ГЛАВА 2. ОТДЕЛЬНЫЕ СПОСОБЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГЛАВА 2. ОТДЕЛЬНЫЕ СПОСОБЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ



Неустойка

Наиболее часто используемым в правоотношениях между юридическими лицами, а также юридическими лицами и гражданами способом обеспечения обязательств является неустойка, устанавливаемая сторонами при заключении договора.

В доктрине существуют следующие мнения о том, что следует понимать под неустойкой как способом обеспечения исполнения обязательств. Одни ученые называют неустойкой «штраф или пеню в размере известной денежной суммы, которую одна сторона обязана уплатить другой в случае неисправности в исполнении обязательства»[7]. Другую позицию занимает Д.И. Мейер – по его мнению, неустойка может представлять собой не только денежное обязательство, но и передачу определенного имущества или же совершение в пользу кредитора какого-либо действия[8]. Этот спор разрешает п. 1 ст. 330 ГК РФ, в которой говорится, что неустойкой признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения.

Широкое применение неустойки объясняется тем, что данная мера представляется наиболее простой формой возмещения потерь стороны пострадавшей от нарушения обязательства, однако, гражданское законодательство недостаточно четко и однозначно регламентирует институт неустойки, что приводит к возникновению ряда вопросов при применении субъектами правоотношений гражданско-правовых норм. Соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства – это положение, закрепленное в ст. 331 ГК РФ, является условием действительности соглашения. Это правило распространяется на все случаи обеспечения неустойкой исполнения какого-либо обязательства. Из этого следует, что в том случае, если основное обязательство должно быть нотариально удостоверено или подлежит государственной регистрации, данное требование не распространяется на форму соглашения о неустойке.

