ТОП 10:

Первый штурм Донецкого аэропорта. Май 2014.



Глава 3.

Гроза на Донецком аэропорте…

В новейшей истории Украины появилась новая памятная дата - 242 дня героической обороны донецкого аэропорта. Аналога этой обороны нет в военной истории Мира…. Сегодня мы вспоминаем самые интересные факты этой эпической борьбы.

Первый штурм Донецкого аэропорта. Май 2014.

После захвата сепаратистами и прочими непонятными личностями Славянска, в аэропорт прибыл отряд 3 полка специального назначения ВС Украины. Спецназовцы разместились в старом терминале, аэропорт продолжил принимать и отправлять рейсы. В мае в Донецк прибыл отряд Ходаковского, получивший название «батальон Восток». В его составе было много выходцев из Кавказа – Чечни, Дагестана и других мест.

26 мая Ходаковский, который, как утверждают некоторые источники, раньше служил в «Альфе», провел переговоры с командиром нашего спецназа. Разговор был примерно таким:
— Давайте, мы займем новый терминал. Чтобы без стрельбы и никому не нужных жертв. Вы остаетесь в старом терминале, можете доложить начальству, что позиции вы не сдавали. Кому нужно кровопролитие? Мы войдем в рабочий, новый терминал, приедут журналисты из России, поснимают. Аэропорт будет работать и дальше.

— Ну, попробуйте. Мы принимали присягу и не собираемся становиться предателями, как некоторые.

После этого разговора несколько КАМАЗов с боевиками выдвинулись в сторону аэропорта. Они вошли в новый терминал, в котором находились пассажиры и персонал аэродрома. Спецназовцы не стали им препятствовать, чтобы не было жертв среди мирного населения.

Еще живой колорад в аэропорту.

Бойцы открыли сначала предупредительный огонь, который разогнал мирных. Боевики в это время заняли оборонительные позиции и приготовились к отражению атаки. После чего начался бой.

Боевики успели вылезти на крышу и установить там переносные средства ПВО. Наши задействовали авиацию, как минимум, два вертолета Ми-24 и один штурмовик Су-25. Под прикрытием дымовых шашек боевики Ходаковского предприняли маневр, позднее использованный Стрелковым в Славянске. Кодовое название – «Задать стрекача».

Бежали так быстро, что, как минимум, один КАМАЗ с ранеными был обстрелян своими же – боевики подумали, что спецназ решил вместе с аэропортом освободить весь Донецк. В то время в Донецке было очень много журналистов, в основном, российских. Их вызвали для того, чтобы заснять «бескровную сдачу украинского спецназа». Большинство из них знали только, что в аэропорту будет какое-то событие, которое нужно широко осветить, но они не знали деталей. Оно блядь было:

Поэтому поражение батальона «Восток» было увековечено на тысячах фотографий и видеороликов. Такой широкий резонанс заставил Ходаковского отправить в Россию груженную под завязку фуру с «грузом 200». Мол, мы отправляем на родину все трупы «добровольцев», чтобы их опознали и похоронили дома. Подробнее я писал чутка успел отписать об этом в тот же день.

Между маем и сентябрем.

После штурма аэропорт перестал работать по своему прямому назначению. Боевики поняли, что тягаться со спецназом им не по зубам и больше не предпринимали серьезных попыток штурма. Кировоградцы легко справлялись с атаками, время от времени проводимыми боевиками.

Затем последовало еще одно знаменательное событие – воплощение вековых чаяний любителей «русского мира». Был полностью разграблен супермаркет «Метро», находившийся как бы на нейтральной территории рядом с аэропортом. После этого эпизода резко возросла поддержка ДНР со стороны местного населения. Мечты становятся блядь явью.

Но спецназовцам приходилось не сладко. Временами возникали проблемы со снабжением и вывозом раненых, против них работали снайперы.

За личное мужество, самоотверженность и высокий профессионализм, проявленные в защите государственного суверенитета и территориальной целостности Украины, Президент Украины - Верховный Главнокомандующий Вооруженных Сил Украины Петр Порошенко присвоил звание Героя Украины с вручением ордена “Золотая Звезда” полковнику Александру Трепаку позывной «Редут» - командиру отряда специального назначения 3-го отдельного полка специального назначения.

Знакомство с Героем Украины, и опытным боевым офицером полковником Александром Трепаком состоялось в штабе славной воинской части, которая дислоцируется в Кировограде.

