Пустоши, Нью-Сидней, 2494 год



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Пустоши, Нью-Сидней, 2494 год



Солнце беспощадным желтым оком пялилось на пейзаж, состоящий из скал, прокаленной земли, колючейших в мире кустарников и упрямейших форм жизни. На пронзительно-голубом небе не было ни единого облачка, которое могло бы смягчить его пристальный взгляд, а до долгожданного заката, сулящего хоть какое-то облегчение, оставалось еще много часов.

Но вдруг в этой голой пустыне мелькнуло что-то движущееся: серебристое, текучее, оно походило на струю воды, внезапно показавшуюся в долине. Но увы: это было нечто иное, далеко не столь приятное и естественное. Лучи взбесившегося солнца резко отблескивали на металлической крыше поезда, который полз через пустоши, подобно змее, навстречу цели своего путешествия, чтобы там извергнуть свой драгоценный груз.

Двое мужчин выжидали, укрывшись в прохладной пещере и издалека наблюдая за серебристой змеей. Оба молчали, но молчание это не было беспечным. Единственным звуком, который нарушил тишину, был глубокий вдох: один из них в последний раз затянулся тлеющей сигарой, выплюнул окурок и затоптал его одним движением массивного башмака.

- Ну что, по коням! - сказал Тайкус Финдли. Его товарищ, лохматый и бородатый, сам по себе отнюдь не маленький, но выглядевший чуть ли не крошечным рядом с громадным Тайкусом, уже оседлал летающий байк-стервятник. Он осклабился, взглянув на приятеля.

- Ну чего, догоняй, старый тормоз! - сказал он, пнул стартер и рванул под горку, вслед за поездом на магнитной подушке. Тайкус выругался, вскочил на свой собственный байк и сломя голову понесся вслед за Джимом Рейнором.

В такие моменты, как сейчас, Джим Рейнор, бывший младший капрал морской пехоты, гордый гражданин Конфедерации, а до того - парень с фермы, ощущал себя живым вдвойне. На той скорости, с которой он гнал свой стервятник, бьющий навстречу ветер остужал лицо, разгоняя удушливую жару. Он чувствовал себя волком, преследующим добычу, с той разницей, что сегодня ему предстояло убить не живое существо, а пустоту в кошельках Рейнора и Тайкуса. Поезд был не пассажирский, а товарный, и в его серебристом нутре - если наводчик Тайкуса не соврал, а у Джима были все причины полагать, что нет, - находился славненький, просторненький сейфик, набитый конфедератскими кредитами.

- Прикинь, Джимми, мы вроде как спасатели получаемся! - рокотал Тайкус, посвящая Рейнора в подробности плана, и в его голубых глазах плясали смешливые чертики. - Ведь эти бедные креды обречены на то, чтобы упокоиться в карманах каких-нибудь Старых Семей, у которых и без того денег навалом. А возможно, их употребят на какое-то гнусное дело, которое кому-то причинит немало горя. Нет, Джим, наш долг - да что там, наше призвание! - выпустить эти кредиты на волю и употребить их на благородные цели.

- Например, приобрести нам побольше выпивки, баб и вкусной жратвы!

- Недурно для начала.

- У тебя золотое сердце, Тайкус. В жизни не встречал большего альтруиста, чем ты. Черт возьми, у меня прям слезы на глаза наворачиваются!

- Что ж, дело это непростое, но кто-то же должен взять его на себя!

Джим ухмыльнулся, вспоминая этот разговор. Они с Тайкусом быстро нагоняли поезд. Джим держался справа, Тайкус забирал влево. Тайкус перемахнул трассу маглева, подстроив магнитное поле своего байка, чтобы машина могла двигаться по ней так же, как поезд. Джим увеличил скорость и понесся вдоль маглева, пока не поравнялся с нужным вагоном. За последние несколько лет они с Тайкусом потратили немало времени, изучая все виды транспортных средств, порой только по чертежам или картинкам, но чаще всего - вплотную, лицом к лицу, так же, как они собирались сделать сейчас. То была не первая партия кредитов, которую они «выпустили на волю». Им казалось, что за эти годы набралось уже несколько сотен тысяч, хотя освобожденные кредиты у них почему-то надолго не задерживались. Ну и ладно. Это входило в условия гонки, в которую превратилась их жизнь.

- Осторожней, малый! Не гони так сильно! - донесся до него скрипучий голос Тайкуса. - Свалишься не на тот вагон - я за тобой возвращаться не стану!

Рейнор ухмыльнулся.

- Ну а как же! Ты загребешь все денежки и рванешь напрямик к «Злому Вейну».

- Точно! Так что гляди, не промахнись!

Важнее всего был точный расчет. Рейнор еще прибавил скорость, поглядывая на приборную панель с точкой, изображающей Тайкуса. Тайкус тоже прибавил скорость. Оба в точности копировали действия друг друга, как привыкли за последние пять лет.

