК РФ. Таким образом, формы судебного контроля в системе уголовного судопроизводства складывались исторически и могут быть представлены следующим образом: 1. Судебное обжалование процессуальных действий (решений), затрагивающих интересы участников уголовного судопроизводства в досудебном производстве (ст.123 УПК РФ). 2. Судебная проверка законности и обоснованности действий (бездействий) и решений, способных причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию в досудебном производстве по уголовному делу (ст.125 УПК РФ). 3. Судебный иммунитет в отношении отдельных категорий лиц в досудебном производстве по уголовному делу (ст.ст.448-450 УПК РФ).4. Судебная проверка законности и обоснованности решений при осуществлении международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства (часть V УПК РФ). 5. Заявление ходатайства о проведении предварительных слушаний (п.3 ч.5 ст.217 УПК РФ). 6. Апелляционный порядок рассмотрения уголовного дела (Глава 44 УПК РФ). 7. Кассационный порядок рассмотрения уголовного дела (Глава 45 УПК РФ). 8. Судебный контроль при рассмотрении и разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора (Глава 47 УПК РФ). 9. Пересмотр вступивших в законную силу судебных решений по уголовным делам (Раздел XV УПК РФ). 10. Возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (Глава 49 УПК РФ)

 

ЛЕКЦИИ ПО ТЕМЕ:

«Содержание судебного контроля в досудебном производстве

По уголовному делу»

Возбуждение уголовного дела по УПК РФ 2001 состоит их двух этапов: вынесение постановления о возбуждении уголовного дела и получение согласия прокурора на возбуждения уголовного дела, которые должны восприниматься в единстве. В Определении Конституционного Суда РФ от 27 декабря 2002 года отмечается, что при проверке законности постановления о возбуждении уголовного дела суд уполномочен выяснять, прежде всего, соблюден ли порядок вынесения данного решения, имеются ли поводы к возбуждению уголовного дела, отсутствуют ли обстоятельства, исключающие производство по делу[15]. Содержанием судебно-контрольных полномочий судей в стадии возбуждения уголовного дела являются, во-первых, действия (бездействия) компетентных органов в случае отказа в приеме сообщения о преступлении (ч.5 ст.144 УПК РФ); во-вторых, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (ч.5 ст.148 УПК РФ); в-третьих, постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела (приложение №22); в-четвертых, производство трех следственных действий (осмотр места происшествия, освидетельствования, назначения судебной экспертизы); в-пятых, постановление о возбуждении уголовного дела (ст.19 УПК РФ); в-шестых, дача заключения при решении вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении лиц, указанных в пп.1, 2, 3, 4, 10 ч.1 ст.448 УПК РФ. Изучение материалов по жалобам в суд на процессуальные действия и решения показало, что 18,7% постановлений о возбуждении уголовного дела и 46,8% постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела признаются судом незаконными и необоснованными. Впервые в УПК РФ был введен раздел ХVII «Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц». Судебный иммунитет существует в отношении не всей категории указанных лиц, а только в отношении некоторых из них. Слово иммунитет происходит от латинского immunitas (освобождение от повинности). Он был известен еще со времен Великой Римской империи и как публично-правовой институт складывается из двух элементов: из безответственности и неприкосновенности («Энциклопедия государства и права» под. ред. П.И.Стучка, 1925-26 гг., с.134.). Решение о возбуждении уголовного дела принимается на основании заключения коллегии, состоящей их трех соответствующих судей или заключения судьи о наличии либо об отсутствии в действиях лица признаков преступления (ч.3 ст.448 УПК РФ). Представляется, судебный контроль при возбуждении уголовного дела не должен предрешать вопросы, подлежащие при разрешении уголовного дела по существу при судебном разбирательстве. Вопрос о наличии признаков преступления, предусмотренного уголовным законом, прямо отнесен к компетенции суда при вынесении решения по существу (п.3 ч.1 ст.299 УПК РФ). Поэтому предлагается возложить решение вопроса о возбуждении уголовного дела на следственных судей и в связи с этим изложить ч.3 ст.448 УПК РФ в следующей редакции: «По результатам рассмотрения представления прокурора следственный судья дает согласие на возбуждение уголовного дела либо выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела».