Александр Сергеевич только что вышел из больницы. После полученных в зоне АТО ранений, он проходит курс реабилитации, сообщает Цензор.НЕТ со ссылкой на пресс-службу Минобороны.

Среднего роста и крепкого телосложения офицер пригласил в свой кабинет в старинном здании бывшего Елисаветградского кавалерийского юнкерского училища. Во время разговора выяснилось, что "Сергеевич" (так называют полковника Трепака спецназовцы) - военный уже в четвертом поколении и свято наследует боевые традиции своей семьи.

Во время офицерской службы он занимал различные должности в разведывательных подразделениях Вооруженных Сил Украины и прослужил в нескольких видах разведки: войсковой, радиоразведке и информационной. А спецразведкой он овладел с 2008 года, проходя службу в рядах Кировоградского полка специального назначения.

"Для нашего полка война началась еще в феврале 2014-го, накануне крымских событий, - рассказывает Герой Украины полковник Александр Трепак.

- Развитие тревожного сценария имело определенные основания, о чем свидетельствовала информация, которую мы получали. Поэтому в начале марта разведывательные группы отбыли в восточные регионы выполнять соответствующие задачи. А в апреле подразделения спецназначения скрытно зашли в международный аэропорт "Донецк".

Вскоре Александр Трепак вместе с несколькими разведывательными группами отбыл в район города Артемовск. Совместно с подразделениями специального назначения Военной службы правопорядка кировоградцы охраняли Центр обеспечения бронетанковым вооружением, расположенный в Артемовске и базу хранения стрелкового оружия в селе Парасковиевка, что неподалеку.

"На то время это были только два места на сотни километров Донбасса, где развевался сине-желтый флаг, - рассказывает полковник Трепак.

- В одной из стычек с террористами был ранен командир Центра обеспечения бронетанковым вооружением полковник Владимир Сапожок".

Вместе с разведгруппою спецназначения Александр Трепак начал операцию по поиску и эвакуации тяжело раненного офицера. Захватив блокпост боевиков на въезде в город и удерживая его в течение трех часов, они обеспечили коридор для доставки раненого командира Центра до места эвакуации вертолетом.

Во время боя и сам "Сергеевич" получил огнестрельное ранение ноги, но от эвакуации отказался и в течение двух суток руководил отражением атак боевиков на Центральную артиллерийскую базу вооружения.

"Мы хорошо понимали, что российские наемники будут пытаться завладеть бронетехникой и стрелковым оружием, поэтому подготовили надежные посты и секреты, морально настроились на встречу "гостей", - рассказывает офицер.

Так и случилось. Впоследствии со стороны Горловки базу начали штурмовать вооруженные до зубов боевики на Камазе. Однако наши ребята не позволили им это сделать, расстреляв из гранатометов и завладев трофейным оружием.

Через некоторое время террористы вновь попытались штурмовать арсенал. На этот раз при поддержке минометного огня в наступление пошел танк Т-64 и пехота. Однако их попытка штурма также не имела успеха. Украинские воины подавили вражеский миномет, отсекли пехоту и подбили боевую машину противника.

За успешное выполнение этого задания Александр Трепак получил воинское звание "полковник" и был награжден орденом Богдана Хмельницкого III степени и именным огнестрельным оружием. Дальше было лечение в одном из медицинских заведений Украины и реабилитация после ранения.

Уже 22 августа 2014 года полковник Александр Трепак возглавил оборону "Донецкой крепости", где командовал вверенными ему боевыми подразделениями более сорока дней. "27 и 28 августа начались ожесточенные и жестокие бои.

Защитникам ДОНЕЦКОГО АЭРОПОРТА ПОСВЯЩАЕТСЯ…

Бетон холодный
В переплете металла-судеб...
Огонь горячий обжигая,
Осколков искры разметают.
Ночного неба- цветные,
Трассеры строк писем,
Нам ветер в дыры
Аэропорта приносит.
Вой, гул - взрывы,
И мата отрывки криков,
Гильзы падают,
Звеня - слезами на пол бетонный...
Мы выстоим,
Конечно выстоим - ребята,
Подмога будет,
В коридоре узком - жизни...

Нас по утру- газовым хлором,
Травили москали...
И стаи птиц,
Отравленные газом
Шрапнелью в воздухе,
Добитые на крике...
В последнем часе,
Утреннего рваного тумана
В атаку мы поднялись!

