ТОП 10:

Глава тринадцатая. Адский рейс



 

Хорошо-то как! Прохладный ветерок, проникающий через приоткрытое окно, треплет длинные влажные волосы. На моих вытянутых ногах лежит голова прибалдевшей подруги.

— Ань, я тоже хочу на коняшках покататься.

— Так в чем проблема? Возьми с собой Макса и езжай.

— Так он же не умеет. — Слегка растерялась Кариша. — Забыла, как он в прошлый раз на лошадь залазил?

Я помнила! Тогда Максим подходил к лошади, словно это было чудовище, готовое его вот-вот проглотить. Садился он в седло с великой осторожностью, но так и не сел — конь попробовал скинуть Максима и тот больше к нему подойти не осмелился. Большинство мужчин немного трусоваты, хотя и считают, что они до невозможности круты.

Мы же с Кариной старались не смеяться слишком громко, но это у нас плохо получалось. Но стоило посмотреть на бледное лицо парня и смех сдержать не удалось. Максим на нас тогда страшно обиделся и уехал домой, оставив нас одних.

Он еще долго на нас обижался, но Карина быстро смогла найти подход к парню, и тот быстро сдался, лишь махнув на нас рукой, заявив, что на ипподром он больше, ни ногой!

— Мы с тобой еще успеем съездить, — заверила я Каришу. — Погода пока хорошая, так что у нас времени достаточно.

— Ага, как же! У тебя в расписании только один Артем стоит. Ань, ты ведь меня простила? — без перехода поинтересовалась девушка.

— Простила-простила. — Закивала я головой на манер китайского болванчика. — А если ты мне колоски заплетешь, то еще и забуду об этом!

Карина с готовностью вскочила с кровати и схватила расчески и резинки. Кажется, подруга сильно раскаивается. Она мне даже стул подвинула, чтобы я смогла разместиться с удовольствием.

Я люблю, когда мне в волосах копошатся: расчесывают, заплетают или просто прядки перебирают. Вот Карина не любит, а я просто балдею!

Подруга разделила волосы ровным пробором на две части и с деловым видом вручила одну мне, чтобы она ей не мешалась. Сама же она начала заплетать колосок, начиная чуть выше от виска. Ммм, как же хорошо. Я прикрыла глаза и принялась наслаждаться. Подруга свою работу делала молча, лишь изредка ругалась на мои не самые послушные волосы и просила, чтобы я не вертелась и голову не опускала.

Ловкие пальцы быстро справились с одной стороной и перебрались на другую. Эта сторона, видимо, оказалась волшебной, так как Каришу пробило на разговор.

— Когда он приедет?

Я посмотрела на наручные часы на толстом белом кожаном ремешке и тяжело вздохнула. Я даже не представляю, что делать с этим типом. Умеет он кататься или все его навыки сливаются к другому: например в кровати поиграть в коняшку и наездницу. Вот же идиот!

Кажется, подруга задала вопрос.

— Через три часа, — вяло ответила я.

Если быть до конца честной, хотя бы с самой собой — мне хотелось провести время с эти типом, что обожает свое отражение в зеркале и считает, что он пуп земли и вообще, все крутится вокруг него, словно планета вокруг своей оси. Только мне было немного страшно: а вдруг у меня появятся чувства больше, чем симпатия. Что я тогда буду делать? Влюбляться мне не хотелось, потому что я уже заранее знала, что дворняжка не пара дорогому породистому псу.

— Не езди, — вдруг сказала подруга. — По голосу слышу, что не хочешь. Или ты думаешь, что наш красавчик настолько плох, что сдаст тебя? Я в этом сомневаюсь — он Петьку не знает, да и искать его, чтобы рассказать все правду не будет. Думаешь, ему заняться не чем?

— А вдруг? — В это слово я вкладывал не только страх от того, что Петя все узнает, а от того, что Шмелев не захочет уговаривать. Вот я дура! Не будет — так для меня же лучше. Чего я переживаю? Но… мне все-таки хочется скататься с ним на ипподром.

— Может, ты сама хочешь пойти на свидание с ним и поэтому придумываешь разную ерунду, как прикрытие?

В точку! Подруга, ты попала в точку! Только признаваться в том, что меня раскрыли, не хочется, ну просто совершенно!

— Карин, глупости говоришь! — деланно фыркнула я, продолжая наслаждаться тем, что в волосах все еще приятно копошатся.

