ТОП 10:

Модифицированные значения частных индексов интересов



Интересы благосостояния Интересы стабильности и безопасности
53,0 199,0
5,68 17,2
0,582 1,46
0,0626 0,12
0,00663 0,0113
0,000763 0,00113
59,331993 или 59,332 217,79243 или 217,792

 


Среднее же значение этих индексов при равномерном расп­ределении, умноженные на 100,0, составило бы соответственно 62,217 и 143,833. В принятом нами распределении предпочтение отдается первым трем показателям, главным образом первому, отражающему самое узкое место в жизни общества. Такой под­ход дополнительно подчеркивает строго целенаправленный, сознательно политизированный характер и практическую ори­ентацию предлагаемого метода оценки уровня социального раз­вития.

Полученные значения суммы модифицированных частных индексов соотносятся по нижеприведенным формулам с анало­гичными значениями суммы частных индексов некоего эталон­ного идеального региона, все показатели интересов которого будут иметь максимальные или минимальные значения, а все их частные индексы будут равны 1,0. Такое идеальное состояние и есть будущая стратегическая цель развития, отражающая жиз­ненно важные интересы людей.

В итоге интегральный индекс благосостояния населения (ИБН) равен:

Интегральный индекс стабильности и безопасности ИСБ:

где Pi — частные индексы показателей интересов; ГИ — количе­ственные значения предпочтений; i =1, 2,...n — количество по­казателей и предпочтений в шкале.

Для практических расчетов вполне достаточно, чтобы п ==6.


При данной системе предпочтений yni является постоян-

является постоянной величиной, равной 111,111.

Шэтап. Интегральный индекс социального развития (ИСР) рассчитывается как среднее значение полученных индексов ИБН и ИСБ, что лишний раз подчеркивает равноправность ка­тегорий «развитие» и «безопасность» в общественной жизни.

На основании полученных значений объекты исследования ранжируются по всем трем индексам: социальное развитие, бла­госостояние, стабильность и безопасность. Наличие трех рангов дает дополнительную информацию о реальном состоянии объ­екта исследования и позволяет выделить наиболее срочные и неотложные меры и направления сосредоточения основных усилий, или на повышении благосостояния, или на борьбе с уг­розами безопасности. Критерием для такого предпочтения при принятии управленческих решений может служить соотноше­ние рангов по ИБН и ИСБ. Более низкий ранг, к примеру, по ИСБ дополнительно указывает на особую актуальность и перво­очередность мер по борьбе с угрозами безопасности.

По сходной величине ИСР можно классифицировать объек­ты исследования по уровню социального развития на несколько групп. Так, к примеру, регионы с индексом ИСР свыше 0,7 име­ют высокий, с ИСР в диапазоне 0,5—0,7 — средний, с ИСР ни­же 0,5 — низкий уровень социального развития.

Расчет указанных трех видов индексов за несколько лет поз­воляет рассмотреть динамику социального развития, оценить влияние угроз безопасности, своевременно увидеть изменения траектории развития, оценить эффективность проводимой со­циально-экономической политики.

Вопросы для самоконтроля

\. Почему индексы являются наиболее удобной формой аг­регирования разнообразных показателей?


2. С какой целью используются шкалы предпочтений?

3. Какие практические преимущества имеет оценка объек­тивной действительности по трем рангам?

Литература

Прохожее А.А., Карманова П.А. Регионы России: социальное развитие и безопасность. М., 2004.

© Прохожее А.А.


Раздел V

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ


Глава 1

Сущность геополитического подхода к анализу условий обеспечения национальной безопасности

Сущность и предмет геополитики. Принципы геополитического подхода к анализу проблем обеспечения национальной безопасности государства

Анализ проблем обеспечения национальной безопасности государства представляет собой сложный процесс исследования постоянных и переменных характеристик государственного ор­ганизма, общества, показывающих их возможности (реальные или потенциальные) по защите и реализации собственных жиз­ненно важных интересов. В этом процессе реализуются различ­ные исследовательские подходы, позволяющие оценить, к при­меру, экономические, политические, военные или другие воз­можности государства и общества, реализовать свои жизненно важные интересы.