Пошли вперед! Вот эстокада, трасса,
Церковь и железная дорога,
Идем в атаку мы
В упор встречая пули...
Мы выстоим, ребята - выстоим
Простые хлопцы ДУКа и Днепра.
Там наши семьи, дети, жены-
В городе красавце бывшем,
Теперь разбитом, в гари и огне...

2.02.16 года. И. Аскольдов.

Террористы пытались окружить аэропорт и отрезать нам дорогу, однако мы "вовремя" попали в засаду и поняли, что враг уже у нас в тылу, - рассказывает офицер. - Тогда немедленно начали устраивать для них свои засады - одну, вторую, третью. То есть начали им перекрывать пути подхода от их засады к нашей".

Так со временем защитники аэропорта вытеснили террористов из своего тыла. Как опытный офицер полковник Трепак наладил взаимодействие с подразделениям Добровольческим батальеном Днепро-1 которые удерживали позиции в селе Пески.

Постоянно была связь с командиром и старшим начальником артиллерии сектора "В". С последним Александр Сергеевич постоянно планировал задачи огневых ударов по наиболее опасным направлениям.

Битву за взлетку начал снайпер.Фактически бой за Международный аэропорт им. Прокофьева начался в мае 2014 года. Командование АТО получило задачу взять аэропорты Донецка, Краматорска и Луганска под усиленный контроль. Опасались, что противник может забросить свой десант прямо в наш тыл.

Но руководство порта, не воспринимая угрозу всерьез, попросило украинских военных не заходить в здание нового терминала, чтобы не пугать пассажиров. В результате уже через пару дней новый терминал заняли солдаты противника: батальон "Восток", отряды Пушилина, Бородая и "Оплот".

- Утром 26 мая на крыше терминала появился мужик в камуфляже с трубой зенитно-ракетного комплекса "Игла".

Он начал наводить ее на украинский истребитель МиГ-29, который летал вокруг терминала, - рассказывает о событиях тех дней журналист Юрий Бутусов, который неоднократно бывал в зоне АТО.

- Стрелка заметил наш снайпер из 3-го полка. Сержант тут же доложил об обстановке и получил разрешение вести огонь на поражение.

По сути этот точный выстрел и стал началом восьмимесячного сражения за аэропорт Донецка. Уже вечером десантники из Кировограда при поддержке авиации разгромили противника и возобновили контроль над аэропортом.

Авиация дыры

Сепаратисты скажут, что у них появилась авиация. Это послужит путину оправданием для использования российской авиации с российских, защищенных аэродромов.

Такое можно было сделать в июне, максимум, в начале июля. После вторжения российских войск, все цивилизованные страны называют вещи своими именами – с Украинской Армией воюет российская армия. Или так – Россия напала на Украину, пусть и «ограниченным контингентом». Так что подобные «прикрытия» потеряли всякий смысл.

 

- Добраться в аэропорт можно только на бронетранспортере, причем часть пути - по полю, которое простреливается со всех сторон. Мы называли этот участок "дорога смерти", - рассказывает "киборг" по прозвищу Тайфун. - Поездка длится минут 10. Повезет - проедешь, не провезет - бахнут бронебойным, и все. Взлетка завалена сожженными танками, броневиками. Это те, которые так и не смогли проехать… По словам бойцов, не менее сложное испытание - выгрузка.

- Первый этаж и подвал нового терминала занимали наши, второй и третий - противник. Когда подкатывают броневики, начинается шквальная стрельба. Все лупят куда попало. Одни пытаются прицелиться в "киборгов", другие подавляют огневые точки. Все происходит за секунды, ящики выбрасываем прямо на бетон.

Со взятием так называемой “армией Новороссии” руин нового терминала в военном отношении мало что изменилось. Взлетная полоса давно не пригодна для использования авиацией. Более того, все окрестности по-прежнему контролируются украинской армией которая может легко сбивать все заходящие на посадку или взлетающие самолеты.

Фактически в военном отношении расклад сил в этом районе боевых действий существенно не изменился , наглядно видно на картах.