Обязательство уплатить неустойку находится в зависимости от главного обязательства и ведет к тому, что:1. если нет главного обязательства или оно признано недействительным, то этот факт влечет за собой недействительность соглашения о неустойке;2. если главное обязательство прекращается, то прекращается дополнительное обязательство - обязательство уплатить неустойку, так как его цель – добиться исполнения основного обязательства;3. если кто-либо принимает на себя ответственность по основному обязательству, то к нему автоматически переходит и обязательство исполнять условия неустоечного соглашения;4. если в ходе исполнения договора имело место уступка права требования по основному обязательству, то вместе с ней к новому кредитору переходит и право требовать исполнения условий неустоечного соглашения[9]. Эффективность неустойки, ее широкое применение в целях обеспечения договорных обязательств объясняются, прежде всего, тем, что она представляет собой удобное средство упрощенной компенсации потерь кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств. У неустойки можно выделить следующие черты:1. предопределенность размера ответственности за нарушение обязательства, о котором стороны знают уже на момент заключения договора; 2. возможность взыскания неустойки за сам факт нарушения обязательства, когда отсутствует необходимость доказывать наличие убытков, причиненных таким нарушением;3. возможность для сторон по своему усмотрению формулировать условие договора о неустойке (за исключением законной неустойки), в том числе в части ее размера, соотношения с убытками, порядка исчисления, приспосабливая ее тем самым к конкретным взаимоотношениям сторон и усиливая целенаправленное воздействие. Основной функцией неустойки является обеспечение, что заключается в том, что она является дополнительной санкцией за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, помимо общей санкции возмещения убытков (ст. 393 ГК РФ). Дополнительное обеспечительное значение неустойки по сравнению с общей санкцией возмещения убытков проявляется в следующем:1. согласно п. 4 ст. 393 ГК РФ, убытки могут быть взысканы только тогда, когда они действительно имели место, причем для взыскания такого вида убытков, как упущенная выгода, необходимо учитывать предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления; неустойка же может быть взыскана вне зависимости от всего этого – для ее истребования с должника кредитору необходимо только указать нарушение (п. 1 ст. 330 ГК РФ).2. размер убытков точно определим лишь после факта неисполнения обязательства, размер же неустойки заранее определен, что делает ее взыскание неизбежным, повышая тем самым реальность неблагоприятных имущественных последствий для должника - кредитор в любое время может взыскать неустойку, не дожидаясь ни возникновения убытков, ни точного определения их размера. Таким образом, обеспечительный характер неустойки проявляется в том, что наличие неустоечного соглашения оказывает стимулирующее воздействие на должника, побуждая его к надлежащему и своевременному исполнению основного обязательства, и является надежной гарантией для кредитора получить имущественную компенсацию за неисполнение или ненадлежащее исполнение этого обязательства независимо от наличия убытков. В теории гражданского права рассматривается вопрос о соотношении взыскания неустойки, установленной за нарушение обязательства, и процентов за пользование чужими денежными средствами. Этот вопрос относится к числу спорных. Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. №13/14 «О практике применений положений Гражданского Кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими средствами» исходит из того, что одновременное взыскание процентов и неустойки (за исключением штрафной) не допускается. Исходя из общих положений ГК РФ, за одно и то же нарушение не может быть две меры ответственности, если законом или договором не установлено иное. В постановлении указывается, что если размер процентов несоразмерен последствиям просрочки исполнения денежного обязательства, суд, учитывая компенсационную природу процентов, вправе уменьшить ставку процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства[10]. Эта позиция противоречива и не соответствует закону, так как ст. 333 ГК РФ предоставляет право суду уменьшать размер неустойки, а не процентов. Проценты – периодически начисляемая на должника плата в определенном сторонами размере за пользование предоставленным ему на определенное время и подлежащим возмещению ему капиталом. За пределами оговоренного в соглашении срока проценты должны пониматься как санкция, установленная сторонами за неоговоренное пользование этим капиталом[11]. Кредитор не должен доказывать, что должник незаконно пользуется денежными средствами. Ст. 395 ГК РФ закрепляет