МОДУЛЬ 3. ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ПУБЛИЦИСТИКА ЖУРНАЛИСТОВ РЕГИОНА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

МОДУЛЬ 3. ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ПУБЛИЦИСТИКА ЖУРНАЛИСТОВ РЕГИОНА



Комплексная цель модуля 3: изучить историю развития частного регионального издательства «Донская Речь» Н. Е. Парамонова, ознакомиться и проанализировать творческое наследие и авторское мастерство публицистов Дона и Северного Кавказа: К. Хетагурова, Я. Абрамова, А. Серафимовича, К. Тренева.

 

Основное содержание модуля 3.

Тема 1. Деятельность издательства Н. Е. Парамонова «Донская речь».

Издательская деятельность в России со времени своего возникновения почти всегда находилась под контролем государства. Даже первая печатня Ивана Федорова, возникшая в середине 16 в., появилась с ведома и по инициативе царя Ивана IV. И более 200 лет в книжном деле безраздельно господствовали государственные издательства. Поэтому книгоиздание и книжная цензура были явлениями сопутствующими и нераздельными.

Тем не менее, российская печатная продукция всегда была вместилищем и проводником просветительской информации, играя существенную роль в повышении культурного уровня общества. Но и идеологическая функция была в такой же степени актуализированной, влияя на общественное сознание и политические события.

Усовершенствованная техника печати, новые изобретения, внедренные в книгопроизводство, в 1-й пол. 19 в. сыграли важную роль: увеличилось производство бумаги, улучшилось качество печати, выросли тиражи. А следовательно, возникли предпосылки увеличения качественных и количественных факторов: субъектов и объектов деятельности – от издателей и изданий до аудитории.

Отмена еще в 1783 году монополии на издательскую деятельность, дальнейшая либерализация, давшая возможность в следующем столетии быстрому развитию провинциальных типографий, принадлежавших в том числе и частным издателям (Н. И. Новикову, В. А. Плавильщикову, Глазуновым и др.), на базе технического прогресса конца 19 – начала 20 вв. послужила рождению и расцвету не только столичных крупных частных издателей (А. С. Суворина, К. Т. Солдатенкова, М. О. Вольфа, Ф. Ф. Павленкова, А. Ф. Маркса, П. П. Сойкина, И. Д. Сытина, бр. Сабашниковых, бр. Гранат), но и передовых – региональных, среди которых – донской издатель – Николай Елпидифорович Парамонов.

К 1913 г. Россия стала второй, после Германии, «книгопечатной» мировой державой. В отличие от современных книгоиздателей, прибыли которых обусловлены преимущественно продажей беллетристической литературы и других видов развлекательной печатной продукции, ориентированной на «самого» массового читателя, издатель первой половины 19-го в. был проводником просветительских и политически актуальных идей.

Издательство «Донская Речь» Н. Е. Парамонова, с одной стороны, являло собой образец коммерчески успешного предприятия, с другой – было многофункциональным информационным источником. Деятельность издательства практически всецело определялась личностью владельца и руководителя – Н. Е. Парамонова.

Семья Парамоновых внесла огромный вклад в развитие Донского края и его центра – Ростова-на-Дону. После смерти отца сыновья, продолжая семейные традиции, развивали мукомольное дело, имели хлебную промышленность, свеклосахарную плантацию, пароходство (в связи с чем были вынуждены заниматься и развитием ростовского порта), рудники, кирпичный завод, брикетную фабрику, феноловый, подковный и гвоздильный заводы. Фамилия Парамоновых известна каждому ростовчанину, несмотря на то, что конкретной информацией о жизни и деятельности этой семьи обладают в основном специалисты: историки, регионоведы, немногочисленные исследователи творчества Н. Е. Парамонова.

Современные исследователи «донского периода» творчества Н. Е. Парамонова оценивают его как предпринимателя нового типа, усилия которого были направлены на благо не только своей семьи, но и страны. Его деятельность во многом определялась революционными политическими установками, а большая часть прибыли шла на развитие и поддержку революции. Можно с полной уверенностью утверждать о тесной связи мировоззрения и политических взглядов, материализованных в издательской деятельности.

Формирование идейных взглядов Н. Парамонова происходило в атмосфере студенческой революционной Москвы. Участие в молодежных революционно ориентированных организациях, чтение и хранение социал-демократической литературы, связанные с этим аресты послужили причиной отчисления из московского университета. Лишь благодаря хлопотам отца стал возможным перевод в университет Киева, из которого Николай Парамонов вышел дипломированным юристом.