В последние годы исследования проблем обеспечения наци­ональной безопасности все чаще дополняются геополитичес­ким подходом, который дает возможность выявить целый ряд факторов, активно влияющих на резервы государств в решении задач обеспечения национальных интересов. Такой подход ос­новывается на комплексной оценке пространственных харак­теристик государства и выявлении их связей со всеми сторонами жизнедеятельности общества, государства и личности. В качест­ве методологической базы геополитического подхода выступает теория геополитики.

Возникнув в начале XX в., геополитика до сих пор не сложи­лась как общепризнанная наука. В силу этого обстоятельства однозначная локализация ее предмета на сегодняшний день


вряд ли возможна. По этому поводу есть целый спектр мнений как зарубежных, так и отечественных ученых. Крайние позиции этого спектра категорично определяют статус геополитики. С од­ной стороны, геополитика определяется как узкая, прикладная сфера знаний и исследовательской деятельности, изучающая вопросы влияния пространственно-географических характе­ристик государства на проводимую им внутреннюю и внешнюю политику. При этом выводы и рекомендации, получаемые в ре­зультате конкретных исследований, носят частный, ограничен­ный характер.

С другой стороны, геополитика определяется как мегатео-рия, интегрирующая в себе все другие общественные науки и объясняющая не только процессы развития государств и их со­юзов, но и региональных и глобальных трансформаций системы международных отношений. В ракурсе этой позиции геополи­тика претендует на широкие обобщения, выступающие в виде объективных законов, объясняющих механизм и логику циви-лизационного развития.

Разумеется, в первом случае предмет геополитики будут со­ставлять географические «параметры» государства как полити-кообразующие характеристики. Что касается второго случая, предметом геополитики будут выступать международные отно­шения как источник изменений в процессе цивилизационного развития.

Отмеченные позиции в определении статуса и предмета гео­политики характеризуют развитие этой области знаний от тра­диционных, классических, до современных, модернистских форм. В рамках классической геополитики объектом анализа выступало освоенное географическое пространство в единстве двух его составляющих — суши и моря. Отсюда и «главный за­кон» геополитики, который достаточно всесторонне обоснован в классических геополитических концепциях (Х.Маккиндер, А.Мэхэн, Н.Спайкмен и др.) — закон противостояния теллуро-кратии (сухопутного могущества) и талассократии (морского мо­гущества)'. Отсюда также и многие определения геополитики, которые в классических геополитических теориях раскрывали ее содержание через указание на географическое пространство, ко-

1 См.: Дугин А.Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. М., 1997. С. 15."


торое занимают определенные государства, являющиеся геогра­фическими организмами. В этом плане представляется показа­тельным определение Р.Челлена, который считал, что геополити­ка представляет собой учение о государстве как географическом организме в пространстве. Другой основоположник геополити­ки — Ф.Ратцель — указывал, что геополитика изучает политичес­кие явления в их пространственном взаимоотношении, влиянии на Землю, на культурные процессы в обществах. Пространствен­но-географический аспект доминировал фактически во всех классических геополитических концепциях.

В современных условиях взгляды на сущность, содержание и предмет геополитики изменяются. Чем это вызвано? С одной стороны, изменились наши представления о пространстве. На­чиная со второй половины XX в., исследователи стали вести речь об особых «пространствах», которые связаны с географи­ческим пространством, но не сводимы к последнему. К приме­ру, с появлением ядерного оружия возникло особое глобальное военное «пространство». Ядерная война не знает государствен­ных границ, театров военных действий. Весь мир становится глобальной ареной ядерного противоборства противников. Бо­лее того, будучи приведенным в действие, ядерное оружие пре­вращается в своеобразную «третью силу»', уничтожающую и тех, против которых оно применено, и тех, кто его применил, и всех остальных людей, а возможно, все живое на Земле.