— Ну-ну, — только и произнесла подруга и увела разговор в другое русло. Она все хотела узнать — рассказала ли Ира отцу, что тот скоро станет дедушкой. Я уверена, что не рассказала! И не расскажет.

После того, как колоски весело болтались у меня спереди, Карина предложила перекусить. Как только вечно занятая мама успевает готовить?

Через пять минут по кухне разносился запах жареной курицы и подливки.

— Приятно познакомиться, диетчица Карина.

— Ой, отстань ты от меня! Я есть хочу, а про диету, просто так сказала.

Я закивала, делая вид, что подруге поверила. Каждый день от нее слышу фразу 'с завтрашнего дня сажусь на диету'! Ага, на мясо-молочную. Говорить я это подруге благоразумно не стала, обидится еще.

— Может тебе еще макияжик сделать?

— Карин, отстань ладно. — Помешала только налитый в чашку кофе. — Я на ипподром еду, думаю, лошадям все равно есть у меня макияж или нет, главное, чтобы только за родственницу не приняли.

— Ну, если ржать, как обычно не будешь — не примут. — Пожала плечиками подруга. Вот же коза!

Все же к приезду Артема ресницы и губы были накрашены — Карина настояла, сказав, 'не дело перед мужиками без косметики ходить'. Наряжаться я не стала — не в ресторан иду, да и не люблю я этого делать. Моя естественная красота, если это можно так назвать, мне нравилась гораздо больше, чем тонны косметики на лице. Кожа у меня хорошая и замазывать ее тональными кремами и пудрами нет никакой необходимости. Мне нравилась небольшая россыпь веснушек на носу и щеках, появляющихся весной и прячущихся с наступлением холодов. Мама не устает повторять о том, что солнышко меня любит, а я склонна с этим согласиться. Я его тоже люблю.

Так что, натянув обычные джинсы и обычную водолазку малинового цвета — была собой довольна. Ноги привычно обула в кроссовки. Не на каблуках же мне на лошадь залазить.

— Странная ты, Аня, — улыбнулась Каринка.

— Почему это? — не совсем поняла я. Почему странная? Нормальная я, честно-честно!

— Ты когда с Ромкой гулять ходила, боялась при нем в натуральном виде показаться — наряжалась, красилась, а вот с Артемом этого не делаешь. Почему?

— Ну, может, посмотрев на меня, он поймет, что от меня и ловить не чего и быстренько отстанет.

— Скажи мне честно — ты сама-то этого хочешь? Хочешь, чтобы он отстал от тебя?

— Не знаю.

Маркина только кивнула и ничего не сказала. Вопреки всем недоразумениям, подругу я очень люблю и другую не желаю.

Карина спустилась вместе со мной, сказав, что Максима она видеть не хочет и лучше посидит дома в одиночестве. Я уже хотела отказать Артему в свидании и остаться с подругой, но она мне не позволила. Вид у нее был какой-то грустный, а я не могла понять, что с ней и хотела побыть рядом.

— Мась, мне, правда, нужно побыть одной и отдохнуть от всего. Столько всего нужно обдумать, что мама не горюй!

Предложив свою помощь еще раз и, получив отказ, я открыла подъездную дверь и вышла на улицу. Солнышко было ярким, но уже не грело так, как неделю назад. Видимо, бабье лето заканчивалось, и пора готовиться к дождливой осени, которую я не слишком люблю.

Артем стоял, облокотившись о чистый бок машины, и что-то быстро печатал в телефоне. Заметив нас, быстрым движением убрал телефон в карман и солнечно улыбнулся, показывая очаровательные ямочки на щеках. Даже от автомобиля отлепился. Зачем он ее мыл? Не знает, где ипподром находится? Туда по ухабам и буеракам надо добираться. Хотя, мы же на автобусе собрались…

— Привет, красавицы! Карина, ты едешь с нами? — По тому было понятно, что ему не хотелось брать ее с собой.

— Нет, не еду. — Подруга разбила мечты о том, что мне не придется оставаться с этим типом наедине. — Я вообще-то домой собралась. Ладно, ребята пока. Желаю хорошо провести время.

— Пока, — синхронно со Шмелевым сказала я и посмотрела на удаляющуюся фигурку девушки. Что с ней? Ведь она выкинула глупые мысли на счет того, что Максим ко мне не ровно дышит? Надеюсь, что да.