- Скок-поскок! - скомандовал Тайкус. Они одновременно нажали на рукоять взлета и взмыли вверх, так что их байки, оттюнингованные в соответствии с потребностями хозяев, теперь парили над землей, как настоящие стервятники - конечно, не так высоко, но выше, чем крыша поезда. Модернизированные байки приземлились, ударились о крышу поезда, приземлились снова, и всадники в мгновение ока прикрепили их к крыше - на этот случай на байках были специально установлены магнитные замки. Они спрыгнули с машин. Теперь следующий шаг: дойти до конца вагона, спуститься вниз, отворить дверь и поприветствовать тех, кто их встретит.

И тут поезд повернул и подставил их резкому порыву встречного ветра. Рейнор потерял равновесие. Он рухнул - и заскользил к краю крыши. Одетая в перчатку рука Тайкуса мгновенно ухватила Рейнора за воротник куртки, а сам Тайкус упал ничком и схватился свободной рукой за байк, надежно прикрепленный к крыше.

Скольжение резко остановилось. Рейнор испытал мощный всплеск адреналина - но отнюдь не страха. Ему было не впервой, и Джим готов был действовать. Он потратил секунду на то, чтобы оглядеться, и указал в нужную сторону. Держась одной рукой за мотоцикл, второй за Джима, здоровяк подвинул Рейнора сантиметров на тридцать, так, чтобы тот очутился лицом скорее к концу вагона, чем к боку.

- Держи меня за ноги! - крикнул Рейнор Тайкусу. Тайкус крякнул, отпустил воротник куртки и, когда Рейнор снова заскользил вперед, перехватил его сперва за пояс, потом за щиколотку.

Рейнор нажал на кнопку, приведя в действие мощные магниты, вшитые в куртку. Магниты, да еще лапища Тайкуса, сжимавшая чуть ли не до хруста его ногу, надежно удерживали его на месте. В другое время он попытался бы спрыгнуть на маленькую площадку в конце вагона, но поезд по-прежнему шел через эту чертову аэродинамическую трубу, а теперь, когда они с грохотом приземлились на крышу вагона, на счету была каждая секунда. Рейнор вытянулся вперед как можно дальше, свесил руку с края крыши и принялся шарить на ощупь. Вот он, верхний край двери! Не самое подходящее место для того, чтобы прилепить взрывчатку, но все-таки лучше, чем ничего.

Он выудил из кармана маленький приборчик, вбил код активации, пришлепнул его на дверь так низко, как только сумел дотянуться, отключил магнитные держатели и заорал:

- Тащи! Тащи назад!

Тайкус выдернул его обратно так стремительно, что Джим обжег себе запястья трением о стену и крышу вагона. Это было неприятно, но Джим особо не возражал - зато он успел спастись от взрыва. Повалил черный дым, полетели во все стороны обломки.

- Я так понимаю, разглядеть ты там ничего не успел?

- Не-а! - ответил Джим. По-прежнему лежа ничком, он выхватил из кобуры пистолет и, обернувшись, ухмыльнулся Тайкусу: - А что? Боишься наткнуться на отряд охранников Конфедерации?

- Это я-то боюсь? Не дождетесь, барышня! - сказал Тайкус. Его оружие было пристегнуто у него за спиной. Он закинул руку назад и достал свой AGR-14, который выглядел не менее грозно, чем сам Тайкус. - Пошли!

Тайкус плюхнулся на брюхо рядом с Джимом, и их поволокло назад под действием движения поезда. В последний момент оба выбросили одну руку вперед, ухватились за край крыши вагона и, кувыркнувшись, очутились в дверях вагона, готовые стрелять.

Но их никто не встречал.

- О черт, Джимми! - сказал Тайкус. - Это не тот вагон!

Да, вагон был не тот. Этот был по самую крышу забит грузом: инструменты, скульптуры, мебель, все тщательно упакованное и надежно закрепленное. Все это, несомненно, стоило целое состояние, но друзьям оно было ни к чему.

Джим ждал затрещины, но Тайкус уже устремился к другому концу вагона.

- Ты ж говорил, что все выяснил! - буркнул он.

- Я и выяснил, - ответил Рейнор. - Вагон семнадцатый. Они, должно быть, поменяли…

Он бежал следом за товарищем, держа пистолет дулом в пол, как вдруг его внимание привлек любопытный силуэт. Тайкус пока воевал с дверью, так что Рейнор позволил себе сдернуть чехол с заинтересовавшего его предмета.

Глаза у него расширились.

- Тут, похоже, тоже без взрывчатки не обойтись… Эй, Джимми, какого черта! Ты чего там застрял?

Рейнор, не обращая на него внимания, потянул еще раз. и чехол сполз на пол.

- Кажется, я влюбился! - выдохнул он, упиваясь красотой старинной диковинки.

- Да ты так каждый раз говоришь, как мы заходим к Вейну! - буркнул Тайкус, но все же оглянулся, чтобы посмотреть, на что там отвлекся его приятель. - Что это еще за хреновина?

