ТОП 10:

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГРЕХОВ ПО ШЕСТОЙ ЗАПОВЕДИ



Не убивал ли кого по злоумышлению, при обороне, непреднамеренно?

Не наносил ли кому побоев в драке, ссоре, не подстрекал ли кого к нанесению побоев и вообще к причинению вреда для здоровья ближних?

Не вредил ли чем-либо жизни людей злонамеренно или невольно?

Не оставил ли без помощи умирающего?

Не оскорблял ли словом или действием других людей, не таишь ли ненависть и зложелательство против кого-либо?

Не раздражителен ли в семье и общежитии?

Если ты обладаешь силой и властью, то не притеснял ли вдов, сирот и вообще людей беззащитных, не доводил ил их до чрезмерной скорби и преждевременной смерти?

Не изнурял ли сил и здоровья своих подчиненных слишком тяжелыми и длительными работами, запугиванием штрафами и увольнением, что само по себе может сокращать их жизнь?

Не соблазнил ли ты кого и не навел ли на грех словом и действием?

Избегал ли сам соблазнов ко греху? Не ходил ли в те собрания, где оскорбляются нравственные чувства и разжигаются страсти? Не смотрел ли кинофильмы и не читал ли книги, где изображаются и описываются убийства, насилие, разврат?

Оказываешь ли милосердие своим ближним? Помогаешь ли им в нужде? Утешаешь ли их в горе и несчастье? Любишь ли их как самого себя?

Старался ли примиряться с враждующими и содействовал ли примирению находящихся во вражде?

Если ты имеешь профессию врача и в твоих руках жизнь человека, не попустил ли ты кому-либо умереть по небрежности или по нерадению, медля по лености или корысти?

Не имел ли ты греховного намерения покуситься на свою жизнь или по небрежности не подвергал ли опасности свое здоровье и даже жизнь?

{Женщинам) Не совершала ли ты аборта или действий, вредящих твоему будущему ребенку?

{Мужчинам) Не принуждал ли ты женщин к абортам, не убеждал ли их в правильности этого преступного решения?

Не позволил ли себе когда-либо жестоко обращаться с домашними животными? Не морил ли их голодом и не бил ли их когда без милосердия? Не услаждался ли когда мучением животных?

Не сокращаешь ли жизнь свою невоздержанием, пьянством, наркоманией, блудом, излишними трудами и заботами?

Не куришь ли табак?

Насколько ты радеешь о деле своего спасения?

Не считаешь ли грехом лечиться?

Грехи против шестой заповеди

Умышленное убийство. «Убийц… участь в озере, горящем огнем и серою; это - смерть вторая» (Откр. 21, 8). Один Бог, как Творец, может отнять у человека жизнь, когда захочет; следовательно, убийца восхищает себе право Создателя мира, убивая своего ближнего. Кроме того, убийца наносит своей жертве самое большое зло, какое можно только представить, потому что жизнь как дар Божий есть уже сама по себе величайшее счастье для человека; долго живя на земле, он может лучше подготовиться к вечной жизни и, разумно проходя путь земного странствия, может наслаждаться благими дарами, предоставленными Господом в этой материальной жизни. И вот убийца лишает всего этого своего ближнего. Также он отнимает у общества полезного члена, у семьи - любимого и необходимого родственника. Чтобы человек вырос, сформировался как личность, сколько нужно времени и труда многих и многих людей. И вот в одно мгновение все это уничтожается и прерывается в результате воздействия одной злой воли. В самой природе человеческой заложено отвращение к убийству. Человек нравственный и богобоязненный тяготится и содрогается и при самих рассказах об убийстве, тем более не желает быть и минуты в присутствии такого монстра. По церковным же законам намеренные убийцы в древности были лишаемы Святого Причастия всю жизнь (Анк. 22); по правилам позднейшим им назначается эпитимия не менее 15 лет (Василий Вел. 56 и Григ. Нисск. 5). Итак намеренное убийство - во всех отношениях страшный, тяжко ответственный перед Богом грех. Им гнушаются все законы, - и церковный, и гражданский, и естественный. Оно ничем не может быть оправдано.