обязанность уплатить проценты годовые на сумму долга – это специальный способ защиты субъективных гражданских прав кредитора от неправомерного пользования его денежными средствами должником. Цель санкции - компенсация кредитору неудобства которое ему причиняется неправомерным лишением возможности пользования соответствующей суммой денежных средств. Неустойка и проценты за пользование чужими денежными средствами не являются ни различными мерами ответственности за нарушение обязательств, ни разновидностью одной меры ответственности, поэтому, в тех случаях, когда имеют место нарушения денежного обязательства, кредитор вправе предъявить к взысканию с должника сумму процентов и оговоренную сторонами (установленную законом) сумму неустойки в качестве ответственности за нарушение. Должник не может быть освобожден от обязанности по уплате процентов за просрочку исполнения денежного обязательства по причине форс-мажорных обстоятельств. Таким образом, полагаю, что вопрос об одновременном взыскании неустойки и процентов должен решаться положительно. Так же среди цивилистов ведется спорная дискуссия о том, стоит ли обязать суд уменьшать размер неустойки, явно не соответствующей совершенному правонарушению[12]. В пункте 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14 июля 1997 г. № 17 говорится: «Основанием для уменьшения размера неустойки может служить ее явная несоразмерность последствиям нарушения обязательства. К последствиям нарушения обязательства суд должен отнести не только сумму основного долга, но и упущенную выгоду кредитора, и судебные издержки. Суд не должен вопреки воле участников правоотношения принимать решения об уменьшении суммы неустойки, порядка начисления и размер которой согласованы сторонами на основе добровольного волеизъявления. Статья 333 ГК РФ конкретизирует принцип незлоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ). Должник должен доказать явную несоразмерность размера неустойки последствиям нарушения обязательств. При нынешнем подходе судов статью 333 вполне можно было бы исключить из ГК РФ и в соответствующих случаях применять ст. 10 ГК РФ. Неустойку можно разделить по источнику возникновения на договорные, законные и смешанные. Договорная неустойка может быть предусмотрена сторонами при заключении фактически любого гражданского договора. Договорная неустойка устанавливается по соглашению сторон, и ее размер, порядок исчисления, условия применения определяются исключительно по их усмотрению. Подобные вольные установления размеров законных неустоек ни в судебной практике, ни в юридической литературе возражений не вызывают (например, установлена неустойка в размере 50% от стоимости недопоставленной продукции, причем неустойка в этом случае носит штрафной характер). В судебной практике, если должником по обязательству выступает лицо, финансируемое за счет средств бюджета, это предприятие освобождается от ответственности в виде уплаты неустойки за нарушение обязательств перед кредитором в связи с несвоевременным поступлением от собственника денежных средств, необходимых для расчета с кредитором. Эта позиция объясняется тем, что в постановлении Президиума ВАС РФ[13], в котором указано, что вина должника в неисполнении обязательств по уплате денежных сумм отсутствует, так как средства, необходимые для расчета с кредиторами, из соответствующего бюджета не поступали. Ответствен­ность применима к субсидиарно­му должнику по обязательствам учреждения только тогда, когда можно ставить вопрос о вине уч­реждения в неисполнении обяза­тельства, что означает, если вина учреждения в просрочке оп­латы платежей отсутствует вви­ду его нефинансирования со сто­роны собственника, то нет основа­ний для взыскания неустойки и со стороны субсидиарного должни­ка, каковым является собственник. Согласно п. 1 ст. 401 ГК РФ ли­цо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства или условиям оборота, оно приняло все меры для надле­жащего исполнения обязательст­ва (здесь можно говорить о непре­одолимой силе, форс-мажорных обстоятельствах). Несвоевремен­ное выделение собственником де­нежных средств для надлежаще­го выполнения взятого с согла­сия собственника обязательства учреждением либо казенным предприятием нельзя отнести к форс-мажорным обстоятельствам. Это приводит к освобожде­нию собственника имущества уч­реждения либо казенного пред­приятия от уплаты неустойки за нарушение обязательства, допу­щенного по его вине, что противоречит существу гражданского права, принципам законности, свободы договора и равенства участников граждан­ского правоотношения, так как за не­исполнение или ненадлежащее исполнение обязательства при на­личии соглашения о неустойке го­сударственные и муниципальные предприятия ответственности не несут, хотя в результате на­рушения обя­зательства кре­дитор терпит убытки.