Артем, как всегда галантно открыл мне переднюю дверь, хотя я прекрасно знала, что он помнит мою особенность в этой ситуации. Я оказалась права и он помнил. Улыбнувшись, он хотел уже открыть заднюю, но я схватила его за руку, останавливая.

— Автобус, — протянула я, ожидая его реакции.

— Ты серьезно? — Молодой человек одарил меня таким взглядом, что мне сразу же захотелось уползти куда-нибудь под лавку. А что я такого сказала? Он что на автобусах никогда не ездил? Или не знает, что это такое? Избаловали тебя родители, парень, избаловали.

— Там дороги плохие, всю подвеску побьешь, — слегка заикаясь под его взглядом, произнесла я.

— Так ты о машине беспокоишься! — бархатно рассмеялся парень, а пошла ловить своих мурашек, которые вышли из своего убежища и начали сдавать кросс по моему телу. Может он опять накурился? Вроде нормальный…

— Нет, просто в свете последних событий, мне не хочется оставаться с тобой наедине в замкнутых пространствах.

— Ань, я же просил прощения, — совсем серьезно и по-взрослому сказал парень. Рядом с ним я почувствовала себя маленькой девочкой. Девочкой, нуждающейся в защите.

— А я тебя простила, но только это на мое решение не повлияет. Я тебя побаиваюсь. Согласись, у меня есть на это право, ведь не каждый день на меня в машине накидываются.

— Отлично, пусть будет автобус, — сквозь зубы проговорил Шмелев. — Надеюсь, ты помнишь все пункты нашего уговора?

— Какие еще пункты? — Совсем не помнила я ни о каких пунктах. — Ты о чем?

— Вот об этом. — И Артем притянул меня к себе, для того, чтобы… поцеловать.

Ах, вот о каких пунктах говорит этот дурак! Он целует меня тогда, когда ему этого хочется. Смею заметить — целовался он просто волшебно! Не скажу, что у меня был богатый опыт, но кое-что я, все же, смыслю. А чего в принципе ему и не целоваться волшебно — он, наверное, уже много девушек перелапал и перецеловал.

Стоило мне вспомнить, что мы стоим в моем дворе, на глазах у многочисленных соседей и просто знакомых, как я моментально отпрянула от парня. Вот на соседней лавочке сидит наша престарелая соседка, отличающаяся склочностью и любопытством, внимательно смотрит в нашу сторону, а значит, вечером мама устроит мне персональный допрос с пристрастием.

— Чего творишь? — хмуро спросила я и так же хмуро посмотрела на Артема исподлобья.

— Ты сегодня безумно миленькая. — Он дотронулся пальцами до моей косички, а потом плавно перешел на щеку. — Где остановка?

Молодой человек шел за мной, словно преданная собачка, осматриваясь по сторонам, словно пытался что-то запомнить.

Лучше дорогу к моему дому забудь! Правда, я тут же отругала себя за такие мысли, потому, что мне не хотелось, чтобы она забыл дорогу. Вот же дура!..

За все время пока мы шли до остановки, Артем ловил на себе женские взгляды и счастливо улыбался. Видимо это для него, как наркотик, который поднимает его самооценку. Хотя куда ее там поднимать? Она и так уже выше некуда.

Нужный нам автобус пришел достаточно быстро и к моему огромному счастью практически пустой. Я жила за несколько остановок от кольца этого маршрута, поэтому автобус и не успел набрать достаточное количество пассажиров, чтобы показать Шмелеву все прелести этой поездки. Но ничего страшного — мы едем до конца, и у него будет возможность почувствовать себя, так же, как и сотни людей, ездящих по ужасным дорогам в душном и полном народа общественном транспорте.

Ипподром находится за чертой города, а дороги там и правда отвратительные. Наши высокопоставленные чиновники лучше себе дома новые построят, чем выделят деньги на ремонт дорог. Уж не знаю, в каких отношениях Артем с папочкой, но мне хотелось заставить его почувствовать все то, что чувствуют обычные люди. Он, конечно же, не виноват, что его отец мэр нашего города, но уж слишком он высоко взлетел, а мне с земли его трудно разглядеть — пусть опустится ко мне.

— Нам долго ехать? — поинтересовался уже не такой веселый, как несколько минут назад, Артем.

— До конца.