Возникновение и интенсивный рост транснациональных корпораций привели к образованию особого глобального эко­номического «пространства». Транснациональный капитал «не знает» национально-государственных границ. Человеческое со­общество организуется общими экономическими структурами. Эти структуры пока еще не завершены организационно. Но в функциональном плане они оказывают сильное влияние на по­литические, военно-политические, культурные и другие про­цессы в целых регионах мира, а также в отдельных государствах.

Расширяющиеся масштабы человеческой деятельности поз­волили обнаружить еще одно особое глобальное «простран­ство», которое существовало всегда, но не воспринималось людьми до определенного времени. Речь идет о глобальном эко­логическом «пространстве». Увидеть его ткань нас заставили

См.: Основы военной политологии: Учебное пособие. М., 1991. С. 21.


глобальные экологические проблемы, показавшие человече­ству на рубеже XX—XXI вв. реальную угрозу глобальной эколо­гической катастрофы.

Наконец, сегодня все чаще исследователи подтверждают факт формирования еще одного особого глобального простран­ства. Таковым является глобальное информационное «простра­нство», которое в очередной раз позволило человечеству уви­деть глобальные возможности, а также позитивные и негатив­ные результаты и последствия его деятельности.

Все отмеченные «пространства» самым тесным образом свя­заны с географическим пространством. С одной стороны, гео­графическое пространство выступает определенной материаль­ной основой отмеченных «пространств». Оно определяет мно­гие сущностные характеристики последних. С другой стороны, отмеченные «пространства» существенно изменяют как наше представление о географическом пространстве, так и само это пространство, трансформируя многие его свойства и характе­ристики (изменение климата, флоры и фауны, создание искус­ственных морей, изменение скорости преодоления простран­ства и др.).

Все сказанное, как представляется, позволяет понять причи­ны изменения взглядов на сущность, содержание и предмет ге­ополитики. Сегодня определение сущности геополитики пред­ставляет собой сложную задачу. Сложность в данном случае объясняется многозначностью понимания геополитики.

В отечественных исследованиях, учебниках и учебных посо­биях выделяются следующие основные характеристики сущно-стной определенности геополитики:

а) геополитика как идея, отражающая исторический опыт субъектов международных отношений, т. е. империй, нацио­нальных государств, народов, опирающийся на определенную идеологию как систему взглядов на существующий мир и прин­ципы его переустройства';

б) геополитика как научная концепция, включающая в себя широкий спектр знаний — от размытых геополитических идей до достаточно жестко детерминированных моделей2;

1 См.: Колосов В.А., Мироненко Н.С. Геополитика и политическая география:

Учебник для вузов. М., 2001. С. 10—17.

2 См. там же. С. 18.


в) геополитика как фундаментальная научная дисциплина, изучающая со своей точки обзора развитие геополитического пространства планеты';

г) геополитика как прикладная область исследований, фор­мирующая принципиальные рекомендации относительно гене­ральной линии поведения государства или группы государств на международной арене2;

д) геополитика как объективная зависимость субъекта меж­дународных отношений от совокупности материальных факто­ров, позволяющих этому субъекту осуществлять контроль над пространством3;

е) геополитика как дисциплина, изучающая основополагаю­щие структуры и субъекты, глобальные или стратегические на­правления, важнейшие закономерности и принципы жизнедея­тельности, функционирования и эволюции современного ми­рового сообщества4;

ж) геополитика как мировоззрение власти, наука о власти и для власти, как наука править5;

з) геополитика как наука, система знаний о контроле над пространством6;

и) геополитика как область знаний о пространственных от­ношениях между государствами7.

Отмеченные основные характеристики сущностной опреде­ленности геополитики позволяют, как представляется, сделать некоторые выводы.

