ТОП 10:

Характеристики созависимости



Если внимательно посмотреть на основные характеристики созависимой личности, то можно обнаружить типичную модель поведения, более характерную для ребенка, чем для взрослого человека. Ниже приводится перечень общих характеристик созависимости. При чтении этого перечня отметьте те пункты, которые присущи вам. Отметьте также, сколько характеристик вы связываете с детьми двух-трех лет. Если вы зависимы, то вы:

_ неспособны отличить свои мысли и чувства от мыслей и чувств других (вы думаете и испытываете ответственность за других людей);

_ ищете внимания и одобрения других, чтобы чувствовать себя хорошо;

_ ощущаете беспокойство или вину, когда у других “есть проблемы”;

_ делаете все, чтобы угодить другим, даже когда вам этого не хочется;

_ не знаете, чего вы хотите или в чем нуждаетесь;

_ возлагаете на других определение ваших желаний и потребностей;

_ верите в то, что другим виднее, чем вам, что для вас лучше;

_ злитесь или падаете духом, когда дела идут не так, как вам хотелось бы;

_ концентрируете всю свою энергию на других людях и их счастье;

_ пытаетесь доказать другим, что вы достаточно хороши, чтобы вас любить;

_ не верите, что можете сами заботиться о себе;

_ верите, что любому человеку можно доверять;

_ идеализируете других и разочаровываетесь, когда они живут не так, как вы надеялись;

_ хнычете или дуетесь, чтобы получить то, что хотите;

_ чувствуете, что другие вас не ценят и не замечают;

_ вините себя, когда дела идут плохо;

_ думаете, что вы не достаточно хороши;

_ испытываете страх быть отвергнутым (отвергнутой) другими;

_ живете так, как будто вы — жертва обстоятельств;

_ боитесь ошибиться;

_ желаете больше нравиться другим и хотите, чтобы они вас больше любили;

_ пытаетесь не предъявлять требований к другим;

_ боитесь выразить свои истинные чувства из страха быть отвергнутым;

_ позволяете другим обижать вас, не пытаетесь защитить себя;

_ не доверяете себе и принятым вами решениям;

_ испытываете трудности наедине с собой;

_ делаете вид, что с вами ничего плохого не происходит, даже если это не так;

_ все время находите себе занятие, чтобы отвлечься от мыслей;

_ ничего ни от кого не хотите;

_ видите все или в черном, или белом свете — для вас или все хорошо, или все плохо;

_ лжете, чтобы защитить или выгородить людей, которых вы любите;

_ испытываете сильный испуг, обиду или злость, но пытаетесь не показывать этого;

_ находите, что быть близким с другими трудно;

_ полагаете, что спонтанно развлекаться и действовать трудно;

_ постоянно ощущаете беспокойство, не зная почему;

_ чувствуете себя вынужденным работать, есть, пить или заниматься сексом даже тогда, когда это вам не доставляет никакого удовольствия;

_ беспокоитесь, что вас могут бросить;

_ чувствуете себя погрязшим во взаимоотношениях;

_ чувствуете, что вам нужно принуждать, манипулировать, просить или подкупать других, чтобы получить то, чего вы хотите;

_ плачете, чтобы получить то, чего вы хотите;

_ чувствуете, что вы руководствуетесь чувствами других;

_ боитесь собственного гнева;

_ чувствуете себя бессильным изменить свое положение или добиться изменений в себе;

_ думаете, что кто-то должен изменился, для того чтобы изменились вы сами.

 

Кто-то однажды сказал: вы узнаете о том, что вы зависимый человек, тогда, когда, умирая, обнаружите, что перед вами промелькнет не ваша собственная, а чья-то чужая жизнь. Характеристики созависимости отражают внешний взгляд на жизнь как на какоеBто важное русло. Созависимость во взаимоотношениях имеет место тогда, когда два человека, ища друг в друге то, что, как они чувствуют, отсутствует в них самих, сходятся вместе, чтобы образовать одну целостную личность. Каждый из них чувствует, что не в состоянии полностью реализовать свои возможности без помощи другого. Это как раз то, что мешает личностному росту и развитию. Со временем один из двух — тот, который взрослеет,— устает от далеко не святого союза и пытается изменить положение вещей. Отсутствие информации о причинах созависимости или средствах психологической поддержки, необходимых для разрушения данной модели, как правило, приводит такого человека к неудаче, и он снова попадает в созависимую связь.

