ТОП 10:

Причины появления средиземноморского направления в политике НАТО



Для начала необходимо обратиться к новой стратегической концепции альянса, принятой в 1991 году в Риме. В ней перечислены основные вызовы НАТО в период после окончания «холодной» войны. Сейчас, по мнению натовских стратегов, основную опасность для альянса представляет «не столько возможность нападения на одного из членов НАТО, сколько проявления нестабильности (экономические, социальные и политические трудности, этнические конфликты, территориальные споры, распространение оружия массового уничтожения и баллистических ракет, нехватка жизненно важных ресурсов, акты саботажа и террора)»[52] Все эти факторы риска в той или степени присутствуют в данном регионе, а его стратегическая важность для Западной Европы несомненна.

Главная причина заинтересованности Запада в проблеме связана с тем, что Южное Средиземноморье обладает крайне выгодным транспортным положением и имеет значительные запасы нефти и газа, которые играют важную роль в топливно-энергетическом комплексе Европы. Так, общий объем импорта нефти и природного газа в Европу через Средиземное море составляет примерно 65%, и для этих перевозок ежедневно используется около 3 тыс. судов. Доля ливийской нефти и алжирского природного газа в ТЭК Италии превышает 30%. Кроме этого, Ливия поставляет нефть во Францию, Германию, Испанию, Турцию, Грецию и даже в Великобританию, а основными клиентами Алжира являются Бельгия, Франция, Португалия и Испания.[53]

Если обратиться к статистике за 1996 год, то энергетическая зависимость Запада от стран Северной Африки становится еще более очевидной. В этом году страны Магриба удовлетворили потребности Испании в природном газе на 74%, Италии—на 50% и Франции на 29%. При этом доля европейских стран в импорте Алжира составила 67%, Туниса—69%, Ливии—66% и Марокко—57% соответственно.[54] Хотя эти данные и датируются 1996 годом, они актуальны и по сей день. Не следует забывать и о прокладки трубопроводов по дну Средиземного моря. Таким образом, экономическая взаимозависимость на Средиземном море пустила глубокие корни, и это сближает интересы НАТО и североафриканских стран.

Наряду с этим регион является потенциально нестабильным по таким параметрам, как террористическая деятельность (в первую очередь это относится к государству-изгою Ливии) и демографическое положение. Геополитически Средиземноморье можно разделить на три субрегиональных части: Северное Средиземноморье (европейское побережье), южный субрегион (Северная Африка) и Восточное Средиземноморье (Ближний Восток). Основная угроза стабильности исходит главным образом из южной и восточной частей региона, где сосредоточены страны, уступающие по своему развитию европейским государствам.

По мнению некоторых исследователей, в Северной Африке может произойти демографический взрыв, что приведет к росту населения с 63 до 142 млн. человек к 2025 г и нарушению демографического баланса между членами НАТО и развивающимися странами Средиземноморья. Те же исследователи прогнозируют увеличение населения Южной Европы за тот же период лишь на 5 млн. человек.[55]

С другой стороны, события 11 сентября 2001 года показали, что необходимо усилить международную координацию в борьбе с терроризмом, поскольку на современном этапе он вышел за национальные границы. Для борьбы с международным терроризмом недостаточно усилий только лишь на государственном уровне, поэтому целесообразно привлечение к этому процессу качественно иных механизмов, которые будут использовать весь арсенал средств, имеющихся у международного сообщества. Такими структурами могут служить международные правительственные организации, и НАТО представляется наиболее эффективной среди них.

События в Афганистане показали, что для ликвидации очага международного терроризма кроме всего прочего необходимо использовать военные средства, а НАТО обладает достаточно эффективной и давно сложившейся военной структурой, которую можно будет использовать для достижения поставленных целей. Таким образом, можно сказать, что международный терроризм, как это не парадоксально звучит, в известной степени помог Североатлантическому альянсу преодолеть кризис легитимности, который обнаружился после роспуска Организации Варшавского Договора. Теперь, когда возникла новая угроза в лице террориста номер один Бен Ладена, необходимость сохранения НАТО больше уже не вызывает сомнений.

Однако военные методы—это не все, что нужно для успешного противостояния терроризму. Не менее эффективно должны использоваться и другие механизмы, такие как работа спецслужб, экономические и политические меры. Об этом в частности было заявлено на конференции в Риме в марте 2002 года. Там было озвучено предложение улучшить обмен информацией разведывательного характера и уделять больше внимания распространению оружия массового поражения и проблеме защиты от него[56].

Наиболее полно причины заинтересованности НАТО в Средиземноморском регионе изложены в речи заместителя генерального секретаря на конференции в Риме в марте этого года. Он разделил все вызовы и проблемы, исходящие из Средиземноморских стран, на пять групп. Во-первых, это экономическое и демографическое несоответствие между Европой и Северной Африкой. Наряду с ускорением роста населения (приблизительно 2,5 % в год), на Ближнем Востоке и в Северной Африке наблюдается ежегодное падение ВВП на душу населения. Так, начиная с 1986 года, оно составляло примерно 2 % в год.[57]

Эта диспропорция является частным случаем проблемы развитого Севера и развивающегося Юга, которая представляет угрозу для стабильности современной системы международных отношений. Демографический взрыв в сочетании с плачевным экономическим положением приводит к росту безработицы и как следствие к увеличению легальной и нелегальной эмиграции в Европу. В настоящий момент численность мигрантов только из стран Магриба в Европе составляет около 6 млн. человек.[58]

Вторая средиземноморская проблема, требующая участия НАТО—это наличие в регионе территориальных споров и взаимных претензий между государствами. Здесь заместитель генерального секретаря выделил проблему Западной Сахары, Кипра и Ближневосточный кризис. Очевидно, что наиболее острым конфликтом, который из регионального может перерасти в глобальный с участием других арабских государств, являются отношения между Палестиной и Израилем, и подключение НАТО к его разрешению будет не лишним. Запад в целом и НАТО в частности не заинтересованы в том, чтобы руководство Палестины отказалось от переговорного процесса и перешло к открытой подрывной деятельности, что особенно актуально ввиду активизации международного терроризма.

