Журналист в экстремальной ситуации



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Журналист в экстремальной ситуации



Журналист в экстремальной ситуации

Критерии телевизионной документалистики – достоверность, полнота информации, непредвзятость – становятся предельной необходимостью в репортажах, объект которых – экстремальные ситуации. Несоблюдение этих критериев не только искажает картину происходящего, но и нередко приводит к обострению положения, в том числе и массового насилия. Присутствие камер и журналистов как фактор публичности способно повлиять на сам ход событий, заставляя задуматься о проблеме цензуры.

В наименьшей степени это касается репортажей о несчастных случаях и стихийных бедствиях.

Катастрофы и стихийные бедствия.Решающую роль в такие моменты играют оперативность поступающих сообщений и максимально возможная достоверность фактов. Оба эти условия предотвращают рождение слухов. Не менее важна тональность журналистского изложения. «Живописуя» подробности катастрофы, репортеры, погруженные в «материал», в состоянии оказать на публику куда более травмирующее психологическое воздействие, чем лаконичный отчет о самом событии.

Максимальная осторожность требуется при оглашении цифр – размеров ущерба и количества жертв. Такие цифры постоянно корректируются по мере поступления новых данных. Необходимые элементы событийной трансляции – комментарии экспертов, анализирующих причины произошедшего и возможные последствия.

Гражданские беспорядки и массовые волнения.Участники несанкционированных митингов, демонстраций, пикетов и других форм выражения общественного протеста, не говоря уже о вдохновителях этих движений, стремятся воспользоваться присутствием журналистов для публичного обнародования своих деклараций. Такие массовые акции, собственно, и организуются с целью привлечения к себе общественного внимания, а также разоблачений «врагов народа»[4].

Тележурналисты, не ориентирующиеся в ситуации и не осознающие подлинных, а не прокламируемых мотивов происходящего, рискуют оказаться вовлеченными в стихийное или кем-то направляемое (оба эти момента чаще взаимосвязаны) развитие действия. Их поведение в этих случаях не только не снижает общественного накала страстей, но и придает ему масштабы, далекие от его истинного значения.

Отсутствие программы заранее предусмотренных действий, рассчитанных на экстремальные ситуации, может привести руководство телекомпании к решению вообще отказаться от освещения событий в эфире.

Именно это произошло в роковую ночь с 3 на 4 октября 1993 г., когда Останкинский телецентр штурмовали вооруженные сторонники низвергнутого парламента, уже захватившие мэрию. Четыре из пяти останкинских телеканалов были отключены из-за опасения, что нападающие «захватят эфир». Решение, принимавшееся без консультации с техническими специалистами, было неграмотным, поскольку информационные службы могли перебазироваться в другие здания, не говоря уже о резервной студии под Москвой. Если бы не решительные действия руководства Российского телевидения, принявшего на себя управление вторым федеральным каналом, информационный вакуум грозил привести в состояние массовой паники всю страну.

Самоустраняясь в критические моменты от роли наиболее достоверного информатора, телевидение отдает аудиторию во власть различного рода домыслов, дезориентирующих общественное сознание и еще более усугубляющих ситуацию.

Однако альтернатива между «показывать плохо» и «ничего не показывать» (оба выбора свидетельствуют о журналистской некомпетентности) не может возникнуть, если документалисты в экстремальных условиях следуют профессиональным рекомендациям:

§ избегают прямой трансляции с места события, развитие которого непредсказуемо и бесконтрольно;

§ стараются сделать как можно более незаметным свое присутствие: не демонстрируют съемочную аппаратуру, не включают без крайней надобности осветительные приборы, не афишируют эмблему телекомпании;

§ основываются в репортажном изложении на фактах, а не эмоциях;

§ воздерживаются от экспрессивных выражений, содержащих оценку: «озлобленная толпа», «оголтелые сборища», «озверевшие власти», от прилагательных типа «агрессивный», «хулиганствующий», «разнузданный» и таких определений, как «путчисты», «мятежники», «заговорщики», если эти определения не заимствованы из официального лексикона;