Джим застыл, испытывая нечто вроде религиозного экстаза. Предмет, на который он любовался с таким благоговением, и впрямь смахивал на старинный церковный витраж, какие он видел в книжках. Но на самом деле это был предмет мебели: громадный, солидный, со стрельчатой верхушкой, как у окна. Его передняя часть переливалась разноцветными стеклышками, и если Рейнор верно угадал, что это за вещь, то вот эти изогнутые стеклянные трубочки должны светиться, когда его включают. А внутри… о-о, вот внутри-то и хранились подлинные сокровища!

- Я не уверен… то есть я раньше никогда такого не видел, но я думаю… нет, я почти уверен, что это - музыкальный автомат, - сказал Рейнор, ласково поглаживая рукой в перчатке гнутую конструкцию из металла, дерева и стекла.

- Если ты думаешь, что я чего-то понял, Джимми, то я ничего не понял, - проворчал Тайкус. - А время-то идет!

- О, музыкальный автомат - это такой древний-древний способ исполнения музыки, - объяснил Рейнор. - Музыку тогда печатали на виниловых дисках, которые назывались «грампластинки». Там внутри, наверно, целая тысяча песен - песен, которых никто не слышал добрых две сотни лет!

- Ох, опять ты со своим старьем! Сперва «кольт», теперь еще и это!

В самом начале своей карьеры они как-то раз грабили летний домик одной из Старых Семей Конфедерации, из тех, что поскромнее. Домик буквально кишел всякими ценными древностями, и, когда Рейнор наткнулся на револьвер «Colt Single Action Army», изготовленный несколько веков назад, ему загорелось взять его себе. И теперь он повсюду таскал с собой этот «кольт», хотя было у него, конечно, оружие и посовременнее. Патроны для этого антиквариата стоили целое состояние, так что стрелял Джим из него редко. Ему просто нравилось, как эта штука лежит у бедра. Тайкус тогда точно так же закатывал глаза, как и теперь.

- Спасибо за урок истории, профессор! А теперь давай-ка уносить отсюда свои задницы. Нам еще сейф взорвать надо!

Тайкус был прав. Рейнор в последний раз погладил старинную машинку и бросился следом за Тайку-сом.

Наконец Финдли с помощью брани, кряхтения и удачного удара плечом удалось отворить дверь. Он вышел наружу, установил второе взрывное устройство на двери следующего вагона и снова спрятался в вагон вместе с Джимом. Едва они успели укрыться, как прогремел взрыв.

Рейнор поморщился по двум причинам. Во-первых, обычно они брали с собой всего четыре взрывных устройства: одно - взорвать дверь, второе - для сейфа и еще два - про запас. Запасные как раз кончились. Хорошо бы, чтобы на пути к цели их ждало не больше одной лишней двери, иначе, того гляди, денежки так и останутся в плену. А во-вторых, им придется отстреливаться отсюда, из этого вагона, и драгоценный музыкальный автомат может пострадать! Рейнор обнаружил, что мысль об этом тревожит его куда сильнее, чем следовало бы.

Не успел развеяться дым, как в распахнутые двери влетели первые пули из гауссовых винтовок. Послышался лязг металла, пронзающего металл, полетели щепки. Рейнор укрылся за чем-то вроде пианино, не смея поднять голову, чтобы посмотреть, не пострадал ли его музыкальный автомат. Ничего, скоро узнаем…

Тайкус с ревом ринулся на охрану, мгновенно сократил дистанцию до рукопашного боя и принялся колотить их прикладом своей винтовки. Охранники совершенно растерялись: они готовились к обычной перестрелке и не ожидали, что какой-то псих кинется прямо на них. На таком расстоянии стрелять они не могли, чтобы не попасть друг в друга, и Тайкус с Джимом с воинственными воплями лупили злосчастных по голове или выкидывали их с поезда через выбитую дверь вагона. Тайкус вышиб винтовку из рук последнего охранника, врезал ему под дых с правой и с левой, а потом подхватил здоровенного мужика, как пушинку, и вышвырнул его наружу. И обернулся, ухмыляясь и напоказ отряхивая руки. Джим улыбнулся ему в ответ и оглянулся, чтобы убедиться, что…

Нет, автомат не пострадал. Рейнор вздохнул с облегчением - и кое-что осознал. Придется сказать об этом Тайкусу, и Тайкус этого точно не одобрит. Но это потом, не сейчас.

Они бросились вперед, перепрыгивая через неподвижные тела, и ворвались в следующий вагон. Вот он, как живой: огромный сейф, сверкающий металлический ящик, занимающий полвагона.

А перед сейфом, выпучив глаза и растопырив руки, как будто надеялся защитить его своим тщедушным тельцем, стоял… нет, не охранник Конфедерации, а невзрачный человечек в форме государственного служащего.

Тайкус моргнул. Он, как и Рейнор, навел на человечка оружие, но стрелять не спешил.

- Сынок, - сказал он, переложив винтовку в одну руку и сунув вторую руку в карман, - скажи, пожалуйста, на черта ты тут стоишь, а?