План донецкого аэропорта имени Прокофьева

План строений:

1 – Монастырь ( в нём сидели наблюдатели и корректировщики ДНР)

2 – Супермаркет “Метро” (был разграблен и разгромлен еще осенью)

3 – Автоцентр Тойота/Лексус ( не рабочий)

4 – Новый терминал ( разрушен полностью)

5 – Автобусная станция;

6 – Нефтебаза;

7 – Кладбище старых самолетов;

8 – Строящийся VIP терминал;

9 – Ангары;

10 – Диспетчерская башня (разрушена, находится за пределами плана);

11 – Старый терминал (разрушен полностью в декабре)

12 – Действовавший VIP терминал;

13 – Центр управления авиакомпании “Донбассаэро”;

14 – Гостиница «Полет»;

15 – Штаб гражданской авиации;

16 – Авиационный ремонтный центр;

17 – Котельная;

18 – Командно-диспетчерский пункт;

19 – Пожарная часть (Объекты, не имеющие отношения к структуре аэропорта, обведены синим)

Общий план территории донецкого аэропорта

1 – Воинская часть А1428 ПВО (постоянная дислокация)

2 – Завод и база строительной компании, сооружавшей новый терминал;

3 – Воиская часть А1402 ПВО (постоянная дислокация)

4 – Метеовышка;

5 – Диспетчерская вышка;

6 – Пожарная часть.

Указанные населенные пункты, кроме Горловки, контролируются украинской армией Украины.

Когда процесс ротации пройден, начинается третий этап - выживание.

- Там холодно очень. Света нет. Согреться невозможно. Только чай на примусе. Туалет везде. Правда, мало кто ходил, ведь никто ничего не ел. Еда была, но никто не хотел. Мы питались адреналином. Когда постоянно все это бурлит в тебе, есть не хочется. Спали прямо на бетоне, кто на матраце, кто в спальных мешках, а кто и сидя с автоматом.

Сказка с плохим концом

Зачем удерживать здание, которое полностью разрушено, а сама взлетная полоса превратилась в решето?

Бойцы сознаются: осенью у них был приказ покинуть аэропорт, но они отказались. Боролись за своих погибших товарищей. Затем объект превратился не просто в терминал, а в национальный символ.

- Я уверен: и в Генштабе, и в Минобороны, и в Администрации президента - везде понимали, что нужно выводить солдат из аэропорта, но кто мог дать такой приказ? Ведь этот объект так распиарили в СМИ. Покинуть аэропорт было из разряда проиграть войну, - считает политолог Константин Дегтярев. - Многим казалось, наши "киборги" неуязвимы и смогут стоять в терминале вечно.

К сожалению, как у любой истории о героях, счастливой концовки не вышло. Под завалами разрушенного терминала, по разным оценкам, остаются от 14 до 55 солдат. Шансов на их спасение практически нет. Еще 16 человек попали в плен, включая комбата 90-го батальона Олега Кузьминых.

- Часть наших продолжают сражаться на территории аэропорта, кого-то отправили в другие подразделения. Большинство ребят, которые были в терминале, сейчас на больничном, - говорят бойцы.

Почему защитников терминала прозвали "киборгами"Киборгом в медицине называют организм, который содержит механические или электронные компоненты. Такой себе человеческий гибрид, а-ля Арнольд Шварценеггер из кинофильма "Терминатор". Мало кто знает, что прозвище "киборг" прилипло к защитникам аэропорта после поста в Фейсбуке одного из "днровцев".

"Я, блин, не знаю, кто защищает донецкий аэропорт, но мы их три месяца выбить не можем. Пробовали штурмовать - нам таких вломили - мы отошли. Начали накрывать "Градами" - они ныряют в подземные коллекторы канализации...

Решили коллекторы залить стоками. Зафигачили "Градами" - они под землю, мы заливаем коллекторы. И типа захватываем территорию аэропорта. Я не знаю, кто там сидит, но это не люди - это киборги".

Этот пост появился в Сети в конце сентября. Спустя пару месяцев "киборгами" назвал бойцов сам президент Петр Порошенко.

"Наши отважные воины героически держат оборону донецкого аэропорта, который уже стал символом мужества и героизма… Украинскими киборгами прозвали враги этих героев", - заявил Верховный главнокомандующий.

Откуда у "киборгов" белый кролик.В конце 2014 года популярность приобрел настенный календарь "Киборги". На первой странице суровый боец держит в руках нежного белого кролика. Это не постановочный кадр. Это реальная история!

Во время обстрелов поселка Пески снаряд угодил в жилой дом. Уцелела только клетка с кроликом. Десантники 95-й и приютили ушастого.

- Сперва собирались пустить на деликатес. Но Дима, позывной Амур, сказал, что в обиду кролика не даст, - рассказывают "киборги". - С тех пор он жил у нас. Сначала боялся, когда бомбы прилетали, потом привык. Назвали его Белоснежкой.