Муратов


Школа экстремальной журналистики  

 

Российскую журналистику последних десятилетий можно причислить к разряду экстремальной журналистики, если учесть те социально-политические и экономические условия, в которых ей приходится существовать. Но настала пора говорить о собственно экстремальной журналистике. И говорить об этом должны те, кто обладает реальным опытом работы в экстремальных условиях – «горячих точках». Организаторы данной школы имеют такой опыт. Первая и вторая Чеченская война, события в Абхазии, на Балканах – это далеко не полный перечень мест, где работали инициаторы создания данной школы. Опыт, наработанный специалистами школы, используется в учебных программах Академии ФСБ, Академии МВД, академии Гражданской Защиты МЧС, Академии Погранслужбы ФСБ, Комитетом по контролю за оборотом наркотиков, Министерством Обороны.

 

 

Экстремальная журналистика - это разновидность конфликтной журналистики, исследующей, познающей необычные факты и события. При этом нередко сам журналист находится в экстремальной ситуации, осложняющей поиск и передачу информации. Военные репортажи, сообщения из горячих точек, с мест трагедий, криминальные и другие расследования - все это экстремальная журналистика.

 

Специальные корреспонденты должны владеть особой методикой сбора, обработки и передачи информации, знать соответствующие, в том числе этические, законы и действовать в их рамках. И этому должны обучать на факультетах и отделениях журналистики или в специальных школах по типу той, о которой идет речь в данной концепции.

 

Предисловие

М.А. ФЕДОТОВ,

секретарь Союза журналистов России, председатель

правления программы «Поддержка российских СМИ»

Института «Открытое общество»

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Я бы хотел сразу сказать, что проект, в котором вы участвуете, - это первый проект, реализуемый в рамках программы «Горячие точки». Наша главная задача заключается в оказании умиротворяющего воздействия на ситуации, оказании содействия в постконфликтном урегулировании и в предотвращении конфликтов в тех точках, которые сегодня еще не стали «горячими», а являются пока «теплыми». В рамках этой программы будут реализовываться различные проекты. И гуманитарного направления (помощь беженцам), и образовательного направления (помощь учителям, в том числе - финансирование подготовки учебников, закупка и доставка их в школы, восстановление школ), и так далее. Одним из самых важных в этой программе является информационное направление. Мы решили, что должны содействовать тому, чтобы общество получило полную и правдивую информацию о происходящем в «горячих точках». При этом мы исходили из того, что порой роль журналиста в «горячей точке» - это роль не пассивного стороннего наблюдателя, а активного миротворца, роль объективного и абсолютно правдивого источника информации для общества, аккуратного в высказываниях, в определениях и выводах, потому что каждое слово, сказанное не совсем точно, может иметь болезненные последствия. Поэтому мы призываем вас быть очень щепетильными, очень точными, работая в «горячих точках». Я желаю вам успеха - и в самой поездке, и в том творческом труде, результатом которого должны стать написанные вами материалы для ваших газет и главы будущей книги. Мы очень заинтересованы в том, чтобы такая книга появилась, чтобы общество смогло понять, ощутить, прочувствовать ту ситуацию, которая складывается в «горячих точках», не из газетных статей, которые сегодня прочитали - к вечеру забыли, а из книги, где будет сконцентрировано видение ситуации глазами наших российских журналистов. Прочувствовать и попытаться ее исправить.

