ТОП 10:

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГРЕХОВ ПО ВОСЬМОЙ ЗАПОВЕДИ



Не присваивал ли себе чужой собственности: воровством, насилием или обманом, при помощи подделки документов, обмериванием, обвешиванием, обсчитыванием, фальшивыми деньгами, продажей негодного товара вместо хорошего?

Не согрешил ли когда-либо против ближних какою-либо ложью или хитростью с целью повредить их благосостоянию или присвоить что-нибудь из их имущества?

Не утаивал ли найденного, лицемерно умалчивая о своей находке?

Не скрывал ли вора? Не прятал ли краденного?

Всегда ли возвращал взятое взаймы? Не прикидывался ли несостоятельным, чтобы не платить долга? Не затягивал ли платеж умышленно, с целью «прокрутить деньги» или просто из жадности?

Не нанес ли умышленного вреда имуществу ближнего, например, поджогом? Не портил ли вещей, взятых у другого на время? Не терял ли их?

Состоя на службе, частной или государственной, не грешил ли тунеядством, не ленился ли работать, не притворялся ли больным, чтобы даром получать жалование или плату?

Не притворялся ли бедняком или даже нищим, чтобы жить за счет благотворительности и подаяния от добрых и доверчивых людей?

Не согрешил ли лихоимством, не давал ли денег в рост под проценты?

Не наживался ли на чужом горе, беря с людей повышенную плату в их безысходном состоянии? Не брал ли с людей чрезмерно большую плату за работу или услугу, пользуясь их крайней нуждой в последних?

Занимая высокий пост на государственной или церковной службе, не согрешил ли мздоимством, не брал ли и не вымогал ли подарков и взяток? Не ждал ли подарков, чтобы произвести суд или решить какое дело, не терпящее отсрочки?

За взятки не извращал ли дело, выставляя правое неправым и наоборот?

За мзду, предложенную сильными и знатными, не возвышал ли недостойных, обходя более достойных? Не добивался ли сам чинов и наград, предлагая сильным мира сего взятки и подарки?

Не согрешил ли святотатством, кражей и присвоением церковного имущества?

Не согрешил ли несострадательностью к несчастным, немилосердием к бедным, особенно вдовам и сиротам, неподаянием милостыни или неоказанием посильной помощи всем нуждающимся в ней?

Не грешен ли скупостью во вред своему здоровью и здоровью ближних?

Не расточал ли своего имущества на пьянство, рестораны, азартные игры и излишнюю роскошь?

Грехи против восьмой заповеди

Грабеж или просто неоказание помощи ближнему во время бандитского нападения на него. «Не будь грабителем» (Притч. 22, 22). У всякой вещи на земле есть свой владелец и насильственное отнятие вещи у ее хозяина, является грабежом (например, когда у человека вырывают сумку из рук и убегают). Когда же это насилие бывает с оружием в руках и с угрозами в адрес ограбляемого, тогда грабеж перерастает в разбой, то есть в еще более страшное и мерзкое преступление. Тем преступнее грабеж, чем публичнее он совершается (ибо это означает, что преступник не боится и совершенно не стыдится людей). Грехом является также неоказание помощи ближнему во время грабительского нападения на него. Например, услышав крик «грабят», спрятаться в сторону или закрыть окна своей квартиры - большая вина, потому что таким действием мы допускаем свершиться грабежу беспрепятственно. Здесь и трусость и равнодушие к горю ближнего, а главное, крайний эгоизм, который показывает наше гибельное духовное состояние. Если мы физически не может помешать грабежу, то должны или немедленно вызвать милицию, или криком призвать окружающих на помощь, морально и психологически поддержать жертву разбойного нападения.

