Глава 9. Сентябрь - С пожарной каланчи.




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 9. Сентябрь - С пожарной каланчи.



 

 

Понедельник, 4 Сентября

 

 

126 фунтов, 0 алкогольных напитков, 27 сигарет, 15 каллорий, 145 минут

в уме высказывала Даниелу все, что о нем думаю (хорошо, получше).

 

8 : 00 Первый день на новой работе. Необходимо с первых шагов создать

себе внушительный, авторитетный имидж. И не курить. Курение - признак

слабости, к тому же, подтачивает моральный облик.

 

8 : 30 Только что звонила мама. Я сперва подумала, она хочет пожелать

мне удачи на новой работе.

- Представляешь, деточка, - начала она.

- Что?

- Илейн приглашает тебя на свою рубиновую свадьбу! - выпалила она и

выжидающе затихла.

А у меня словно память отшибло. Илейн? Брайан-и-Илейн? Колин-и-Илейн?

Илейн-которая-замужем-за-Гордоном-который-заведовал-строительной-компанией-в-Кеттеринге?

- Она говорит, надо пригласить пару ребят твоего возраста, чтобы Марк

не скучал.

А-а-а. Малком и Илейн. Предки сверх-совершенства - Марка Дарси.

- Оказывается, он сказал Илейн, что находит тебя очень привлекательной.

- Ой, не трепись, - пробормотала я, но мне было приятно.

- Ну, во всяком случае, я уверена, он именно это хотел сказать.

- А что он на самом деле сказал? - подозрительно прошипела я.

- Он сказал, что ты весьма...

- Мама...

- Ну, он употребил слово "чудная". Но разве это не восхитительно,

"чудная", "чудная"? Ну, ты сама спросишь его обо всем этом на рубиновой

свадьбе.

- Я вовсе не намерена переть до Хантингдона и праздновать рубиновую

свадьбу людей, с которыми я разговаривала один раз в жизни, причем не долее

восьми секунд, лишь бы попасться на глаза богатому, разведенному мужику,

который называет меня "чудной".

- Ну, вот что, не будь глупенькой, деточка.

- И вообще, мне пора, - заторопилась я. И зря, потому что мама, как

всегда в таких случаях, затрещала так, словно я была приговорена к высшей

мене наказания и это был мой последний, перед смертельным уколом, телефонный

звонок.

- Он зарабатывает тысячи фунтов в час. У него на столе часы так и

тикают: тик-так-тик-так. Кстати, я говорила тебе: я встретила Мевис Эндерби

на почте?

- Мам. У меня здесь сегодня первый день. Я и так дико волнуюсь. И мне

вовсе неохота болтать о Мевис Эндерби.

- Ой, святители-угодники! А что ты оденешь?

- Мою короткую черную юбку и какую-нибудь майку.

- Неужели ты хочешь выглядеть, как неряха или прости господи в этих

тусклых тонах? Одень что-нибудь нарядное и яркое. Помнишь, у тебя был

светло-красный костюм-двойка? Ой, кстати, я тебе говорила, Уна отправилась в

путешествие по Нилу?

Бррр. Когда она, наконец, повесила трубку, мне было до того противно,

что я выкурила пять сигарет подряд. Оч. плохо начинаю день.

 

21 : 00 В постели, совершенно без сил. Я забыла каким страшным бывает

первый день на новой работе, где вас никто не знает и где вы можете быть

навеки заклеймлены случайно брошенным замечанием или некстати произнесенной

фразой; даже для того, чтобы подкраситься, нужно сперва узнать, где женский

туалет.

Я опоздала, но не по своей вине. В телевизионную студию было невозможно

пробиться - у меня не было пропуска, а в дверях стояли швейцары, которые

считали своим святым долгом не пускать сотрудников в здание. Добравшись до

приемной, я была вынуждена ждать пока за мной не спустились - одну меня

наверх не пускали. Между тем было уже 9:25, а совещание начиналось в 9:30.

Наконец, появилась Патчули с двумя огромными, гавкающими псами. Один из них

тут же начал прыгать и лизать мне лицо, а другой моментально засунул голову

мне под юбку.

- Это собаки Ричарда. Правда, шикарные? - бросила она, - я, это, отведу

их с машине.

- А я не опоздаю на совещание? - робко спросила я, сжимая собачью морду

между коленями и стараясь оттолкнуть ее от себя. Она смерила меня взглядом,

словно хотела спросить: "Ну и?" и изчезла, утащив за собой собак.

Вообщем, когда я добралась до нужного мне кабинета, совещание уже шло

полным ходом и все, кроме Ричарда, чье упитанное тело облегал странный

зеленый шерстяной комбинезон, тут же уставились на меня.