Какие правила действуют, и что следует иметь в виду, находясь в зоне вооруженного конфликта? Ограничение доступа к информации. Обязательно должно быть разрешение военных властей на посещение передовой или зоны боевых действий, зоны вооруженных столкновений. Здесь эти меры оправданы, потому что не вся информация должна быть доступна журналистам. Журналисты, представляющие электронные средства массовой информации, могут снять, сфотографировать, показать объекты, представляющие сведения, которые нежелательно знать противной стороне. Поэтому ратование за снятие жестких ограничений, с моей точки зрения, неоправданно. Потому что военные полностью отвечают за положение дел в зоне конфликта, они лучше разбираются в ситуации, они лучше и полнее могут дать информацию, чем журналист, самостоятельно собирающий эту информацию. Тем более, что за каждого аккредитованного журналиста, за его безопасность несет ответственность орган, при котором он аккредитован. И опять же, по Международному гуманитарному праву, журналист, который нарушает правила аккредитации, установленные правила работы в зоне конфликта, сам снимает ответственность за свою безопасность с военных, тех, кто его аккредитовал.

И последнее правило, которое надо знать. Если вы будете входить в чужой дом со своим уставом, то вы никогда не получите ни крова, ни приюта, не будете чувствовать себя в безопасности. И поэтому, если вы все-таки решились отправиться на вторую чеченскую войну, мне кажется, что время до своей командировки вы должны посвятить изучению традиций, быта и культуры кавказских народов.

Тема 3. Подготовка журналиста к выполнению профессиональных задач в зоне экстремальной ситуации

Изучение театра предстоящей работы

Журналист, которому предстоит выполнять профессиональные обязанности в условиях опасности, должен обладать максимумом информации о стране или регионе, конкретной местности, куда он направляется, иметь представление об экономике, политико-географическом устройстве, этно-религиозных особенностях населения, а также о предыстории конфликта (если речь идет о боевых действиях) или предпосылках к аварии (в ситуации с техногенной катастрофой или стихийным бедствием).

Поскольку заранее невозможно предугадать, с чем именно предстоит столкнуться журналисту при выполнении задач по подготовке газетных, теле- и радиоматериалов, подготовка должна быть тщательной и всесторонней. Какие методы могут быть использованы при изучении «поля»? Их достаточно много. Выделим наиболее значимые:

- опыт коллег, ранее выполнявших подобные задачи;

- консультации специалистов (в том числе военных, представителей МЧС, МВД, МИДа, политиков и ученых, общественных и религиозных деятелей);

- консультации представленных в своем городе национально-культурных автономий;

-изучение справочных материалов;

- изучение публикаций по проблематике конфликта (аварии);

- изучение соответствующих интернет-ресурсов;

- изучение редакционных досье (если таковые ведутся);

-обращение в дипломатические и иные представительства стран-участников конфликта (жертвы аварии или стихийного бедствия);

-при возможности, предварительное обращение за информацией в правительственные, и неправительственные структуры, развернутые на территории, где предстоит работать.

Подготовка маршрута

Предстоящий маршрут и временной график передвижения журналиста должны быть тщательно проработаны, привязаны к географической карте и карте автомобильных (железнодорожных) дорог. Желательно, чтобы этот график был согласован с графиком выхода журналиста на связь со своей редакцией, чтобы уже сам факт невыхода на связь мог ориентировать редакцию по возможности организации поиска своего корреспондента.

При составлении маршрута обязательно учитываются пункты, которые хотел бы посетить журналист и реальные возможности по передвижению между ними. В случае, если маршрут пролегает через территорию боевых действий, необходимо руководствоваться вопросами обеспечения безопасности, возможностями передвижения с организованными колоннами, с попутным защищенным транспортом, а также транспортом военных. Если речь идет о труднопроходимых местностях или местностях, подвергшихся воздействию стихии, техногенной катастрофы, нужно предусмотреть возможность воспользоваться услугами проводника.

Отдельно следует проработать ситуацию, когда журналист работает в обоих лагерях противоборствующих сторон. В таком случае, на маршруте должна быть точно указана точка перехода, а сам переход тщательно обусловлен и обговорен.

Маршрут считается достаточно проработанным, если на нем предусмотрена возможность получения помощи (в том числе материальной) и укрытия как у официальных органов и властей, так и у местного населения.