Кража. «Воры… - Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6,10). Если же отказано им в Царстве Небесном, то значит уготованы им ад и вечная мука. Казалось бы, как перед такой угрозой не остановиться вору! Между тем страсть легкой наживы и плотских развлечений становится сильнее страха наказания, предреченного Господом. Часто подстрекает к повторению краж невоздержанная, разгульная жизнь, увлечение пьянством и наркоманией. Так как существенным признаком кражи в противоположность грабежу является ее тайность, совершение преступного действия при отсутствии хозяина вещей и отсюда неприменение насилия и угроз, то многим ворам нравится их греховная деятельность в силу той хитрости и умения, с которой они совершают ее. Иной раз вор не успевает воспользоваться украденной вещью, потому что бывает задержан на месте преступления или вскоре после него. Но нравственная вина воровства все равно остается на нем. Вина эта в том, что вор безжалостно отнимает у других то, что они приобретали в течение многих лет, большей частью тяжелым и упорным трудом. Часто вся семья обворованного остается без куска хлеба и голодает; другие вынуждены предпринимать излишние траты, чтобы защититься от воровства (найм сторожей, установка сигнализации, решетки, стальные двери, страховка и пр.). Вор - это самый злой враг собственности и благосостояния ближних, каковы бы ни были мотивы воровства, они не извинительны и не оправдают его на Страшном Суде. Если человек хочет покаяться и оставить воровство, то он должен вернуть (если это возможно) людям похищенное, понести церковную эпитимию (отлучение на 2 года), (Василий Великий пр.61) и впредь трудиться и зарабатывать на хлеб насущный своими руками (Еф. 4, 28). Личный труд научит его ценить и чужие труды. Зная по опыту, чего стоят деньги или вещи, бывший вор поймет, что ощущает обкраденный человек и не будет впредь касаться чужой собственности.

Клептомания (болезненная страсть к воровству). У некоторых людей страсть к воровству принимает болезненный характер. Они уже не представляют себе жизни без воровства. Момент кражи вызывает у подобных людей крайнее возбуждение, прилив адреналина в крови и другие острые переживания. Их уже не интересует воровская добыча. Для них важен сам процесс воровства, а краденое многие из них просто выбрасывают на помойку. Такая порочная страсть постепенно завладевает всем существом человека, полностью искажая и извращая его духовную сущность. Для человека, пришедшего к православной вере, эта болезнь вполне преодолима. Самое главное, грешник должен познать порочность и гибельность своего увлечения и молить Бога о помощи свыше. Благодать Божия отгонит от человека нечистого духа, который, как правило, им управляет, и нечистая страсть будет побеждена.

Хранение или скупка краденого. Кто принимает на сохранение или покупает краденное, тот в определенной мере соучаствует в грехе воровства. И действительно, если бы не было принимающих и покупающих краденые вещи, то большинство воров было бы вынуждено оставить свой промысл, потому что наличные деньги украсть удается нечасто, а вещи, если их нельзя сбыть, становятся ненужными. Таким образом, сокрыватели и покупатели краденного, не совершая лично кражи и даже прямо не содействуя воровству, в то же время поддерживают этот вид преступности. «Татем прииматель (кто принимает воров) едино лето да не причастится» (Номоканон пр.47), так карает подобных людей церковное правило. Виновны не только те, кто принимает заведомо краденое, но и те, кто покупает вещи сомнительного происхождения. Пусть продавец не скажет, что вещь краденная и даже уверяет покупателя в противном, однако дешевая цена вещи и обстоятельства продажи могут насторожить покупателя. Поэтому если есть сомнение, то лучше удержаться от покупки вещи сомнительного происхождения.

Необличение вора или его укрывательство. «Когда видишь вора, сходишься с ним» (Пс. 49,18). Необходимо обличать вора и перед судом, и перед теми, у кого он крадет, и перед его собственной совестью. Между тем его иной раз прикрывают и государственные чиновники и милиция, получающая от преступника неправедную мзду, односельчане, которые боятся мести, и свидетели, которые боятся хлопот по следствию и судебному делу. Такое равнодушие, продажность и боязливость являются великолепной средой для разрастания преступности. Поэтому крайне виновны те люди, которые косвенным образом способствуют или просто не противостают греху должным образом. Еще более виновны те, которые предоставляют вору убежище, своеобразную возможность воспользоваться плодами своего преступления. Давать же постоянно пристанище ворам, значит вступить в их общество, вполне разделять с ними вину преступной кражи.

