ТОП 10:

Глава тридцать шестая. Артем



 

После ухода Андрея, я поняла, что плакать больше не хочется — внутри словно образовалась пустыня, всосавшая в себя всю влагу. Я продолжала сидеть, прижимая к груди колени, и не понимала, почему Артем со мной так поступил. Неужели я не заслужила хоть капельку счастья? Почему всю жизнь у меня лишь что-то отнимают? Я не достойна подарка судьбы?

Дверь хлопнула… наверное Василиса вернулась. Но вместо приятного голоса актрисы я услышала:

— Аня, прости меня, я…

Я подняла глаза и увидела Шмелева. Такой же красивый, но внутри одна гниль. И внешняя оболочка не показатель и даже самый красивый человек может оказаться подлецом, а тот, кого считали уродом поразит красотой души.

— Что ты здесь делаешь? — Я медленно встала. Руки сжимались в кулаки с яростным намерением врезать блондинчику, любящему спорить на живых людей.

— Я хочу все объяснить, Аня.

— Что ты мне объяснишь? Как весело тебе было со мной или как здорово спорить на людей. Что ты хочешь объяснить, сволочь?

Парень неуверенно переступил с ноги на ногу, глаза бегали по комнате и смотрели куда угодно — только не на меня. Неужели наш блондинчик чувствует стыд?

— Я виноват перед тобой, но… — Артем замолчал, видимо, не знал, что сказать дальше.

— Но так не хотелось расставаться с клубом?! — закричала я. — Большие мальчики, большие ставки!

— Тогда я не знал, какая ты. — Жалкое оправдание, не находите?

— Но ведь это не важно! Я человек. Неужели ты этого не понимаешь? Ты поспорил на меня, а я человек.

Я не знаю, какое оправдание нужно придумать, чтобы простить подобную подлость. Этот человек просил меня довериться ему, что я и сделала. Только вместо счастья получила нож в спину. Такое нельзя простить. Петька когда-то тоже стоял передо мной с опущенной головой и просил прощения, но я не простила. Ведь я его любила! И Артема люблю…

Где-то слышала, что простить можно все. Но скажите мне, как простить подобное? Как жить с этим дальше? Как?

— Аня, я не принц на белом коне. Я не идеальный, как считают многие. Каждый человек имеет право на ошибку. Выслушай меня, пожалуйста.

— Может тебя еще и простить? — усмехнулась я. Сколько бы не старалась, не могла заставить себя успокоиться. Это же обычный парень — таких по городу тысячи ходят.

'Таких нет! Этот ведь любимый!' — робко заявил внутренний голос, за что и получил нагоняй от разума.

— Прости…

— Думаешь, что такое можно простить? — чуть ли не плача поинтересовалась я.

— Можно, Аня, — тихо прошептал Артем, подходя ближе. Отходить мне было некуда — я и так прижата к стене. — Меня можно простить.

— Почему?

— Потому… что я, — Артем замялся и взлохматил и без того лохматые волосы. — … я люблю тебя!

— Убери с лица это мученическое выражение! — брезгливо бросила я. Но информация, что этот гад меня любит, тронула. Только мозг упорно повторял, что верить Артему больше нельзя — лимит доверия уже давно себя исчерпал. — Когда любят так не говорят. И не делают.

— Аня, я правда, люблю тебя. Просто мне тяжело в этом признаться, но не тебе, а себе. Я люблю тебя.

— Я не хочу тебя слушать! — Зарыла уши, как маленькая девочка. — Уходи, Артем! Не хочу больше слышать эти жалкие оправдания. Твои действия говорят за тебя.

— Черт возьми, Аня! — Шмелев в мгновение ока подлетел ко мне и убрал руки от ушей, не смотря на мое сопротивление. — Если бы не этот спор — мы бы никогда не познакомились. Ты понимаешь это?

— Это было бы лучшим подарком не знать тебя! — закричала я вырываясь. — Уйди, пожалуйста! Ты выиграл спор, получил приз, оставил клуб при себе, влюбил в себя объект спора. Что еще тебе нужно? Уходи!

— Ты ведь тоже любишь меня! — Блондин прижал меня к стене, поднимая свои и мои руки над головой. — Любишь. Я понял это прошлой ночью. Не одна девушка не способна отдаться так, как это сделала ты. Только та, которая любит. Аня… детка…

Артем покрывал поцелуями шею и плечи, а я старалась вновь не разреветься.

Мне же больно! Неужели ты не видишь?

— Оставь меня! — Я с трудом оторвала от себя парня. — Не хочу тебя видеть, слышать. Я никогда не прощу тебя! Убирайся!