Мы заняли места на задней площадке. Я привычно разместилась около окна, чтобы у Артема была возможность уступить место какой-нибудь старушке. Перед моими глазами, как по заказу появилась картинка, где парня с обеих сторон сжимают большие тетки с корзинами в руках. А корзины должны быть обязательно, потому что недалеко от ипподрома находится дачный поселок. Они, конечно, не шикарные — это обычные, маленькие домики с небольшими участками под огород.

— Здесь всегда так пахнет? — минут через десять спросил Артем.

Я покосилась на только что вошедших мужиков с 'помятыми' красными лицами и неопределенно пожала плечами. Как вот ему объяснить, что общественный транспорт может преподнести сюрпризы и не всегда приятные.

Еще через некоторое время я заметила, что парень начинает ко мне прижиматься. Я скосила глаза и тихо засмеялась. Рядом стояла бабушка-божий-одуванчик и намеренно прижималась к нему в надежде, что невоспитанный парень додумается уступить ей место. Артем же оказался не слишком догадливый и продолжал ко мне приближаться. Ну, и манеры у тебя, парень!

— Я больше так не могу! — жарко зашептал мне на ухо Артем. — Слышишь, не могу! Я тебе этого так просто не оставлю! Запомни это, Принцеска!

— Я-то тут при чем? — невозмутимо спросила я, не собираясь брать на себя ответственность за содеянное. Сам виноват!

— Мы могли бы поехать на машине…

— Буржуй!

— … и нам бы не пришлось трястись в этом аналоге электрического стула, — продолжал шептать парень, а потом громко обратился к бабушке:

— Садитесь, пожалуйста.

Оказывается, у него есть хорошие манеры! Анка приятно удивлена.

— Наконец-то! — заворчала старушка. — Я минут десять уже жду, когда ты мне место уступишь. Наглая молодежь пошла: никакого уважения к старшим!

Пожилую женщину поддержали почти все пассажиры автобуса. Нам сегодня повезло, потому что девяносто процентов из них оказались именно пенсионеры. Две подружки с интересом поглядывали на Шмелева, наверное, раздумывая, почему у такого красавчика в дорогой одежде нет собственного транспортного средства и ему приходится кататься на общественном. Впрочем, Артема уже не интересовали взгляды полные обожания от представительниц прекрасного пола. Могу поспорить на что угодно, что в данный момент он обдумывает план мести!

Правда, мне стало жалко парня, когда его уже в сотый раз толкнули и попросили передать за проезд. Лицо у него было великого мученика. Я видела его злой взгляд, но он старался держаться из последних сил.

Когда мужчина с рыболовными снастями и большой сумкой начал подниматься, то одновременно с ним поднялась рядом сидящая бабушка и наступила Артему на ногу. Вдобавок ко всему, удочка чуть не угодила парню в лицо, и он выругался сквозь сжатые зубы и бросил красноречивый взгляд в мою сторону. Я сделала вид, что убийственного взгляда не заметила. Он мог отказаться, так что моей вины тут нет!

Я поняла, что он с минуты на минуту взорвется, когда автобус тряхнуло на очередном ухабе, и на него навалилась женщина и улыбнулась, показывая зубы, находящиеся в шахматном порядке. Точно взорвется! Глянув в окно я поняла, что мы уже практически приехали и начала пробираться к выходу — лучше уж одну остановку пешком дойти.

— Черт бы побрал этот гребанный автобус! — ругался Артем, применяя в своей речи кучу нецензурной лексики.

— Перестань ругаться! — грозно попросила я.

— Какого черта ты потащила меня на автобусе? — Никак не мог успокоиться парень, отряхивая темно-серые джинсы и белый тонкий свитер, словно не в автобусе ехал, а на свалке среди людей без определенного места жительства находился. — Ты поиздеваться надо мной решила, да? Так знай — я так просто этого не оставлю! Я тебе уже говорил! Чертов катафалк! Адская машина! Чтоб ее! Чтоб их всех!

— Не у всех есть машины, чтобы кататься с удобствами, — заметила я.

— А у меня есть! — заорал Артем и схватился руками за дужку солнечных очков так, что она треснула. — Мы могли бы доехать с комфортом, и не пришлось бы обтираться об этих людей.

Весь его внешний вид выдавал отвращения ко всему. Свое удобство ему было очень дорого, а на остальных плевать. В этом винить его сложно, ведь он привык так жить, а потом появилась я и перевернула с ног на голову.