Спустя месяц у Белоснежки появилась семья - еще четыре маленьких кролика. А во время ротации Дима решил отправить животных на мирную землю. Их отвезли сначала в Киев, а потом в Днепропетровск.

Недели три назад я разговаривал с людьми, которые непосредственно участвовали в одной из самых неудачных операций донецкого ополчения — попытке захвата аэропорта в Донецке. По моей просьбе они составили текст, в котором относительно подробно описали происходившее с точки зрения непосредственного участника. Ниже этот текст, целиком, как пришел.

Все выводы и аргументы, которые будут представлены ниже, основаны на личном общении с непосредственными участниками описываемых событий. Некоторые свидетельства противоречили друг другу в деталях и расходились в цифрах, но, тем не менее, позволили реконструировать целостную общую картину ряда трагических операций ополчения на территории ДНР. Некоторые вещи в силу определенных причин не будут названы своими именами. Знающие люди – поймут.

У оставшихся в живых бойцов ополчения было немного времени на проведение фото- и видеосъёмки в боевых условиях, поэтому сопроводительный иллюстративный материал заимствован из открытых источников.

Изначально нашей целью было расследование операции по захвату Донецкого аэропорта 26 мая 2014 года, в результате которого погибло около 50 ополченцев (не считая потерь деблокирующих отрядов), основную часть которых составляли добровольцы из России. Этот факт уже получил официальное признание руководства ДНР, поэтому скрывать его, в том числе присутствие русских добровольцев, смысла мы не видим.

Эту операцию можно считать самой провальной из всех, проведенных ополченцами Юго-Востока, как по достигнутым результатам, так и по понесенным потерям.

Русские добровольцы. В составе соединений ополчения Юго-Востока входит значительное количество добровольцев из России, воюющих там по своим личным убеждениям. Многие из них имеют боевой опыт Афганистана, Приднестровья, Нагорного Карабаха, двух Чеченских кампаний. Отряд, который понес большие потери во время прорыва из Донецкого аэропорта, стал собираться в середине мая 2014 года в Ростовской области.

Сбор добровольцев происходил через социальные сети и личные контакты, на месте содействие оказывала одна из общественных организаций. Её Ростовский филиал возглавлял некий человек, назовём его «Сергей Иванович». Вскоре было сформировано три группы, старшими которых стали командиры с позывными «Гранит», «Север» и «Старый».

По решению «Сергея Ивановича» командиром отряда был назначен «Искра» (погиб при прорыве). «Искра» в прошлом был сотрудником ОМОН-а и не обладал достаточным боевым, а тем более командным опытом, а также интеллектуальным уровнем для управления отрядом. Был склонен к принятию необдуманных решений, что было выявлено уже в боевой обстановке.

К трём группам в Ростовской области добавились добровольцы из Крыма и Чечни. Общее количество сводного отряда составило 120 человек. Командование отрядом по настоянию «Сергея Ивановича» осуществлял бывший офицер Борис Сысенко, который в критической ситуации отстранился от командования отрядом.

В ночь с 24 на 25 мая на 5 КАМАЗ-ах сводный отряд выдвинулся в сторону Донецка. Отряд должен был присоединиться к батальону «Восток» и поступить под командование Ходаковского.

В силу отсутствия должного контрразведывательного прикрытия в составе отряда уже на российской территории вошёл, как минимум, один разведчик противника. Им оказался, как выяснилось впоследствии, боец с позывным «Шумахер». Это означает, что ещё на российской территории противник стремится вести активную агентурную работу, внедряя шпионов в группы добровольцев. Этот человек пришёл вместе с крымскими ополченцами, сам он, с его слов, родом из Николаевской области. Он сообщил, что не проходил нигде военную службу, но находится на территории Украины в уголовном розыске по заказу нынешней украинской власти. Попросился на должность водителя.

Впоследствии в его рюкзаке, случайно вскрытом (уже после боя за аэропорт 26 мая), были обнаружены следующие характерные предметы:

1) рация для связи с авиацией, 2) сканер ICOM, 3) магазин к АК, забитый через один трассерами (один из допустимых способов «подсветить» цель в бою – трассерами), 4) флэшка на 32 Гб, на которой в электронном формате находились специальные наставления по ведению диверсионных действий в тылу врага, включая инструкции по корректировке артиллерийского и авиационного огня.

