КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: структура, связь, отношение,




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: структура, связь, отношение,



элемент, уровень, оппозиция, вариант/инвариант, парадигматика, синтагматика, минус-прием.

Свое название структурализм получил в связи с положением, которое занимает в его методологии понятие «структура». Возникновение метода связано с переходом в XX веке ряда гумани­тарных наук от описательно-эмпирического к абстрактно-теоре­тическому уровню исследований. Структурализм, зародившись в лингвистике, вскоре освоил области литературоведения и этно­графии, а затем и иные сферы культуры. Толчком к развитию структурализма в литературоведении послужил опыт русского формализма, вплотную подошедшего к изучению «специфичес­ки-структурных законов»1 литературы и ее истории. Первые шаги литературоведческого структурализма связаны с деятельностью Пражского лингвистического кружка (1926 — начало 1950-х го­дов), во главе которого стояли чешские филологи В. Матезиус и Я. Мукаржовский. Членами Пражского лингвистического кружка наряду с чешскими языковедами и литературоведами, стали рус­ские ученые Н.С. Трубецкой, P.O. Якобсон и С.О. Карцевский. С Пражским лингвистическим кружком имели научные связи П.Г. Богатырев, Г.О. Винокур, Е.Д. Поливанов, Б.В. Томашевский и Ю.Н. Тынянов. Пражский лингвистический кружок изда­вал собственные «Труды» («Travaux du Cercle linguistique de Prague», 1929—1939) и журнал «Slovo a slovesnost», перешедший в 1953 г. в введение Чехословацкой академии наук. Период твор­ческого расцвета кружка, заложившего основы структурализма в литературоведении, падает на 30-е годы.

1 Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино. — М., 1977. С. 282.



Тема 14


Дальнейшее развитие литературоведческий структурализм по­лучил в трудах Парижской семиотической школы (ранний Р. Барт, А.Ж. Греймас, К. Бремон, Ж. Женнет, Ц. Тодоров, Ю. Кристева и др.), а также Бельгийской школы социологии литературы (Л. Гольдман и его последователи).

Ролан Барт (Bartlies, 1915—1980), французский критик, журналист, социо­лог. С юности увлеченный авангардом, по­клонник театра Брехта, Барт отдал дань внимания роману Бютора и Роб-Грийе, став в 50-е годы ключевой фигурой «Но­вой критики». Связанный с группой Тель-Кель, участники которой пропагандиро­вали отказ от значимости слова, Барт пуб­ликует в 1953 ix>ду книгу «Нулевая сте­пень письма». Нулевой степени письма у Барта соответствует концепция «смерти автора» и читателя. Тем самым из «систе­мы «литература» уходит персонифициро­ванный, личностный смысл. В 1975 году в щите «Барт о Барте» он формулирует свое кредо: «Я только вымышленный современник моего собственного бытия». Обратившись к анализу знакового функционирования обыденной социальной жизни, Барт пишет статьи и книги о язы­ке моды, рекламы («Система моды», 1967), о стиле историков и писателей — шиле, Расина, Сада. Исследования связи между языком и обществом, власти со­временных средств массовой информации и внутренней структуры художественного произведения сделали Барта одной из ключевых фигур в етруктуралистике.

Наибольшим влиянием французский структурализм обладал в период с середи­ны 1950-х годов до начала 1970-х годов, когда сформи­ровался структурный метод и были отточены приемы структурного анализа. В США структурализм сохра­нял за собою ведущее поло­жение в литературоведе­нии до конца 1970-х годов (Дж. Калмер, К. Гильен, Дж. Принс, Ф. Скоулз, М. Риффатер). В СССР развитие структурализма началось в 1962 году сим­позиумом по структурно­му изучению знаковых си­стем. Основными центра­ми структурных исследо­ваний в СССР были ка­федра русской литературы Тартуского университета (Ю.М. Лотман и др.) и сек­тор структурной типологии языков Института славяно­ведения и балканистики АН СССР в Москве (В.В. Иванов, В.Н. Топоров, И.И. Ревзин и др.) В связи с этим иногда говорят о тартуско-московской школе в структурализме, сыгравшей большую роль в развитии литературоведения, хотя научные интересы ее представителей не ограничивались одним лишь литературоведе­нием. На рубеже 1970—1980-х годов большинство западных струк-


СТРУКТУРНЫЙ МЕТОД



туралистов перешло на позиции постструктурализма и деконст-руктивизма. В начале 1980-х прекратилось также и издание в СССР авторитетных «Трудов по знаковым системам» (вып. 1 — 15. Тарту, 1964-1982).