Во-первых, во второй половинеXX в. произошло образова­ние особых «пространств», которые принципиально отличают­ся от географического пространства, но самым непосредствен­ным образом связаны с последним, активно взаимодействуют с ним, изменяя его сущностные характеристики. Исследование

1 См.: Сорокин К.Э. Геополитика современного мира и Россия // Политические исследования. 1995. № 1. С. 8.

2 См. там же.

3 См.: Плешаков К.В. Компоненты геополитического мышления// Международ­ная жизнь. № 10. 1994. С. 32.

4 См.: Гаджиев К.С. Геополитика. М., 1997. С. 38.

5 Дугин А.Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. М., 1997. С. 13-14.

6 См.: Нартов Н.А. Геополитика: Учебник для вузов. М., 1999. С. 10.

7 См.: Поздняков Э.А. Философия политики. М., 1993, С. 435.


этих «пространств» в их связи с географическим пространством и в контексте взаимодействия их параметров с политической стратегией определенных государств — это задача современной геополитики.

Во-вторых, современная геополитика как область теоретичес­ких исследований изучает систему межгосударственных отноше­ний, выделяя в ней свой собственный аспект — обусловленность экспансии государств пространственными характеристиками последних. Причем, если классическая геополитика оперировала преимущественно географическими пространственными харак­теристиками, то современная геополитика, наряду с географи­ческими, оперирует также экономическими, информационны­ми, военными и другими «пространственными» характеристика­ми, выявляя закономерности, обусловливающие экспансию го­сударств и их объединений, в том числе и в этих «пространствах».

Сделанные выводы дают возможность сформулировать опре­делениегеополитики. Она представляется каксистема теорети­ческих знаний о пространственной экспансии государств. Как уже было отмечено ранее, здесь речь идет не только о пространствен­но-территориальной экспансии, но и об экспансии в других пространствах, так как эти пространства влияют на географичес­кое пространство, видоизменяя характеристики последнего.

Определение геополитики содержит в себе и ее предмет. Тако­вым является экспансия государств во всех возможных формах ее осуществления. Деятельность государств по реализации своих интересов во взаимоотношениях друг с другом, основывающаяся на теоретических положениях геополитики, представляет собой геостратегию. Геополитика по отношению к геостратегии высту­пает как система теоретических объяснений поведения госу­дарств в процессе их взаимодействий друг с другом в интересах реализации своих интересов. Геостратегия же в данном случае представляет собой перспективно ориентированную линию дея­тельности государства по защите своих национальных интересов.

Любая теоретическая деятельность базируется на определен­ных принципах, которые отражают подход, методологическую позицию исследователя и определяют угол зрения на исследуе­мый предмет, а также содержание знаний, полученных в резуль­


тате исследования. Такие принципы представляют собой основ­ные предпосылки исследовательской деятельности, определяю­щие ее содержательные характеристики.

Сами принципы исследовательской деятельности могут раз­личаться по характеру их обоснованности. По этому основанию можно выделить, как минимум,три группы принципов: научно обоснованные, полученные посредством прямого эмпиричес­кого обобщения на основе здравого смысла и постулированные.

К первой группе принципов исследовательской деятельности относятся такие, которые формулируются на основе общепри­нятых в конкретной научной теории законов. Последовательная реализация таких принципов в познавательной деятельности, с одной стороны, предохраняет общепринятые законы от необос­нованной фальсификации, с другой стороны, обеспечивает вновь полученному знанию статус научности и достоверности.

Вторая группа принципов исследовательской деятельности включает в себя такие принципы, которые формулируются на основе прямого эмпирического обобщения, отвечающего усто­явшимся представлениям о здравом смысле. Поскольку совре­менная научная парадигма формулирует представление о здра­вом смысле на основе науки, постольку отмеченные принципы по своему гносеологическому статусу более близки к научно обоснованным принципам.