Все мои попытки вытолкать Артема из комнаты терпели полное фиаско — все мои удары парень ловко отбивал. Схватив меня за запястье, блондин свернул меня в некое подобие морского узла, только я не спешила сдаваться и продолжала вырываться. Когда я потеряла надежду освободиться, то пнула Артема и, потеряв равновесие, мы упали на пол. Все бы ничего, но этот гад приземлился на меня, выбивая своим весом весь дух из моего тела.

Восстановив дыхание, я возобновила свои попытки вырваться. Даже коленом под зад Артему дала. Не ожидая от меня такой прыти, молодой человек разжал руки, и я смогла выбраться. Ненадолго, правда. Стоило мне чуть отползти, как почувствовала руку на своей лодыжке, а затем и вес чужого тела на своем. Так я и оказалась на полу лицом вниз. Мое положение изменилось через несколько минут — Артем перевернул меня на спину.

Импровизированная драка проходила в полной тишине, лишь слышались тяжелые вздохи.

Практически оседлав меня, как скаковую лошадь, Артем дал мне немного успокоиться и отдышаться. Блондин, подняв мои руки над головой, и взяв их одной рукой, второй убрал растрепанные волосы с лица. Медленно он провел указательным пальцем по щеке, опускаясь все ниже.

— Слезь с меня! — сквозь зубы попросила я, делая странное движение тазом. Это я его так сбросить пыталась.

— А если не слезу? — Наклонился к моим губам Шмелев. — Что будет?

— Слезь, сволочь! — Я вновь попыталась скинуть Артема. — Все равно тебя не прощу!

— Выслушай меня! — взмолился Шмелев.

Вместо ответа я стукнула его лбом, чудом не разбив нос. За такое неосторожное телодвижение я и поплатилась — Артем поцеловал меня. Вырваться не получалось — гад крепко держит! Одна его рука принялась шарить по моему телу, задирая кофту и касаясь обнаженного тела, которое мгновенно ответило на ласки. Предатель!

Через минут десять я совершенно перестала сопротивляться. Вдруг он получит свое и уйдет? Пусть будет так!

Я отвечала на поцелуи и прикосновения Артема. Кажется, он этим очень доволен. Не меняя положения, как умудрился стянуть с меня кофту и джинсы, но и я в долгу не осталась — освободив руки, расстегнула рубашку, чтобы почувствовать кожу на плечах и спине пальцами. Что может быть приятнее, чем касаться любимого человека, пусть даже и предателя.

Артем дал мне полную свободу в движениях, чем я и не притянула воспользоваться, покрывая каждый сантиметр его тела поцелуями. Блондин любил доминировать, поэтому вскоре я вновь оказалась на спине и почувствовала горячее дыхание на груди. Артем взял сосок в рот и чуть прикусил его, заставляя меня вскрикнуть от наслаждения. Тоже самое он сделал и со вторым соском. Руки его блуждали по всему телу, вызывая искры при прикосновении. Проведя дорожку из поцелуев от пупка до шеи, Артем вновь поцеловал меня.

Я не знаю сколько времени это все продолжалось, но ни на миг меня не оставляла мысль о споре. Но больше всего мне доставляло боли, что Артем получил то, зачем пришел.

Мы лежали в тишине. Артем дышал мне в затылок, и я чувствовала, что он улыбается.

— Уходи, — тихо, но уверенно сказала я.

— Что? — ошарашено переспросил Шмелев, приподнимаясь на локте. Повторять я не стала, уверена он и так все слышал.

Перевернув меня на спину и нависая надо мной, молодой человек долго вглядывался в мое лицо. Что он там пытается найти?

— Аня, повтори, что ты сказала.

— Я сказала — уходи!

— Но я думал…

— Что я тебя простила? — перебила Артема. И откуда взялась эта жестокость? То, что происходило пугало меня, но остановиться я уже не в силах. — Машину ты выиграл, а это тебе небольшой бонус.

— Дай мне все объяснить, черт возьми! — заорал Артем так, что у меня чуть барабанные перепонки не лопнули.

— Я не хочу ничего слышать! — в тон Шмелеву ответила я. — Ты вообще собирался мне про спор рассказать, хоть когда-нибудь?

— Нет, я не стал бы рассказывать.

Ответ меня, если честно, поразил. Я думала, что Артем скажет что-то вроде: я бы рассказал, когда был бы уверен, что ты от меня не уйдешь. Ну или еще что-то в этом роде. А он не рассказал бы!

— Почему? Решил во лжи погрязнуть? Думаешь, узнай я это позже — смогла бы простить? Ты реально на это надеялся?

— Я надеялся, что ты никогда об этом не узнаешь, — тихо прошептал блондин. — Просто знаю, какую это боль могло принести тебе — я никогда бы не сказал. Аня, мне, правда, жаль, что все так вышло, но прошлого не изменить — мы можем построить будущее. Наше совместное будущее.

— А не пошел бы ты со своей философией куда подальше! Я наслушалась твоих сказок и больше не верю в них. Я больше ни во что не верю.