Семья Парамоновых занималась благотворительностью и разными способами заботилась о своих рабочих, начиная с более высокой, чем в других местах, зарплаты, организации общежитий для пришлых, дешевых столовых, больниц и школ, детских садов, мест досуга.

Во время ростовской стачки 1902 г. Николай Парамонов, встав на сторону рабочих, раздавал деньги и продукты, жертвовал деньги на освобождение под залог членов местного комитета РСДРП, вел революционную пропаганду.

В 1903 г. Николаем Елпидифоровичем Парамоновым было организовано книжное издательство «Донская Речь». Издательство преследовало две основные цели: просвещение народа и пропаганду революционных идей.

«Для народа» издавалась беллетристика, доступная по цене самым бедным. А среди общего ассортимента были книжки пропагандистского характера. В этот период деятельности Н. Е. Парамонов исповедовал и реализовывал либеральные взгляды и, по мнению исследователей, его слова и действия соответствовали программе либералов, главными принципами которой были свобода слова и печати, демократизация образования. Однако издательство «Донская Речь» сотрудничало с партиями кадетов и эсеров и выпускало, например, издания с эсеровским девизом «В борьбе обретешь ты право свое».

Исследователи творчества Н. Е. Парамонова заключают, что для него было не столь принципиальным, под чьим флагом достигать главной цели – свержения самодержавия, которое загоняло в рамки режима и тормозило свободное развитие общества. Отсюда, и возникало стремление оказывать всяческую поддержку тем силам, которые «раскачивали самодержавие».

Главным политическим убеждением издателя было желание оказывать положительное влияние на ситуацию в стране. Новый тип предпринимателя как раз и выражался в противопоставлении самодержавной ограничивающей власти и созидательного стремления преобразований жизни на всех уровнях и во всех направлениях. Осознавая силу слова и его потенциал воздействия, Н. Е. Парамонов организовал книгоиздательское предприятие.

Название издательства «Донская Речь» было заимствовано от названия демократической газеты, которую Н. Е. Парамонов финансировал. Эта газета собрала вокруг себя передовую интеллигенцию Ростова-на-Дону, пользовалась популярностью и симпатией населения и играла значительную роль в политических событиях города.

Новое издательство быстро наводнило Россию популярными народными изданиями. Всего за 11 месяцев 1903 г. было напечатано свыше 60 книг и брошюр и получено разрешение на сто с лишним изданий. «Народные» книги стоили от полкопейки до 6-8 копеек, что было очень дешево. Литературные сборники и научные издания стоили дороже.

Уже осенью 1903 г. издательство было награждено золотой медалью «выставки северного края» за книги, «доступные по цене», «порядочные по содержанию», аккуратность, энергичную деятельность.

Основной ассортимент книг издавался в виде тонких брошюр по 20-30 страниц, с мягкой обложкой из цветной бумаги. На обложке крупным шрифтом были напечатаны: фамилия автора, название, иногда здесь был и рисунок. Внизу на титульном листе значилось: «Издание Н. Е. Парамонова «Донская Речь» в Ростове-на-Дону», цена, номер выпуска книги.

На 3-й и 4-й странице, как правило, печаталась реклама самого издательства в виде списка выпускаемых издательством книг. Иногда на 4-й странице печатались объявления, содержащие важные, на взгляд издателя, сведения о книгах или издательстве. На обороте титульного листа была указана типография, в которой печаталась книга, и цензурное разрешение.

По оценке исследователей, предприятие «Донская Речь» было успешным, благодаря «американскому» стилю управления: сухому, деловитому, в высшей степени практичному, без заигрывания с кем бы то ни было. Парамонов управлял жестко, крепко держа управление центров в Ростове и Петербурге в собственных руках. Заметим, что гонорары авторам Парамонов назначал меньше, чем другие издательства.

Н. Е. Парамонов не только финансировал работу издательства. Он принимал участие в подборе авторов, вел личную переписку с Л. Н. Толстым, А. П. Чеховым, В. Г. Короленко, М. Горьким и др. Здесь печатались: Л. Андреев, И. Бунин, В. Вересаев, Д. Мамин-Сибиряк, Н. Рубакин, А. Серафимович, К. Станюкович, Г. Успенский и начинающие малоизвестные авторы. Последние, как правило, повествовали о мрачных сторонах российской действительности.