Наконец,третья группа принципов, которая включает в себя принципы, постулированные без достаточного научного обос­нования. К таковым относятся принципы, которые использу­ются для объяснения явлений, относительно которых наука не располагает достаточным эмпирическим материалом, позволя­ющим осуществление научно обоснованных обобщений. Эти принципы еще в меньшей степени, чем предыдущие, связаны с наукой, с рациональным обоснованием, поскольку в большей мере базируются на основаниях веры, нежели разума.

Принципы геополитического подхода к анализу проблем обеспечения национальной безопасности государства относят­ся в большей мере к принципам, сформулированным на основе здравого смысла посредством прямого эмпирического обобще­ния исторических фактов. Они опираются на результаты исто-рико-генетического анализа пространственной экспансии госу­дарств, как организмов, функционирующих и развивающихся в рамках определенного пространства, которое рассматривается в


качестве главной политике-, экономике- и культурообразую-щей характеристики государственного организма.

Важной деталью анализа геополитического подхода к иссле­дованию проблем обеспечения национальной безопасности го­сударства является понимание того, что такой подход, хотя и является значимым и необходимым элементом исследования возможностей государства по реализации своих национальных интересов, но не исчерпывает всех аспектов такого исследова­ния. В каждом конкретном случае он должен быть дополнен анализом экономических, социальных, военных, духовно-куль­турных и других возможностей государства в решении задач обеспечения собственной национальной безопасности.

Вместе с тем исключение геополитического подхода при ис­следовании отмеченной проблемы представляется ошибкой, которая закрывает пути выявления глубинных тенденций раз­вития внутренней и внешней политики конкретного государ­ства.

В качестве основных принципов геополитического подхода к анализу проблем обеспечения национальной безопасности го­сударства необходимо выделить следующие:

— принцип системной организации мирового пространства;

— принцип геополитического дуализма суши и моря;

— принцип пространственно-географического детерми­низма;

— принцип пространственно-географической интерпрета­ции;

— принцип центро-периферического подхода. Принцип системной организации мирового пространства пред­полагает восприятие последнего как сложной структурно и функционально дифференцированной системы. Структурные и функциональные связи между элементами такой системы харак­теризуют статус государств и их союзов, а также особенности взаимодействий между ними. В таком восприятии структурные элементы системно организованного пространства объединены друг с другом многочисленными функциональными связями, могут быть включенными в различные функциональные под­системы, которые характеризуют экономические, политичес­кие, военные, культурные и другие отношения между государ­ствами и через которые государства реализуют свои националь­ные интересы.


Принцип геополитического дуализма суши и моря предполагает восприятие истории цивилизации как истории противостояния стихий. Суша и море распространяют свое изначальное проти­востояние на весь мир, а человеческая история рассматривается как выражение и реализация этой борьбы'.

Принцип пространственно-географического детерминизма предполагает оценку и анализ внешней и внутренней политики государств, их взаимодействий с позиций непосредственной обусловленности этих явлений пространственно-географичес­кими характеристиками государств. Данный принцип вытекает из методологических установок классической геополитики, в соответствии с которыми пространство рассматривается как ге-обиосреда, дающая народу жизненную энергию, а географичес­кое положение страны — как главный фактор, определяющий возможности и перспективы ее развития.

Принцип пространственно-географической интерпретации дополняет предыдущий и предполагает изучение всех взаимо­действий между государствами с позиций того, как они влияют на их пространственно-географические характеристики.

Принцип центро-периферического подхода. В соответствии с этим принципом мир представляется как система, состоящая из геополитических центров силы и обширно дифференцирован­ной периферии. Если классическая геополитика описывала ди­хотомию «центр — периферия» как военно-политический конфликт между континентальным центром и морской перифе­рией, то новая геополитика, прежде всего, как экономический конфликт и взаимодействие между постиндустриальным ядром и отсталой периферией2. В перспективе же представляется впол­не возможным интерпретация дихотомии «центр — периферия» через параметры глобального информационного пространства в той мере, в которой это пространство связано с географическим пространством.