Шмелев, не смотря на мои слова, подошел ко мне близко-близко и схватил за плечи. Горячее дыхания обжигало кожу, а близость сводила с ума и дико злила.

— Ты горела в моих объятиях, вся полыхала. Если я тебя вновь поцелую все закончится так же, как и час назад. У тебя нет другого выхода, кроме как простить меня.

Излишняя самоуверенность Артема отталкивала меня от него еще дальше. Неужели, он думает, что это так легко — взять и простить? Забыть, что ты являлась объектом спора. Забыть, что внутри все сжимается от боли. Как жить рядом с человеком, которому больше не веришь? Как избавиться от боли?

— У меня есть выход! — уверенно заявила я.

— Какой же? Поделись со мной.

— Не желаю тебя больше знать! Все кончено Артем, отношения закончились так и не успев начаться. Мне жаль, что все вышло именно так, но простить я тебя не могу.

— Аня…

— Уходи!

— Ань…

— Пошел вон! Видеть тебя больше не могу, сволочь! Надеюсь, клуб и твоя новая машина сгорят! Убирайся!

Не говоря не слова, Артем оделся и ушел, оставляя меня в гордом одиночестве. Вот и все. Все закончилось, осталось лишь научиться жить заново. Только это так сложно. Начинать с нуля всегда сложно.

 

* * *

 

Артем вышел из квартиры совершенно потерянный — он не ожидал, что Аня выгонит его. Конечно, молодой человек понимал, что сразу девушка его не простит, но чтобы все получилось вот так…. Артем еще раз убедился, что Аня совершенно другая, не такая, как окружающие его девушки. Ненужные девушки.

В бессильной злобе Артем ударил несколько раз кулаками по бетонной стене, сбивая костяшки. Только такая мелочь его не волновала. Молодой человек не обращая внимания на кровь, вышел на улицу и сел в машину.

От Ани он просто так не отступит, ведь она первая, кто смог влюбить его в себя за столько времени. Молодой человек уже потерял надежду, что сможет влюбиться. Да, отступать он не намерен. Только как добиться ее прощения? Артем понимал, что путь к прощению будет не легким, но он готов его пройти.

Домой Шмелев приехал за считанные минуты и в голове тут же появился план дальнейших действий. Правда, прежде чем приступить к его осуществлению, Артем решил написать письмо. Не электронное, а на бумаге, как писали раньше. Парень взял белоснежный листок и сел за стол. Предстояло самое трудное — описать свои чувства на бумаге.

 

* * *

 

Две недели назад Артем вернулся на Родину, чем рад был несказанно. Американские девушки хороши (за некоторым исключением), но русские намного лучше. Все время молодой человек проводил в клубе и просматривал документацию. Зачастую он отвлекался на представительниц прекрасного пола.

В один из вечеров, когда клуб 'Метелица' собрала в своих залах рекордное количество отдыхающих, Артем удобно расположился в кабинете с зеркальными стенами. Это очень удобно — вся площадка, как на ладони.

На столике около диванчика стоял кальян, пепельница и бутылка виски. Расслабляясь после изнурительного дня, Артем разглядывал девушек в стекло.

— Шмель, ты вернулся! Рад тебя видеть. — В комнате появился Роман. С Артемом они уже давно перестали быть врагами, только соперничали иногда, но почему-то это на всеобщее обозрение ни тому ни другому выставлять не хотелось.

— Вернулся, — подтвердил довольный Артем, словно кот перевший сметаны. — Ты скучал?

— А то! — Костров плюхнулся на рядом стоящее кресло и тоже начал разглядывать девушек. Этим делом парни любили заниматься. А лучше не смотреть, а трогать. — Смотри, какая красавица!

Одна из девушек подошла к зеркальной стене и провела блеском по пухлым губам.

— Лиза — три, — отозвался Артем, разгадывая сногсшибательную блондинку.

— Хм… быстро ты не успел приехать…

Через несколько минут мимо зеркальной стены прошла невысокая шатенка.

— Алла — два, — заявил Роман, лениво отрывая взгляд от девушки.

— Да и ты время даром не теряешь! — похвалил Шмелев. — Такую красавицу обработать.

Так и продолжался диалог парней два часа, пока в поле зрение обоих не попала невысокая девушка с копной темных волос и коротком серебристом платье. Босоножки на длинном каблуке она держала в руках. Девушка постоянно вертела головой в поисках кого-то.

— Сколько? — спросил Рома, разглядывая девушку. Кажется знакомую, но где ее видел так вспомнить и не смог.

— Зеро. — Плюхнулся на подушки Артем. — Зеро!

— Странно, — рассмеялся Ромка. — Я думал, что ты всех девушек в нашем городе уже перепробовал.

— Не мой тип, — бросил Артем.

— Так и скажи, что не по зубам. Сразу видно, девочка тихоня и на шею тебе не кинется.