Парамонов участвовал в оценке произведения, редактировании, создании макета, выборе бумаги и шрифта, руководил иллюстрированием и др. Издатель чутко реагировал на потребности и требования рынка. Умело управлял тиражированием, определяя необходимый тираж каждого произведения: дешевые брошюры печатались десятитысячным тиражом, а через три-четыре месяца выходили вторым изданием. Дорогие книги печатались в половинном размере от объявленного тиража и допечатывались по мере и в случае необходимости.

В брошюрах беллетристического направления печатались в основном рассказы и очерки о жизни рабочих и крестьян, жизни в далеких глухих сибирских углах, детской жизни, быте интеллигентного пролетариата. Произведения находили отклик у читателей разных социальных групп, особенно у рабочих и молодежи. Эта литература эффективно воспитывала, настраивая на революционную борьбу, на движение вперед, несмотря на то, что прямого агитационного воздействия на целевую аудиторию не оказывала.

Издавала «Донская Речь» и поэтические сборники. Хитроумность этого мероприятия заключалась в том, что в ряд «безмятежных» стихотворений непременно были включены такие, которые необходимо было скрыть от цензуры. Первый выпущенный сборник – знаменитые «Зарницы», куда вошли стихотворения М. Горького, П.Я. (Якубовича), Скитальца, Тана. Здесь была опубликована и «Песнь о Буревестнике» М. Горького, которая категорически запрещалась властями. Издательство выпустило ее в составе сборника 30-тысячным тиражом, один экземпляр которого стоил всего 5 копеек.

Были изданы сборники со стихами Н. А. Некрасова, И. С. Никитина, А. Толстого, Л. Меньшина; сборники «Из стен неволи» Н. А. Морозова, «Песни борьбы», «Песни рабочей жизни», «Песни труда», «Песни мира» и др.

Двумя основными критериями отбора произведений для публикации были: социальная направленность и высокий художественный уровень.

По этим же параметрам оценивались и отбирались произведения зарубежных авторов. Почти вся переводная литература была посвящена истории освободительной борьбы, революционным событиям, борьбе рабочих против угнетателей, стачкам и восстаниям. Авторами являлись такие писатели, как: Э. Золя, М. Кретцер, П. Алакрон, О. Мирбо, Э. Ожешко.

«Донская речь» печатала переводную литературу для сопоставления с событиями в России. И издавала книги, подвергавшиеся репрессиям: «Марсельцы» Ф. Гра, «История одного крестьянина» Эркмана-Шатриана, «Ткачи» Г. Гауптмана, «Дурные пастыри» О. Мирбо, «Бартель Туразер» Ф. Лангмана.

Дешевые издания, выпущенные большими тиражами, выходили за пределы Донского края и попадали не только в Москву и Петербург, но и в Курск, Саратов, Самару, Вятку, Вильно, Чернигов, Одессу, Новороссийск, Владикавказ и мн. др. города.

Особую политико-просветительскую и агитационную миссию издательство «Донская Речь» выполняло в 1905 – 1907 гг. (после выхода Манифеста 17 октября 1905 г., провозгласившего гражданские свободы), видя перед собой цель – объяснить людям суть происходящих изменений, рассказать, как пользоваться своими правами. Выпускались брошюры, написанные разными авторами, освещавшие разные аспекты этой проблемы. Издательство делало все, чтобы через информирование подготовить народ к осознанному выбору своих представителей в Государственную Думу и новым демократическим преобразованиям.

Для большего охвата аудитории было выпущено большое количество листовок объемом до 4 страниц. Написанные простым языком, понятным даже не подготовленному читателю, листовки оптом продавались по 40 копеек за сотню, а в розницу по 0,5 – 1 коп. за экземпляр. Листовки и брошюры «Донской Речи» не были запрещены цензурой, но революционным содержанием вызывали негодование властей разных областей. Губернаторы издавали указы об изъятии этой литературы. Изъятые экземпляры доставлялись министру внутренних дел. Но после Манифеста 17 октября многие издания почти никому уже не казались «чересчур революционными».