Повторное убийство. «И опять иного послал: и того убили; и многих других то били, то убивали» (Мк. 12, 5). Известно, что наиболее тяжкие угрызения совести человек испытывает за грех совершенного убийства. Но если человек решается на этот смертный грех повторно, то он окончательно убивает в себе совесть, предается в руки сатане, и часто, теряя человеческий облик, становится послушным орудием в руках нечистого духа. Рассказывая об убийстве тех, которые погибли от его руки, он уже не выражает сожаления о них, а выступает скорее в роли хладнокровного зрителя. Несомненно, вечная мука ожидает такого человека. Впрочем, Господь Бог «не хочет (вечной) смерти грешника» (Иез. 18, 23). И при пожизненном покаянии, принятии соответствующего наказания и он может быть помилован Искупителем погибающих грешников - Иисусом Христом.

Аборт и совет делать аборт. Аборт является убийством младенца во чреве. И ничем по сути своей не отличается от убийства уже родившихся детей. Просто одним дали родиться, а потом убили, а других убили, даже не дав появиться на свет. И нет оправдания совершившим подобный грех. До конца жизни должны они нести эпитимию, безропотно принимая скорби и страдания, попущенные им в этой земной жизни за совершенный грех. В равной степени в этом грехе повинны и мужчины, заставившие женщину совершить аборт или только согласившиеся, разрешившие ей этот безумный поступок.

Убийство по приказу, угрозе, принуждению и научению со стороны другого. «Авессалом же приказал отроком своим… убейте его, не бойтесь; это я приказываю вам» (Цар. 13, 28). Вышеперечисленные виды убийств также относятся к разряду преднамеренных убийств, но вина ложится не только на непосредственного убийцу, но еще в большей степени на того, кто отдал приказ. Убийство за деньги показывает особую низость души и подлость убийцы. Здесь повторяется пример Иуды, который за тридцать серебренников продал неповинную кровь. Если убийство было совершено по принуждению или под угрозой собственной смерти или смерти родных, то угроза не уничтожает греха того, к кому относилась она, ибо он имел свою волю и разум. Он должен был воспротивиться злодеянию, несмотря ни на какие угрозы. Даже самая очевидная опасность для жизни не извиняет того, кто спасая собственную жизнь, совершает убийство невинного, ибо сказано: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15,13).

Косвенное соучастие в убийстве. «Я там стоял, одобрял убиение его и стерег одежды побивавших его» (Деян. 22,20). К этому греху относится несение стражи во время совершения убийства, укрытие убийц и предоставление им убежища. Стоящий на страже во время совершения страшного злодеяния сам руки в крови не обагрял, но на сердце его есть кровь неповинной жертвы. Перед Богом убивающий и одобряющий это убийство, а тем более способствующий страшному греху, - равно виновны. Вина притонодержателей, где прячутся убийцы, также несказанно велика. И как порок опаснее и преступнее одной вины, так и скопище убийц, а, следовательно, и укрывательство их - преступнее одного случая убийства.

Предоставление убийце или самоубийце орудий для совершения преступлений. Это действие также относится к разряду пособничества в совершении преступлений. Кто предоставляет преступнику яд, оружие и прочее с целью помочь совершить преступление или самоубийство, тот помогает преступному намерению и принимает на себя часть исполнения его. Так в церковных правилах сказано: «жен дающих врачевство, производящие недоношение во чреве, подвергаем эпитимии человекоубийцы» (дающих лекарства, которое способствует аборту, подвергать тому же наказанию, что и убийц) (6 Вселенский собор пр. 91).

Непреднамеренное убийство - это убийство, совершенное абсолютно случайно, без всякого желания со стороны невольного убийцы. Это может произойти, например, во время военных учений или при дорожно-транспортном происшествии, когда неожиданно выскочивший на дорогу человек бывает сбит не успевшим затормозить водителем. Но человек, убивший другого даже случайно, все равно несет ответственность перед Богом и людьми. В зависимости от ситуации невольного убийства он наказывается отлучением от причастия от двух и выше лет. Таковой должен понести соответствующую эпитимию, творить дела милостыни и покаяния. Конкретно это определяет духовник. Но если человек стал невольным убийцей по своему нерадению, невнимательности, легкомысленности, он наказывается гораздо строже. Всякий христианин, занимающийся делом, которое хотя бы косвенно создает опасность для жизни другого, должен быть крайне внимателен и осторожен, постоянно молиться Богу о сохранении и избежании опасных ситуаций.