Вопросы для самоконтроля

1. В чем состоит проблема анализа сущности современной геополитики?

1 См.:Дугш А Г Основы геополитики С 19

2 См.. Колосов В А, Мироненко НС Геополитика и политическая география С. 27


2. Что является предметом исследования геополитики?

3. Каково содержание основных принципов геополитичес­кого подхода к анализу проблем обеспечения национальной бе­зопасности государства?

Литература

Дугин А. Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее

России. М., 1997.

Колосов В.А., Мироненко Н.С. Геополитика и политическая

география: Учебник для вузов. М., 2001.

Hapmoe H.A. Геополитика: Учебник для вузов. М., 1999. Плешаков К. В. Компоненты геополитического мышления //

Международная жизнь. 1994. № 10.

Поздняков Э.А. Философия политики. М., 1993. Сорокин К.Э. Геополитика современного мира и Россия //

Политические исследования. 1995. № 1.

© СмульскийС.В.


Глава 2

Современные геополитические модели

Сущность геополитического моделирования. Современные подходы к геополитическому моделированию

Реализация геополитического подхода к анализу проблем обеспечения национальной безопасности не является само­целью. Такой подход открывает возможность геополитического моделирования современного мира. На основе анализа геопо­литических моделей мира исследователи прогнозируют основ­ные тенденции развития системы межгосударственных отно­шений, выявляют главные конфронтационные узлы в ней и формируют представление как о глобальных геополитических угрозах, так и о конкретных угрозах национальным интересам государств, порождаемых определенными геополитическими процессами.

Сущность геополитического моделирования состоит в структурном и генетически функциональном представлении мирового пространства, а также в описании фундаментальных характеристик структуры мира и параметров функциональнос­ти элементов данной структуры.

Британский ученый Х.Маккиндер создал одну из классичес­ких геополитических моделей мира. Он выделил в ней два глав­ных элемента, составляющих структурную организацию мира:

континентальное и океаническое полушария. Эта бинарная структура мира в основе своей носит конфронтационный харак­тер, отражая изначальную, глубинную геополитическую дихо­томию суши и моря.


В качестве определяющего элемента континентального по­лушария Маккиндер выделяет «Мировой остров», включаю­щий, по его представлению, Азию, Африку и Европу. Все плане­тарное пространство Маккиндер структурирует следующим об­разом. В центре «Мирового острова» располагается «осевой ре­гион», «сердцевинная земля» или «хартленд» (heartland). Эту землю Маккиндер отождествлял с понятием «Россия». Далее располагается «внутренний полумесяц», «окраинная земля» (rimland). Эта территория совпадает с береговыми простран­ствами Евразийского континента. За ней простирается так на­зываемый «внешний полумесяц», представляющий собой часть пространства, удаленную от материков «Мирового острова».

Функциональные характеристики своей модели Маккиндер описывает следующим образом. Самым выгодным географичес­ким положением для государства, по его мнению, является центральное, срединное, с планетарной точки зрения, положе­ние. Такое положение занимает территория, расположенная в центральной части «Мирового острова», совпадающая в основ­ном с границами России. Глобальная геостратегия, в представ­лении Маккиндера, основывается на следующих трех функцио­нальных максимах:

— кто управляет Восточной Европой, тот управляет «харт-лендом»;

— кто управляет «хартлендом», тот управляет «Мировым островом»;

— кто управляет «Мировым островом», тот управляет всем миром.