Особо важно рассчитать возможность экстренной эвакуации из зоны командировки, в случае реальной опасности жизни.

Подготовка документов

Подготовка документов, которые журналист берет с собой в зону экстремальной ситуации, является важной частью его подготовки к выполнению редакционного задания. Это та сфера, где нет мелочей, и значение может иметь каждая запись или печать.

К документам, которые должны быть у журналиста в обязательном порядке, относятся:

-паспорт (российский и (или) международный, если работать предстоит за пределами Российской Федерации);

-редакционное удостоверение, где четко указано название СМИ и должностное положение журналиста. В удостоверении должна наличествовать фотография журналиста, срок действия документа не нарушен, внесенные записи заверены подписью руководителя СМИ и четко читаемой печатью. Нужно убедиться, что запись о должности журналиста в удостоверении, соответствует целям его командировки (например, у властей может возникнуть вопрос, что заведующий отделом культуры делает в зоне боевых действий);

-план-задание на командировку, выполненный на фирменном бланке СМИ (если речь идет о зарубежной командировке - на языке страны пребывания). В плане задания должны быть четко и, по возможности, детально указаны задачи, которые возложены на журналиста (подготовка серии репортажей, интервью, очерков и т.д.);

-командировочное предписание, отработанное по установленной форме.

Документы, наличие которых у журналиста желательно:

- рекомендательные письма от людей, чье мнение уважается в регионе, куда направляется журналист (например, политиков, известных предпринимателей, руководителей национально-культурных автономий, руководителей общественных и гуманитарных организаций);

- аккредитационное удостоверение (если аккредитация имела место);

- удостоверения творческих организаций, членом которого является журналист (в том числе международных);

- экземпляры газет и журналов с собственными публикациями или вырезки своих публикаций, доказывающие, что журналист является именно тем, кем он представляется;

- визитные карточки с логотипом СМИ, которое он представляет;

Нежелательно брать с собой документы и материалы, которые могут осложнить работу журналиста:

- любые фотоснимки, где журналист снят с оружием в руках;

-подробные карты, на которых нанесены точки дислокации военных гарнизонов и формирований;

-списки участников боевых действий, фотографии лидеров противоборствующих сторон;

- графики выхода на связь с редакцией СМИ.

При подготовке пакета документов, которые журналист берет с собой, нужно понимать, что любой из них может быть подвергнут проверке и изучению, документы могут быть сопоставлены, при необходимости журналисту могут быть заданы уточняющие и проверочные вопросы.

Тема 6. Подготовка журналистских материалов в зоне стихийного бедствия или техногенной катастрофы

Процесс ликвидации последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф, безусловно, является значимым информационным поводом для средств массовой информации. Трагизм ситуации, мужество спасателей - все это неизменно привлекает внимание читателей и зрителей, а потому газеты и телеканалы стремятся как можно быстрее направить в зону бедствия своих корреспондентов. Многие отечественные и зарубежные СМИ обошли материалы, переданные в редакции корреспондентами, находившимися в разрушенном землетрясением Спитаке, в снесенных стихией горных селах Ирана, в смытом наводнением американском Новом Орлеане, в курортных городках Индонезии, подвергшихся удару цунами. Еще не стерты из нашей памяти ядерная катастрофа Чернобыля и взрыв, приведший к гибели экипажа подводной лодки «Курск».

Попробуем на примере нескольких материалов рассмотреть, как работали в зонах стихийных бедствий и техногенных катастроф журналисты различных изданий. Их опыт вполне показателен и ценен для тех, кто собирается посвятить себя экстремальной журналистике.

Очерк екатеринбуржца Д.Ходалева «Мы были первыми», опубликованный в сборнике «Чернобыль: чтобы помнили...» (Екатеринбург, изд-во «Горизонт», 2005), наглядно демонстрирует, в каких условиях предстоит работать журналисту, командированному для освещения работы по ликвидации последствий техногенной катастрофы.