Государство обязано защи­щать и гаранти­ровать законные интересы добро­совестной сторо­ны в обязатель­стве независимо от организаци­онно-правовых форм юридичес­ких лиц, принад­лежности их к той или иной форме собствен­ности.

Предлагаю внести в ст. 114 ГК РФ норму о субсидиарной ответственно­сти собственника унитарного предприятия, основанного на пра­ве хозяйственного ведения, по обязательствам предприятия. Необходимо также закрепить в Гражданском кодексе РФ поло­жение, согласно которому те ме­ры ответственности, которые предусмотрены за нарушение учреждением и унитарным предприятием своих обязанностей должны автоматически применяться к их собственникам.

Что касается увеличения размера законной неустойки, то на этот счет п. 2 ст. 332 ГК РФ содержит положение, согласно которому размер законной неустойки может быть увеличен соглашением сторон, если закон этого не запрещает. В качестве примера можно привести статьи из Устава Железных Дорог РФ, в которых говориться о недопустимо соглашения сторон об увеличении размера неустойки[14]. В нем предусмотрены различные виды неустойки, которые подлежат взысканию с перевозчика, грузоотправителя или грузополучателя. В статье 167 Устава содержится указание на то, что железные дороги, грузоотправители, грузополучатели и пассажиры в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств несут материальную ответственность лишь в пределах, предусмотренных соответствующими статьями Устава. Законную неустойку делят на строго императивную и нестрого императивную. Законную неустойку, увеличенную соглашением сторон, не нарушая при этом положения п. 2 ст. 332 ГК РФ, в литературе называют смешанной. Правом уменьшения размера неустойки наделен только суд, независимо от того, законная это или же договорная неустойка (ст. 333 ГК РФ). Так же выделяют собственно неустойку, штраф и пеню. В литературе не производится никакого четкого различия между собственно неустойкой и штрафом, что говорит о том, что эти два понятия обозначают одно и то же явление. Нужно отметить в данной работе точку зрения Б.М. Гонгало[15], который считает, что штраф – есть неустойка за действие (бездействие), представляющееся наиболее серьезным правонарушением, в то время как собственно неустойка отличается меньшим размером и соответственно меньшей значимостью правонарушения. Совершенно иная ситуация складывается с разделением понятий штрафа и пени. Штраф представляет собой однократно взыскиваемую сумму, которая выражается либо в твердой сумме, либо в виде процентов пропорционально заранее определенной величине. Пеня же представляет собой неустойку, начисляемую непрерывно, нарастающим итогом. В зависимости от того, как неустойка соотносится с убытками, выделяют зачетную, штрафную, исключительную и альтернативную неустойки. Эта классификация предусматривается статьей 394 ГК РФ. Штрафная (кумулятивная, совокупная) неустойка предполагает полное возмещение убытков сверх неустойки и является самой жесткой из всех неустоек этой классификаций. Альтернативная неустойка предоставляет кредитору на выбор требовать либо возмещения убытков, либо уплаты неустойки. Исключительная неустойка подразумевает взыскание только неустойки, но не убытков. И, наконец, при зачетной неустойке убытки возмещаются лишь в части, не покрытой неустойкой. Пункт 1 ст. 394 ГК РФ содержит презумпцию зачетной неустойки – если в соглашении о неустойке не содержится прямого указания на то, какая именно неустойка устанавливается, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. 2.2. Задаток Другим видом обеспечения обязательства является задаток. Статьей 380 ГК РФ определено, что задатком признается денежная сумма, выдавае­мая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

Значение задатка как способа обеспечения договорного обязательства состоит в том, что задаток, прежде всего, имеет целью предотвратить неисполнение договора. Этой цели служат нормы о последствиях неисполнения обязательства, обеспеченного задатком. Следует отметить, что названные правила применяются лишь в ситуации, когда соответствующее обязательство не исполнено сторонами в полном объеме, и не распространяются на случаи ненадлежащего исполнения договорных обязательств.

При этом ст. 381 ГК РФ предусмотрено:

1. при прекращении обязательства до начала его исполнения по соглашению сторон либо вследствие невозможности исполнения задаток должен быть возвращен;

2. если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны;

3. если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка;

4. если же договорные обязательства исполняются сторонами надлежащим обра­зом, полученный задаток засчитывается в счет оплаты договорной цены отгруженных товаров (выполненных работ или оказанных услуг)[16].

В советский период развития отечественной цивилистики сложилась традиция харак­теризовать институт задатка исходя из его функции, и по сегодняшний день практически в каждой публикации выделяют преимущественно три функции задатка: доказательственную (удостоверительную), платежную и обеспечительную. Именно такой подход к определению задатка закрепился в отечественной науке. Отсутствие или небольшое видоизменение одной из названных функций влияет на квалификацию правовой конструкции в качестве задатка[17].

Иногда доказательственная функция задатка трактуется в прямом смысле термина «доказательство», в его процессуальном аспекте. Ряд авторов, например, отмечают, что «по­скольку имеется письменное удостоверение выдачи задатка, нельзя отрицать заклю­чения основного договора, пусть и не облеченного в письменную форму». Б.М. Гонгало, полагает, что задатком по общему правилу, не могут обеспечиваться сделки, совершенные в письменной форме (поскольку задаток уже не может выполнить свою доказательст­венную функцию, так как факт заключения договора не нуждается в доказательст­вах). Однако если письменная форма не соблюдена, но уплачен задаток и это дока­зано, то основной договор заключен[18]. Таким образом, из указанной позиции следует, что обязательство с пороком формы может обеспечиваться задатком.