Третья проблема, связанная со Средиземным морем—проблема ограниченности ресурсов и их неравное распределение; для данного региона она заключается главным образом в том, что в XXI веке возможно возникновение конфликта из-за недостатка пресной воды. Дело в том, что в настоящий момент не существует легальных международных норм по распределению пресной воды в странах с засушливым климатом. Наряду с этим проблема опустынивания приобретает все более угрожающие масштабы, и в будущем потребность в водных ресурсах будет неуклонно возрастать. Это и станет источником региональных противоречий между государствами, которые могут также представлять угрозу для системы международных отношений. Так, Израиль, Иордания, Ливан и Сирия получают основную массу пресной воды из бассейна реки Иордан, а на ее западном берегу израильские и палестинские поселенцы пользуются грунтовыми водами территории, ставшей объектом взаимных территориальных претензий. Легко представить, каковы будут последствия злонамеренного действия одной из этих держав для региональной стабильности.

Четвертый аспект—это возможность распространения ядерного оружия в регионе. Уже сейчас некоторые страны Средиземноморья либо близки к изобретению атомной бомбы, либо обладают оружием массового уничтожения де-факто. Такая ситуация может спровоцировать цепную реакцию, так как неядерные государства могут почувствовать свою уязвимость и начать собственные ядерные испытания, что приведет к неконтролируемому распространению оружия массового уничтожения. Для поддержания региональной стабильности и режима нераспространения ядерного оружия участие НАТО может оказаться полезным.

Эти и другие вызовы, исходящие из стран региона, требуют непосредственной и своевременной вовлеченности стран НАТО для предотвращения нелегальной иммиграции в Европу, обеспечения стабильных поставок нефти и природного газа, а также для решения проблемы терроризма. Как мы видим, в данном регионе минимизированы риски, связанные с военной безопасностью в ее классическом понимании, и здесь Североатлантическому союзу придется проводить более гибкую политику с применением невоенных методов для решения всех вышеупомянутых вопросов. Ясно, что в этих условиях НАТО придется помогать государствам Северной Африки в проведении сбалансированной демографической политики и при необходимости оказывать экономическую помощь для решения проблем занятости, жилья, продовольствия и улучшения инфраструктуры.

И, наконец, последняя по перечислению, но не последняя по значению—это проблема международного терроризма в Средиземноморском регионе, о которой уже упоминалось ранее. Здесь же следует добавить, что благоприятную почву для международного терроризма представляет закрытость, отсутствие политических и экономических реформ и базовых прав и свобод человека, что имеет место в некоторых Средиземноморских странах. Для решения этой проблемы требуется координация усилий всего международного сообщества, в том числе и Североатлантического союза. Таковы основные причины заинтересованности НАТО в странах региона, изложенные в выступлении заместителя генерального секретаря.[59]

Кроме того, Средиземноморский диалог стимулируется фактором географической близости Северной Африки и стран-членов НАТО Северного Средиземноморья. Если НАТО будет дистанцироваться от этих проблем, она не сможет влиять на происходящие события в позитивном для себя ключе и спровоцирует региональный кризис, который может затронуть и развитые страны. Главным образом это касается тех членов НАТО, которые имеют выход к Средиземному морю (Италия, Испания, Франция). Но как показывают события 11 сентября 2001 года, в условиях глобализации международного террористического движения под угрозой могут оказаться и страны, напрямую не связанные со Средиземноморьем.

В этом состоят объективные причины углубления сотрудничества Североатлантического союза и стран региона. В связи со всеми вышеизложенными фактами у некоторых отечественных авторов возникают опасения, что руководство альянса намерено в скором времени «превратить Средиземное море во внутреннее море НАТО».[60]

Однако существует и причина другого порядка, вызвавшая появление Средиземноморского вектора в политике НАТО, которая связана с общественным мнением. После распада биполярной системы Западный мир, в том числе и его военная составляющая в лице НАТО, оказалась в некоторой степени дезориентированным. Исчезло то государство, которое руководители Альянса считали своим вероятным противником и без которого НАТО в прежнем виде не могла существовать. НАТО, ориентированная только на восточную проблематику, в условиях окончания «холодной» войны теряло всякий смысл в глазах западноевропейских и американских налогоплательщиков, которым приходилось содержать Альянс и оплачивать его военные расходы.

В этих условиях от руководства НАТО потребовалось кардинально новое решение, которое должно было убедить пессимистов и скептиков, что Альянс имеет право на существование. В противном случае Организацию Североатлантического договора грозила постичь судьба пакта АНЗЮС (Австралия, США, Новая Зеландия), впавшего в летаргический сон еще в эпоху «холодной» войны. Не исключалась также и формальная ликвидация НАТО, и такая точка зрения была достаточно распространенной на волне эйфории начала 90-х годов как в России, так и в странах Запада. Что касается чиновников НАТО, то они как представители классической бюрократической структуры были крайне незаинтересованы в подобном развитии событий. И надо сказать, что официальные лица НАТО достаточно быстро сориентировались и взяли курс на трансформацию организации, в которой значительную роль сыграл Средиземноморский диалог.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.005 с.)