Рассматривая вопросы защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод личности, Уполномоченный по правам человека РФ в Докладе о деятельности за 2002 год отмечает, что в целом тематика жалоб, принятых Уполномоченным к производству, на протяжении 1998-2002 годов существенно не менялась и настораживает тенденция увеличения обращений по криминальной тематике: в 1998 году – 30% от всех поступивших в аппарат Уполномоченного обращений, в 2002 году их число возросло до 51%[16]. В официальной судебной статистической отчетности появляются первые анализы механизма реализации судебного контроля в уголовном судопроизводстве. Так, при характеристике работы федеральных судов общей юрисдикции в I полугодии 2003 г. в порядке судебного контроля рассмотрено 132 тыс. материалов: ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу – 115,4 тыс., или 28,2% от об­щего числа рассмотренных районными судами, из них 90,6% удовлетворено; ходатайства о продлении срока содержания под стражей – 53,9 тыс., или 13,2%, из них 96,9% удовле­творено; жалобы на действия должностных лиц, осуществля­ющих уголовное производство, – 15,6 тыс., или 3,8%, из них 37,2% удовлетворено (Российская юстиция, 2004, №1)[17].

Любые действия либо бездействие прокурора, следователя, дознавателя, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту производства предварительного следствия (ч.1 ст.125 УПК РФ). Необходимо произвести классификацию оснований, допускающих обжалование в суд незаконных действий и решений органа дознания, следователя и прокурора в стадии предварительного расследования. Поднимая проблемы регламентации следственных действий по УПК РФ 2001 г. С.А.Шейфер отмечает, что следственные действия, будучи эффективным средством познания истины, всегда в большей или меньшей степени сопряжены с ограничением прав граждан. В связи с этим, основания и пределы такого ограничения должны быть четко предусмотрены в законе[18]. Судебный порядок разрешения производства следственных действий, которые имеют высокую степень принудительного воздействия, а также возможность признания в судебном порядке действий и решений незаконными или необоснованными, во-первых, более четко регламентирует процедуру производства отдельных следственных действий; во-вторых, обязывает органы следствия разъяснять право на судебную защиту; в-третьих, служит дополнительной гарантией соблюдения конституционных прав и свобод граждан. Представляется, что ходатайства и жалобы участников уголовного судопроизводства (разд. V УПК РФ) обрели реальность в условиях существования именно судебного контроля в досудебном производстве. Таким образом, необходимо отметить, что целями судебного контроля в досудебном производстве являются: во-первых, устранение нарушений уголовно-процессуального закона, во-вторых, обеспечение соблюдения прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства и иных лиц, в-третьих, восстановление нарушенных прав и свобод граждан в досудебном производстве. Специфика форм судебного контроля в досудебном производстве состоит в его осуществлении в условиях как открытого состязательного процесса (рассмотрение жалоб и ходатайств), так и закрытого состязательного процесса (получение решения суда о применении в качестве меры пресечения заключение под стражу и др.)– ст.ст.107-109, 125 УПК РФ. Введение должности следственного судьи позволит обеспечить действенность и эффективность судебного контроля на данном этапе. В литературе отмечалось, что необходим судебный орган – следственный судья, точнее судей должно быть, как минимум, двое: один для предварительного следствия и предания суду, другой – для правосудия[19]. Считаю возможным также признать назревшую потребность в изменении устоявшейся традиционной судебной системы в Российской Федерации. В системе судебного контроля должны быть самостоятельные вертикали судебной власти: следственный судья – судебно-контрольная коллегия в суде апелляционной и кассационной инстанции; пенитенциарные судьи – уголовно-исполнительные коллегии в судах апелляционной и кассационной инстанциях.

Резкая криминализация общества в начале 90-х годов прошлого столетия, медлительность и незавершенность в создании государственного контроля и защиты рыночных экономических отношений от криминального проникновения потребовали от законодательной государственной власти принятия адекватных правовых мер, одной из которых стало принятие закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 13 марта 1992 г. Он впервые перечислил оперативно-розыскные мероприятия, установив критерии правомерности, условия и порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий, использование их результатов в раскрытии преступлений, закрепил права и обязанности лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, регламентировал вопросы их социальной и правовой защиты. Первый закон «Об оперативно-розыскной деятель







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.172.213 (0.01 с.)