Человечек так трясся, что Рейнор удивился, как он вообще держится на ногах.

- Сэр, - ответил он дрожащим голосом, - я - служащий КБХДЦ и, к великому моему сожалению, вынужден сообщить, что не могу позволить вам завладеть содержимым этого сейфа.

Тайкус остановился. Незажженная сигара повисла в воздухе, не донесенная до рта.

- Это, сынок, все пустая болтовня. Уж поверь мне, тебе не стоит связываться со старым Тайкусом Финдли.

Человечек побелел, как мел.

- Боже мой! - выдохнул он. Очевидно, имя Тайкуса было ему знакомо. Его водянисто-голубые глаза устремились на Рейнора, потом снова уставились на Тайкуса. Он шумно сглотнул. Тайкус сунул сигару в зубы, зажег и несколько раз затянулся.

- Мистер Финдли, мистер Рейнор… господа… будь это мои кредиты, я бы, несомненно, почел за честь быть ограбленным именно вами. Но, видите ли, это не мои деньги. Они принадлежат правительству Конфедерации Людей, а сам я служу в Конфедеративном бюро хранения денег и ценностей и отвечаю за то, чтобы они были благополучно доставлены по назначению.

Тайкус смотрел на него, попыхивая сигарой. Рейнор переступил с ноги на ногу и опустил оружие вслед за Тайкусом. Воцарилась тишина, нарушаемая лишь рокотом движущегося состава и сопением Тайкуса. Наконец Тайкус расхохотался - зычным смехом, который зародился у него в груди и вырвался наружу громким хохотом.

- Ну-у, сынок, яйца у тебя крепкие, этого у тебя не отнимешь! Со мной еще никто так разговаривать не осмеливался, а тем более шибздик, у которого и оружия-то нету. Как тебя звать?

- Д-джордж Вудли, - промямлил человечек. В его глазах вспыхнула слабая надежда на то, что он, может, еще и выйдет живым из этой передряги.

- А что, Джордж Вудли из Конфедеративного бюро хранения денег и ценностей, ты, вообще, женат? Ребята есть?

- Д-да, сэр. И женат, и ребята есть. Прелестная жена и двое очаровательных деток.

- Ну так вот, Джордж Вудли, - сказал Тайкус, - ты меня развеселил. А тех, кому это удалось, я обычно не убиваю. Так что если ты будешь столь любезен, что отойдешь в сторону, мы мирно взорвем этот сейф, и Конфедеративному бюро хранения денег и ценностей не придется сообщать скорбные вести твоей жене и деткам.

Узкое, лисье личико человечка грустно вытянулось.

- Боже мой! - снова вздохнул он. - Простите, сэр, но именно этого-то я сделать и не могу.

Рейнора, несомненно, восхищало то, как серьезно этот человек относится к своей работе, однако шутка чересчур затянулась. Он вскинул пистолет.

- Мистер Вудли, мы нынче потратили уйму сил, чтобы добыть эти кредиты. И я уверен, что это ваше КБХ… и как его там, платит вам не столько, чтобы ради этого стоило быть застреленным, защищая грудью гору кредитов, принадлежащих всяким богатеям.

- Ну да, сэр, вы, наверное, правы, но вам, возможно, стоит знать, что шериф Уилкс Батлер уже извещен о нападении на поезд и в ближайшее время будет здесь, чтобы предпринять попытку арестовать вас обоих.

Тайкус снова загоготал.

- Ну, кого-кого, а старины Батлера мы не боимся! - сказал он. - Если хочешь нас отпугнуть, поищи кого-нибудь пострашнее!

Последнюю пару лет Батлер гонялся за ними, как собака, норовящая ухватить за пятки. Надо признаться, что пару раз шериф их даже почти поймал. Но каждый новый «инцидент» давал Джиму с Тайкусом возможность еще ближе узнать шерифа и познакомиться с его методами. Нет, Уилкс Батлер был отнюдь не ротозей, однако изловить их он так и не сумел, а для Джима с Тайкусом именно это и было главным. Как выразился однажды Тайкус, попыхивая сигарой и лапая пышную красотку, восседающую у него на коленях: «Главное - чем дело кончилось! А все эти «ну, почти», «чуть-чуть не», «еще бы немного» - все они выеденного яйца не стоят».

Рейнор скорчил озабоченную мину, чтобы подразнить Вудли.

- Ох, Тайкус, даже и не знаю! - сказал он. - Уж если за нами гонится сам шериф Батлер со своими людьми, может, и стоит бросить эту затею да свалить, пока не поздно!

Тайкус обернулся и насупился. Нахмуренные брови Тайкуса пугали людей похрабрей Вудли - тот только всхлипнул и зажал себе рот обеими руками.

- Что за бодяга, Джимми? - осведомился Тайкус. - Давно ли ты заделался трусом? Впрочем, в одном ты прав. Надо сваливать - но сваливать с деньгами! Уберем с дороги этого крысеныша, и за дело!