Выздоровление от созависимости

Метод персонального выздоровления от созависимости рассматривается как расширенный 12-шаговый процесс. Коротко его можно описать следующим образом:

1. Предположите, что существует проблема, которую вы не можете решить при помощи ресурсов и информации, имеющихся у вас на сегодняшний день.

2. Изучите реальные причины вашей проблемы.

3. Научитесь идентифицировать симптомы данной проблемы в соответствии с реальной ситуацией в ваших взаимоотношениях.

4. Прекратите перекладывать вину за ваши проблемы на других.

5. Перестаньте винить и терзать себя за свои ошибки и недостаточное совершенство.

6. Прекратите использовать силовые игры и манипуляции, чтобы получить то, чего вы хотите.

7. Будьте готовы просить о том, чего вам хочется.

8. Научитесь ощущать полноту своих чувств, и выражать все ваши чувства.

9. Предпринимайте шаги, направленные на более полное внутреннее осмысление своих чувств, мыслей, ценностей, потребностей, желаний и мечтаний.

10. Научитесь определять свои психологические границы во взаимоотношениях с другими людьми.

11. Научитесь быть близкими с другими людьми, чтобы получать от них необходимую информацию, учиться у них поддержанию и установлению отношений, для того чтобы излечиться от созависимости.

12. Научитесь жить в условиях соблюдения гибкого баланса взаимоотношений своего истинного “Я” с другими людьми, предоставляя максимальные возможности для развития вашего полного потенциала.

У большинства людей процесс выздоровления, как правило, требует много времени и усилий. Обычно мы рекомендуем людям планировать, что им придется затратить на выздоровление примерно один месяц за каждый год уже прожитой жизни. Таким образом, человек тридцати шести лет может

ожидать, что ему придется три года поработать над своим выздоровлением, прежде чем оно будет достигнуто. Тем не менее, вы увидите, что можно добиться значительного прогресса в этом направлении еще до окончательного выздоровления, почти немедленно. Супружеские пары могут ускорить данный процесс в том случае, если оба партнера используют все имеющиеся в их распоряжении ресурсы. Авторы книги предлагают вам обдумать возможность использования как можно большего количества ресурсов для выздоровления.

Ресурсы для выздоровления

_ Фиксированные отношения с другим человеком, который также готов разорвать свои модели созависимости.

_ Лечение супружеских пар или всей семьи у психотерапевта, который использует системный подход к лечению созависимости.

_ Группы поддержки, в которых другие люди работают с подобными задачами. Это могут быть группы Анонимных Созависимых (СoDA) и Взрослых Детей Алкоголиков (ACOA).

_ Подборка книг и статей о выздоровлении от созависимости.

_ Курсы и мастерские, дающие необходимую информацию о причинах и способах лечения созависимости.

_ Средства, которые помогут вам использовать свои внутренние возможности, такие как медитация, дыхательные упражнения, ведение дневника, йога, анализ мечтаний, творческая работа, работа с зеркалом, работа с вашим “внутренним ребенком”, работа с чувствами, некоторые приемы восточных боевых искусств, например тай цзи и айкидо.

Все это будет подробно изложено во второй части данной книги в разделе “Этапы выздоровления”.

Пример из практики

Однажды мне (Барри) позвонила по телефону моя бывшая студентка Мэри, которая была сильно обеспокоена поведением своей дочери Сары (31 года), ее угнетенным состоянием и склонностью к самоубийству. Мэри спросила, не могу ли я встретиться с Сарой как можно скорее. Я нашел время в своем расписании, и Мэри сказала, что спросит у Сары, может ли она приехать ко мне в это время, и сообщит мне об этом по телефону. Первая мысль, которая пришла мне в голову: за этим может стоять созависимость. Я сказал: “Мэри, я бы предпочел, чтобы Сара сама позвонила мне и мы бы договорились с ней, если ты не против”. На какое-то время в телефонной трубке наступило молчание, пока Мэри обдумывала мою просьбу. Она как будто даже и не предполагала, что возможен такой вариант. Наконец она сказала: “Хорошо, я полагаю, что можно и так. Я скажу ей, чтобы она Вам поB

звонила”.