Геополитическая модель Маккиндера была представлена им в 1904 г. в докладе «Географическая ось истории» В 1919 г. и в 1943 г. исследователь пересматривал и уточнял свою модель, осо­бенно в части определения границ «хартленда». Происходило это, по всей вероятности, под влиянием двух мировых войн, сви­детелем которых довелось стать ученому. В 1919 г. Маккиндер расширил границы «хартленда», включив в него Центральную и Восточную Европу — на западе, Тибет и Монголию — на восто­ке. Необходимо отметить, что точно зафиксированных границ «хартленда» Маккиндер не определял. В 1943 г. он исключил из состава «хартленда» территорию Восточной Сибири, располо­женную восточнее реки Енисей. Эту территорию Маккиндер назвал «lenaland», по названию реки Лены. По мнению Маккин­


дера, это слабозаселенное, богатое природными ресурсами пространство могло быть включено в зону берегового простран­ства и использовано морскими державами против «хартленда».

Отражая факт военно-политического союза СССР, США, Ве­ликобритании и Франции, Маккиндер в 1943 г. также объединил «хартленд» с Северной Атлантикой, включающей «Межконти­нентальный океан» (северная часть Атлантического океана) и его «бассейн» в составе Западной Европы и Англо-Америки со стра­нами Карибского бассейна (используется терминология Маккин­дера). Это пространство он рассматривал как опорный элемент планеты, отделенный от другого опорного элемента и возможно­го в будущем противовеса первому в составе Индии и Китая.

Используя данную модель, Маккиндер не только обосновы­вал необходимые направления британской геостратегии, объяс­нял динамику межгосударственных отношений в целом, но и высказывал прогностические идеи о будущем состоянии мира.

Таким образом, геополитические модели позволяют увидеть не только существующее соотношение сил между различными элементами геополитической структуры мира, но и объяснить ключевые причины и направления экспансии государств в кон­тексте глобальной геостратегии.

В современных условиях задача геополитического моделиро­вания решается на фундаменте базовых принципов и подходов, разработанных в рамках классической геополитики. Эти подхо­ды во многих аспектах обнаруживают в основе своей единые принципы и определенную преемственность. Тем не менее их все же можно разделить на несколько направлений. Так, к при­меру, лектор Школы дополнительных исследований Бирмин­гемского университета, специалист в области политической ге­ографии и геополитики Дж. Паркер выделяет шесть таких ос­новных направлений. Таковыми, по его мнению, являются':

Бинаристское направление, в основе которого лежит прин­цип разделения мира между двумя полюсами силы. Историчес-

| ! См.: Паркер Дж. Преемственность и изменения в геополитической мысли

У Запада в XX столетии II Международный журнал социальных наук. Исследование

| международных конфликтов. 1991. № 3. С. 27—30.


ки эти центры силы могут меняться, состояние же конфликта и конфронтации остается практически постоянным. Самым яр­ким представителем бинаризма, по мнению Дж. Паркера, явля­ется Х.Маккиндер, который постулирует историческую дихото­мию сил моря и суши.

Маргиналистское направление основывается на идее, в соот­ветствии с которой подлинный центр мировой силы находится на краю гигантской дуги, окаймляющей территорию Евразии (Н.Спайкмен). В основе большинства мировых конфликтов ле­жит стремление периферийных государств контролировать всю дугу (или ее часть) с ее огромным населением и ресурсами, а также центральным геостратегическим положением'.

Тринаристское направление базируется на положении, что мировое геополитическое пространство разделено между тремя главными центрами силы. Примером тринаристской модели яв­ляется разработанная в начале XX в. идея Средней Европы, ко­торая провозглашалась как новый центр силы, помимо морской и континентальной сфер, способный предотвратить их возмож­ное двойственной господство над миром.

Зоналистское направление исходит из того, что естественные центры мировой силы располагаются в умеренных и субтропи­ческих поясах Северного полушария. Таким образом считается, что климат является решающим фактором в предопределении мировых геополитических структур.