Вызов на дуэль и выход на поединок. Хотя в наше время подобное действо практически и не встречается, все же надо отметить, что данный поступок сочетает в себе два страшных греха. Это желание убить нанесшего оскорбление и сознательный риск быть самому убитым (то есть грех самоубийства). Какие бы ни были мотивы у дуэли, надо помнить, что заповедь о «любви к врагам» строго запрещает любое покушение на жизнь ближнего.

Убийство или только покушение на чью-либо жизнь в состоянии беспамятства. Горячечный бред, лунатизм, умопомешательство, алкогольное или наркотическое опьянение - все это при особом насилии врага-дьявола приводит некоторых людей к человекоубийству. Положим, если нельзя вменить человеку в вину убийство по причине его болезненного и совершенно бессознательного состояния, в период которого совершается этот страшный грех, то часто невольный преступник бывает определенно виноват в том, что довел себя до такого состояния. Пьянство и наркомания являются именно теми причинами, которые доводят человека до состояния невменяемости. Поэтому убийство, совершенное в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, не только не снимает ответственности за совершенный грех, но еще более его усугубляют. Страдающий, например, лунатизмом, зная припадочный характер своей болезни, должен на ночь подальше от себя убирать оружие. Надо помнить, что христианин имеет от Бога ангела-хранителя, который в минуты бессознательных припадков не отступил бы от него и не дал бы совершить преступление, если бы человек ранее не отогнал ангела света богопротивными делами. Все вышесказанное приводит к заключению, что доля вины на совершившем преступление в беспамятстве все равно есть, и он, придя в себя, должен принести соответствующее покаяние и понести эпитимию.

Побои, наносимые беременной женщине, от которых последовали преждевременные роды или даже смерть ребенка - составляют грех убийства, хоть и не преднамеренного, но, безусловно, достойного самого тяжкого наказания. Ибо избивающий беременную женщину не только ее здоровье и жизнь подвергает опасности, но и наносит часто непоправимый вред начавшему формироваться в теле матери ребенку. Даже если после побоев у беременной и не произойдет выкидыш, то будущий новорожденный все равно получает сильные повреждения или от непосредственных ударов по животу или от сильных психических переживаний и стрессов будущей матери. Поэтому тяжко согрешает тот, кто подымает руку на беременную, томит ее непосильной работой, издевается над ней или просто доводит до нервных срывов.

Намеренное отравление тяжелобольных для облегчения их телесных страданий - является тяжелым грехом и разновидностью убийства. Мы не по своей воле пришли в этот мир, не по своей и уходим. Господь забирает из этой жизни каждого человека во время, уготованное ему свыше, тогда, когда лучше ему предстать на суд Божий. Здесь мы на земле странники, и время нашей плотской жизни скоротечно, оно служит для подготовки к вечности, для преодоления недостатков и стяжания качеств, необходимых для Царства Небесного. А для этого человеку бывает необходимо и поболеть, и потерпеть скорби, напасти и горести. В контексте всего вышесказанного помочь человеку прервать его жизнь для избежания дальнейших телесных страданий - грех, так как, возможно, по замыслу Божию именно эти скорби и предназначались для искупления грехов, для выработки терпения и смирения. Поэтому человек, который способствует смерти ближнего, лишает его Царствия Небесного, губит его душу, делает его добычей адовой.