— Любая кинется! — самодовольно отозвался Шмель.

— И эта тоже?

Артем лишь кивнул, не утруждая себя лишними словами. А ведь и правда ни одна девушка не может устоять перед бездной обаяния и такого натиска.

— Давай проверим? — предложил Костров, но девушка уже нашла, кого искала и скрылась из вида.

 

Через пару часов Артем уже совершенно забыл о девушке, но она сама его нашла — врезалась в него около института. Молодой человек долго смотрел ей в след, когда она, извинившись, убежала к друзьям. Странная какая-то: даже не посмотрела в кого врезалась.

И снова Аня не смогла завладеть вниманием Шмелева надолго. Правда, в кафе, около университета, парень вновь начал пристально разглядывать девушку, чтобы окончательно убедиться, что она не его тип. Совершенно.

Артем посмеялся над своей 'удачливостью', когда Аня врезалась в него, пытаясь от кого-то убежать вместе с подружкой. Так же он от души повеселился, когда они столкнулись с ней в коридоре университета, но Аня вновь показала себя с другой стороны. Ну как можно постоянно врезаться в людей и даже не посмотреть, кто стал твоей 'жертвой' на этот раз?

— Помнишь девушку из клуба? — при встрече с Ромой поинтересовался Артем.

— Какую именно? — развеселился брюнет. — Их там куча была!

— Ну та, которая по твоим словам мне не по зубам.

— Помню, а что случилось? Неужели она уже пала к твоим ногам?

— Не пала, но врезалась в меня уже раз пять и даже не удосужилась посмотреть на меня, — с легкой обидой в голосе сказал Артем. Девушки всегда его замечают, а эта нет. Или с ним что-то не так или она не девушка. Но если судить, как на него вешаются другие представительницы прекрасного пола, вывод один — это она не девушка.

Когда Аня прикрылась им словно живым щитом, Артем все-таки решил познакомиться. Но у него вышло даже больше, чем знакомство: и до дома довез и на руках поносил. И чего спрашивается, она на переднем сидении ехать не хочет? Вопросов много, а ответов пока нет.

— Тебе ничего не светит! — авторитетно заявил Роман, выслушав Артема. — Сразу видно, что девочка она правильная.

— И что? Когда правильность мешала отличному времяпрепровождению?

— Давай поспорим? — вдруг предложил Костров. — Только по крупному.

— Давай! — мгновенно согласился Шмель. Дух соперничества постоянно их преследовал. — На что?

— Не уложишь ее на лопатки — отдашь мне свой клуб.

— А если уложу — заберу твою новую тачку. Согласен?

— Черт, ты вообще охренел! Этой тачке месяца нет! — возмутился Рома.

— Ты требуешь мой клуб.

Вот так парни и поспорили. А дальше Артем начал приводить свой план в действие. Только все, что он знал о девушках, с Аней почему-то не срабатывало. Сначала обманом затащила на футбол, и молодой человек с огромным усилием заставил сидеть себя на месте. Там же он встретился со старым врагом, из-за которого его выперли из футбола. Артем даже решил немножко отомстить Ане и привел ее в ресторан, откуда девочка просто мечтала сбежать. Правда, потом он сводил ее в более нормальное заведение, но выражение лица у спутницы — закачаешься.

У Артема было несколько моментов, когда он хотел сбежать и даже сделал это один раз на ипподроме. Сколько бы он не пытался взять себя в руки, прошлое все равно накрывало с головой. А ведь эта ненормальная заставила бросить машину и поехать на автобусе. Это была гонка на выживание. Но именно на ипподроме Артем почувствовал первые ростки нежности к этой странной и ненормальной девушки, но испугавшись этого — оттолкнул ее.

Черный цвет волос совсем Артема добил. Не любил он брюнеток, предпочитая им миленьких, глуповатых блондинок.

День за днем Артем все больше и больше привязывался к Ане и врал себе, что это только из-за спора. Когда он выиграет машину, то пошлет эту чокнутую спортсменку куда подальше. Только Аня сдаваться не собиралась.

Сам не зная зачем Артем решил прочитать книгу, оставленную Карениной (ну и фамилия девочке досталась!) и даже поговорить о ее прошлом, но вовремя себя одернул. Он должен ее в койку уложить, а не о провальной карьере спортсменки выспрашивать. Хотя ему было интересно, почему она бросила гимнастику и почему панически боится передних сидений.

Узнавая Аню, Шмелев, словно заново узнавал себя. В нем просыпались давно забытые чувства. Симпатия и ненависть одновременно. А иногда умиление. Вот зачем она его повела на каток, если сама кататься не умеет? Да и к тому же вновь воспоминания. Удивительно, что именно эта девушка, не являющаяся его типом, помогала ему без боли и упреков смотреть в прошлое.