Он навел винтовку на Вудли. Рейнор ощутил слабый укол жалости к отважному, но глупому клерку. Сам Вудли зажмурился, ожидая неизбежного.

И неизбежное случилось.


Глава 2

 

Джим бросился на Вудли и шарахнул его в висок перламутровой рукояткой «кольта». Клерк тихо осел на пол. Конечно, когда очухается, у него будет адски болеть башка, но, по крайней мере, жив останется.

- Прикольный мужичонка, - заметил Тайкус и переключился на сейф. - Скрути его чем-нибудь, а я пока взорву эту штуку.

Рейнор перебежал в предыдущий вагон, чтобы найти какую-нибудь веревку. Музыкальный автомат высился перед ним во всей славе своей, подобно собору, и на миг Джим снова застыл в восхищении. Потом аккуратно снял веревки с пианино, за которым они прятались. Тут как раз в вагон впрыгнул Тайкус. Джордж Вудли болтался у него на плече, как мешок с картошкой. Финдли переступил через поверженных охранников, бесцеремонно скинул свою ношу на пол и вместе с Джимом укрылся за какой-то еще грудой, несомненно, бесценного старья.

Прогремел еще один взрыв. Джим перевернул Вудли на живот и принялся связывать его по рукам и ногам. Тайкус поднялся, собираясь отправиться за своими отпущенными на волю кредитами, и тут Рейнор сказал:

- Я хочу этот музыкальный автомат.

Тайкус обернулся и нахмурился.

- Вон ту штуковину? Да она небось не меньше тонны весит! Совсем спятил, что ли?

Джим покачал головой, оглядел узлы, ласково похлопал беднягу Джорджа и встал.

- Нет. Я его хочу. Штука красивая, редкостная, и в один прекрасный день мы еще порадуемся, что у нас есть моя малышка. Я это знаю.

- «Моя малышка»? - переспросил Тайкус. - Черт, приятель, да у тебя точно не все дома. Этот ящик теперь для тебя «твоя малышка»?

- Может, и не все дома, но к делу это не относится. Я хочу ее себе!

- Между прочим, сюда гонит на всех парах Батлер, чтобы засадить нас с тобой в кутузку. Или ты забыл, что сказал этот Мудли?

- Вудли.

- Да какая, к черту, разница!

Наверно, Тайкус был прав. И все же Рейнор еще раз оглянулся на музыкальный автомат, изысканное вместилище музыки, которую небось уже несколько веков никто не слышал. Он просто не мог уйти без него!

- Ничего, с Батлером разберемся. Сколько раз ты мне это говорил?

- А, черт! - рявкнул Тайкус. - В кои-то веки мне хочется, чтобы ты мне возразил, когда ты со мной согласен! Ладно, возьмем мы твою проклятую мисс Автомат. Но если придется выбирать между мной и ею, я ее брошу! Понял?

- Заметано! - сказал Джим. Он был удивлен, что Тайкус вообще согласился, на каких угодно условиях. Они вернулись в другой вагон, и очаровательный вид сейфа с распахнутой дверцей, висящей на одной петле, развеселил его еще больше. Приятели взялись за дело: принялись набивать деньгами складные сумки, которые принесли с собой. Еще недавно Тайкус настоял бы на том, чтобы потратить побольше времени, но непременно поделить деньги «по-честному». После одного из первых дел Джим был практически уверен, что Тайкус прихватил себе лишку. В другой раз Тайкус считай что обвинил Джима в том же самом. Сейчас они просто пихали кредиты, не считая, пока сумки не раздулись. За годы, проведенные вместе, они научились доверять друг другу, и это доверие выдержало немало испытаний, независимо от того, что там было и чего не было в первое время, так что ничего удивительного тут не было. Они даже не считали, сколько кредитов «отпускают на волю»: знали, что много и что теперь им надолго хватит и на спиртное, и на самых красивых девочек у «Злого Вейна».

- Лады, - сказал Джим, аккуратно застегивая сумку и прикрепляя ее к поясу. - Пошли за музыкальным автоматом!

Тайкус покачал головой, но последовал за ним.

- Ну, и как ты предлагаешь вытаскивать отсюда эту штуковину? - спросил он, остановившись напротив старинной машины.

Тайкус был силен. Очень-очень силен. Но все-таки не так силен, как человек в бронескафандре. А они, разумеется, явились сюда без бронескафов, исходя из того, что в данном случае подвижность важней грубой силы.

- Ну должен же быть способ перемещать эту штуку! - сказал Джим, размышляя вслух. - Автопогрузчик какой-нибудь…

- Ну давай, соображай побыстрее, черт возьми! А то я не молодею, да и Батлер все ближе!

Тайкус отступил назад, скрестив руки на груди и наблюдая за Рейнором. Джим пошарил и наконец отыскал то, на что рассчитывал. Выключенный погрузчик-антиграв стоял за керамическим слоном, который каким-то чудом выжил в перестрелке. Рейнор вытащил и включил погрузчик. Он загудел, приподнялся и повис сантиметрах в тридцати над полом. Рейнор надавил на кнопку, и погрузчик приподнялся еще сантиметров на тридцать. Джим торжествующе ухмыльнулся.