Покушение на чью-либо жизнь, не доведенное до конца из-за внешних препятствий. Иудеи «положили убить и Лазаря», а также стерегли апостола Павла «чтобы убить его» (Ин. 12,10; Деян. 9,24). Вообще покушением в настоящем случае нужно считать убийство запланированное, но невыполненное. Покушение можно считать вполне оконченным, когда убийца со своей стороны сделал все, чтобы лишить человека жизни, но последний в силу неожиданных причин остался жив, например, яд был слабым или ранение не смертельным. Поэтому, хотя такое убийство и не увенчалось успехом, оно рассматривается как совершенное, потому что убийца сделал все для успеха своего злодеяния. Иногда покушение на убийство бывает не начатым или «не обнаруженным во внешнем деянии» в силу ряда внешних причин. Например, жертва не пришла на место убийства или там, где было задумано совершить злодеяние, оказалось слишком много свидетелей. Хотя гражданским законом такое преступление строго не наказывается, но христианский закон судит иначе. Потому что законы гражданские преследуют внешние злодеяния, а закон христианский - внутренние злые побуждения. Пусть человек не совершил еще никакого внешнего преступления, но согласие сердца на убийство уже последовало, так как «из сердца исходят злые помыслы, убийства…» (Мф. 15, 19). Помысел сначала является в душе как неясное желание, потом оно развивается, затем обдумывается план, и вот - готово покушение к злому действию. Поэтому человек становится ответственным пред Богом с момента принятия злого помысла, причем вина его по мере обдумывания злодейского плана и укрепления решимости совершить преступление возрастает.

Самоубийство. Иуда «пошел и удавился» (Мф. 27,5). Самоубийство, совершенное не в сумасшествии, а в сознании, предварительно продуманное и подготовленное, греховнее всех других человеческих преступлений. Жизнь - это дар Божий, которым никто не может распорядиться по своему произволу, от которого никто не может отказаться ни на одну минуту прежде того времени, когда Сам Творец вселенной не призовет человека из этого мира. Недаром в каждую живую тварь заложен инстинкт самосохранения. И преодолевая его, отказываясь от материального бытия, человек демонстрирует полный упадок веры, отступление от Бога, вплоть до отрицания в Господе милости, всеведения и всемогущества, которое могло бы отвратить от человека беду. В этом-то и заключается основная вина самоубийцы, ибо тот, кто не убил в себе веры в Бога, верит, что все мертвые воскреснут, и ожидает вечная мука нераскаянных грешников. Поэтому телесному самоубийству, как правило, предшествует полное самоубийство души. Самоубийца есть тварь, возмутившаяся против Творца. Это изменник обществу, государству и безжалостный враг своих родных. Например, детей, которых он бросает сиротами, накладывая черное пятно наследственного греха на всю их жизнь. Недаром церковные законы крайне строго относятся к самоубийцам. Их запрещено отпевать, поминать в церкви и даже хоронить на православном кладбище. И никакие причины, никакие побуждения к самоубийству не извиняют этого страшного греха. Да, сегодня, допустим, жить тяжело, завтра же всемогущий Бог может дать и ослабу (Ис. 26, 6). А главное, земная жизнь - это не место развлечений и удовольствий, а место испытаний, очищения и формирования внутреннего человека, будущего гражданина Царства Небесного, воздаяние которого «на небесах» (Мф. 10, 22). Страдания, которые надеется прекратить самоубийца отказом от жизни, не только не прекращаются после смерти, но еще более усугубляются. К ужасному психическому состоянию, в котором душа переходит в иной мир, прибавляются муки от прямого воздействия нечистых духов и безумная тоска от понимания безысходности и неизменности настоящих страданий. Церковная молитва за самоубийц отсутствует, никто не подает им руку помощи в этом океане бесконечных страданий.

Попытка самоубийства, которая не привела к смерти. «Темничный же страж… извлек меч и хотел умертвить себя» (Деян. 16,27). Подобные покушения на свою жизнь, когда, например, принимают отраву, но в силу ряда причин она оказалась несмертельной, и искусство врачей предотвратило опасность для жизни, следует считать грехом реального самоубийства. Самоубийца вполне «был мертв и ожил» (Лк. 15,32), не по своему намерению, а по одной лишь чрезвычайной милости Божией. Без сомнения, еще тяжелей, ужасней вина того человека, который, чудом оставшись жив, еще раз повторяет покушение на свою жизнь. Преступно тут то, что грешник не вразумляется чудесами промысла Божия, спасающего его жизнь, что не боится ужасов смерти насильственной, не дорожит вечностью, в которой у него уже не будет возможности снова уничтожать себя. Не удавшийся самоубийца все оставшиеся годы своей жизни должен нести особый подвиг покаяния. Помнить, что милость Божия вырвала его из самой пасти ада, дала время на покаяние и исправление.