Во время первой встречи после короткой беседы о том, с чего все это началось, я попросил Сару оценить свою депрессию по 10-балльной шкале, где 10 баллов означали бы глубокую депрессию, которую даже трудно себе вообразить. Сара ответила: “Около девяти”. Я спросил о ее взаимоотношениях и о том, какие отношения были в семье, когда она росла. Ее ответы подтвердили мое первое предположение о том, что она попалась на крючок созависимых отношений. Родители чрезмерно опекали и руководили ею, когда Сара была еще ребенком. Мать очень критично относилась к ней, требуя совершенства во всем. Отец, напротив, был весьма сдержанным, и

родители постоянно воевали между собой.

У Сары была очень низкая самооценка и большие трудности в отношениях с людьми, посягавшими на ее психологическое пространство. Она с трудом говорила “нет” сотрудникам и начальству, когда ее часто просили сделать сверхурочную работу. В отношениях с мужчинами Сара всегда старалась

угодить партнеру, но ей постоянно казалось, что это не удается и что он ее не любит. Сара всегда была склонна считать людей или очень хорошими, или во всех отношениях плохими, и поэтому часто разочаровывалась в людях, когда это оказывалось не так. Она пыталась жить своей независимой

жизнью, надеясь убедить себя и других, что не нуждается в близости с кем бы то ни было. Но правда заключалась в том, что Сара была безнадежно одинока и отгорожена от всех толстой стеной, которую воздвигла сама.

Сейчас эта стена начала давать трещины, и молодая женщина не знала, что делать.

Сара испытала шок, когда я спросил, как она посмотрит на то, что ее мать и отец будут ходить на терапию вместе с ней. Она сказала, что, наверное, смогла бы привести сюда свою мать, но ни в коем случае не отца, который не верит в психотерапию и считает, что “это для сумасшедших”. Я объяснил, что, по-моему мнению, она никогда не станет психологически независимой от своей матери и, возможно, ее отношения с другими людьми будут оставаться, как и прежде, неудовлетворительными, пока она не разорвет узы, которые сдерживают применение ее собственных внутренних ресурсов.

В качестве домашнего задания я попросил ее составить два списка незавершенных проблем в отношениях с матерью, которые она до сих пор не разрешила. В первом списке я просил записать все, что она вспомнит о том, что ее мать говорила и делала по отношению к ней в то время, когда

она была ребенком, и что сейчас она, будучи взрослой, считает вредным для себя. Во втором списке я попросил записать все, что Сара хотела бы, чтобы мать говорила и делала, когда она была ребенком, и что, по ее мнению, сделало бы ее жизнь сейчас более легкой.

На следующее занятие Сара пришла вместе с матерью и начала читать свои списки. Я объяснил: в первом списке было все то, что она не полностью простила своей матери и за что она, возможно, до сих пор в обиде на нее. Во втором списке перечислено все то, чего она до сих пор ожидает от своей матери или от того, кто теперь занял ее место. Сара решила начать с первого списка, но я объяснил, что вначале ей нужно выразить свою обиду непосредственно матери, пока она не сможет простить ее.

Сара начала так: “Ты всегда меня критиковала, по-твоему, я никогда ничего не могла сделать правильно. Я чувствовала себя ужасно”. Мэри ответила: “Да, я критиковала тебя, и это была моя потребность в собственном совершенстве, которое я осуществляла через тебя. Я знаю, что не должна была так делать. Я была так плохо подготовлена к роли матери и постоянно чувствовала себя ошеломленной”. По другим пунктам списка Сары все шло примерно таким же образом. Мэри подтвердила правоту жалоб Сары и признала свою вину в том, что поступала не должным образом. Когда сеанс закончился, я почувствовал, что процесс не завершен, и попросил Мэри прийти с дочерью еще раз через неделю. Они согласились. В начале следующего сеанса я понял, что они обе не довольны тем, что было в прошлый раз, и никак не могут прийти в себя. Сара сказала: “Мне неприятно говорить матери такие вещи. Это приводит к тому, что она еще больше чувствует себя виноватой”. Мэри сказала: “На этой неделе я провела несколько бессонных ночей. Я на самом деле потеряла равновесие”.

Тогда я решил сосредоточить внимание на вине Мэри. Я спросил, что ей нужно для того, чтобы простить себе то, что она нелучшим образом справилась с воспитанием своей дочери. Она ответила,

что не знает.