М. Ермошина полагает, что задаток не может служить доказательством заключения договора по следующим основаниям:

1. Надлежащим образом заключенный договор, не нуждается ни в каких доказательствах. В тех же случаях, когда существует порок формы сделки, факт передачи задатка может быть таким же доказательством, как расписка о получении аванса и другие доказательства, которые суд при применении п. 1 ст. 162 ГК РФ будет оценивать в соответствии с процессуальным законодательст­вом по своему усмотрению.

2. При отсутствии основного договора, заключенного в установленной законом форме, нередко возникает вопрос о возможности существования задатка, который традиционно относят к акцессорным обязательствам.

В постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 30 июля 1998 года по делу № АЗЗ-175/98-С1-Ф02-842/98-С2 предпринимателю было отказано во взыскании двойной суммы задатка на основании соглашения о задатке по причине несоблюде­ния формы и существенных условий основного обязательства - соглашения о куп­ле-продаже недвижимости, которое должно было быть облечено в письменную фор­му путем составления одного документа, подписанного сторонами (ст. 550 ГК РФ).

Не принимая во внимание ссылки истца на то, что «соглашение о задатке» и по­лученный задаток являются доказательством заключения договора купли-продажи, кассационная инстанция оставила в силе принятые судебные акты по делу об отказе во взыскании двойной суммы задатка, поскольку основное обязательство не заклю­чено в надлежащей форме, как того требует ст. 550 ГК РФ, а в соглашении о задатке отсутствуют данные о предмете основного договора, предусмотренные ст. 554 ГК РФ. Следовательно, основное обязательство отсутствует, и акцессорное обязательство, то есть соглашение о задатке, должно быть также признано незаключенным. Суд при этом сослался на пп. 1 и 3 ст. 329 ГК РФ [19].

Среди представителей современной отечественной доктрины к аналогичному выводу приходит В.В. Витрянский: «Если договором предусмотрена уплата одной из сторон задатка, то он будет считаться заключенным лишь после исполнения соответствующим контрагентом своей обязанности»[20].

Если все же исходить из трактовки доказательственной функции в процессуальном аспекте, договор, обеспеченный задатком, будет мало отличаться от договора с условием о предоплате и неустойке (которую нередко предусматривают в договоре в одинаковом размере для каждой из сторон). Такие договоры распро­странены более широко в связи с тем, что законодательное регулирование и доктринальное понимание неустойки является более гибким. Это позволяет приспосо­бить ее практически к любым правоотношениям, чего не скажешь о задатке, учиты­вая ограниченный характер трактовки обеспечительной функции.

Из всех закрепленных в главе 23 ГК РФ способов обеспечения исполнения обяза­тельств задаток, пожалуй, обладает наибольшей спецификой: он взыскивается толь­ко при неисполнении обязательства и наличии вины (даже в предпринимательских отношениях) и обеспечивает лишь основное обязательство.

В отечественной цивилистике традиционно преоб­ладает подход, в соответствии с которым задаток не подлежит взысканию в случае ненадлежащего исполнения обязательства, а обеспечивает исполнение обязательства в целом, однако, при этом не учитывается важный вопрос о размере исполненной части обязательства. Удастся ли найти кредитора, который, получив незначительную часть от должного, будет чувствовать себя удовлетворенным и счи­тать обязательство исполненным? Отсутствие четких критериев, отграничивающих ненадлежащее исполнение применительно к объему испол­ненного от неисполнения, может привести к массе злоупотреблений. Кроме того, ст. 309 ГК РФ содержит принцип надлежащего исполнения обяза­тельств[21].

Неисполнение обязательства влечет и возмещение убытков. На этот счет ГК РФ содержит положение, определяющее соотношение убытков и денежной суммы, внесенной в качестве задатка: если в договоре не предусмотрено иное, убытки подлежат возмещению с зачетом суммы задатка (ч. 2 п. 2 ст. 381 ГК РФ).

Думается что, в законодательство необходимо включить норму, согласно ко­торой задаток теряется либо возвращается в двойном размере не только при неис­полнении обязательства, но и при существенном его нарушении.