«Я, как и большинство, впервые оказался на атомной станции. Размеры энергоблоков впечатляли. Поначалу на пути нашего движения на оборудовании станции и конструкциях не наблюдалось разрушений. Но как только мы приблизились к подступам места взрыва, напряжение резко возросло. Повстречалось подразделение военных строителей, передвигавшееся, с соблюдением возможных предосторожностей, к месту проведения дезактивации. И несмотря на то, что лица их были скрыты респираторами, чувствовалось запредельное эмоциональное напряжение. Наша группа также по команде дозиметриста надела респираторы «Лепесток». От комнаты к комнате, этаж за этажом, замеряя уровень радиации и нанося их на карту, мы передвигались в глубь аварийного блока. Стихли все звуки человеческой деятельности. Окружающие залы пугали пустотой и фантастической тишиной. Только где-то неподалеку, как в фильме ужасов, звучно капала вода. Удар каждой капли отдавался в ушах звоном колокола.

Пройдя небольшое расстояние, попали в зону разрушений. Двутавровые стальные колонны и балки сечением, как мне показалось, до двух метров, были «завязаны узлом». Мощные железобетонные конструкции местами обрушены. Разломы зловеще ощетинились стальными прутьями арматуры. Продвинувшись еще выше и вперед, мы обнаружили ужасающую картину. В результате взрыва и титанических действий первых ликвидаторов, зиял колоссальный провал, заполненный валявшимися глубоко внизу, рваными остатками строительных конструкций. Там же виднелись остатки строительной и пожарной техники. Вероятно, там был и радиоактивный графит. Уровень радиации на пути нашего передвижения непрерывно, непредсказуемо и резко менялся от уровня менее 1 БЭР до сотен БЭР».

Обратим внимание на «включенность» рейдового репортажа, создающую полный эффект присутствия, на знание автором проблематики происходящих событий, создание «фантастичного» образа происходящего. С помощью этих приемов повествователь передает масштаб произошедшего, ощущение опасности и апокалиптичность последствий взрыва на Чернобыльской АЭС. Даже плохо разбирающемуся в вопросах радиоактивности читателю становится ясно, что произошло что-то ужасное, а на фоне смертельной опасности четко просматривается мужество и гражданственность спасателей, бросивших произошедшему вызов и приступивших к ликвидации катастрофы. Автор интересно вносит в репортаж элементы детектива, которые делают материал еще интереснее.

Иной подход к передаче катастрофичности происходящего использовал корреспондент газеты «Известия» в США Евгений Бай. Командированный в Новый Орлеан, к месту разрушений, вызванных ураганом Катрина, в материале «Пожалуйста, не возвращайтесь домой» он описывает происходящее в деловито-телеграфном стиле, почти без эмоций, как бы со стороны:

«В домах Нового Орлеана, по которому прошел своим «крылом» ураган, нет света - когда первые потоки воды хлынули в город, начали взрываться трансформаторные будки. Не работает телефон - случись что, спасатели не придут на помощь. На улице людей подстерегают другие опасности. Улицы затоплены водой, в ней утонули линии электропередачи, плавают мусор и коряги деревьев, на которых свили себе гнезда в обилии появившиеся в городе ядовитые водяные змеи.

Улицы затопленного водой Нового Орлеана - во власти преступников и мародеров, против которых оказались бессильными полицейские, бойцы Национальной гвардии и сотрудники Береговой охраны США. Сотни человек участвовали в грабежах местных магазинов, госпиталей, школ».

Читая материалы Евгения Бая, мы постепенно погружаемся в водоворот событий, в которых смешались стихийное бедствие, криминал, отчаяние людей, бессилие властей. Автор не дает оценок, оценки внимательный читатель сформулирует сам. Интересна образность автора, который внедряет в свои дальнейшие репортажи из затопленного города такие сравнения, как «танец смерти», «Ноев ковчег», «белый флаг», «гражданская война» и т.д.).