Литературоведческий структурализм, используя достижения структурной лингвистики и этнографии, разработал сложный по­нятийный аппарат, приспособленный для изучения структуры ~ совокупности устойчивых отношений, обеспечивающей сохранение основных свойств объекта. Структурный метод оперирует терми­нами отношение, элемент, уровень, оппозиция, положение, ва­риант, инвариант. Под отношением здесь понимается такая связь между элементами, при которой модификация одного из них вле­чет за собою модификацию других, а элементомсчитается да­лее неделимая в пределах избранного способа изучения часть исследуемого объекта. С понятием структуры в структурализме тесно связано понятие уровня, на котором ведется исследование объекта. Под уровнем понимается однопорядковость элементов, связанных отношением, или однопорядковость отношений в структуре элемента. Уровни выделяются на основе оппозиции — бинарного положения противопоставляемых элементов или ря­дов отношений в структуре объекта. Оппозиция является отра­жением положенияразмещения элементов или рядов отноше­ний в его структуре. Структура — основное свойство объекта — его инвариант — абстрактное обозначение одной и той же сущ­ности, взятой в отвлечении от ее конкретных модификаций — вариантов. Модификации, если речь идет о художественном тексте, могут быть прослежены либо в плане выбора автором текста одного из синонимичных элементов (ось выбора, верти­кальная ось, парадигматика), либо в плане соединения элемен­та с предшествующим ему и следующим за ним элементами (ось сочетания, горизонтальная ось, синтагматика).

Среди принципов, на которые опирается структурный метод, особо обозначились два — методологический примат отношений над элементами в системе и методологический примат синхронии над диахронией. Примат отношений над элементами означает не пренебрежение элементами и их «природными» свойствами, кото­рое иногда приписывают структурализму, а признание несводимо­сти свойств системы к сумме свойств составляющих ее элемен-


168 Тема 14

тов. Примат синхронии над диахронией означает не противо­поставление структурного подхода историческому, а требование идти при изучении развивающихся систем не от существующих в диахронии их вариантов к инварианту, а от выявленного при отвлечении от развития системы инварианта к вариантам, воз­никающим в ходе ее существования.

Существует определенная последовательность процедур, ис­пользуемых структурализмом. В.Ю. Борев определил ее как эта­пы структурного анализа и описал следующим образом:

«1. Аксиоматизация — нахождение не подлежащего дальней­шему доказательству основания для деления системы на элементы — по определенному параметру.

2. Диссоциация — обоснованное разделение по установлен-

ному в результате аксиоматизации основанию исследуемого объекта на элементы структуры.

3. Ассоциация — нахождение связи между элементами струк-

туры.

4. Идентификация — определение по существенному признаку

элементов типа отношений между ними.

5. Интеграция — рассмотрение всей совокупности элементов,

составляющих структуру, не как простой суммы, а как еди­ного целого»2.

Литературоведческий структурализм исследовал структуру са­мых разнообразных литературных объектов (от структуры обра­за человека в произведениях отдельных писателей до структуры жанров и литературных направлений). Однако основным пред­метом изучения для структуралистов оставался художественный текст и поэтика литературы. Соотнося их исследования с систе­мой литературной коммуникации, можно заметить, что текст рас­сматривался ими как по «образно-иконической оси» — «тради­ция—текст—реальность», так и по «оперативно-прагматической оси»3 — «автор—текст—читатель», причем вычленение струк-

2 Борее В.Ю. Структурная поэтика // Литературный энциклопедический
словарь. - М., 1987. С. 428.