По общему правилу задаток обеспечивает исполнение обязательства в полном объеме. Однако, несмотря на то, что п. 2 ст. 381 ГК РФ сформулирован импера­тивно, по некоторым видам договоров стороны могут определить, что будет считать­ся неисполнением договора. Так, согласно п. 1 ст. 708, посвященной общим положениям о подряде, если иное не установлено законом, иными правовыми акта­ми или не предусмотрено договором, подрядчик несет ответственность за нарушение как начального и конечного, так и промежуточных сроков выполнения работы. На практике можно встретить примеры взыскания задатка за просрочку проме­жуточных сроков. Гражданский кодекс РФ (п. 2 ст. 381 ГК РФ) позволяет контрагентам самостоятельно ре­шать вопрос о требовании возвращения задатка или исполнении обязательства.

Несмотря на то, что практически всегда в литерату­ре указывается на существование у задатка платежной функции, о ее сути и осо­бенностях сказано мало. Упоминают лишь о том, что данная функция сближает зада­ток с авансом, но поскольку у задатка присутствуют еще две другие функции - до­казательственная и обеспечительная, этим он от аванса в основных чертах и отли­чается.

Дискуссионным является вопрос, следует вносить задаток до наступления обязан­ности платить либо с момента, когда она возникает. Б.М. Гонгало отмечает: «поскольку задаток определяется как сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей, постольку следует сделать вывод, что это часть суммы, которую должник обязан уплатить с момента, когда оно возникло» [22].

Думаю, что с данным выводом можно согласиться лишь для части случаев - когда момент уплаты задатка совпадает со сроками выплаты по договору. Но на прак­тике существуют и другие ситуации. Например, обязанность платить в договоре мо­жет быть предусмотрена в более поздний срок, чем момент заключения договора, а задаток должен выплачиваться в момент заключения договора. Кроме того, в договоре обязанность платить может быть предусмотрена как встречное обя­зательство, срок исполнения которого наступает лишь после того, как контрагент исполнит свое обязательство, например, по поставке. Следует также отметить, что задаток не всегда непременно поступает сразу в счет платежей. Например, когда задаток сформулирован как отступное, до определенного момента любая сторона может отступиться от исполнения договора, в том числе плательщик. Поскольку по общепринятому мнению отказ от договора должен быть сделан до начала его ис­полнения, обязанность платить вообще может не успеть возникнуть.

Платежная функция задатка традиционно использовалась цивилистами для про­ведения отличия задатка от других средств обеспечения. Тем не менее, с давних пор и по сей день, задатком обеспечивались обязательст­ва, в которых отсутствовала необходимость платежной функции, например торги, предварительный договор, то есть не денежное обязательство.

Нередко суды отказывают во взыскании процентов согласно ст. 395 ГК РФ по той причине, что и проценты, и задаток относятся к мерам ответственности, а взыскание двух мер ответственности за одно правонарушение недопустимо. Однако, на мой взгляд, возможно начисление процентов как меры ответственности с момента, когда задаткополучатель должен вернуть задаток, до момента фактического возврата. Вес­ти речь о применении двух мер ответственности при этом не следует, поскольку задаток обеспечивает основное обязательство и взыскивается за его нарушение, а проценты по ст. 395 ГК РФ - за несвоевременный возврат задатка, который не обеспечивается самим задатком. Иной подход позволил бы задаткополучателю неправомерно и бесплатно использовать чужие денежные средства в собственных целях.

Несмотря на то, что практически во всех публикациях, посвященных задатку, вы­деляют его платежную функцию, о кредитной функции задатка нигде не упоминается. Это едва ли можно считать обоснованным. Признаком задатка, отличающим его от иных способов обеспечения, является то, что задаток всегда выдается вперед: до или в момент заключения договора[23].