Наличие инструкций и справочных материалов говорит о том, что противник ведет массовую подготовку агентуры в связи с развитием событий на Юго-Востоке Украины. Профессиональный разведчик не имел бы при себе компрометирующих его документов.

При этом в условиях гражданской войны создать сеть шпионов и осведомителей гораздо проще. «Шумахер», по нашей информации, не был задержан и допрошен.

Детали – ниже. Возможно, он до сих пор является одним из «бойцов» ополчения ДНР и продолжает ведение разведывательной деятельности в интересах СБУ. Близким к «Шумахеру» был ополченец с позывным «Одесса», который также может являться агентом СБУ. По сравнению с хлорпикрином в туалетах ДОГА, который вызывал недомогания у ополченцев и сотрудников, деятельность подобных шпионов стоит человеческих жизней.

Первые странности. Группу встретили люди Ходаковского. На территории Украины один из КАМАЗов, который целиком был загружен боеприпасами и вооружением (со складов ВС Украины) «вдруг» не смог заползти на гору. 20 минут КАМАЗ отчаянно тужился, задерживая движение отряда. После чего был брошен, чтобы не препятствовать выдвижению к месту назначения. Куда делся сам КАМАЗ и его груз – нам неизвестно.


Предатель –Ходаковский

Ополченцам сообщили, что на гору он так и не взошёл, а потому был подорван вместе с содержимым во избежание захвата украинскими военными. Ни неизбежного сильного взрыва, ни яркой ночной вспышки никто не слышал и не видел. Скорее всего – оружие и боеприпасы были похищены и распроданы, благо спрос на это дело на Юго-Востоке сейчас очень большой.

25 мая прибывший отряд ополченцев принял участие в импровизированном параде на митинге перед зданием ДОГА, где его медийно включили в состав батальона «Восток». Формально они не были частью «Востока», но подчинялись приказам Ходаковского и Бориса Сысенко. Последнего бойцы называли «Генералом», в прошлом он, скорее всего, являлся старшим офицером до выхода в запас.

Операция по «захвату» аэропорта. Операция по захвату Донецкого аэропорта изначально являлась преступлением, поскольку противоречила основам ведения тактических действий. Её организацию и планирование осуществлял Ходаковский, который декларативно во главу угла поставил наличие неких неформальных договорённостей с представителями СБУ и командованием части 3-го полка СпН (Кировогорад), охранявших аэропорт. В наличие этих «договорённостей» он всеми силами постарался убедить Бориса Сысенко и командиров групп.

Вечером 25 мая группа разведчиков выдвинулась в район аэропорта Донецка. «Гранит» и «Старый» на основании договоренностей, достигнутых Ходаковским, встретились с сотрудником СБУ «предатель Украины», который возглавлял службу безопасности международного аэропорта. Последний сообщил им обстановку в районе аэропорта, показал схему нового терминала.

По прибытии в расположение штаба «Гранит» и «Старый» отправились на совещание, на котором присутствовали Ходаковский, Сысенко и другие офицеры. Указанная группа лиц, осуществляя планирование операции по захвату сложного инфраструктурного объекта, осуществляла распитие спиртных напитков.

Доклад командиров групп, осуществивших разведку местности, выслушан до конца не был. Их доводы о том, наблюдение и разведка объекта перед его захватом должна продолжаться не менее трёх суток для составления полной картины обстановки на аэропорте и в его окрестностях выслушаны не были. Разведчикам было приказано удалиться с совещания.

При этом командирам групп была выдана только схема здания нового терминала аэропорта, у них не оказалось общей схемы аэропорта, планов других строений, а также схемы подземных коммуникаций нового терминала, в котором отряд вскоре оказался в огневой ловушке.

Планирование операции основывалось на сомнительных сведениях, в справедливости которых Ходаковский постарался убедить командиров.

Во-первых, он постарался убедить всех в том, что кировоградский спецназ, находившийся в районе аэропорта, в силу неких достигнутых «договорённостей» не будет открывать огонь по ополченцам. Ставить успех операции в зависимость от договорённостей с противником является признаком либо предательства, либо слабоумия.

Во-вторых, по приказу Ходаковского выдвинувшиеся в район аэропорта группы не взяли с собой ПЗРК, которые были в наличии.

Как впоследствии он скажет в интервью РИА-Новости, ПЗРК у ополченцев были. Но никто не мог предположить, что украинская армия осмелиться нанести удар с воздуха по аэропорту, на реконструкцию которого в 2012 года было потрачено столько денег, поэтому он и приказал их с собой не брать.