А вот отрывок из текста телерепортажа, переданного в эфир 26 декабря 2003 года в выпуске «Вестей» с места землетрясения в Иране:

«В результате мощного землетрясения на юго-востоке Ирана, по последним данным, погибли, не менее 4 тысяч человек. Такие цифры приводят иранские источники. Впрочем, представители властей не исключают, что жертв будет значительно больше. Называлась цифра 40 тысяч человек. Эти ужасающие предположения связаны с тем, что землетрясение произошло на рассвете, когда жители города Бам, оказавшегося практически в эпицентре подземных толчков, еще спали. 90 процентов домов в городе были разрушены.

Дома начали рушиться в 5:28 утра по местному времени, когда люди еще спали. Первый - самый мощный подземный толчок – 6,3 балла по шкале Рихтера, почти сразу же - серия 5-балльных ударов. Лишь с рассветом глазам иранцев открылся истинный масштаб трагедии. Город Бам - в эпицентре землетрясения. По некоторым оценкам, до 90 процентов жилых домов разрушены. Остались лишь фундаменты. Среди руин с трудом передвигаются машины министерства по чрезвычайным ситуациям. До сих пор власти не могут назвать точное число жертв. Цифры колеблются от 2 до 40 тысяч.

Точно неизвестно даже, сколько вообще людей проживало в городе. Чиновники говорят 90 тысяч, но их могло быть и до 200. На окраинах многие селились в одноэтажных хижинах из глины и соломы, а такие не могли выдержать столь мощного удара стихии. Да и в центре города дома очень ветхие, построенные еще до Исламской революции.

Оба местных госпиталя разрушены до основания. Пострадавших приходится доставлять в центр провинции - в Керман, в пяти часах езды от эпицентра. Но и там больницы переполнены ранеными. Для частного автотранспорта въезды и выезды из Бама перекрыты. По дорогам курсируют лишь кареты скорой помощи, расчеты спасателей, грузовики с медикаментами, продуктами и теплой одеждой. Те, кто может передвигаться самостоятельно, уходят из города пешком».

В коротком репортаже автор дает максимум известной ему информации о произошедшем, иллюстрируя эту информацию увиденным лично. Ввиду неточности поступающих сообщений, он ссылается на оценки иранской стороны, не претендуя на абсолютные цифры. Корреспондент из этических соображений избегает «картинок» смерти и разрушения, его сопереживание происходящему сдержанно, но вполне очевидно. Имеет смысл обратить внимание на лаконичность языка, выбор оптимальной тональности, журналист не нагнетает панику, он комментирует, стремясь дать зрителям полную картину происходящего.

Приведенные примеры показывают, что универсальных подходов к работе журналиста в условиях стихийных бедствий и техногенных катастроф не существует. Вместе с тем индивидуальность журналиста, экспрессивность его образов должны находиться в творческом взаимодействии с вопросами этики и права.

Журналист в экстремальной ситуации

Критерии телевизионной документалистики – достоверность, полнота информации, непредвзятость – становятся предельной необходимостью в репортажах, объект которых – экстремальные ситуации. Несоблюдение этих критериев не только искажает картину происходящего, но и нередко приводит к обострению положения, в том числе и массового насилия. Присутствие камер и журналистов как фактор публичности способно повлиять на сам ход событий, заставляя задуматься о проблеме цензуры.

В наименьшей степени это касается репортажей о несчастных случаях и стихийных бедствиях.

Катастрофы и стихийные бедствия.Решающую роль в такие моменты играют оперативность поступающих сообщений и максимально возможная достоверность фактов. Оба эти условия предотвращают рождение слухов. Не менее важна тональность журналистского изложения. «Живописуя» подробности катастрофы, репортеры, погруженные в «материал», в состоянии оказать на публику куда более травмирующее психологическое воздействие, чем лаконичный отчет о самом событии.