Дело будет непростое, но должно сработать!

- Ладно. Затащим эту штуку на погрузчик и поднимем на крышу. А там погрузим ее на мой байк, и вперед.

- Хм-м-гм-м, - заметил Тайкус. - Я бы не со всяким человеком стал так возиться!

- Так то человек, - серьезно ответил Рейнор, - а то - музыкальный автомат!

- И то верно. Ладно, пошли, псих ненормальный. Давай навьючим эту штуковину на твоего стервятника, пока Уилкс Батлер не приперся. А то ведь, того гляди, лопнет со смеху!

- Не, не удержится! - сказал Тайкус минут семь спустя.

- Еще как удержится! - уверенно возразил Рейнор, хотя на самом деле чувствовал себя далеко не столь уверенно. Они присобачили антиграв к его стервятнику. На обычной скорости погрузчик должен был работать, как полагается, но Джим всерьез сомневался, что он не опрокинется на той скорости, с которой им придется улепетывать от…

- Ну чо, все в сборе! - сказал Тайкус. - Вон и Батлер.

Рейнор вытянул шею, чтобы посмотреть туда, куда указывал его приятель, и застонал про себя. Вдали виднелось несколько крохотных клубов пыли, сливающихся в одно большое облако. Под лучами безжалостного солнца вспыхивал металл.

- А, черт! - сказал Рейнор и принял решение. Раз погоня так близко, он не сможет лететь достаточно медленно, чтобы антиграв не сложился и не погубил драгоценный автомат. - Все, грузим его на мой байк!

- Нет. Брось эту хрень, Джим.

- Ладно тебе, давай вот так вот сдвинем и привяжем!

Тайкус тяжко вздохнул и продемонстрировал свое неудовольствие, выдохнув клуб сигарного дыма прямо в лицо Джиму. Однако же подошел к погрузчику, уперся и толкнул.

Не в первый раз Джим был изумлен могучей силой своего напарника. Автомат весил килограммов сто и ни граммом меньше. И хотя Тайкус весь вспотел и на шее у него вздулись жилы, пока он двигал эту тяжеленную штуковину, ему тем не менее удалось аккуратно сдвинуть ее на заднюю часть Рейнорова стервятника. Места там осталось - только-только Джиму усесться. Джим пытался помогать, но максимум, что ему удалось, - направить музыкальный автомат в нужную сторону и быстро привязать его к заднему сиденью. Они вместе спихнули с крыши ненужный уже погрузчик.

Тайкус отступил назад.

- Имей в виду, приятель, ты за это мне проставишься у Вейна! Ну все, шевелим задницей!

С этими словами он вскочил на свой байк. Рейнор оглянулся на автомат, подивился собственному тупому упрямству и последовал за товарищем.

Удирать им было не привыкать. Однако прежде они никогда еще не подпускали Батлера с его сворой так близко. И Рейнору никогда прежде не доводилось ездить на байке со стокилограммовой махиной на заднем сиденье. Он опасался, что это его задержит. А тут еще притороченная к спине сумка с кредитами! Финдли уже превратился в стремительно удаляющееся пятнышко. В ухе у Джима раздался его скрипучий голос, переданный через комм:

- Я сказал, шевели задницей, а не волочи ее!

- А я что делаю? - огрызнулся Рейнор.

Тайкус выдал замысловатую фразу, от которой краска бы со стены облупилась, и Джим увидел, что его друг разворачивается вправо и летит обратно.

- Я их малость отвлеку и дам тебе возможность от них оторваться, бабуля. А куда ты собрался девать эту хрень?

- В пещеру, - сказал Джим, имея в виду то место, откуда они отправились в погоню за маглевом. - Она довольно глубокая и к тому же посреди нигде.

- Ну, там увидимся. Но имей в виду, если эта штуковина тебя придавит, я за тобой возвращаться не стану!

- Вернешься, как миленький! - сказал Рейнор. - У меня ж при себе туева хуча конфедератских кредитов!

Тайкус хмыкнул, поприветствовал Джима, продемонстрировав ему средний палец, и унесся прочь, навстречу Батлеровой своре. Рейнор ответил Тайкусу тем же приветствием и помчался вперед, выжимая из своего перегруженного стервятника все, на что тот был способен.

Тайкус был мужик осмотрительный. Посторонним могло казаться, будто он действует очертя голову, но на самом деле он всегда знал, что делает. Однако Тайкус был не прочь иногда подразнить судьбу, и нынешний случай как раз показался ему подходящим.

Он несся навстречу Батлеру, ухмыляясь при мысли о том, как тот растерялся, видя, что Тайкус во весь опор мчит ему навстречу Затем круто забрал влево. И расхохотался вслух, когда весь отряд с ревом затормозил и смешался, пытаясь изменить направление, чтобы погнаться за ним. Тайкус услышал выстрелы, но палили в него наугад: прицелиться как следует они не смогут еще несколько секунд, а к тому времени у него будет приличная фора.