«Донской Речью» был выпущен внушительный ряд работ по истории России. Отдавалось предпочтение произведениям о событиях современных или перекликающихся с современностью: «Голод, вырождение, вымирание и невежество русского народа как следствие полицейского строя» И. П. Белоконского, «Общественное движение в России в начале девятнадцатого века» Е. А. Звягинцева, «Девятнадцатый век в истории России» А. А. Кизеветтера; «Исконные начала» и «требования жизни» в русском государственном строе» П. Н. Милюкова, «На заре русской общественности» В. А. Мякотина, «Петропавловская крепость. Очерк первый: Декабристы», «Прошлое и настоящее Шлиссербургской крепости» А. С. Пругавина, «История крепостного права в России» Н. А. Рожкова, «Общественное движение в России (1700 – 1895)» С. Г. Сватикова, «Крепостное право и крестьянская реформа в произведениях М. Е. Салтыкова, «Рассказы из русской истории» Л. Шишко и др.

Были изданы книги, посвященные истории борьбы народов за свои права, экономическому и политическому устройству разных стран: С. Руссов «Друзья римского народа братья Гракхи», «Биография Дж. Гарибальди, освободителя Италии», З. Кафф «Бабеф – народный трибун», Н. Дубровский «Очерки по истории 30-40-х гг. 19 столетия в Западной Европе: Франция. Июль. 1830 г.», П Лакомб «Краткая история французского народа», А. Арну «Народ и правительство Коммуны», Н. Кабанов «Права и обязанности английских граждан», «О земельном законодательстве Новой Зеландии», А. Горбунов «Гарантии личной свободы в Англии», В. Водовозов «Всеобщее избирательное право на Западе», А. Быков «Государственное переустройство Северо-Американских Штатов», «Как немцы добыли себе свободу», «Как сицилийские крестьяне боролись за свои интересы» и др.

«Донская Речь» издала целый ряд публикаций социал-демократического и коммунистического характера. Был напечатан здесь и К. Маркс – «Гражданская война во Франции. 1870 – 1871 гг.». Только через четыре года хождения этой книги «в народе» она была арестована из-за «опасного содержания», «разжигания вражды между работодателями и рабочими», «развития теории социализма как будущего строя». Цензурное разрешение на печатание этой книги было получено с помощью уловки: термин «гражданская война» был заменен на «общественное движение».

Успеху предприятия способствовала не только тематическая актуальность и дешевизна выпускаемой продукции, но и эффективная организация производства и сбыта.

Книги печатались в собственном издательстве. Но с увеличением тиражей печать производилась в разных типографиях Ростова (по разным данным: от 11 до 13 типографий).

Продукция реализовывалась через сеть магазинов, не только в Ростове, но и в С.-Петербурге, Москве, Одессе, Вятке, Саратове, Харькове. Сбыту способствовала и реклама: кроме списков изданий, находящихся в продаже, и объявлений внутри книг, использовались лестные отзывы на продукцию «Донской Речи» в печати.

Существовал дифференцированный подход к продажам. Оптовые магазины и склады пользовались 30% скидкой, если заказывали продукции на сумму более 75 рублей. Издательство оплачивало для них и почтовые расходы. Частным покупателям предоставлялась скидка, если они выписывали литературу на сумму 2-3 рубля, и доставка клиенту в европейской части России осуществлялась за счет издательства.

Власти с большой осторожностью относились к издательству «Донская речь», которая наводнила Россию демократической литературой, и старались ограничить выпуск некоторых изданий цензурными запретами. Чтобы обойти цензуру, Парамонов получал разрешения не только в Ростове, но и в Екатеринославле, Одессе и Петербурге, где по каким-то причинам на некоторые книги получить цензурное разрешение было проще; не гнушался Парамонов и обмана чиновников цензуры, использовал взятки и подкуп; иногда книги выходили без пометки о цензурном разрешении… Кроме подцензурной литературы, Парамонов издавал и распространял нелегальную литературу революционного характера. Эти листовки и брошюры распространялись бесплатно среди рабочих и крестьян и были очень популярны.

Всего за четыре года, с 1903 г. по 1907 г. «Донская Речь» выпустила свыше 600 книг и брошюр. После 1905 г. издательство переместилось в С.-Петербург, где было легче получить цензурное разрешение и проще организовать сбыт продукции.

Из-за нарушения законов и обхода цензуры, по доносам, по инициативе правительства «Донская речь» была закрыта. Против Парамонова и его приказчика Сурата возбудили уголовное дело. И только царский манифест 1913 года позволил им избежать тюрьмы.