- Давайте, давайте, - выкрикивал он, подпрыгивая и обеими руками таща к

себе стол. - Мне нужны девятичасовые вечерни. Мне нужны похотливые викарии.

Мне нужен секс в церкви. Мне интересно, почему женщины так падки на

викариев? Давайте. Я вам плачу за дело. Мне нужны идеи.

- Почему бы не взять интервью у Джоанны Троллоп1? - спросила

я.

- У шлюхи, - повторил он и удивленно посмотрел на меня, - у какой еще

шлюхи?

- Джоанна Троллоп. Она написала "Жену приходского священника". Ее

показывали по телеку. "Жена приходского священника". Она должна знать.

Его рожа расплылась в хитрой улыбке.

- Блестяще, - заявил он, обращаясь к моим сиськам, - совершенно, мать

твою, блестяще. У кого-нибудь есть телефон Джоанны Троллоп?

Последовала длинная пауза.

- Э-э, вообще-то, у меня есть, - протянула я, чувствуя как меня

захлестывают волны ненависти со стороны юнцов в живописных лохмотьях.

Когда совещание закончилось, я поспешила в тундрик, чтобы немножно

придти в себя. Там я увидела Патчули и еще одну девушку. Эта вторая была в

полупрозрачном платье, сквозь которое просвечивали ее трусы и верхняя часть

живота. Они стояли около зеркала и подкрашивались.

- А это не слишком откровенно, нет? - спрашивала подружка Патчули. - Ты

бы видела рожу этой тридцатилетней мымры, когда я вошла. Ой!

Обе девчонки уставились на меня и в ужасе прикрыли руками рты.

- Это мы не про вас, - хором пропищали они.

Нет, я этого не выдержу.

 

 

Суббота, 9 Сентября

 

 

124 фунта (оч.хор. - волнения на новой работе идут мне на пользу), 4

алкогольных напитка, 10 сигарет, 1876 каллорий, 24 минуты объяснялась в уме

с Даниелом (отлично), 94 минуты спорила в уме с мамой, чтобы хоть в своих

мечтах взять над ней верх.

 

11 : 30 Зачем, ну зачем я дала маме ключ от своей квартиры? Сегодня я в

первый раз за последние пять недель начала выходной день без желания тупо

уставиться в стенку и расплакаться. Я успешно отработала первую неделю на

новом месте. Я уже начинала по-настоящему верить, что все со мной будет в

порядке и никакие немецкие овчарки меня не съедят. И вдруг ко мне ворвалась

мама. В руках у нее была швейная машинка.

- Чем это ты занята, дурочка? - пропела она. Я как раз отмеривала себе

на завтрак 100 грамм геркулеса, положив на другую чашку весов плитку

шоколада вместо гири, (мои гири - в унциях и к таблице каллорий в граммах

они не подходят).

- Представляешь, деточка? - начала она и принялась открывать и

закрывать все кухонные шкафчики подряд.

- Что? - я все еще была в ночной рубашке и в носках и снимала с ресниц

и глаз размазанную тушь.

- Малком и Илейн решили справить рубиновую свадьбу в Лондоне, двадцать

третьего, так что ты вполне сможешь придти и составить Марку компанию.

- Мне неохота составлять Марку компанию, - процедила я сквозь зубы.

- Но он очень умный. Учился в Кеймбридже. А в Америке, говорят, жутко

разбогател...

- Я не пойду.

- Деточка, давай не будем спорить, - пожурила она, словно я была

тринадцатилетним подростком, - видишь, Марк отстроил дом в Холланд Парке и

устраивает для родителей грандиозный вечер. В доме шесть этажей, будут

слуги, официанты и все такое...Что ты оденешь?

- А ты пойдешь с Джулио или с папой? - бросила я, чтобы хоть как-то ее

заткнуть.

- Ой, деточка, прямо не знаю. Наверное, с обоими, - легонько вздохнула

она, (к этому тону она прибегает, когда воображает себя Дианой

Дорс2).

- Нет, так нельзя.

- Но папочка и я все равно друзья, деточка. И с Джулио я, тоже,

всего-навсего, дружу.

Ррр. Рррр. Ррррр. Я просто не знаю, как общаться с ней, когда она вот

так ведет себя.

- Ну ладно, я скажу Илейн, что ты с удовольствием придешь, хорошо? -

сказала она и подхватив неизвестно зачем притащенную швейную машинку,

помчалась к выходу, - я полетела. Пока-а-а-а!

Ну, а я вовсе не намерена снова танцевать вокруг Марка Дарси, как ложка

с пюре из репки перед грудным младенцем. Я лучше удеру за границу.