Несмотря на все их с Джимом шуточки в адрес Уилкса Батлера, Финдли знал, что недооценивать его нельзя. Стоит начать относиться к врагу пренебрежительно, тут-то он и найдет способ тебя прикончить. Один из байков уже выровнялся и несся прямо на него. Тайкус подозревал, что это достославный шериф собственной персоной.

Тайкус с Рейнором изучили окрестности в радиусе нескольких километров вдоль и поперек. Не то чтобы Тайкус знал тут все как свои пять пальцев, однако он готов был поручиться, что знает здешние места всяко лучше Батлера. Поэтому он помчался на юго-запад, туда, где ждала отличная полоса препятствий.

Тут, на пустошах Нью-Сиднея, повсюду, куда ни глянь, были сплошные ущелья, каньоны и скалы, смахивающие на башни, известные под образным названием «ведьмины столбы». Дорога, которой сейчас пустился Тайкус, была одним из путей отступления, который они с Джимом разведали, а потом отвергли после того, как обнаружили уютную, прохладную пещеру. Путь был замысловатый, извилистый и опасный - как раз этого-то Тайкусу и было надо.

- За тобой никто не гонится? - спросил Тайкус у Джима.

- Не-а, - откликнулся голос Рейнора. - Похоже, все за тобой увязались.

Тайкус чуть сбросил скорость - ровно настолько, чтобы преследователи исполнились надежды, что вот-вот его схватят, - и вывел их на равнину, где из земли вздымались десятки высоких, корявых ведьминых столбов. И понесся на один из них, свернув в самую последнюю секунду. Парни Батлера не сплоховали - они сумели разминуться со скалой.

На этот раз.

В третий раз, как Тайкус совершил самоубийственную атаку на столб, снова отвернув в последний миг, им таки не повезло. Двое из людей Батлера неслись за ним по пятам, неуклюже попытались обогнуть скалу и красиво столкнулись. Один из байков врезался в древнюю, как мир, каменную стенку. От скалы отлетел здоровенный булыжник, третий преследователь насилу увернулся от него, но не справился с управлением и винтом вошел в землю.

Осталось четыре преследователя. От одного из них Тайкус сумел избавиться, петляя среди столбов, еще от одного - когда он нырнул в глубокую яму и выскочил оттуда в последний момент. Однако вираж, который он заложил, оказался чересчур рискованным и уперся в отвесную скалу. Тайкус выругался и соскочил со стервятника буквально за мгновение до того, как тот врезался в камень. Финдли ударился о прокаленную солнцем землю так, что из него чуть дух не вышибло, однако все же не покалечился, а главное - не потерял набитую кредитками сумку за спиной и сумел вскочить на ноги, сжимая в руках AGR-14.

Вокруг хаотично защелкали пули. Финдли нырнул в укрытие, за огромный валун, и выстрелил, сумев подбить один из двух уцелевших стервятников. Всаднику удалось спрыгнуть, но приземлился он не так удачно, как Тайкус, и, когда последний байк затормозил и в жарком ущелье воцарилась тишина, Тайкус услышал, как бранится раненый.

- На твоем месте я бы этого не делал, - предупредил Тайкус, когда наездник последнего стервятника навел на него пистолет.

- Тайкус Финдли! - произнес шериф Уилкс Батлер. Оружия он не опустил. Тайкус тоже целился в него. Так они и стояли, глядя друг на друга.

Эти двое не впервые очутились в подобном положении. Уилксу Батлеру было немного за сорок. Он не выделялся ни ростом, ни телосложением и вообще выглядел бы совершенно обыкновенно, если бы не пышная черная шевелюра, не роскошные усы, которые почти полностью скрывали его рот, и не пронзительные голубые глаза. Сейчас на Батлере был шлем с забралом, которое скрывало черные волосы и голубые глаза, и пистолет у него в руке не дрожал.

- Что, Уилкс Батлер? - буркнул в ответ Тайкус.

- А кореш твой где?

- Это не твоя печаль, - ответил Тайкус. - Не знаю, как тебе, а по мне, тут изрядно жарковато. Лично я бы сейчас не отказался от душа и от бабы - а лучше двух, - и от кружечки холодного пивка. - а лучше трех. Впрочем, ты, возможно, предпочитаешь чай со льдом или что-нибудь в этом духе.

- Ты и так слишком долго ухитрялся опережать на шаг слуг закона, - ответил Батлер. - Если тебе жарко, могу предложить отличную прохладную тюремную камеру.

Тайкус вздохнул, навел винтовку на матерящегося, но живого преследователя и всадил ему дротик между ног. буквально в пяти сантиметрах пониже паха. Человек взвыл и попытался отползти - от этого ему сделалось только хуже.