Максимальная осторожность требуется при оглашении цифр – размеров ущерба и количества жертв. Такие цифры постоянно корректируются по мере поступления новых данных. Необходимые элементы событийной трансляции – комментарии экспертов, анализирующих причины произошедшего и возможные последствия.

Гражданские беспорядки и массовые волнения.Участники несанкционированных митингов, демонстраций, пикетов и других форм выражения общественного протеста, не говоря уже о вдохновителях этих движений, стремятся воспользоваться присутствием журналистов для публичного обнародования своих деклараций. Такие массовые акции, собственно, и организуются с целью привлечения к себе общественного внимания, а также разоблачений «врагов народа»[4].

Тележурналисты, не ориентирующиеся в ситуации и не осознающие подлинных, а не прокламируемых мотивов происходящего, рискуют оказаться вовлеченными в стихийное или кем-то направляемое (оба эти момента чаще взаимосвязаны) развитие действия. Их поведение в этих случаях не только не снижает общественного накала страстей, но и придает ему масштабы, далекие от его истинного значения.

Отсутствие программы заранее предусмотренных действий, рассчитанных на экстремальные ситуации, может привести руководство телекомпании к решению вообще отказаться от освещения событий в эфире.

Именно это произошло в роковую ночь с 3 на 4 октября 1993 г., когда Останкинский телецентр штурмовали вооруженные сторонники низвергнутого парламента, уже захватившие мэрию. Четыре из пяти останкинских телеканалов были отключены из-за опасения, что нападающие «захватят эфир». Решение, принимавшееся без консультации с техническими специалистами, было неграмотным, поскольку информационные службы могли перебазироваться в другие здания, не говоря уже о резервной студии под Москвой. Если бы не решительные действия руководства Российского телевидения, принявшего на себя управление вторым федеральным каналом, информационный вакуум грозил привести в состояние массовой паники всю страну.

Самоустраняясь в критические моменты от роли наиболее достоверного информатора, телевидение отдает аудиторию во власть различного рода домыслов, дезориентирующих общественное сознание и еще более усугубляющих ситуацию.

Однако альтернатива между «показывать плохо» и «ничего не показывать» (оба выбора свидетельствуют о журналистской некомпетентности) не может возникнуть, если документалисты в экстремальных условиях следуют профессиональным рекомендациям:

§ избегают прямой трансляции с места события, развитие которого непредсказуемо и бесконтрольно;

§ стараются сделать как можно более незаметным свое присутствие: не демонстрируют съемочную аппаратуру, не включают без крайней надобности осветительные приборы, не афишируют эмблему телекомпании;

§ основываются в репортажном изложении на фактах, а не эмоциях;

§ воздерживаются от экспрессивных выражений, содержащих оценку: «озлобленная толпа», «оголтелые сборища», «озверевшие власти», от прилагательных типа «агрессивный», «хулиганствующий», «разнузданный» и таких определений, как «путчисты», «мятежники», «заговорщики», если эти определения не заимствованы из официального лексикона;

Муратов


Школа экстремальной журналистики  

 

Российскую журналистику последних десятилетий можно причислить к разряду экстремальной журналистики, если учесть те социально-политические и экономические условия, в которых ей приходится существовать. Но настала пора говорить о собственно экстремальной журналистике. И говорить об этом должны те, кто обладает реальным опытом работы в экстремальных условиях – «горячих точках». Организаторы данной школы имеют такой опыт. Первая и вторая Чеченская война, события в Абхазии, на Балканах – это далеко не полный перечень мест, где работали инициаторы создания данной школы. Опыт, наработанный специалистами школы, используется в учебных программах Академии ФСБ, Академии МВД, академии Гражданской Защиты МЧС, Академии Погранслужбы ФСБ, Комитетом по контролю за оборотом наркотиков, Министерством Обороны.