Принятие закладов или покупка вещей у пьяницы, наркомана или игрока «по дешевке», пользуясь их несчастным состоянием. В состоянии наркотических ломок, опьянения или тяжелого похмелья человек уже не владеет собой, не контролирует свои действия, он готов пожертвовать любой вещью, часто даже совершить преступление, лишь бы удовлетворить свою страсть. В подобном же состоянии находится и страстный игрок, у которого кончились средства для продолжение игры, а азарт «кипит» и «требует» игрового выхода. Пользоваться таким состоянием несчастного, чтобы приобрести у него за бесценок ценную вещь, является большим грехом. Ради собственной корысти грешник ссужает деньги человеку, который потратит их на погибель своей души и тела. Таким образом, люди, ссужающие под заклад и покупающие у одержимых страстью людей вещи, виновны в грехе сребролюбия, равнодушия и черствости по отношению к ближнему, а также соучаствуют в грехах пьяниц, наркоманов и игроков, прогуливающих добытые средства.

Утаение найденной вещи, особенно если известен ее хозяин. Еще с ветхозаветных времен известно «золотое правило»: «никогда не делай другому того, что не хочешь, чтобы делали тебе». Естественно, что если человек потерял что-либо, то он печалится, жалеет потерянное достояние. Поэтому, что тобой не положено, то да и не будет взято. На чужом несчастье своего благосостояния не построишь. Тем более если ты знаешь, кому принадлежит потерянная вещь, то должен немедленно постараться вернуть ее. Иначе неправедное приобретение будет приравниваться к воровству.

Поджог или неосторожное обращение с огнем, курение, приведшее к пожару. Умышленный поджог - это такое страшное злодеяние примеров которого даже не встречается в Священном Писании. Во время пожара гибнет не только жилище и имущество граждан, но и сами люди. Дом, который строился, возможно, не один год, сгорает в течение часа. Гибнет имущество человека, нажитое упорным многолетним трудом, зачастую и вся семья оказывается на улице без крова и средств к существованию. Такая трагедия сказывается не только на психическом, но и на физическом состоянии погорельцев, некоторые из которых безвозвратно сходят с ума. Поэтому поджигатель вполне справедливо может приравниваться к убийце, с наложением на него соответствующей эпитимии. Также составляет большую вину и одно неосторожное обращение с огнем и легковоспламеняющимися предметами. Такая неосторожность часто приводит к тем же печальным последствиям, как и умышленный поджог. Эта неосторожность или производственная халатность - одна из самых преступных черт человеческой безответственности. Например, кто-то небрежно бросил непотушенный окурок - и от этого сгорает целый дом; турист забыл погасить костер в лесу - и вот уже весь лес охвачен пламенем и тому подобное. Казалось бы, умышленно человек никогда бы даже не пожелал того зла, которое соделало его легкомыслие и небрежность. Но зло, пусть и непреднамеренно, а по халатности, свершилось, и человек должен соответствующим образом ответить за свою преступную небрежность. Это может быть и соответствующая эпитимия, и материальная помощь пострадавшим, и другие добрые дела.

Бездействие при пожаре и неоказание помощи пострадавшему. Пожар - это всегда великое горе и бедствие для потерпевших. И спокойно стоять и смотреть, как гибнет имение ближнего, а зачастую подвергается опасности и сама жизнь его и семьи и детей - преступно. Пожар - такое бедствие, с которым в одиночку справиться невозможно, нужна помощь многих людей. И если само строение от пожара спасти не удается, то нужно хотя бы помочь ближнему спасти имущество. Сама человеческая совесть подсказывает оказывать всевозможную помощь погорельцам. Необходимо поделиться с пострадавшим тем, что имеешь. Ибо у них нет ничего, все надо начинать с нуля. А как это бывает тяжело при отсутствии соответствующих средств! При этом надо всегда представить себя на месте потерпевших, и тогда равнодушие и холодность сменятся участием и щедростью. Поэтому тяжко грешат те, которые не оказывают человеку посильной помощи при постигшем его бедствии, не принимают участия в тушении пожара, не оказывают материальной и моральной поддержки потерпевшим.