— У меня нет — я привыкла так ездить, — ровным голосом начала я. — И как видишь, не жалуюсь. Хочешь роскоши, дорогих клубов и ресторанов? Тогда ты ошибся с выбором девушки — все это мне не интересно. Тебя окружает куча гламурных девиц, которые готовы отдать последние трусы, чтобы очутиться с тобой в машине или светской тусовке. Я не такая, запомни это. Ты можешь сейчас вызвать такси и уехать туда, где ты привык отдыхать — я не обижусь, потому что понимаю, что мы разные.

— Ань, ну я не могу понять, почему ты захотела ехать на автобусе, а не на машине. Ведь и быстрее получилось бы и пахнет лучше, и никто не толкается.

Про себя я заметила, что меня и так никто не толкал, но ему ответила другое.

— Я уже говорила, что боюсь оставаться с тобой наедине. У меня есть на это право! Слышишь? Так что перестань вести себя, как идиот и пошли. Или ты пойдешь туда, где тебе место?

Кажется, он меня сейчас просто прибьет! Благо лесочек совсем рядышком.

Минут на пять воцарилась тишина, нарушаемая лишь пением каких-то птичек и шумом дороги. Артем был напряжен до предела, словно тетива на луке. Выражение его лица тоже оставляло желать лучшего: сейчас в нем не было той неземной красоты, ого не окружал ореол величественности. Артем был зол, как сотня буйволов и суров, как высокие и неприступные горы. В первое мгновение мне стало действительно страшно, и я машинально сделала шаг назад, боясь попасть под горячую руку к местному красавчику.

Решив в голове какую-то сложную задачу, молодой человек попытался расслабиться, что в принципе у него почти получилось. Лицо вновь вернуло улыбку и спрятало всю грозность. Артем вновь превратился в человека, которым он был до начала нашей поездки.

— Куда нам? — только и спросил он, удивив меня до безумия. Я ведь на самом деле думала, что он сейчас плюнет на все, закажет такси и уедет, чтобы очередная красотка помогла ему расслабиться.

Я, молча, показала пальцем в нужную сторону. Артем взял меня за руку, и мы пошли в сторону ипподрома. Чем ближе мы подходили, чем отчетливее слышалось лошадиное ржание.

— Прости меня, — сказала я, сама себе удивляясь. За что я сейчас извинялась? За его поездку в 'адской машине' или за оскорбления? Правда, я не виновата, что он буржуй.

Вместо ответа Артем лишь схватил за подбородок, чуть больновато надо заметить (а я догадывалась, что он садист!) и поцеловал меня несколько грубо с нажимом, словно он этим поцелуем пытается избавиться от плохих эмоций, полученных в общественном транспорте.

— Я прощаю тебя, Принцеска. — Оторвался от меня парень. — За твои сладкие губки, острые зубки и проворный язычок.

И мне сразу захотелось ему ладошкой в лоб зарядить. Или все парни извращенцы, а на Артема я просто так наговариваю? Мне становится немного не по себе, когда этот самодовольный и до сих пор раздраженный тип лезет ко мне со своими сальными шуточками и намеками. Неужели он не видит, что у меня начинается паника? Я боюсь физической близости, а разговоры об этом вгоняют меня в краску по самые уши. Мне даже с Каришой иногда неловко об этом разговаривать, что уж говорить про постороннего, хоть и безумного красивого и полного сил парня. Я ведь не железная и даже не гранитная.

— Ты всегда о пошлостях думаешь?

— Я живу пошлостями! — Было мне ответом. — Хочешь, я и тебя научу?

Опять! Надо перевести тему в мирное русло, но сделать я этого не успела — Артем увидел краски смущения на моих щеках.

— Ты такая милая, когда смущаешься, — улыбнулся и он и погладил меня по щеке. — Ты безумно милая! Ты смутилась, потому что хочешь научиться?

— Озабоченный! — Убрала его руку с моей щеки и, развернувшись, двинулась в нужном направлении. Неужели других тем для разговора нет! Одни развратности на уме. Правильно сделала, что не поехала с ним на машине — ведь легкий стыд, который я испытывала, испарился без следа, оставляя вместо себя злость и сильную обиду. Мне не хотелось быть куском мяса…

Небольшая лесная полоса, находящаяся вблизи ипподрома всегда привлекала меня, мне всегда хотелось здесь прокатиться. Раньше, когда я была маленькой и в седле держалась плохо — мне этого делать не разрешали. Чуть позже, когда меня начали считать достаточной взрослой, Анку брала с собой одна из работниц, чтобы она могла прокатиться верхом по небольшому лесочку.