 

20 : 00 Иду в гости на обед. Теперь, когда я опять одна, все

Самодовольные Женатики наперебой приглашают меня по субботам к себе на

вечера и сажают рядом с одинокими мужиками, которые из вечера в вечер

кажутся мне все более и более противными. Весьма великодушно с их стороны и

я им очень благодарна, но это лишь сильнее подчеркивает мой эмоциональный

распад и отдичалость - хотя Магда иногда напоминает мне, что лучше быть

одной, чем иметь в мужьях сексуально невоздержанного распутника.

 

Полночь. Ну и ну. Все старались развеселить очередного свободного

мужчину, (тридцати-семи лет, недавно разведен, дежурное мнение: "Я считаю,

что на Майкла Ховарда3 просто подло клевещут.")

- Не пойму, на что ты жалуешься? - гнул ему свою линию Джерми, -

мужчины с возрастом хорошеют, а женцины дурнеют, поэтому всех

двадцати-трехлетних девчонок, которые на тебя и смотреть не хотели, когда

тебе было двадцать-пять, теперь только хлебом не корми.

Я сидела, опустив голову и тряслась от злости на их выводы о сроках

женской привлекательности и манеру смотреть на жизнь, как на игру с

музыкальными стульями, в которой когда музыка останавливается = женщинам

переваливает за тридцать, девчонки, которые остались без стула = без мужика,

"выбывают из игры". Ха. Уж будто.

- Я совершенно согласна, с партнерами помладше гораздо меньше хлопот, -

весело встряла я в разговор. - Тридцатилетние мужчины такие зануды, со

своими причудами и навязчивой идеей, что все женщины мечтают женить их на

себе. Лично я, в последнее время, интересуюсь только двадцатилетними. Они

гораздо лучше могут... Ну, вы понимаете...

- Неужели? - спросила Магда, слишком уж оживленно, - а как они...?

- Да, ты ими интересуешься, - выскочил Джереми, испепеляя Магду

взглядом, - но они тобой, увы, не интересуются.

- Э-э, я очень извиняюсь. Моему нынешнему другу двадцать-три, - сладко

пропела я.

Все ошеломленно замолчали.

- В таком случае, - ухмыльнулся Алекс, - ты сможешь продемонстрировать

его нам за обедом в следующую субботу, правда?

Ни фига себе? Откуда я возьму двадцати-трехлетнего парня, который

согласится пойти со мной в субботу на обед к Самодовольным Женатикам, вместо

того, чтобы, как обычно в это время, принимать вонючие таблетки "Экстази"?

 

 

Пятница, 15 Сентября

 

 

126 фунтов, 0 алкогольных напитков, 4 сигареты (оч.хор.), 3222 каллории

(чудовищно толстые английские слоенные бутерброды), 210 минут сочиняла речь,

которую произнесу, подавая заявление об уходе с этой новой работы.

 

Уф. Ненавистное совещание, на котором шеф-эксплуататор Ричард Финч не

унимался:

- Так. В "Херродсе"4 за один присест на унитаз в их уборной

дерут целый фунт. Мне нужны Фантастические Унитазы. Мне нужна декорация в

студии: Френк Скиннер5 и Сэр Ричард Роджерс6 не

меховых сиденьях, подлокотники с телевизорами, вышитая туалетная бумага.

Бриджит, возмешь репортаж о растущей безработице среди молодежи. Мне нужен

Север, мне нужна безработная шпана, которая слоняется без дела, прямой

репортаж.

- Но...но..., - заикаясь забормотала я.

- Патчули! - заорал он и его псы под столом тут же проснулись и

принялись прыгать и гавкать.

- Че-е-е? - заорала она в ответ, стараясь перекричать это гавканье. На

ней было вышитое короткое платьице, оранжевая нейлоновая блузка и мягкая

соломенная шляпа. Неужели я в ее возрасте тоже так нелепо одевалась?

- Где съемочная группа для безработной шпаны?

- В Ливерпуле.

- В Ливерпуле. Значит так, Бриджит, чтобы съемочная группа стояла на

улице рядом с центральным универмагом. Прямой репортаж в половине шестого.

Достань мне шестерых безработных пацанов.

А когда я уходила на вокзал, Патчули невозмутимо крикнула мне вдогонку:

- Эй, ты, Бриджит, это самое, это не в Ливерпуле, а в этом, в

Манчестере, сечешь?

 

 

Манчестер.

 

 

Подходила к 44 безработным пацанам, 0 безработных пацанов согласились

на интервью.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.40.250 (0.021 с.)