В 1917 г. Парамонов возобновил деятельность «Донской Речи». Но из-за расхождения с большевиками, после закрепления их диктатуры, он прекратил работу издательства.

Продолжателем традиций по целям, тематике, организации явился журнал «Былое», издаваемый Н. Парамоновым сравнительно непродолжительное время с января 1906 г. по октябрь 1907 г. и с июля 1917 г. по июль 1918 г.

Деятельность издательства «Донская Речь» полностью соответствовала прагматическим целям, ради которых создавалось: являлось прибыльным предприятием для владельца и одновременно выполняло просветительские и пропагандистские задачи. Благодаря «Донской Речи» повышался образовательный и культурный уровень широких слоев населения. Издательство стало мощным средством в поддержке буржуазно-демократической и Октябрьской революции 1917 г.

 

Тема 2. Система ценностей в публицистике К. Хетагурова

 

По определению, публицистика – род произведений, посвященных актуальным проблемам и явлениям текущей жизни общества. Публицистика существует в словесной (письменной и устной), графической (плакат, карикатура), фото- и кинематографической, театрально-драматической и др. формах. В системе журналистики публицистика, совмещающая черты разных видов творчества, в т.ч. науки и искусства, – одна из распространенных форм массовой информации.

Принято считать, что социальное предназначение публицистики – формирование общественного мнения, что является важной, но не единственной функцией публицистики. Прохоров Е. П. акцентирует внимание на социально-педагогической и информационно-познавательной функциях публицистики.

Публицистику называют искусством слова. Такое определение прекращает споры о том, можно ли отнести этот вид деятельности к искусству или он является исключительно журналистской практикой. Несмотря на то, что художественность и образность – неотъемлемые черты публицистики (неслучайно многие публицисты являются известными поэтами), основным материалом, которым оперирует публицист, остается факт.

Специфика авторства в публицистике – идентичность личности публициста. Автор – известное читателю лицо, человек, говорящий современным языком, бывший на месте события или оперирующий не вызывающими сомнения документами, что важно для установления связи между автором и читателем и создания убеждения в достоверности информации. В этом аспекте важность роли региональных публицистов, которые устанавливают качественно новые связи автора и читателя с привычной, казалось бы, окружающей средой, подчеркивают важность определенных происходящих событий, выделяют наиболее значимые факты и наделяют их объяснительной силой, умеют обобщить конкретные местные события и увидеть в них типичное и общее, несомненна.

Публицистами поднимался ряд чрезвычайно разнообразных проблем. Каждый из них имел разный социальный вес и политический масштаб. Но все они внесли уникальный вклад в развитие региональной публицистики, пытаясь обозначить насущные проблемы современности и найти результативные пути решения.

Коста(Константин) ЛевановичХетагуров (1859 – 1906) – талантливый осетинский поэт, просветитель, скульптор, художник, основоположник осетинского литературного языка и осетинской литературы.

Публицистика Коста Хетагурова, по сравнению с его литературно-художественным творчеством, изучена не достаточно широко.

Причину особой силы его публицистического воздействия емко выражают слова самого автора: «Я никогда своим словом не торговал, никогда ни за одну строчку ни от кого не получал денег… И пишу я не для того, чтобы писать и печатать, потому что и многие другие это делают. – Нет! Ни лавры такого писания мне не нужны, ни выгоды от него… Я пишу то, что уже не в силах бываю сдерживать в своем изболевшем сердце». Исследователи творчества К. Хетагурова подтверждают, что факты его журналисткой деятельности дают основание считать, что он ни разу не вступил в сделку со своей совестью, ни разу не поступился своими убеждениями.

Отсчет просветительской деятельности К. Хетагурова принято вести с 1885-1891 гг., когда он жил во Владикавказе, после отчисления из Петербургской академии художеств. В 1891 г. впервые оказался в ссылке.

Из-за отсутствия периодической печати на осетинском языке, в Осетии он был известен в основном как поэт, в России – как публицист. Исследователи считают, что многогранный талант Хетагурова был пробужден и обострен переломным историческим моментом как в судьбе российского государства, так и кавказского региона. Стремительный переход на рубеже XIX–XX столетий от патриархально-родовой системы к капиталистическим отношениям обусловил кардинальные изменения во всех сферах жизни. Любовь Коста к своей земле и людям была очень глубокой, насыщенной прогрессивным социальным содержанием. Стремление улучшить жизнь осетинского народа стала основным побуждающим стимулом его творчества.