- Эх, промахнулся, - сказал Тайкус. - Больше я не промахнусь! Выстрелишь в меня, палец у меня дернется - считай, твой человек покойник. Ну, либо он лишится какого-нибудь ценного оборудования, которого ему будет очень не хватать.

Тайкус увидел, как на скулах у Батлера заиграли желваки, и буквально услышал, как тот скрипит зубами. Секунду спустя он отвел оружие. Тайкус махнул рукой, и шериф бросил пистолет - аккуратно - в его сторону.

- Я всегда говорил, что ты умней, чем кажешься, - сказал Тайкус. - Слезай с байка, только медленно. А то мой, похоже, сломался.

Батлер повиновался, сверля Тайкуса убийственным взглядом. Тайкус взмахом дула приказал ему подойти и встать рядом с раненым. Тот, судя по всему, был чрезвычайно рад, что его избавили от смерти или от участи хуже смерти.

- Большое спасибо, шериф, - сказал Тайкус, оседлав стервятника. - Славный у вас байк!

И без лишних слов унесся прочь. Долю секунды спустя позади раздались выстрелы, но в него так и не попали. Тайкус ухмыльнулся и повернул в сторону пещеры, где у них была назначена встреча с Рейнором.

- Ну что, сгрузил уже свою красотку? - спросил он у Джима, подъезжая к пещере.

- Да нет, - ответил в ухе голос Джима, - тебя жду, быка здорового. Ты чего так долго?

- Байк пришлось поменять. Ты что, правда собираешься оставить эту древнюю музыкальную шкатулку себе?

- Да, черт побери! Я от нее без ума. И, сдается мне, в один прекрасный день она нам будет очень полезна.

- Самое полезное, - ответил Тайкус, - это туева хуча кредитов, на которые можно накупить пива, сигар и баб!

- Ну, тут ты прав.


Глава 3

 

Тарсонис-Сити, Тарсонис

Тарсонис был обиталищем богатых и знатных, лидеров индустрии, научных гениев и политических тузов. Сверкающие башни его столицы горделиво вздымались к небу, выделяясь изысканными и гармоничными линиями. Вместе они создавали неповторимую линию горизонта, представляя собой пик технологий Конфедерации: не просто город, супергород! Именно здесь заключались всевозможные сделки, именно отсюда одни возвращались с победой, а другие уползали домой зализывать раны, но непременно приходили вновь, чтобы начать новый раунд. Все моды, новости, новинки, изобретения - все появлялось именно здесь, на виду у Старых Семей Конфедерации. Тарсонис во всей славе своей выглядел не вполне реальным: высокотехнологичная сказочная страна, где ежедневно делались и терялись целые состояния, и все можно было исправить бокалом хорошего вина, сигарой, таблеткой или замолвленным словцом. Казалось, самый воздух Тарсонис-Сити - название городу дали Старые Семьи, а их представители не отличались избытком воображения, - пронизан могуществом и ароматом интриг.

Разумеется, у сияющего города, как и у всего остального, была своя темная сторона. Были тут и трущобы, и темные переулки, и люди, валяющиеся по канавам - некоторые из них даже вполне живые. У этих людей не было ни красивых особняков с балконами, ни вышколенных слуг. Они не кушали дорогих инопланетных блюд - иной раз они и вовсе не кушали. В месте, которое звалось попросту «Помойкой» - огромной трущобе, тянущейся чуть ли не подо всем сияющим городом и даже под зданием сената, Нагльфар-холлом. с его беломраморным великолепием, освещенным ярко, как в полдень, - царили грязь, смерть и злодейство. Нет, Тарсонис был не только великолепен, но и отвратителен.

Пожилой седовласый человек сбежал по ступеням Нагльфар-холла со стремительностью, несвойственной его возрасту. Крепкий и загорелый, с отработанной улыбкой человека, всю жизнь посвятившего политике, сенатор Вестин Макмастерс явился народу из священных недр сената. Он радушно помахал толпе зевак, так, словно то были его старинные друзья, несмотря на то, что их отделял от него строй агентов спецслужб, на чьих физиономиях было написано, что грядущая речь их нисколько не интересует - главное, чтобы охраняемое лицо осталось живо и здорово. Когда Макмастерс приблизился к трибуне, украшенной гербом Конфедерации Терран: косым крестом со звездами, - света стало еще больше: включились прожектора операторов, снимающих событие. Оркестр грянул конфедератский гимн: «Славься вовеки. Конфедерация!» Играли, надо сказать, неплохо. Когда музыка смолкла, толпа разразилась аплодисментами, и Макмастерс улыбнулся народу, собираясь начать речь.

Человек, стоявший у окна здания, расположенного напротив сената, отлично знал Тарсонис-Сити. Он жил там с юных лет и привык смотреть на город с веранды шестидесятитрехкомнатного особняка.

Некогда он носил имя Арк Беннет и был сыном Эррола Беннета, из Старой Семьи Беннетов. Человека, которого он сейчас видел в окошке пр



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.51.151 (0.018 с.)