Под кредитной функцией задатка, конечно же, имеется в виду коммерческий кре­дит, предусмотренный ст. 823 ГК РФ, поэтому нет препятствий, для начисления процентов за пользование кредитом, предусмотренных названной стать­ей. То обстоятельство, что задаток выполняет обеспечительную функцию, не обосно­вывает бесплатность коммерческого кредита, предоставляемого в виде задатка.

Задаткополучатель не обязан хранить полученные деньги до момента исполнения обязательства. Нет у него, также, обязанности иметь в наличии (резерви­ровать) денежные средства в сумме, равной задатку, до момента исполнения обяза­тельства. Кроме того, задаток, будь то деньги или иная имущественная ценность, всегда, в отличие от залога, переходит в собственность задаткополучателя, который вправе распоряжаться им безо всяких ограничений.

Таким образом, если характеризовать институт задатка посредством анализа его функций, следует, выделить еще одну функцию задатка - кредит­ную. Еще особенностью задатка является то, что он может быть использован как способ обеспечения исполнения лишь денежного обязательства, основанного на договоре.[24]

Задаток может выступать в качестве способа обеспечения также договорных обязательств, сторонами в которых являются и юридические лица, и индивидуальные предприниматели. Кроме того, Гражданский кодекс дополняет правовое регулирование задатка положениями, определяющими судьбу денежной суммы, внесенной в качестве задатка, в двух конкретных случаях, а именно:

1. когда имеются сомнения в том, является ли уплаченная сумма задатком (в частности, вследствие несоблюдения правила о простой письменной форме соглашения о задатке) - в этом случае внесенная денежная сумма признается авансом, если не будет доказано другое (п. 3 ст. 380 ГК РФ);

2. когда обязательство, обеспеченное задатком, прекращается по основаниям, установленным законом, до начала его исполнения, - в этом случае уплаченная денежная сумма должна быть возвращена стороне, внесшей задаток (п.1 ст. 381 ГК РФ).

 

Поручительство

Еще одним из способов обеспечения исполнения обязательств является поручительство. Поручительство – способ обеспечения исполнения гражданско-правового обязательства, существо которого заключается в том, что поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части (ст. 361 ГК РФ). Тем самым поручительство повышает для кредитора вероятность исполнения обязательства, поскольку в случае его нарушения должником кредитор может предъявить свои требования поручителю.

Поручительство, как и иные способы обеспечения исполнения обязательств, создает между кредитором и поручителем обязательственное правоотношение, допол­нительное (акцессорное) по отношению к основному, за исполнение которого дается поручительство. При не­действительности основного обязательства, недействи­тельным является также поручительство.

Гражданский кодекс допускает возможность заключения до­говора поручительства для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем. Это имеет практическое значение, так как в ряде случаев кредитор соглашается заключить основную сделку только под уже существующее обеспечение. Так, одним из ус­ловий кредитного договора, как правило, является усло­вие о способе обеспечения возврата кредита. В случае незаключения сделки, исполнение которой обеспечивается поручитель­ством, договор поручительства является недействитель­ным в силу зависимости от основного обязательства[25].

Гражданский кодекс устанавливает между должником и поручителем солидарную ответственность перед кредитором, если за­коном или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя (п. 1 ст. 363 ГК РФ). Установление солидарной ответственности поручителя и определение реальных сроков для предъявления к нему кредитором своих требований в значительной степени повысили риск поручителя. Пресечение необоснованного наступления для него нежелательных последствий предусмотрено нормами о защите законных интересов поручителя. Речь идет о случаях, когда поручительство прекращается в интересах поручителя. Такие ситуации могут возникнуть, когда после заключения договора поручительства без согласия поручителя происходит изменение основного обязательства и это изменение неблагоприятно для поручителя: возросла его сумма, увеличился или сократился в зависимости от ситуации срок основного обязательства и другие. Это дает поручителю повод отказаться от договора и влечет прекращение поручительства. Другие случаи могут возникнуть в связи с переводом долга по основному обязательству (долг переведен на другое лицо и кредитор дал на это согласие). Поручитель в подобной ситуации отвечать за нового должника не обязан, если он сам на это не согласился.