Публицистика сконцентрировала в себе иерархию духовных ценностей автора, в которых этнический компонент находится в неразрывной связи с русской и мировой культурой. Изучение публицистики талантливого осетина позволяют определить систему его убеждений и принципов, побудительных причин его неутомимой общественной деятельности и огромного влияния, которое Хетагуров оказал на развитие Осетии при смене веков и формаций.

Появление К. Хетагурова было обусловлено требованиями времени и явилось важным историческим звеном в отношениях между царским правительством и коренной народностью региона. Отмена крепостного права, стремительно развивающийся капитализм, разрушение патриархальных отношений стали причиной кардинальных изменений в жизни осетинского народа, который был вовлечен в эти процессы, дезориентирован, нуждался в просветительской поддержке, социально-политической защите, отстаивании прав.

Активная публицистическая деятельность К. Хетагурова началась в 1893 г. в Ставрополе, где он вовлекается в бурную общественную работу и одновременно становится секретарем редакции «Северный Кавказ». Став главным редактором, он приглашает в газету новых работников, в основном – учителей и служащих. Благодаря влиянию К. Хетагурова, который «трудится как каторжный», популярность газеты стремительно растет.

Одной из главных целей издания становится агитация интеллигенции к тому, чтобы приобщать народ к культуре. Другое неисчерпаемое направление приложения сил публициста – государственное политическое и социальное устройство российского государства. Среди просветительских публикаций было много статей и заметок, объясняющих различные явления природы, новейшие достижения науки, медицинские новшества и открытия. Печатались библиографические и литературно-критические заметки и статьи.

В 1897 г. Хетагуров уходит из «Северного Кавказа», из-за расхождений с владельцем газеты. Но журналистику не бросает, печатается в различных российских газетах и журналах («Сын Отечества», «Санкт-Петербургские ведомости», «Юг» (г. Херсон), «Казбек» (Владикавказ), затем возвращается в «Северный Кавказ» (Ставрополь).

Публицистика Хетагурова названа исследователем Н. С. Тихоновым «боевым видом деятельности, охватывающим все вопросы общественной жизни»: от строительства дорог, книготорговли, положения рабочих в России и во Франции, взяточничества государственных чиновников, до еды крестьян и проявления ксенофобии…

Одной из главных тем публицистики было освещение вопроса национальной специфики жизненного уклада осетин. Насаждение царским правительством новых норм существования без учета этнических привычек и предпочтений вызывало у коренного население отторжение и порождало конфликтные ситуации.

В статьях («Зиу», «Помощь пораженному молнией»), этнографическом очерке («Особа») и поэтических произведениях (поэма «Плачущая скала», стихотворение «На кладбище») К. Хетагуров рассказывал об исконных традициях, обычаях осетин, о факторах, которые формировали этническую картину мира. Жизненная необходимость заставляла публициста объяснять модели поведения коренного населения. Например: «вредные», с точки зрения великодержавных шовинистов, насаждающих новые правила, обычаи для осетин имели статус законов – «адатов», предписывающих определенные действия тому, кто совершил преступление.

Трезво смотря в будущее, Хетагуров понимал неотвратимость вхождения горских народов в мировое социокультурное и экономическое пространство, поэтому объяснял осетинам отжившее, на его взгляд, значение некоторых обычаев и обрядов (огромный калым, кровомщение, разорительные поминки и абречество; статьи «Общественный приговор», «Владикавказские письма», «Накануне» и др.), чтобы путем постепенного изменения в мировоззрении помочь горцам в эпохальном приобщении к интернациональной культуре и соответствующему образу жизни. С другой стороны, публицист не мог удержаться от критики жестких бескомпромиссных шовинистических мер царского правительства, которые не только не способствовали их цели, а приводили к прямо противоположным результатам.

Этнической доминанте – свободолюбию как самому священному праву осетина – посвящены публикации, в которых называются и связанные с этим понятия чести, славы, позора. В суровых условиях горской жизни, с очень узким кругом развлечений, без излишеств, формировалась и возвеличивалась не материальная система ценностей. Сохранить свободу даже ценой жизни – было нормой, и вся жизнь, с ее традициями и обрядностью, законами и обычаями была проникнута этим. А произведения устного народного творчества, изобилующие подвигами героев, были первыми духовными и деятельностными ориентирами для настоящих горцев. Впитав национальную культуру с младенчества, в своем творчестве Коста был похожим на образы и символы национальной культуры.