Нанесение обиды вдовам и сиротам, ущерба их имуществу, особенно со стороны опекунов и душеприказчиков. Горе, предрек Христос-Спаситель книжникам и фарисеям за то, что они, прикрываясь набожностью и благочестием, вымогали имущество, то есть «обирали дома вдовиц» (Мф. 23, 14). В Ветхом Завете строго был осуждаем тот человек, который только брал в заклад последнюю одежду вдовы (Втрз. 24,17); там же закон Божий поставляет вдовицу и заботу о ее нуждах вровень с левитами (Исх. 22, 22-24). Поэтому обирать и вымогать имущество у вдов и сирот - великий грех. Их защитник Бог, и Он воздаст алчным за обиду беззащитных полною мерой. Этот грех относится к разряду грехов «вопиющих на небо» (Втрз. 14, 28), потому что вдова существо беззащитное, у нее только одна защита, одно оружие - слезы. Этот грех во много раз возрастает, если обирающий сирот и вдов, является их опекуном или душеприказчиком. Здесь, кроме злостного грабительства, употребляется еще во зло и доверие, которые оказывали беззаконнику доверчивые люди.

Присвоение чужого, пусть даже сэкономленного собственными стараниями, материала. «В малом был верен» (Мф. 25, 23). Иногда при ведении строительства или каких-либо других дел остается какое-то количество материалов или денег, выделенных на это мероприятие хозяином. Пусть экономия произошла благодаря опыту и рачительству исполнителя, но присваивать себе этот остаток как законную плату он не вправе. Ибо тайно присвоенное подобно воровству. Поэтому надлежит возвратить остаток хозяину, а от него уже зависит, принять его себе или отдать в награду. Если нет рядом хозяина и лиц, имеющих право учитывать расходуемый и остаточный материал, или его остаток крайне незначителен, то следует сказать о нем хотя бы перед посторонними лицами. Пусть эти люди не имеют права разрешить нам оставить себе чужое, но здесь важно само отсутствие тайности, скрытности перед самим собой. Важно не дать самим себе повода допустить и в другом и в третьем случае скрытность, утаенность внешнюю, которая является признаком кражи и развивает в человеке эту порочную страсть.

Спекуляция железнодорожными и авиабилетами - является греховной потому, что трудности других людей превращаются здесь в средство наживы. Допустим, возникла перед человеком необходимость куда-то уехать, а в кассе билетов нет. Их скупили спекулянты и предлагают нуждающимся людям за повышенную цену. У человека может не быть необходимых средств, но нужда заставляет его в убыток себе и семье прибегать к услугам спекулянтов. Спекуляция - это занятие, которое не приносит обществу никакой пользы, ничего не созидает, она подобно грибку-паразиту, живущему на здоровом теле. Кроме вреда людям и обществу, она ничего не несет и поэтому крайне греховна по своей сути.

Повреждение железных дорог и других путей сообщения с целью наживы - это действие также является одной из разновидностей грабительства. Оно имеет несколько степеней греховности. Первая и самая страшная - это когда злоумышленник повреждает пути сообщения, например железнодорожные, с тем, чтобы произошла авария, и он мог бы заняться мародерством на месте преступления. Такие действия нужно рассматривать как злоумышление на убийство с целью грабежа. Преступник осознает, что в результате аварии могут погибнуть люди, но ради наживы готов подвергнуть их смертельной опасности. Вторая степень - это когда ответственная организация или обличенная полномочиями личность не следит за дорогами, мостами, пристанями и тому подобным, допускает их порчу, что создает опасность для транспорта и пешеходов. Виновны также и те, кто при почтовом сообщении теряет (а то и расхищает) письма, бандероли, посылки, переводы, замедляет время пересылки корреспонденции, вовремя не доставляет их адресату. Этим у людей отнимается время, которое часто бывает дороже денег.

Во время неурожая или стихийных бедствий продажа продовольствия по чрезмерно завышенным ценам. «Кто удерживает у себя хлеб, того клянет народ» (Притч. 11,26). Жизненно необходимые продукты, такие как хлеб, овощи, топливо, корм для скотины и тому подобные, не являются предметами роскоши, без которых можно было бы обойтись, они равно необходимы богатым и бедным. Поэтому спекуляция ими в неурожайный год, как и по другим каким причинам, является разновидностью грабительства. Например, необоснованно повышаются цены на хлеб или бензин, и простой человек терпит от этого великие бедствия, а кучка спекулянтов обогащается. Но нажитые ими деньги вопиют на небо (Сир. 4, 6), потому что это цена слез, страданий, а зачастую и голода многих.