Мысли о самоубийстве - данные греховные мысли всегда имеют своим источником родоначальника всего сущего зла - диавола. Поэтому даже одно только приятие их, пусть даже на короткое время, открывает душу для демонического воздействия, помрачает ум и сердце, удаляет от человека помощь ангела хранителя. Принятие мыслей о самоубийстве является серьезным грехом и требует немедленного покаяния на исповеди. Если данный грех не будет исповедан, нечистый дух будет все в большей и большей степени овладевать душой грешника побуждая его к совершению смертного греха. Эпитимией за подобное согрешение может быть, например, служение в течении нескольких лет покаянных молебнов, именно в тот день года, когда подобные мысли были приняты в душу. Грех также высказывать одно намерение или пугать других своим возможным самоубийством, даже если на самом деле такого намерения нет. Пусть это будут одни пустые слова, но враг-диавол подслушав их, может и на самом деле развить в говорящем желание исполнить злую мысль. Кроме того, подобные желания, высказанные в слух, вызывают немалую скорбь и переживание у ближних.

Соучастие в убийстве, пособничество убийству, знание и молчание о готовящемся преступлении. «Если ты промолчишь в это время…ты и дом отца твоего погибнете» (Есф. 4,14). Редко человек живет и поступает так, что совершенно нельзя заметить его намерение или подготовку к убийству или самоубийству. Поэтому окружающие убийцу не должны, например, из боязни мести бояться сообщить о готовящемся преступлении. Не в том только здесь вина, что скрывается от правосудия преступление и преступник; главное, что теряется время, упускается возможность спасти чью-либо жизнь. Иногда причиной молчания о готовящемся преступлении является родственная связь с потенциальным преступником или благодарность за благодеяния этих людей. Но именно во имя любви к ближнему и не следовало бы молчать о готовящемся преступлении, а предотвратить его. Кто смолчал, тот стал безмолвным соучастником преступления, возложил смертный грех на себя и не отвел от него дорогого сердцу человека. Недонесение о совершенном преступлении также составляет вину, хотя и меньшую по сравнению с непредупреждением задуманного убийства. Молчание может поощрить преступника к новому подобному преступлению, и, таким образом, кровь новой жертвы ляжет на душу немого свидетеля. Особенно греховно умолчание, если готовится наказание невиновному человеку. Правда и закон Божий для христианина должны быть превыше всего.

Подстрекательство к убийству или самоубийству - является смертным грехом. Так дочь Иродиады потребовала в награду от Ирода головы Иоанна Крестителя, и по ее настоянию царь совершил убийство, которое вначале и не думал совершать (Мк. 6, 22-26). Подстрекатель к убийству или самоубийству является главным виновником этих грехов. В некотором смысле он бывает виновнее самого убийцы, потому что, насилуя чужую волю и совесть, вовлекает другого в страшный грех. Так, например, подстрекают иного к совершению убийства, призывая к отмщению и называя трусом в случае отказа, или же представляют в глазах оскорбленного нанесенную ему обиду столь страшной, что ее будто бы можно смыть только ценою крови обидчика. Дьявол, соблазнивший наших прародителей ко греху, в котором заключается и вина самоубийства и человекоубийства (Господь предупреждал: в случае нарушения заповеди «смертию умрете»), - согрешил и был и будет наказан гораздо тяжелее, чем Адам и Ева. К числу подстрекателей к убийству и самоубийству принадлежат и те, кто предоставляет сведения о потенциальной жертве, а также дает советы и рекомендации для лучшего исполнения преступления. И те, кто поощряет задуманное дело или просит другого совершить этот смертный грех. Сюда же относятся те, кто защищает убийц и самоубийц в частных разговорах или в средствах массовой информации, оправдывает преступника и хулит убитого. Особенно грешат оправдывающие самоубийц, находя в мотивах совершенного ими смертного греха «нечто благородное». Подобной защитой и подстрекают будущих убийц и самоубийц к совершению страшного злодеяния.