Объем ответственности поручителя определяется договором, если соответствующее условие в договоре отсутствует, поручитель будет отвечать перед кредитором в том же объеме, что и должник. Помимо суммы долга он должен будет уплатить причитающиеся кредитору проценты, возместить судебные издержки по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств (п. 2 ст. 363 ГК РФ).

Поручительство является договором между кредито­ром и поручителем. Содержание договора поручитель­ства состоит в том, что поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение пос­ледним его обязательства полностью или в части (ст. 361 ГК РФ)[26].

На практике частичная ответственность поручителя заключается в том, что он оговаривает в договоре свое обязательство по возврату только основной суммы дол­га без возмещения неустойки или убытков, возникших по причине неисполнения основного обязательства. Законодатель устанавливает, что договор поручи­тельства должен быть облечен в простую письменную форму. ГК РФ предусматривает особые последствия несоблюдения простой письменной формы в слу­чае заключения договора поручительства.

По общему правилу, установленному ст. 162 ГК РФ, при несоблюдении письменной формы сделка признает­ся действительной и влечет предусмотренные последс­твия. Однако в случае спора стороны лишаются права ссылаться на свидетельские показания в подтверждение заключения сделки на определенных условиях, но не ли­шаются права приводить письменные и другие доказа­тельства (п. 1 ст. 162 ГК РФ).

Лишь в случаях, прямо указанных в законе или сог­лашении сторон, несоблюдение простой письменной формы влечет недействительность сделки (п. 2 ст. 162 ГК РФ). Такой случай предусмотрен п. 2 ст. 429 ГК РФ - нарушение правил о форме предварительного договора, в соответствии с ко­торым стороны обязуются заключить в будущем сделку на условиях, предусмотренных предварительным дого­вором, влечет его ничтожность.

В практике арбитражных судов при рассмотрении споров, вытекающих из обеспечения исполнения обяза­тельства поручительством, встречаются вопросы, связанные с отсутствием в договоре суммы, на которую выдано поручительство.

Сошлюсь на дело, рассмотренное арбитражным су­дом г. Москвы по иску «Кредобанка» к СПМК-6 ПСО «Агроспецстроймонтаж». В решении указано, что дого­вор поручительства должен содержать сведения о том, какой, конкретно кредитный договор, и на какую сумму гарантируется. Между тем ответчик брал на себя ответс­твенность за любую деятельность кооператива «Мир», связанную с договорами между ним и «Кредобанком». Арбитражный суд не признал юридической силы за до­говором поручительства, в котором не оговорены суммы кредита и сроки его возврата. В иске было отказано. Данное решение представляется законным и обоснован­ным, ибо договор не может считаться заключенным при отсутствии в нем существенных условий. В соответствии с гражданским законодательством договор считается заключенным, когда между сторонами, в требуемой в надлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным его условиям. К ним относятся усло­вия о предмете договора, условия, которые признаны су­щественными законодательством или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, отно­сительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Не­сомненно, что сумма, которую обязуется возместить по­ручитель при нарушении заемщиком своих обязательств, относится к условиям существенным, без которых нель­зя считать договор поручительства заключенным.

Гражданское законодательство устанавливает огра­ничение для лиц, которые могут выступать в качестве поручителя в договоре поручительства. Так, возникает вопрос о правомерности пре­доставления поручительства бюджетной организацией.

К примеру, арбитражный суд Свердловской области в решении по иску коммерческого «Куб-банка» к облас­тному Совету «Трудовые резервы» отверг доводы от­ветчика о том, что он не может рассматриваться в ка­честве поручителя, поскольку является бюджетной ор­ганизацией и не имеет свободных денежных средств. Иск был удовлетворен. Денежная сумма невозвращен­ного кредита, под которую было выдано поручитель­ство, взыскана со счета эксплуатации облсовета «Тру­довые резервы» [27].

С данным решением нельзя согласиться. В соотве<



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.218.88 (0.021 с.)