Несоразмерное завышение цен на товары, услуги или какие-либо виды работ. Цены на товары и услуги всегда должны быть соразмерными затраченному на них труду. Эта соразмерность известна каждому, кто занимается такими делами. Товар производится на предприятии, а потом покупается оптом, таким образом, прибавочную стоимость легко определить. Плату за какую-нибудь работу также нетрудно определить исходя из общепринятой, а также затраченного времени и усилий. Но часто, если определенный товар окажется в дефиците, то его обладатель стремится многократно повысить цену, чтобы получить максимальную прибыль. Или если у кого появилась срочная нужда в специалисте особого рода, а других найти трудно, то последний начинает крайне завышать цену за свои услуги. Эти действия являются, безусловно, греховными, потому что вынуждают людей в убыток своему бюджету платить непосильные для них деньги.

Расхищение государственного имущества. Государственное имущество является общенародным достоянием, которое складывается как из налогов, которые платят все граждане, так и из средств, которые получены от продажи природных ресурсов. Поэтому грабитель государственной казны отнимает достояние не у одного человека, а у множества лиц. Отсюда следует и большая греховность казнокрадства. Пусть в настоящее время мы видим множество дурных примеров среди правительства и государственных чиновников, многие из которых подобны свиньям, дерущимся у кормушки из-за помоев. Но оттого, что многие совершают этот грех, грехом он быть все равно не перестает. Просто всеобщая развращенность и страсть наживы любыми путями поработили души большинства людей, лишили их нравственности и чести и настоящей духовной жизни.

Воровство при порученном хранении или расходовании казенных денег или вещей - в настоящее время стало настоящим бедствием. Новый лозунг «послеперестроечной» России «обогащайтесь любыми путями» вошел в души многих людей и приносит свои печальные плоды. «Корень всех грехов - сребролюбие», - писал в свое время апостол Павел; в вышеуказанном же лозунге этот греховный корень возведен в ранг высшей ценности и смысла человеческой жизни. Отсюда такое массовое падение нравов, отсутствие чести и совести. Правительственные чиновники не стесняются воровать государственное имущество, деньги, направленные государством на пенсии и детские пособия, безвозвратно пропадают при темных махинациях ответственных за это дело людей, в армии боеприпасы и обмундирование воруются и продаются и так далее. Но этот общий греховный тон не должен касаться души христианина. Он всегда должен поступать по заповедям Господним и повелению своей совести. И пусть другие погрязают в грехе, который и становится для них своеобразной нормой поведения, православный человек всегда должен быть выше этого. Притеснение должника, рэкет против него с целью получения долга. «Схватив его душил, говоря: отдай мне, что должен… и посадил его в темницу» (Мф. 18,28, 30). Долги у малообеспеченных людей (а таких сейчас большинство) в нуждах семейной жизни, а особенно в торговых делах, бывают неизбежными. Бывает, что возникают непредвиденные расходы, такие как, например, похороны или брак дочери или сына, а свои денежные средства отсутствуют. И здесь заем становится необходимым. К такого рода должникам богатый заимодавец и должен проявлять особое снисхождение. Чтобы оказать снисхождение, он может избрать два пути: совсем простить долг или отсрочить его уплату. Если прощение долга бывает не вынужденное обстоятельствами, а вполне добровольное, тогда это уже высокая евангельская добродетель. Тогда кредитор, по вере своей так поступающий, удостаивается особой милости от Бога. Ему прощаются грехи, которые составляют его собственный долг Богу и в которых он приносит покаяние (Мф. 18, 35). Отсрочка долга тоже в своем роде проявление милосердия по отношению к должнику. Но вот иной из кредиторов не хочет делать ни того, ни другого. Угрожая и психически давя на должника, он принуждает последнего продавать необходимые для него вещи, а иногда и само жилище, и отдавать долг. Некоторые в безумии своей страсти идут еще дальше, они нанимают бандитов, и те, угрожая здоровью и жизни должника и всей его семьи, заставляют любыми путями отыскивать искомую сумму. Другие поступают еще порочней, они включают так называемый «счетчик», то есть за каждый просроченный день в уплате долга, несчастный должник должен платить огромные проценты, которые в скором времени могут превысить сумму самого долга. Это уже настоящий разбой. Ни о какой нравственности здесь говорить не приходится, и поступающий так совершает страшный грех пред Богом и людьми. Страшнее, если заимодавец заранее обдумает и убедится, что должник не в состоянии вернуть в срок долг и для оплаты должен будет отдать свое имение, которое представляет особый интерес для него. Например, хорошую квартиру или выгодное предприятие. В этом случае заимодавец с охотой дает в долг, но ведет дело так, чтобы имущество должника легко перешло в его собственность. Не грабительство ли это? Можно ли тут ожидать «милости не сотворившему милости»? (Иак. 2, 13). Настоящий христианин должен быть милостивым к такому должнику, который искренне говорит: «потерпи на мне, и все тебе заплачу» (Мф. 18, 26), тому, кто действительно желает уплатить при первой возможности. Пусть он возвращает медленно и небольшими суммами, но Бог, видя милость кредитора, многократно воздаст ему духовно и материально. Если же должник имеет средства и не хочет платить, идя на обман, тогда кредитор вправе применить к нему меры, допустимые законом, но ни в коем случае не надо связываться с бандитами и прибегать к угрозам. Ибо лучше «оставаться обиженным», чем нарушать заповедь Божию и идти против совести. И если нечестивый человек вас обманет, то Господь «воздаст по делам ему», и вас не оставит в беде. Деньги, потерянные от дачи беззаконнику в долг, будут вменены кредитору в добровольную милостыню (при условии христианского к этому отношения), что покроет множество грехов и призовет благодать Божию на дом его.