В условиях ведения боевых действий за аэропорт значение имеет контроль ВПП и воздушного пространства вокруг аэропорта, но никак не самого терминала аэропорта. Противник сможет беспрепятственно высаживать подкрепления в виде десанта как с вертолётов, так и с транспортных самолётов. Не имея в наличии средств ПВО (хотя бы переносных типа ПЗРК «Иглы»), нельзя осуществить операцию по захвату действующего аэропорта.

При этом захват терминала, который был произведен 26 мая 2014 года, мог иметь лишь смутно понятный психологический эффект.

Действия ополченцев в Луганске показали, что эффективным является создание над аэродромом бесполётной зоны при помощи легких средств ПВО, таких как ПЗРК и ЗУ-23, которые эффективны при заходе самолётов и вертолётов на взлёт и посадку. С собой в Донецком аэропорту у ополченцев оказался только один муляж ПЗРК. Операция началась при отсутствии полноценной разведки обстановки и при тотальной дезинформации со стороны её организатора.

Около 2.00 26 мая Ходаковский отдал приказ о подготовке к выдвижению части отряда для захвата аэропорта. С его слов, главной задачей отряда будет «позировать перед камерами журналистов», поскольку с кировоградцами (3 полк СпН) достигнута 100-% договоренность о неведении друг по другу огня.

Около 3.00 отряд в количестве приблизительно 80 человек выдвинулся в аэропорт для выполнения поставленной задачи. Бойцы частично заняли здание нового терминала аэропорта. Занятие здания терминала аэропорта прошло без боестолкновений.

Около 7.00 в терминал выдвинулось подкрепление, в состав которого входили, в том числе, добровольцы из Чечни.

Около 10.00 Ходаковский завершил переговоры с командованием кировогорадского спецназа и вместе с бойцами бывшей донецкой «Альфы» покинул аэропорт. Непосредственное командование далее осуществлял Борис Сысенко.

После отбытия Ходаковского с учётом прибывшего в 7.00 подкрепления количество ополченцев, занимавших аэропорт, составило около 120 человек. Дальнейшие действия кировоградского спецназа очень сильно отличались от «договорённостей», которые были доведены Ходаковским до личного состава ополченцев.

Позиции украинского спецназа находились в старом здании терминала аэропорта и в его окрестностях. Не скрываясь и не спеша, кировоградцы стали оборудовать огневые позиции для ведения огня по терминалу, занятому ополченцами. Подтянули миномёты, установили позиции для АГС-17 «Пламя», рассредоточили снайперов. Вскоре на территории аэропорта были высажены бойцы ЧВК, которые заняли позиции в диспетчерской вышке и окрестностях аэропорта.

Удар с воздуха был нанесён вертолетами Ми-24 и штурмовиками Су-25, применявшими НУРС-ы и автоматические пушки. Снайперы ЧВК открыли огонь из снайперского оружия. Фактически приставленный к группам для руководства операцией Борис Сысенко от осознания случившегося самоустранился от командования, отправив бойца в магазин «дьюти-фри» за алкоголем.

В то время, как отряд вёл бой, он осуществлял распитие спиртных напитков, не обладая необходимыми морально-психологическими характеристиками для организации обороны. Вместо обещанного Ходаковским лёгкого захвата он завёл отряд в ловушку, сам трусливо сбежал на Киевский проспект….

В дальнейшем фактическое руководство отрядами осуществляли командиры групп, действующие какое-то время на своё усмотрение.

Кировогорадский спецназ также открыл огонь из минометов, АГС-17 «Пламя», пулеметов и снайперского оружия. Были организован ответный огонь из оборудованных огневых точек. Для этого даже вырывались и складывались штабелями для прикрытия от пуль и осколков банкоматы. Потом это стало основанием для обвинений ополченцев в мародерстве, хотя аэропорт за день до этого обчистили украинские военные.

Часть из бойцов, не зная о том, что противник вскоре нанесёт по терминалу авиационный удар, заняли позиции на крыше, расположили там огневые точки, подтянули АГС-17 «Пламя».


«Цыган» с АГС и «Мир» на крыше. «Цыган» скоро получит легкое ранение в голову в результате авиационного удара по терминалу, но останется в строю. Он погибнет в одном из КАМАЗ-ов при прорыве. «Мир» погибнет при прорыве, его тело трое суток пролежит под огнем снайперов, прежде чем ополченцы смогут его забрать.