Артему нравилось ее целовать: она так мило краснела и отбивалась. А вот удары в пах ему совсем не нравились. Дикарка. Соврем не прирученная. Шмелеву это иногда даже нравилось — ее можно приучить к одним рукам. К его, разумеется. Но у Ани были другие планы.

Шмелев понял, что ему серьезно начинает срывать крышу из-за этой девушки. Из-за той, которая его типом не является. Уму непостижимо!

И зачем он в драку полез? Ну полапал ее за попу какой-то парень… Только Артем увидев это взбесился. Какого черта левые парни его девушку трогают! И пусть, что Аня не соглашалась быть девушкой Артема.

Да и вообще парни, вьющиеся около Анны бесили до ужаса! Например, Петька. Артем попытался узнать про этого парня, но ничего существенного не узнал, а то что он клевый гонщик его не волновало. Хотелось только узнать причину их разрыва, но все молчали. Даже Костров, его соперник, мало что о нем мог сказать, а фразы 'он козел' и 'на гонке меня обставил' так же Шмелева не волновали. Кстати, нахождение Ромы рядом с Аней тоже начало раздражать, но не сначала. Когда эти мысли не давали Артему спокойно спать — он утешал себя мыслью, что не хочет расставаться с клубом.

А вот на дне рождении Артема переклинило. Особенно, когда Каренина сначала мило общалась с одним из его друзей, а потом с ним же пошла танцевать. Не желая наблюдать эту картину, молодой человек просто ушел. Разборки у всех на глазах устраивать не хотелось. Но она сама пришла к нему, пугливая, как лань. Если честно, Артему трудно было переубедить девушку пересмотреть взгляды на жизнь. Ему так хотелось, чтобы Аня была рядом как его официальная девушка.

С самого начала отношения не заладились. Сначала Аня убежала из клуба, увидев его вместе с Ликой и Никой. Но кто знал, что совершенно безмозглые девушки смогут так насолить Ане. Хорошо, что она поверила ему. Проводив ее домой, парень вновь выслушал словесный фонтан на тему: какой же он бабник.

Но эта ночь! Артем не хотел соблазнять Аню и принуждать ее к сексу — он готов был подождать, когда девушка захочет сама. Правда, близость Анюты сводила с ума. Да и кто же знал, что она без стеснения зайдет в ванную, а ведь могла бы просто руку протянуть. Анин тщательный осмотр выбил из Артема всю силу воли, и он с огромным удовольствием начал исследовать все изгибы ее тела. Боже, как же хороша была эта ночь! Искушенный в любви, Шмелев не думал, что девушка способна ТАК отдаваться. Она доверилась целиком и полностью. Не одна девушка никогда не отдавалась ему полностью, ничего не прося взамен.

Но минута изменила все! Проснувшись с утра самым счастливым человеком на земле, Артем даже не думал, что Аня сбежит. Они разминулись на минут пятнадцать, но девушка успела подслушать разговор Кострова и узнала про спор. А ведь сам Артем уже забыл про него, и машина без надобности, лишь бы просыпаться всегда таким счастливым.

 

Закончив писать письмо Ане, молодой человек положил его в конверт и засунув в задний карман брюк. Теперь осталось привести в действие план. На него Артема натолкнули Андрей с Василисой.

'Я ее чуть не потерял!'

'Он спас мне жизнь!'

Именно слова Царевой помогли Шмелеву понять, что нужно делать дальше.

до дома Ани, Артем гнал, как сумасшедший, надеясь, что ее отец до сих пор там. А Евгений Борисович переживая исчезновения дочери, и ни на шаг не отходил от бывшей жены, поэтому Артему повезло — разговаривать он будет с обоими родителями.

— Артем? — удивился мужчина. — Что-то с Аней?

— Нет, нет. Я хотел с вами поговорить.

Шмелева проводили на кухню и угостили чаем. Парень долго собирался с мыслями, прежде чем начать.

— Аня мне рассказала, что с ней случилось. Я про аварию и травму говорю. Так же она мне говорила, что в Германии есть клиники, специализирующие именно на таких проблемах, как у Ани. Евгений Борисович, вы хирург и у вас должны быть связи, чтобы отправить дочь на лечение.

— Мы уже пытались, — признался Евгений. — Аня отказалась, заявив, что от меня ей ничего не нужно.

— Значит, возможность отправить Аню есть? — обрадовался Тема.

— Есть, но Анюта этой возможностью не воспользуется — слишком гордая.

— Вы можете все обговорить в ближайшее время? — Артем, дождавшись кивка Аниного отца, продолжил. — Тогда договаривайтесь, а я позабочусь об ее учебе.

— Вы поссорились? — поинтересовался мужчина.

— Она меня ненавидит, — грустно усмехнулся блондин. — Я ее нашел и потерял.