Привычка одалживать деньги и замедление при возвращении долга. Брать в долг нужно только в самых крайних случаях. Между тем некоторые просят в долг (деньги, строительные материалы) без всякой для этого нужды. Берут в долг просто потому, что люди дают. Не обременение ли это других и не насилие ли это над чужой собственностью? Бывает, что кредитор не может отказать или по причине стыда или из-за боязни, что должник не вернет прежний долг, хотя и сам он нуждается в наличном капитале. Входить в долги можно только в той мере, в какой есть надежда погасить их, и с указанием на определенный или только приблизительный для платежа срок. Когда долг будет уплачен своевременно, тогда кредитор будет доволен и спокоен и в случае нужды готов вновь субсидировать просителя. Но задержанный долг может заставить самого заимодавца искать на стороне необходимые для дела деньги, лишает его возможности быть точным в платежах другим, приводит к финансовым потерям, вызывает сомнение и беспокойство. Не насилие ли это над собственностью ближнего? Некоторые же еще и затягивают отдачу долга, постоянно перенося срок возврата и не из-за крайней необходимости, а просто по легкомыслию, эгоизму, нисколько не заботясь о нуждах сделавшего ему одолжение человека. Неплательщик крупных долгов грабит других, поверивших ему людей, задерживая оборотный капитал, принуждая к долгам, возможно, за большие проценты.

Как думает умереть должник, оставив за собой необеспеченные и злонамеренные долги? Не узы ли это для души его? Богобоязненный христианин если и возьмет в долг, то никогда не допустит, чтобы к нему приходили домой с требованием своевременно возвратить взятое. Он всегда сам заботится о своевременной уплате долгов. Если он кому-то должен, то ему как-то не по себе, пока долг не будет возвращен. И это естественное чувство целомудренной души.