 

 

Экстремальная журналистика - это разновидность конфликтной журналистики, исследующей, познающей необычные факты и события. При этом нередко сам журналист находится в экстремальной ситуации, осложняющей поиск и передачу информации. Военные репортажи, сообщения из горячих точек, с мест трагедий, криминальные и другие расследования - все это экстремальная журналистика.

 

Специальные корреспонденты должны владеть особой методикой сбора, обработки и передачи информации, знать соответствующие, в том числе этические, законы и действовать в их рамках. И этому должны обучать на факультетах и отделениях журналистики или в специальных школах по типу той, о которой идет речь в данной концепции.

 

Предисловие

М.А. ФЕДОТОВ,

секретарь Союза журналистов России, председатель

правления программы «Поддержка российских СМИ»

Института «Открытое общество»

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Я бы хотел сразу сказать, что проект, в котором вы участвуете, - это первый проект, реализуемый в рамках программы «Горячие точки». Наша главная задача заключается в оказании умиротворяющего воздействия на ситуации, оказании содействия в постконфликтном урегулировании и в предотвращении конфликтов в тех точках, которые сегодня еще не стали «горячими», а являются пока «теплыми». В рамках этой программы будут реализовываться различные проекты. И гуманитарного направления (помощь беженцам), и образовательного направления (помощь учителям, в том числе - финансирование подготовки учебников, закупка и доставка их в школы, восстановление школ), и так далее. Одним из самых важных в этой программе является информационное направление. Мы решили, что должны содействовать тому, чтобы общество получило полную и правдивую информацию о происходящем в «горячих точках». При этом мы исходили из того, что порой роль журналиста в «горячей точке» - это роль не пассивного стороннего наблюдателя, а активного миротворца, роль объективного и абсолютно правдивого источника информации для общества, аккуратного в высказываниях, в определениях и выводах, потому что каждое слово, сказанное не совсем точно, может иметь болезненные последствия. Поэтому мы призываем вас быть очень щепетильными, очень точными, работая в «горячих точках». Я желаю вам успеха - и в самой поездке, и в том творческом труде, результатом которого должны стать написанные вами материалы для ваших газет и главы будущей книги. Мы очень заинтересованы в том, чтобы такая книга появилась, чтобы общество смогло понять, ощутить, прочувствовать ту ситуацию, которая складывается в «горячих точках», не из газетных статей, которые сегодня прочитали - к вечеру забыли, а из книги, где будет сконцентрировано видение ситуации глазами наших российских журналистов. Прочувствовать и попытаться ее исправить.

Какие правила действуют, и что следует иметь в виду, находясь в зоне вооруженного конфликта? Ограничение доступа к информации. Обязательно должно быть разрешение военных властей на посещение передовой или зоны боевых действий, зоны вооруженных столкновений. Здесь эти меры оправданы, потому что не вся информация должна быть доступна журналистам. Журналисты, представляющие электронные средства массовой информации, могут снять, сфотографировать, показать объекты, представляющие сведения, которые нежелательно знать противной стороне. Поэтому ратование за снятие жестких ограничений, с моей точки зрения, неоправданно. Потому что военные полностью отвечают за положение дел в зоне конфликта, они лучше разбираются в ситуации, они лучше и полнее могут дать информацию, чем журналист, самостоятельно собирающий эту информацию. Тем более, что за каждого аккредитованного журналиста, за его безопасность несет ответственность орган, при котором он аккредитован. И опять же, по Международному гуманитарному праву, журналист, который нарушает правила аккредитации, установленные правила работы в зоне конфликта, сам снимает ответственность за свою безопасность с военных, тех, кто его аккредитовал.

И последнее правило, которое надо знать. Если вы будете входить в чужой дом со своим уставом, то вы никогда не получите ни крова, ни приюта, не будете чувствовать себя в безопасности. И поэтому, если вы все-таки решились отправиться на вторую чеченскую войну, мне кажется, что время до своей командировки вы должны посвятить изучению традиций, быта и культуры кавказских народов.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 1055; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.92.28.52 (0.015 с.)