Про себя Шмелев усмехнулся — как же Сонька была права со своими гаданиями! Артем только что нашел Аню и сразу же ее потерял. Какой же он дурак! Да и что он мог сделать? Уже ничего, прошлого не вернуть. Да и спор дал Артему узнать Аню поближе, а ведь в другой ситуации они никогда бы не познакомились.

Евгений Борисович совершенно перестал думать о том, что дочь не примет от него помощи, но все равно схватил телефон и позвонил своему коллеге в Германию. Через двадцать минут все было готово, что не могло не радовать.

Осталась самая малость: уговорить Аню уехать на лечение.

 

* * *

 

Я долго думала, стоит ли мне возвращаться домой. Артем меня уже нашел, а значит прятаться смысла нет. Хотя… домой тоже не хочется. Обман родителей тоже добавлял в мою копилку боли свою лепту. Но не могу же я долго здесь сидеть?

Квартира встретила меня тишиной. Неужели родители ушли? Зайдя в свою комнату, я упала на кровать, уткнувшись носом в полушку. Слез почему-то не было, а ведь если поплакать становится легче. Тверь в мою комнату открылась с тихим скрипом, и вошли мама с папой. А я уж думала, что он ушли.

— Анечка, — начала мама, но отец ее остановил.

— Дочка, мы хотим, чтобы ты уехала на лечение в Германию.

Я непонимающе уставилась на своих родственников. Они меня посреди года на лечение отправляют? С ума сошли? А учиться-то я как должна?

Только я хотела отказаться и заявить, что подачек мне не надо, поняла, что это отличная идея! Я уеду, проветрюсь и забуду Шмелева и все, что он со мной сотворил.

— Я согласна! Когда вылет?

 

* * *

 

Все вещи и документы были собраны в кратчайшие сроки. Мне хотелось поскорей сбежать отсюда в другой город. В другую страну, где нет людей, причиняющих мне боль.

Но все оказалось не так, как наивно полагала я. Учиться не брошу и даже в академический отпуск не ухожу, а буду сдавать все зачеты дистанционно, то есть по интернету. Как мои родители смогли этого добиться не представляю. Но отец по такому случаю расщедрился и купил мне ноутбук. Добренький какой!

В аэропорт мы поехали впятером: мама, папа, Ирка, Илюха и я. Ни Карины, ни Артема не было, но мне все время казалось, что за мной наблюдают. Постоянно оглядываясь, я так никого и не заметила.

— Береги себе! — заплакала мама.

— И прости нас, — добавил отец. Кстати Ирка очень уж подозрительно косилась в сторону родителей. Злится?

Обнявшись на прощанье с родственниками, я пошла на посадку, прижимая к себе небольшую сумку. Заняв свое место, сразу застегнула ремень, так как летать я что-то боюсь. И только тогда я посмотрела в иллюминатор и даже привстала. Артем! Он стоял рядом с моими родителями и неизвестно откуда взявшейся Кариной. В руках он держал большой букет роз.

 

Эпилог

 

Удивительно, как быстро пролетели два месяца! Я думала, что каждый день для меня будет словно каторга, но ошибалась. Кто бы мог подумать, что я оживу в городе, находящемся за тысячи километров от дома. Правда первое время я побаивалась разговаривать с людьми, но вскоре привыкла. Врачи странно смотрели на меня, когда я шарахалась от их прикосновений и уходила от разговоров. Сейчас сидя в самолете, я вспоминала это время с улыбкой. Скоро я буду дома и даже не знаю, стоит ли радоваться этому факту.

В аэропорту Мюнхена меня встретил какой-то знакомый отца, который оказался хирургом. Именно он будет проводить операцию. Гансу на первый взгляд я бы дала лет тридцать пять, но когда я узнала его истинный возраст, долго не могла приделать челюсть на место — пятьдесят пять лет! Ну надо же, как он молодо выглядит!

Ганс привел меня в клинику и выделил мне отдельную палату. Мда, в наших больницах о такой роскоши можно и не мечтать. Тут даже кондиционер есть. Про чайник, телевизор я вообще молчу. Нежно-персиковый цвет стен, такого же оттенка занавески. Вроде бы уютно, но атмосфера больницы все равно чувствуется. Не люблю больницы.

К операции меня подготовили достаточно быстро — врачи хорошенько умели промывать мозги.

Это так странно ложиться на операционный стол и засыпать, а потом просыпаться на своей кровати. Вроде бы и спала только пару мгновений, но операция закончилась и как уверяют врачи прошла успешно. Теперь нужно полежать и набраться сил для дальнейшей работы. Что это за работа я не представляла, но Ганс меня просветил. Для того чтобы я могла вернуться в спорт необходимо долго трудиться. Но сначала отдых, а потом будем разрабатывать лодыжку. На все нужно время, к тому же мне придется немного похромать.