Банкротство по своей вине или банкротство ложное в целях бесчестной наживы. «Приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов» (Мф. 18,24). Это и есть тот должник, который не в состоянии заплатить, иначе он называется банкротом. У него нет ни капитала, ни имущества, ни товара, которым он мог бы компенсировать образовавшиеся долги. По собственной вине банкротство бывает от неумелого или слишком рискованного ведения дел. Если кто банкрот от нерадения, то значит, он не умел «отдать серебра в оборот» (Лк. 19,23), если же от излишнего риска, то был алчен до скорого обогащения. В том и другом случае, назвавшись банкротом, он приводит к убыткам и горю других. Так, может быть, что иная вдова или нищий пенсионер, желая получить хоть какие-то дополнительные средства к своему скудному доходу, вручили ему последние деньги, а он вдруг объявляет себя банкротом и лишает несчастных их последних средств. Если христианин и сделался невольно банкротом, то должен по крайней мере приложить все усилия, чтобы выплатить свой долг. «Горе тому, кто без меры обогащает себя не своим» (Ав-вак. 2, 6). Это уже злонамеренный банкрот. Ложное объявление себя несостоятельным есть «злостное банкротство». Оно преследует цели бесчестной наживы путем обмана и скрытого грабежа других людей. До объявления такого банкротства злоумышленник переправляет основные деньги и товар в тайное место, отдавая остаток имущества для расчета с кредиторами. Таким образом, он присваивает себе чужой капитал и не несет при этом никакой уголовной ответственности. Но ответственность пред Всевидящим Богом остается, и остается очень большая. Не будет благословения Божия на жизнь такого человека, и он даст ответ за свои деяния перед престолом Всевышнего. Такие люди еще здесь на земле часто разоряются по-настоящему, претерпевают тяжелые болезни и умирают безвременно.

Отказ ближнему в компенсации за нанесенные ему убытки. Еще в Ветхом Завете содержался закон, обязывающий компенсировать убытки, нанесенные ближнему в результате вины или небрежности. Например, если у кого были повреждены скотом урожай на поле или в саду, то хозяин животных обязан был возместить убытки с лихвой или соответствующими продуктами или в денежном эквиваленте (Исх. 22, 5-6). Христианин же тем более должен поступать так, чтобы ближний не гневался на него и не был бы обижен им из-за понесенных убытков. Например, если кто снимал квартиру или просто жил у друзей во время их отсутствия и им по какой-то причине были испорчены обои или что иное в квартире, то перед возвращением хозяев он должен сделать ремонт или оплатить его стоимость владельцам поврежденной собственности. Даже если ближний и не требует с нас вознаграждения за убыток по своей совестливости или потому, что не может, очевидно, доказать свои потери, то мы сами должны предложить ему вознаграждение. Если же он ожидает вознаграждения, то в таком случае отказ с нашей стороны есть прямое насилие над его собственностью. Также если кто-то из нуждающихся художников или ремесленников дарит нам свое произведение искусства, то мы должны по своей силе оплатить его труд, хотя он и преподнесен нам в виде подарка.

Присвоение чужого капитала или собственности, случайно попавшей в ваше распоряжение. «Вот тебе твое» (Мф. 25, 25). Православному христианину следует бояться чужого имущества, как огня. Ибо это диавольский соблазн, через который падший дух в случае грехопадения получает доступ к душе христианина. Следует помнить, что все, что ты честно не заработал и не получил по праву, твоим не является. Например, был внесен денежный или имущественный задаток, а сделка не состоялась - задаток следует вернуть; при расчете переданы лишние деньги - они не наши и тому подобное. При любых обстоятельствах, как только откроется перед нами заблуждение, что мы незаконные владельцы тех денег или имущества, которое до сих пор находилось в нашем пользовании, тотчас мы должны возвратить его в целостности и сохранности, в случае же невозможности физического возврата - оплатить стоимость имущества деньгами. Ни давность владения, ни привычка-привязанность не оправдывает нас, если мы задерживаем не свое. Даже если грубо и агрессивно хозяин вещи стал бы ее у нас требовать, все равно это не должно служить поводом для отказа. Не возвращая чужое, мы совершаем несомненный грех. Такой же грех совершают те, кто незаконно завладевают духовной культурной ценностью, принадлежащей другому человеку. Например, издатель перепечатывает книгу и не платит соответствующего гонорара автору. Здесь он поступает, как вор, утаивая от писателя причитающиеся ему деньги. Некоторые, совершая подобный грех, прикрываются благовидными предлогами: «Мы пускаем деньги на строительство храма, благотворительность, газету и прочее», но это грех не оправдывает. Закон духовной жизни однозначно свидетельствует, что насильственным (хотя бы и под благовидным предлогом) присвоением чужого связывается душа. Как же на исповеди можно просить разрешения в грехах, если сам себя не разрешаешь от чужого имущества или капитала?