Нейтралистское направление основывается на идее «центр — периферия» (И.Валлерстайн, Дж.Моделски). Центр — это ми­ровое политико-экономическое ядро, состоящее из развитых западных стран. Центр эксплуатирует периферию и господству­ет над ней. Периферия — это отсталые страны так называемого третьего мира. Существует также полупериферия (развивающи­еся страны Восточной Европы, государства геополитического пространства бывшего Советского Союза, Средиземноморье, Ближний Восток). Господствующие позиции Запада поддержи­ваются контролем над интернациональным капиталом, техноло­гическим превосходством и силовой социально-экономической структурой (эта структура представлена транснациональными корпорациями), обеспечивающей сохранение влияния2.

1 См.: Паркер Дж. Преемственность и изменения... С. 27.

2 См. там же. С. 28.


Плюралистское направление исходит из отрицания сущест­вования естественной монополии на силу у любого региона ми­ра. Базируется на утверждении о том, что исторически центры мировой силы смещаются из одного места в другое таким обра­зом, что периферия текущего века становилась ядром следую­щего столетия.

Данные направления, как вполне правомерно считает Дж. Паркер, нельзя рассматривать как систему застывших прин­ципов. Они изменяются, дополняются новыми принципами. Более того, они не взаимоисключают друг друга. Паркер рас­сматривает отмеченные направления как частные и лишь час­тично верные объяснения, пригодные для определенных вре­менных периодов. Тем не менее в этих направлениях реализу­ются и общие принципы геополитического анализа, о которых было сказано раньше. В силу этого, они выступают в качестве определенной методологической основы геополитического мо­делирования вообще.

Современное геополитическое моделирование в основном базируется на весьма распространенном убеждении, согласно которому на геополитической арене, которая переживает глубо­кую трансформацию, все более отчетливо просматривается борьба двух взаимоисключающих моделей: монополярного ат-лантизма и многополярной модели'.

Монополярная модель отражает стремление США к доми­нированию в мире. Наиболее ярко идеология этой модели выра­жена американским политологом З.Бжезинским. Он исходит из того, что в мире есть единственная супердержава, в качестве ко­торой выступают США, олицетворяющие единственный реаль­ный центр силы. Америка, как считает З.Бжезинский, занимает доминирующее положение в четырех имеющих решающее зна­чение областях мировой власти: в военной области, в области экономики, в технологической области и в области культуры. Именно сочетание всех этих четырех факторов, по его мнению, делает Америку единственной мировой сверхдержавой в пол­ном смысле этого слова2.

* См.: Якоеец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций М 2001 С.238.

2 См.: Бжезинский 3. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М., 1998. С. 36.


Многополярная геополитическая модель опирается на реа­лии, позволяющие заметить появление на геополитической аре­не целого ряда государств и регионов, которые пока еще отста­ют по уровню могущества от США, но, несомненно, уже явля­ются центрами силы. Учитывая динамику их развития, можно предположить, что через 10—20 лет США будут вынуждены признать эти центры силы и сам факт становления многополяр­ной геополитической модели мира. Среди таких центров силы исследователи называют Европейский союз, интеграция в рам­ках которого предпринята западноевропейскими государствами в целях обеспечения для себя возможностей противостоять вы­зовам глобализации. В качестве центров силы уже сегодня рас­сматриваются Китай, Индия, «новые индустриальные страны» (Таиланд, Малайзия, Сингапур), Россия и другие государства и регионы.

В последнее время в отечественной исследовательской лите­ратуре весьма активно пропагандируется идея возрождения гео­политической модели биполярного мира, в которой атлантичес­кому миру во главе с США противостоит евразийский мир во главе с Россией, которая, являясь ядром Евразии, «географичес­кой осью истории», должна стать ядром второго полюса. Фор­мируя второй полюс силы, Россия, по мнению сторонников би­полярной геополитической модели, должна опираться на воен­ные альянсы с Ираком, Ираном, Сирией, Ливией, по возмож­ности с Китаем и Индией, а также с православными Сербией, Болгарией, Грецией и Македонией'.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.026 с.)