Участие в избиении, от которого могла наступить или наступила смерть пострадавшего. «И начнет бить товарищей своих;…и тому камнями разбили голову» (Мф. 24, 49; Мк. 12, 4). Все те, кто стал убийцей, как правило, вначале были просто драчунами, распускали руки по всякому поводу и без повода. Дерзкая привычка рукоприкладства, нанесения побоев своему ближнему, который является образом Божиим, есть большой грех, в нем содержится зачаток убийства. И действительно, сколько бывает внезапных смертей во время драк: человека ударили, толкнули, он упал, ударился головой о камень или что-либо острое, и вот результат - непреднамеренное убийство. Гнев, ярость, вспыльчивый характер не оправдание для рукоприкладства и бесчинных драк. Если человек знает за собой такой недостаток, то он должен быть внимателен, избегать и даже убегать от возникающих искушений.

Оставление без помощи раненого. «Священник шел тою дорогою и, увидев его (человека израненного разбойниками), прошел мимо. Также и левит…» (Лк. 10, 31-32). Эти два представителя ветхозаветного духовенства, почти столь же бесчеловечно поступили с израненным, как и сами разбойники, виновники этого злодеяния. Так же беззаконно поступают и те люди, которые видят своих ближних в беде и не помогают им. Если видят погибающего при пожаре, тонущего в воде, замерзающего от холода или изнемогающего от голода и не помогут, то они являются виновниками в насильственной смерти этих людей. Надо всегда помнить, что главными чертами христианина, являются милосердие и самопожертвование во имя ближнего, вне зависимости от его пола, возраста и религиозной принадлежности.

Оставление проводниками или попутчиками путешествующего в опасном месте или положении. «Если они не останутся на корабле, то вы не можете спастись» (Деян. 27, 31), было сказано о корабельщиках, которые, видя на море опасность, хотели, бросив остальных, бежать для спасения своей жизни. Так и те, которые взяли на себя обязанность быть проводниками (водителями, шоферами и т.п.) других людей, не должны покидать их в опасности. Виновны и те проводники, которые своим легкомыслием и нерадением ставят путешественника в опасное положение. Не должны и спутники оставлять своего товарища, особенно там, где есть возможная угроза для его жизни, а тем более бросать его в трудный момент. Великая вина лежит на таких капитанах, машинистах, водителях, летчиках, которые, исполняя свои обязанности, занимаются посторонним делом, засыпают и даже бывают пьяными при исполнении ответственной работы.

Равнодушие или даже смех при виде чьей-либо драки или нанесении побоев кому-либо. «Еллины, схвативши Сосфена…били его пред судилищем; и Галлион ни мало не беспокоился о том» (Деян 18,17). Так и ныне некоторые равнодушно, а то и с удовольствием и хохотом смотрят на то, как кто-либо бьет другого, просто так или за ничтожную вину. Не означает ли это соучастия в избиении, если не руками то расположением сердца? Необходимо применить все возможные меры для прекращения драки или избиения, например, вызвать милицию, воздействовать словом и даже физической силой. Вмешательство необходимо и когда дерутся близкие люди, например, муж бьет жену или сын дерется с отцом (так как любая драка может привести к нечаянной смерти). Равнодушно взирающий на драку подобен первосвященнику Анне, который не удержал своего слугу от нанесения ударов Иисусу Христу.

Любовь к просмотру кровавых зрелищ типа боев без правил, боевиков изобилующих убийствами и драками, собачьих боев и прочих. Подобные зрелища являются прототипами гладиаторских боев, когда на потеху толпе люди убивали друг друга. Здесь также можно говорить о соучастии в убийстве, причем убийстве ради развлечения, ради острых ощущений. Сострадание и любовь к ближнему, заповеданные Богом, не развиваются в душах любителей кровавых зрелищ, но холодная дьявольская жестокость, равнодушие и агрессия возрастают в сердцах, любящих чужие страдания. При подобных увеселениях человек развращает себя, открывает душу для дьявольского воздействия, удаляется от Бога.