Раньше я проводила здесь много времени — мамина сестра ветеринар и животных она безумно любит, особенно лошадей, поэтому и решила ухаживать за больными животными. Со временем она построила свой ипподром, где я была частой гостьей.

Как мне кажется — место было выбрано прекрасно: достаточно далеко от дороги и близ небольшой речушки. И запах здесь особенный — не такой пожухлый, как в городе. Хотя близость с такими животными может несколько испортить запах, но это местечко все равно отличается от остального мира.

Рядом с небольшим коттеджем, в котором имела честь жить моя тетя и по совместительству мамина сестра, располагались небольшое кафе и тир. К тому же со временем тут появилась и мини-гостинница со всеми удобствами. Вырученных денег хватало не только на содержание лошадей, но и на жизнь самой тети Лены, которая впрочем, никогда не шиковала.

Мы с Артемом шли не спеша по тропинке, петляющей между деревьями, по которым с ветки на ветку прыгали белки. Парень с интересом оглядывался. Неужели ему тут нравится?

— Спасибо тебе, — произнес молодой человек умиротворенным тоном. Надо заметить — смотрелся он здесь странно и даже как-то не привычно. Будто дикаря на светское мероприятие пригласили. Сразу видно, что в этом месте он чужак.

— За что? — Не совсем поняла я.

— За то, что привезла сюда. — Тон Артема меня удивлял — ему здесь нравилось! Это можно было определить не только по голосу, но и по глазам и лицу: они излучали спокойствие и скрытую радость. — Я давно не бывал в таких местах и уже забыл, каково это оказаться на лоне природы. Кажется, что ты иногда угадываешь мои скрытые желания, заставляя меня погружаться мое прошлое.

— Прошлое?

— Не важно. — Отмахнулся от меня парень, словно понял, что сболтнул немного лишнего.

Его слова пробудили во мне какое-то странное чувство, сильно испугавшее меня — ведь так было страшно полюбить вот такого человека, особенно отчетливо понимая, что мы не пара. Я старалась не думать об этом, надеясь, что этот странный парень уйдет из моей жизни раньше, чем я втрескаюсь в него по самые ушки.

— Анюта! — услышала я голос тетки. Ее я, разумеется, заранее предупредила о нашем приезде, зная, что место это пользуется популярностью, а мне не хотелось, чтобы мой конь оказался занятым. Да и для Артема попросила приберечь самого спокойного жеребца, на котором катаются новички. Я же не знаю, есть ли у него практика или нет. Только смутно догадываюсь, что в качестве лошадки он выступал часто…. Ох, не о том я думаю!

— Привет, — радостно произнесла я и тут же попала в теплые объятия. — Как дела? Что у вас новенького?

— Все хорошо, милая. — Тетя потрепала меня по волосам и вцепилась взглядом в рядом стоящего парня, продолжавшего оглядываться по сторонам, все с тем же интересом, смею заметить. — Твой парень?

— Нет, — я осмотрела Шмелева с ног до головы, раздумывая, хочу ли я такого парня, — это мой знакомый.

— И все? — Лукаво на меня посмотрела тетя. — А мама знает, какие у тебя знакомые?

— Тетя Лена!

— Ладно-ладно, больше не буду, — улыбнулась женщина молодому человеку и предложила нам пройти в кафе немного перекусить, пока будут готовить наших лошадей. Нам было разрешено кататься за периметром — мне очень хотелось прокатиться по лесу.

Мы сели за стол, сколоченный и длинных светлых, покрытых лаком досок, и заказали горячий шоколад и булочки с корицей. Пока я оглядывала помещения, в надежде увидеть кого-нибудь знакомого, не заметила, как Артем приблизился ко мне и опять полез целоваться. Я быстро от него отпрянула.

— Сколько можно ко мне лезть? — возмутилась я.

— У нас же договор! — напомнил молодой человек, беря в руки одну из моих косичек. Они ему видимо покоя совсем не дают! — Так, что я буду целовать тебя, когда мне этого хочется.

— Ты недавно меня уже целовал, — решила напомнить я.

— Когда?

— Полчаса назад!

— Да? А мне показалось — это было часы назад, — прошептал Шмелев и поразил меня дальнейшими словами, сказанные шепотом, до глубины души. — Не отталкивай меня, пожалуйста, Аня. Хотя бы сегодня.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.236.35.159 (0.025 с.)