Понятием свободы проникнута и другая приоритетная тема автора – тема единения людей, их разума и трудовых усилий в одно процветающее общество без учета национальной и расовой принадлежности, вероисповедания, уровня нравственного и исторического развития (статьи «Наши муллы», «Письма из Владикавказа» и др., стихотворения «На Пасху», «Не упрекай меня, что я забросил лиру…» и др.). Хетагуров одинаково страстно выступал в защиту осетин, русских, украинцев, кабардинцев, ингушей, грузин. Он страстно отзывался и на международные события, такие как «дело Дрейфуса» и англо-бурская война (статья «Письмо в редакцию газеты «Юг», стих. «Вите» и др.).

В некоторых аспектах понятие свободы преломляется и соотносится не с личной свободой каждого, а с раскрепощением целого народа и независимостью от гнета поработителей. Жизнь человека находится в связи с судьбой народа и принадлежит ей. Высшее достоинство личности заключается в жертвенном служении высшим идеалам. Отсюда, проявление высшей константы каждого человека, вставшего на борьбу с угнетателями, – жертвенность и необходимость выбора. Этой вынужденной жертвенности, возвышающей личность, преодолевающую притяжение обыденных удовольствий, ради великой идеи освобождения, подчинена вся активная жизнь и творчество самого Хетагурова.

Участь и положение женщины находят отклик и в поэтическом (поэма «Фатима», стихотворение «На смерть горянки», «Мать сирот» и мн. др.), и в публицистическом творчестве («Женское образование в Осетии», «Владикавказские письма (Маленькая история)» и др.).

Однако, современные исследователи, в противовес исследователям советского времени, утверждают, что идеи Хетагурова не были революционными, поскольку своей целью имели исключительно общечеловеческие ценности. Публицисту не была свойственна революционная радикальность, характерная народниками. И его демократические идеи, которые он излагал на страницах периодических изданий и облекал в поэзию, не были призывом к революции. Они, скорее, ближе к идеалам эпохи Просвещения – «свободе», «равенству», «братству», и являются борьбой за справедливость с помощью литературной деятельности (статьи «Неурядицы Северного Кавказа», «Владикавказские письма», «Избави Бог и нас от этаких судей» и мн. др.).

Просветительская деятельность Коста Хетагурова ускорила процессы образования в Терской области, послужила его проникновению во все социальные слои. Он писал о необходимости учреждения новых средних и высших учебных заведений. Выступал в защиту конкретных школ, ратовал за школы для девочек, что имело революционное звучание, с учетом общего бесправного положения женщины. Публицист отлично осознавал значение просвещения. Из его шестидесяти статей и заметок вопросы просвещения и образования поднимаются в четырнадцати случаях. Образованные люди, по мысли Хетагурова, переставали быть объектом легкой манипуляции и эксплуатации со стороны представителей царизма и становились участниками развития края.

Хетагуров стоял во главе передовой осетинской интеллигенции, которую вовлекал в продвижение многих выше изложенных идей.

В технологическом аспекте публикации Коста Хетагурова называют образцом газетного стиля. Идиоматичность, присущая стилю Хетагурова, наделяет его публикации живым и этноколоритным стилем. Запоминаемость его текстов достигается разными приемами: в публикациях есть и беглые, но запоминающиеся характеристики, откровенные выпады критического и сатирического характера, и развернутые картины, и развернутая логическая аргументация, завершающая каждую статью, художественность и изобразительность. Чтобы избежать цензурных правок, Хетагуров нередко прибегал к эзопову языку. Он мастерски использовал эпитеты, сравнения, метафоры, метонимию, градацию, для усиления выразительности и экспрессии. В воссоздании картин жизни пользовался приемами детализации и жанром зарисовки.

Для выражения иронии и сарказма автор использовал ряд приемов создания художественной образности. Хетагуров прибегал к стилизации (древнерусского фольклора, сказочного повествования). Что выражалось и грамматическим строем предложения, и лексикой (см.: «Тартарен», «Чичиков», «Впечатления бытия» и др.). Хетагуров виртуозно владел словом, облекая в форму необходимые для выражения мысли.