И хромала я так три дня, а потом пришел кошмар. Я собиралась после обеда немного отдохнуть (те, кто лежал в больнице знают, как там всегда хочется спать), как около своей двери, я услышала возмущенный голос.

— Обязательно было меня с собой тащить? — возмущался какой-то парень. — Я тебе что конь? Грузчика в следующий раз нанимай. Может, ты скажешь….

Дверь в палату распахнулась и на пороге я увидела Соню и какого-то парня.

— Та-дам! — радостно воскликнула блондинка, раскидывая руки в сторону. — Не ожидала? А я все равно пришла. Как у тебя дела? Операцию сделали? Все хорошо? Нога не болит? Ну что ты молчишь? Давай быстрее мне все рассказывай.

— Ты мне даже слова вставить не даешь!

— Она может, — подал голос парень, так и не пройдя в палату. Кого-то он мне напоминает. Я внимательно осмотрела паренька. Светлые волосики, глазки тоже. Перевела взгляд на Соньку.

— Ах да, познакомься этот невежа мой брат Денис. Денис это Аня.

— Приятно познакомиться. — Брат Сони подошел к кровати и поцеловал руку. Какие мы галантные. — А эта малявка до последнего молчала, куда тащит меня.

Брат с сестрой смешно переругивались и только минут через десять вспомнили обо мне. София вытряхнула содержимое пакета на кровать и начала причитать.

— Тебе нужны витамины! Врачи колют уколы, но лучше есть фрукты и овощи — они полезнее и вкуснее. Бледная ты какая-то, Аня! Тебя голодом морят что ли? Мне как Темка сообщил, что ты здесь — я сразу собралась проведать тебя. Блин, так жалко, что мы тогда попрощаться не успели — мама в принудительном порядке заставила вернуться.

— Артем рассказывал, — улыбнулась я, вспоминая рассказ Шмелева о лифчиках на дверных ручках. — Хорошо, что ты пришла.

— Конечно, хорошо! Я скрашу твои серые дни в клинике. Каждый день приходить буду!

Активность этой блондинки меня слегка пугала. Да и глаза как-то странно блестели. Теперь я начала понимать Василису. И почему она от сестры Андрея прячется. Эта походу такая же. За исключением того, что мне еще больно вспоминать Артема. Хотя о чем я? Всего-то неделя прошла, а такие чувства быстро не проходят.

— Слушай, Артем совсем не ответственный. Я его спрашиваю, что тебе принести, а он ничего не знает. Я вообще…

— Сонь! Соня! Прекрати. Мы с Артемом больше не общаемся.

— Как так? — Округлила голубые глазки блондинка. — Он говорил, что вы начали встречаться.

— Мы больше не встречаемся. Расстались.

Шмелев, конечно, пытался связаться со мной, но все его настойчивые видеовызовы и простые звонки, я игнорировала. Зачем делать себе еще больнее? Правда, я не могла удержаться и прочитала его сообщения. Он писал стихи. Некоторые из них я узнала. Анна Ахматова и Марина Цветаева смогли вместе с Артемом Шмелевым взять меня за живое. В итоге полночи я проплакала. Неделя безответных звонков и Артем прекратил меня доставать, о чем я безумно жалела.

— Везет, — хмыкнул Денис.

Соня что-то забормотала на немецком, обращаясь к брату. Парень ответил. Они еще несколько раз перебросились фразами, судя по интонации — ругаются. Чего не поделили? И вообще, неужели им не стыдно при постороннем человеке разговаривать на незнакомом языке. Мне, между прочим, интересно, о чем они разговаривают. Немецкий что ли выучить?

— Потом об этом поговорим! — пообещала София и, посмотрев на брата, добавила:- Нас ненадолго пустили. Я завтра опять зайду.

Я кивнула и посмотрела на молодого человека. Странный он какой-то. Смотрит уж больно внимательно — мне даже не по себе становилось.

Сонька чмокнула на прощание меня в щечку и, схватив брата за руку, вылетела из палаты. Чего она вдруг понеслась, как угорелая? Не понравилась информация, что я с ее братцем рассталась? Или она теперь думает, раз я с Артемом не встречаюсь, так и навещать меня не обязательно. Но я ошибалась. Соня пришла и на следующий день.

Соседка, пожилая женщина, тяжело повернулась в кресле и, задев меня локтем, отвлекла от воспоминаний. Прикрыв глаза, я с трудом восстановила в памяти прошедшие два месяца.

Сестра Артема, как и обещала, пришла и заставила все ей рассказать. Ну, я и рассказала. Блондинка только головой кивала, наверное, офигевала над происшедшем. Она даже подумать не могла, что ее двоюродный братик способен на такое.

— Аня, мне так жаль…

— Не надо! — Не хочу, чтобы меня жалели. — Что было, то прошло. Я не хочу разговаривать об Артеме — это причиняет мне боль.