Отказ врача в оказании бескорыстной помощи беднякам или пожилым людям, особенно во время эпидемии. «Почитай врача честью по надобности в нем» (приличествующим вознаграждением в случае нужды) (Сир. 38, 1), - это выражение Сираха относится, конечно, к людям состоятельным. Но болеют и бедные, жизнь которых не менее дорога для ближних и не менее ценна в глазах Божиих. У них может не быть ни средств для платы за лечение, ни денег на дорогие лекарства и обследования. В этом случае христианский долг врача использовать все необходимые подручные средства и недорогие лекарства, чтобы помочь больному. И Господь, видя милосердие врача, не оставит его без средств к существованию, найдутся люди, которые вчетверо воздадут ему за его труд.

Умышленное промедление в излечении больного или его небрежное лечение. Чтобы запугать больного и благодаря этому получить от него больше денег и подарков, некоторые врачи возводят в глазах недугующего легкие заболевания в ранг смертельно опасных, медлят с их излечением, всячески выманивают деньги на дефицитные дорогие лекарства. Здесь псевдо эскулап грешит не только корыстью и обманом, но и нанесением психического и физического вреда больному, напрасно держа его в постели, заставляя переживать эмоциональные стрессы, принимать ненужные и даже вредные для здоровья лекарства. С другой стороны, часто вину врача составляют торопливое и небрежное лечение больного (часто по причине большого количества вызовов и отсутствия дополнительной оплаты за свою работу), поспешное и неправильное диагностирование, а отсюда и неверный ход лечения, иногда приводящий к обострению болезни и даже смерти пациента; холодность к страданиям больного, нежелание облегчить его боли доступными средствами, наконец, грубое обращение с больным, которое усугубляет тяжесть его и без того нелегкого состояния.

Разрешение или совет больному без особой на то нужды оставить пост. Пост-это своеобразное телесно-духовное лекарство, поэтому разрешить от него может только священник. Только в случае серьезных заболеваний и крайней старости и физической немощи можно порекомендовать есть в пост скоромную пищу. Необходимо помнить, что именно постом и молитвой умилостивляется Бог, оставляются согрешения и посылается исцеление от недугов.

Умолчание врача о возможной скорой смерти больного и необходимости церковной подготовки, а также препятствие последнему христианскому напутствию умирающего. «В иное время и в их руках бывает успех; ибо и они молятся Господу, чтобы Он помог им подать больному облегчение и исцеление к продолжению жизни» (Сир. 38, 13-14), вот как сказано в Слове Божием о добром враче. Врачу должно быть известно более чем кому-либо другому, что, кроме мистического, благодатного воздействия, то душевное, религиозное успокоение, которое больной получает в таинствах покаяния и святого причащения, помогает его выздоровлению (Иак. 5,15) или. по Божьему изволению, приносит облегчение в тяжелой болезни. Итак врач весьма вредит больному и выступает против успеха собственной практики, если не хочет посоветовать или даже препятствует больному прибегать к церковным таинствам. Между тем известно, что младенцы, которым часто не могут помочь врачи, после одного или нескольких причастий, совершенно выздоравливают. Также врачу, как никому иному, известно время приближения кончины больного, и его прямая обязанность сообщить умирающему или хотя бы его родственникам о приближении смерти. Это даст возможность больному заблаговременно подготовиться к кончине, исповедаться, собороваться, причаститься Святых Таин Христовых, настроиться на отшествие в иной мир. Между тем многие из современных медиков сознательно скрывают от больного его пограничное состояние, настраивают на скорое выздоровление, препятствуют последнему церковному напутствию и тем самым наносят непоправимый вред его душе.