Таким образом, тематика произведений талантливого публициста была разноплановой, соответствующей целям, которые ставил перед собой автор. В связи с этим трансформировался язык: его произведения по стилю приближались то к научным, то к художественно-беллетристическим. Автор добивался блестящих результатов. Многогранный талант – поэта, прозаика, художника – делал слово весомым и действенным, что является главным достоинством публицистики.

Заслуги Коста Хетагурова перед осетинским народом столь велики, что он до сих пор является его символом. Но и как российский публицист этот автор занимает видное место. И многие его идеи очень актуальны для нашего времени.

 

Тема 3. Публицистическая деятельность Я. Абрамова, А. Серафимовича, К. Тренева.

Я. В. Абрамов (псевдоним – Федосеевец) (1858 – 1906) –публицист, литератор, журналист, исследователь народной жизни.

Имя Якова Васильевича Абрамова известно, в основном, в связи с «Теорией малых дел». Остальное его творчество, связанное с публикациями в изданиях донского и северо-кавказского региона, или «провинциальной печатью», изучено не достаточно.

Яков Абрамов родился на Северном Кавказе, в г. Ставрополе-Кавказском, в мещанской семье. Поступил в Петербургскую медико-хирургическую академию, откуда в 1878 г. был отчислен, привлечен по «делу о распространении книг преступного содержания», выслан из Петербурга. Но уже в 1881 г. вернулся в Петербург и начал неутомимо и плодовито печататься в столичных (постоянный сотрудник «Отечественных записок») и провинциальных (в частности донских – например, «Приазовский край») изданиях. В 1885 г. работает в «Северном вестнике»; ведет отдел «Из провинциальной печати». Региональная проблематика – главное направление его публицистики.

Примерно тогда же, с середины 80-х гг. XIX в ., считающегося «самым реакционным» временем столетия, Абрамов сотрудничает с «Неделей» и становится во главе течения, названного по его имени «абрамовщиной». Общественные ожидания, возникшие в ответ на обнадеживающие реформы 1860-х гг., оказались беспочвенными, и активная часть общества перестала надеяться на их реализацию. Развитие получили сразу три заметные социально-политические концепции, разделившие прогрессивно мыслящих энергичных людей на три течения: «теория больших дел», или революции; «история непротивления злу» Л. Толстого и «теория малых дел» Абрамова.

«Теория малых дел» противопоставлялась теории революционных свершений. Абрамов призывал и столичную и провинциальную интеллигенцию к народничеству, к сосредоточению внимания и энергии на «малых делах», на «тихой культурной работе» – нужно идти «в народ», в земские врачи, в учителя и т.п.

В противовес активизации идейно-полярных общественных сил и их бурной пропаганде и агитации начинают действовать новые цензурные законы. Что служит образованию Союза в защиту свободы слова. Деятели провинциальной прессы, выступающие против дискриминации местной периодики, поднимают новую волну обсуждений правового вопроса. В 1901 г. в газете «Приазовский край» появилась серия статей Я. В. Абрамова о положении провинциальной печати.

Автор описывал неравноправное положение столичных и провинциальных изданий. Столичные издания выходили без предварительной цензуры, в отличие от местных, кроме особенно преданных правительству «Южного края», «Киевлянина», «Виленского вестника». Столичные газеты могли быть приостановлены цензурой на срок не более 6 месяцев после получения трех уведомительных предупреждений, местные газеты закрывались сроком до 8 месяцев. Абрамов отмечал, что большая часть приостановленных цензурой провинциальных газет, закрывается именно на максимальное количество месяцев, что обычно влечет полную потерю подписчиков и прекращение самого издания.

Еще одной губительной предпосылкой для свободы слова и существования местных газет являлась специфика цензуры: в губернских городах, в отличие от столиц, цензуру осуществляли губернаторы. Местные чиновники действовали с крайним субъективизмом, бесконтрольно. В статье «Кому нужно молчание провинциальных газет?» Я. В. Абрамов пишет, что их безгласие нужно не государству, а тем, кто боится гласности, что весь опыт цензуры местных периодических изданий, ее жалкое положение являются основанием отмены предварительной цензуры.

В начале 1890-х гг. общественно-политическая ситуация изменилась, общество склонилось в сторону кардинальных



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; просмотров: 185; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.89.204.127 (0.019 с.)