Тогда я сказал: “Можешь ли ты попросить, чтобы дочь тебя простила?” Мэри выглядела испуганной, казалось, что она вот-вот уйдет. Наконец она сказала: “Да, я думаю, что смогу когда-нибудь это сделать”. Конечно, она хотела отложить это на потом, но я сказал: “Твоя дочь сидит прямо перед

тобой, и это хорошая возможность для тебя сейчас решить этот вопрос”. Подумав еще немного, Мэри повернулась к дочери и сказала: “Сара, тыпростишь меня за то, что я так делала, когда ты была ребенком?” Сара немедленно ответила: “Конечно, я прощаю тебя, мама”. Мэри вздрогнула,

словно не веря тому, что сказала Сара. Заметив это, я попросил Мэри сосредоточиться на своих внутренних ощущениях. Мэри закрыла глаза исказала, что чувствует, как будто острая стрела пронзает ее желудок. Затем она почувствовала, что вся наполняется светом, а боль в желудке поB

степенно исчезает.

Тогда я попросил Мэри заглянуть в себя еще раз, чтобы убедиться, нужно ли ей еще какое-либо прощение. Она сказала, что ощущает боль глубоко внутри, хорошо было бы избавиться от нее, и поэтому снова спросила:

“Сара, ты простишь меня?” Сара тотчас же вскочила, крепко обняла мать и сказала: “Да, мама, я прощаю тебя”. Они обнялись и заплакали. Когда они уселись на свои места, я попросил Мэри еще раз сосредоточиться, чтобы почувствовать, достигло ли это ощущение зоны внутренней боли. Она села

и закрыла глаза, при этом на платье, которое застегивалось спереди, расстегнулись две пуговицы. Заметив это, Сара воскликнула: “Мама, вина выскочила из тебя”. Мы все засмеялись, а затем они опять обнялись.

Неожиданно я понял динамику, которая создала созависимые отношения между ними. Я сказал: “Мэри, ты рассказала Саре о своей вине, но не о своей любви, и Сара ощущает дискомфорт. Она, возможно, думает, что ты действительно не хотела делать то, что сделала, и причина того, что ты делаешь с ней сейчас, заключается в том, что ты чувствуешь себя виноватой или жалеешь ее. Это снижает ее самооценку. Она не будет просить у тебя что-либо, боясь, что ты скажешь ей “да”, чувствуя свою вину. Ей необходимо знать, что ты на самом деле хочешь быть с ней и что у тебя есть желание что-то сделать для нее, а если нет такого желания, ты скажешь “нет”.

Сара согласилась с моим предложением и добавила: “Мама, я хочу общаться с тобой как с другом, а не как с виноватой матерью. Я тоже иногда чувствую за собой вину, когда прошу тебя что-то сделать для меня, но я не говорю тебе об этом. Согласна ли ты поддерживать со мной новые отношения, основанные на любви, а не на чувстве вины?” Мэри ответила: “Да, я этого очень хочу”.

Когда сеанс подошел к концу, я спросил Сару: “Согласна ли ты продолжить терапию, чтобы еще немного поработать со свой депрессией и низкой самооценкой?” Сара взглянула на меня и сказала: “Нет, я думаю, что сейчас нет необходимости в терапии. Я хочу еще немного поработать над этим

сама. Я чувствую себя более сильной и уверенной, так что могу лучше позаботиться о себе. Эта работа с мамой в самом деле помогла мне. У меня к ней много вопросов о том, что происходило со мной, когда я была ребенком. Думаю, она сможет на них ответить”. Затем она добавила: “Когда я

буду готова к такому же общению с отцом, я, возможно, вернусь сюда и притащу его с собой. Я думаю, что мне удастся убедить его прийти к Вам”. Данный случай наглядно показывает, как быстро можно разорвать довольно сильные созависимости, длиною почти в жизнь. Разумеется, не всегда существует возможность свести вместе родителей и/или детей, чтобы решить эти вопросы, и в этом нет острой необходимости. Если бы мать Сары не пришла на терапию вместе с ней, роль Мэри пришлось бы сыграть мне.

Я думаю, что мы добились бы точно таких же результатов. Для этого нужно получить четкую картину моделей созависимости и определить, на чем она держится. Вина или стыд — обычные эмоции, на которых базируется созависимость. Они препятствуют созданию нормальных независимых отношений.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.224.8 (0.01 с.)