Когда по ним стала работать украинская авиация, бойцы стали отходить с крыши. Материалы, применявшиеся при строительстве аэропорта, при попадании НУРС-ов, снарядов и мин давали огромное число дополнительных поражающих элементов и являлись очень плохим укрытием. Крыша была усыпана гравием, который также при попадании снарядов действовал как поражающие элементы.

Первые потери появились от авиационного огня по ополченцам, занявшим позиции на крыше.

Дольше всех позиции занимали чеченцы, которые пытались прикрыться дымовой завесой. Эта мера оказалась не очень эффективной.

Скоро потери отряда составили двое убитых и несколько (один убитый и почти все раненые были из чеченского отряда). Часть из имеющихся электронное управление дверей оказались заблокированы (при том, что электроснабжение терминала прекращено не было).

В результате отход был осуществлен за счёт создания «искусственного выхода». Если бы смогли все выйти сразу – раненых могло бы быть меньше. После отхода части отряда с крыши там остались раненые и убитые.

Раненых долго не удавалось вытащить из-за плотного снайперского огня, который велся с диспетчерской вышки.

Всех вытащили позже под плотным огнем только с третьей попытки. Огонь авиации и артиллерии очень хорошо корректировали. По каналу доставшейся в «подарок» украинской рации были перехвачены переговоры между одним из корректировщиков и наводчиками минометов.

Расстояние от нового терминала до господствующей по высоте над всеми остальными зданиями диспетчерской вышки составляло 960 метров. Несмотря на значительное расстояние, снайперский огонь украинских ребят из спецназа был очень прицельным. Он вёлся из снайперского оружия калибром не менее 12,7 мм (скорее всего – М-82 «Баррет» или аналогичные винтовки). Чтобы это сделать, плотный огонь снайперов ЧВК нужно было чем-то подавить. Из тяжелого вооружения отряд имел только один 82-мм миномет и один АГС-17 «Пламя», который спустили с крыши.

Мины, поставленные к миномёту не имели взрывателей , а потому превратили столь нужное средство огневой поддержки в кучу железа. Ополченцам пришлось работать по диспетчерской вышки из АГС-17 «Пламя». Максимальная дальность стрельбы станкового гранатомета – 1700 м, но прицельная гораздо меньше.

Огонь по вышке приходилось долго корректировать со второго этажа терминала до первых попаданий, которые ослабили снайперский огонь. После этого с крыши смогли забрать раненых. При этом кировоградцы на словах были готовы дать коридор для эвакуации раненых.

 


Фото диспетчерской 1

Снайперы ЧВК вели огонь как по ополченцам, так и по кировоградскому спецназу. Возможно, это было связано с плохой координацией действий противникам, возможно, из-за достигнутых договоренностей об эвакуации раненых.

В результате заместитель командира кировоградцев действительно отдал приказ открыть огонь из ЗУ-23 по диспетчерской, откуда работали снайперы. Так или иначе, многие ополченцы были ранены огнём именно кировоградцев.

К этому моменту времени в Донецке уже знали о провале операции. Спешно готовилась операция по деблокированию занявшего аэропорт отряда. В ней приняло участие около 400-500 человек.

Главной проблемой оставалось отсутствие координации и единого командования.

Бои в окрестностях аэропорта 26 мая вели: 1) батальон «Восток» Ходаковского и отряд бывшей донецкой «Альфы», 2) бойцы Бородая, 3) отряд Здрилюка, 4) отряд Пушилина, 5) «Оплот».

Эти отряды также понесли значительные потери от огня снайперов, а также, возможно, от дружеского огня в условиях плохой координации действий. Снайперы работали практически на всех подходах к аэропорту: в районе магазина МЕТРО (были уничтожены две наемницы из Прибалтики), со стороны СПАРТАКА (снайпер работал со строительного крана), со стороны кладбища и ВПП, с одной из 9-этажек на улице Стратонавтов.

Дальше последовали откровенно провокационные действия. «Искра» получил по мобильной связи приказ (от кого-то!!!) идти на прорыв, поскольку аэропорт окружен украинскими военными. Не дожидаться ночи и выходить мелкими группами, а прямо сейчас, пока «кольцо» не замкнулось, грузится на КАМАЗ-ы и выходить в город, забирая двух убитых и немногочисленных раненых. Со стороны Донецка им обеспечат коридор.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.21.123 (0.036 с.)