Грубое отношение к больному, недосмотр за ним при его беспамятстве, а также при потере разума. «Вы нападаете на сироту, и роете яму другу вашему» (Иов. 6, 27), так в горестном состоянии духа говорил больной Иов своим друзьям, которые, вместо утешения, укоряли его. Тот, кто усугубляет и без того тяжелое состояние больного грубостью, хамством, небрежным отношением, ускоряет его смерть, препятствует его скорейшему выздоровлению. Долг человеколюбия требует устранять от больного все, что может обеспокоить, потревожить, раздражить его, необходимо создать самые комфортные условия для его выздоровления. Что же касается находящихся в беспамятстве или помешанных, то они требуют постоянного внимания и надзора за ними. Сколько существует примеров, когда больные подобного рода, оставленные без должного присмотра, наносили себе тяжелые увечья или даже погибали. Число умалишенных в последние годы значительно увеличилось, это вызвано как социальными, так и наследственными факторами. И здесь неправильно поступают те родственники, которые из-за предрассудков или ложного стыда не помещают своих больных в специальные заведения для излечения, так как при домашнем лечении умопомешательство практически неизлечимо. Но в любом случае даже с помешанными надо обращаться как с людьми, как с образом Божиим, с должным почтением и уважением. Их же часто бьют, подвергают оскорблениям, морят голодом, как будто это уже не люди, а опасные дикие животные. Особенно это часто происходит в домах для умалишенных, где отсутствует контроль со стороны родственников. Горе тем врачам, которые издеваются над беззащитными, изливают свою злобу на безответных.

Сознательное возбуждение беспокойства или даже душевных потрясений у умирающего. В последние часы жизни умирающий особенно нуждается в опеке, сострадательности и помощи ближних. Завершаются последние часы его земного пути, невидимый, зачастую пугающий мир все явственнее врывается в его сознание. И здесь, как никогда, сострадательная любовь ближнего, его ласка, улыбка, молитва у постели нужны отходящему в иной мир. Поэтому крайне жестокосердны те, кто беспокоит умирающего шумом, криком, громким разговором или просто включенным телевизором, кто не молится у постели больного, не помогает ему спокойно и благостно перейти в иной мир.

Беззаботность и халатность в обращении и хранении смертельно опасных предметов. Так одни с крайней неосторожностью хранят огнестрельное оружие или взрывчатые вещества, другие держат у себя дома ядовитые или сильно действующие вещества. Третьи при опасной работе не обеспечивают своих подчиненных необходимыми средствами личной безопасности. Четвертые рискуют жизнью других, совершая необдуманные действия, например, направляют ружье в сторону человека и, чтобы попугать его, имитируют выстрел. Все эти действия, в которых вредные последствия для своей или чужой жизни были вероятны или видимы и была возможность избежать их, являются грехом и требуют особого покаяния и исправления.

Язвительные слова ближнему и особенно угроза убить его. «Удар языка сокрушит кости» (Сир. 28,20). Результат воздействия словом бывает совершенно различным: доброе, благодатное слово возрождает человека, а горькое, язвительное - может привести к смерти. Угроза же насильственной смерти зачастую так потрясает человека, что долго оставляет его в сильном страхе, а иногда и доводит до смертельного исхода. Многое крайне негативно действует на человека с восприимчивой натурой, особенно громкий, дрожащий от гнева голос, злобный, пронзительный взгляд, бурное дыхание, исходящее от переполненного злобою сердца, а иногда и прямая сила злого духа, с которым сблизился человек, произносящий угрозы. Угроза, произнесенная вслух опасна и для самого угрожающего, хотя бы она произносилась и по одной запальчивости. Опасна тем, что может получить дальнейшее развитие, благодаря дьявольскому воздействию может появиться устойчивое желание осуществить высказанную угрозу. И насколько же злые, угрожающие слова далеки от того, что заповедовал Иисус Христос - от любви к ближнему и врагам.

Злая и нескрываемая ненависть. «Всякий ненавидящий брата своего, есть человекоубийца» (1 Ин. 3, 15). От чего бы не происходила эта ненависть, - от затаенной ли зависти к ближнему, от нанесенных им обид, от врожденного или приобретенного характера, от сложившегося убеждения - в любом случае она греховна и убийственна. Ненависть и злоба - дьявольские свойства, поэтому, кто предается им, тот становится рабом нечистого духа. Кроме того, тот, к кому ненависть обращена и явно обнаруживается, не может быть спокойным. Сознание, что тебя ненавидят, обычно тревожит и сокрушает человеческий дух. Сама по себе ненависть есть начаток убийства. Согласно церковным правилам она подвергается следующей эпитимии: «В случае смерти того, к кому выражалась ненависть или с кем была непримиримая вражда, ненавистник в продолжении 40 дней должен прощаться на могиле умершего» (Номоканон пр. 127).







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.2.109 (0.035 с.)