Соня поняла, и разговаривать про блондинчика мы больше не стали. Зато девушка всеми силами пыталась меня развеселить, и у нее надо заметить получалось это отлично. Она даже уболтала врачей, чтобы те выпустили меня в город, а не выгуливали по больничному парку, как собачку. Не знаю как, но девушка добилась пропуска не только на один день, но и в любое время дня. Кроме ночи, разумеется.

София привезла меня на самую главную площадь Мюнхена — Мариенплац или площадь Марии.

Я крутила головой с такой скоростью, что всерьез задумалась — не отвалится ли она. Но такой красоты я никогда не видела! Замок, башни, как объяснила Соня — это Старая Ратуша. Все как во времена отважных рыцарей и прекрасных принцесс, ждущих своих героев в самой высокой башне. Может мне тоже стоит спрятаться в одной из башен, чтобы и меня принц нашел. И главное, чтоб, правда, принц был, а не как в прошлый раз. Обманули и прислали коня.

Так же Сонька показала мне еще одну достопримечательность — Нимфенбург. Это дворцовый комплекс, самый большой в Европе. И почему я не принцесса? Наверное, каждый, кто видит что-то подобное, мечтает пожить в таком дворце, почувствовать на своей шкуре, как жили наши предки. Лично я мечтаю. Каково жить в таком месте?

Блондинка довольно улыбалась, ей нравилась моя восторженная реакция. А как иначе, ведь такую красоту больше нигде не увидишь. Каждый город красив по-своему и по-своему уникален.

— Как я завидую путешественникам! — отозвалась я, разглядывая башню старой приходской церкви.

— Что мешает тебе? — поинтересовалась блондинка, беря меня за руку.

— Я выросла без отца и не знаю, что такое огромный достаток в семье. Мы привыкли так, а путешествия по миру никогда не были вещью первой необходимости.

— Ты же сказала, что твоя мама простила отца…

— Это неважно — некоторые мечты, увы, но так и остаются ничем иным, как просто мечтами.

— Так не честно! Если ты чего-то хочешь — должна этого добиваться и мечтать о чем-то новом.

— Ты истинная сестра своего брата, — засмеялась я. Помню, Артем говорил мне что-то подобное. Часто случается, что у неродных брата и сестры сходятся мысли? Или они созванивались недавно?

— Я горжусь Артемом, если он думает так же! Нельзя отказываться от мечты. За нее надо бороться.

Этими словами София подтвердила, что с Артемом они очень сильно похожи внутренне. Они по жизни борцы. Я не знаю, за что борется Соня, но Артем боролся за машину. Он ее и получил. Воспоминание об этом сковало грудь дикой болью. Когда же я смогу думать об этом и не причинять себе морального вреда?

Ганс ждал меня в больнице, чтобы начать лечебную гимнастику. Ногу нужно разрабатывать не прогулками, а занятиями. Можете себе представить, как я передвигалась по городу? Смешно, такая молодая, но хромая. Сколько бы меня не уверяли, что со мной все будет в порядке, я боялась остаться хромой навсегда. О гимнастике можно и не мечтать. Хотя, если честно признаться самой себе, про гимнастику уже давно не вспоминаю.

Месяц после операции я проводила в компании Ганса и Сони. Если первый заставлял тренироваться, то вторая таскала по городу и показывала достопримечательности. Сонька молодец — оказалась лучше любого гида и про город знала все, словно специально заучивала информацию, чтобы рассказать ее мне.

Денис, о котором я успела совсем забыть, решил меня навестить. В это день блондинка забежать ко мне не могла, и прислала брата. Только я в этом сомневалась. Оставаться с парнем наедине я опасалась, а гулять по городу тем более. Я держала дистанцию и старалась не говорить лишнего, особенно если вспомнить, как он был недоволен, когда сестра впервые привела его ко мне. Денис же напротив, был очень вежлив и разговорчив, чем вызывал у меня еще большее подозрение. К тому же я теперь парней немного побаиваюсь и если учесть, что он брат Шмелева…

— Не хочешь погулять? Я знаю город так же хорошо, как и Соня.

— Я не очень хорошо себя чувствую. Лучше отдохнуть немного, да и Ганс ругает, что меня постоянно нет в палате, — соврала я. Ганс хоть и ворчит, что никогда не застает меня на месте, но видно, что мужчина радуется, разглядывая румянец на щеках и блеск в глазах. Я практически вернулась к жизни.

— Давай позовем врача, раз плохо себя чувствуешь. — Денис присел на краешек кровати и подался к кнопке вызова, которая располагалась у меня над головой. Наши глаза встретились. Молодой человек совершенно забыл о кнопке и внимательно разглядывал мое лицо. Меня посетило непонятное чувство: страх, недоверие и паника. Чего он так смотрит.

— Ты красивая. Я понимаю, почему Артем так переживает за тебя.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.201.9.19 (0.039 с.)