Попытка завладеть чужим наследством. «Наследство его будет наше» (Лк. 20, 14). Пытаясь завладеть наследством, которое не принадлежит по праву родства или завещания, грешник оскорбляет прежде всего память покойного. Например, если, покойный прямо завещал свое достояние иному лицу, а тот, кого он устранил от наследства насильно пытается вступить в наследственные права. Искатель чужого наследства также вдвойне обижает законного наследника. Во-первых, он доставляет ему ненужные скорби и волнения, во-вторых, законный наследник должен входить в непредвиденные траты, чтобы защитить свое законное имущество, в третьих, если же грешнику все же удается отнять чужое имущество, то он становится прямым грабителем невинного человека.

Попытка получить выгоду от пожара, наводнения или другого какого несчастья, постигшего ближнего. В правилах церковных по этому поводу сказано: «время, всем угрожающее погибелью, почитать для себя временем корысти (то есть использовать для своего обогащения в урон ближним), сие свойственно людям нечестивым и богоненавистным, дошедшим до крайней степени гнусности. Посему справедливым признается всех таковых отлучати от Церкви» (Григорий Неокессарийский пр.З). Ближний и без того терпит страшные потери, может быть, лишается даже необходимой одежды (например, при пожаре, внезапном наводнении) и разворовывать в этот момент его имущество, пользуясь несчастными обстоятельствами человека - великий грех. Между тем бесчестные люди расхищают собственность пострадавших, тем самым еще более увеличивая их потери и душевные страдания. Это уже не просто кража, а настоящий грабеж. Только вместо обычных угроз и насилия, свойственного этому преступлению, здесь пользуются тяжелыми обстоятельствами, которые произвел несчастный случай.

Гробокопательство (разрытие могил и вскрытие гробов с целью обокрасть умерших). Данное преступное действие свидетельствует с одной стороны о крайней алчности человека к вещам, а с другой - о полной моральной деградации преступника, его полном неуважении к личности человека. Например, разрывают могилу, если знают, что покойник был положен в гроб в хороших одеждах или с какими-либо драгоценными вещами. Еще страшнее этот грех, когда ограбление соединяется с поруганием человеческих останков, например, когда бросают мертвого вниз лицом, раздевают его догола и в таком виде оставляют на открытом месте; когда, наконец, вырывают золотые зубы изо рта мертвеца или отрубают палец, чтобы взять золотое кольцо. Гробокопатели по церковным правилам подлежат отлучению от Святого Причастия на 10 лет, с самыми строгими подвигами покаяния, например, должны были полагать каждый день по 200 земных поклонов и стоять на коленях долгое время, прося у Бога прощения (Василий Великий пр. 66).

Тайноядение и тайнопитие. Бывает тайноядение и невинное, используемое для того, чтобы не соблазнить других. Так, например, Петр таился в пище между антиохийскими христианами из язычников ввиду пришедших в Антиохию иудеев (Гал. 2, 12-13). Конечно, не о таком тайноядении наша речь. Греховным является тайноядение и тайнопитие из взятого тайно, едят и пьют тайком от хозяев или собственников какой-либо пищи или пития. В этом случае этот вид греха является своего рода воровством. Но могут заниматься этим грехом из-за нежелания делиться своей пищей с ближним, жадности, скупости до продуктов. Особенно греховно тайнопитие вина, когда, например выпивают тайком в уединенном месте, а потом возвращаются к гостям, или стараются выпить побольше, когда хозяин дома отвернется в сторону или выйдет по какой нужде. Тайнопитие вина сильно развивает эту страсть и часто приводит к запоям, так как скрытый порок всегда развивается быстрее, не встречая сопротивления извне. Поэтому христианину необходимо всегда помнить, чем закончилось тайноядение Евы в раю, и избегать тайноядений и тайнопитий нечестных по приобретению или только своекорыстных или служащих для удовлетворения свой страсти.

Лихоимство (лихоимание). «Ни кого не обидели, никому не повредили, ни от кого не искали корысти» (2 Кор. 7,2). Лихоимство - это излишняя алчность к приобретению. По своему смыслу это слово практически тождественно с корыстолюбием и сребролюбием.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.013 с.)