3 Zilka О. Poetiky slovnik. — Bratislava, 1987. S. 36.


СТРУКТУРНЫЙ МЕТОД



турного аспекта художественного текста осуществлялось ими на некоторой знаковой системе. В литературоведческом структура­лизме — это вторичная семиотическая система (Р. Барт, Ю. Кри-стева и др.), или вторичная моделирующая система (Ю.М. Лот-ман и др.), надстроенная над естественным языком.

Исследования структуралистов позволили структурной поэти­ке и генеративной поэтике выделиться в особые области теории литературы. Методологией структурной поэтики является прин­цип имманентного исследования художественного текста. Нахо­дясь в рамках текстовой реальности, исследователь осуществляет анализ, который Р. Барт назвал произвольно закрытым, с целью установления принципов организации в художественное целое всех текстовых элементов произведения. Образцом такого рода работ может служить переведенная на многие языки и вошедшая в со­став литературоведческой классики книга Ю.М. Лотмана «Струк­тура художественного текста». Генеративная же поэтика исходит из представления о том, что глубинные структуры порождаются по строго определенным правилам и в идеальном виде отража­ют наиболее существенные свойства моделируемого объекта. Из глубинных структур можно вывести поверхностные структуры, которые точно выражают свойства моделируемого объекта. Та­ким образом, при помощи стандартных процедур выводится сложность и многообразие существующих и возможных литера­турных феноменов.

Характерной чертой структурализма является стремление за сознательным манипулированием знаками, словами, образами, сим­волами обнаружить неосознаваемые глубинные структуры,скры­тые механизмы знаковых систем (ср., например, положения ге­неративной поэтики в книге Р. Барта «Мифологии»). В этом от­ношении литературоведческий структурализм сохранял преем­ственность по отношению к структурализму в этнологии, в час­тности к трудам К. Леви-Стросса. Интерес к глубинным струк­турам в сочетании с присущим структурализму стремлением к формации, логизации и математизации значения (Дж. Принс в своей «Грамматике историй» описал структуру сказки «Красная шапочка» с помощью алгебраических формул, занявших 12 книж­ных страниц) стали источником кризиса структурализма в пос­ледней трети XX века, когда рационализм и абсолютизация на-



Тема 14


учных знаний вызвали сильную ответную реакцию среди самих структуралистов.

Если смотреть на структурный метод в литературоведении с точки зрения системного подхода, то следует признать его соот­ветствие принципу структурности и применимость как по отно­шению ко всем компонентам системы «литература», так и к си­стеме «литература», взятой в целом. Иное дело — пришедшие на смену структурализму постструктурализм и деконструктивизм, которые путем деструкции поверхностных структур считают воз­можным обнажить глубинные структуры. Сейчас трудно прогно­зировать результаты деятельности литературоведов — постструк­туралистов и деконструктивистов (Ж. Деррида, М. Фуко, Ю. Кристева, П. де Ман, X. Блум, Дж. Хартман, Дж.Х. Миллер, Ж. Деллез, Ф. Гваттари, Р. Жирар, Ж. Лакан, поздний Р. Барт и др.), но уже можно говорить о несовместимости принципов постструк­турализма и деконструктивизма с системным подходом к изуче­нию литературы.

Для молодых ученых следование им представляет большую опасность. На это указал М.Л. Гаспаров: «Такая парафилология принимает вид игры в прочтение одного текста на фоне друго­го, по возможности, очень непохожего, и называется постструк­турализмом или деконструктивизмом. Здесь как бы возводится в принцип то чтение классиков «от нуля», без эрудиции, оттал­киваясь от последней прочитанной книги, с которой когда-то в детстве начинал каждый. Из этого возникают красивые (хотя обычно неудобочитаемые) творческие фантазии, очень много говорящие о душевном складе сегодняшней культуры, но очень мало — о рассматриваемом тексте и авторе»4.

Современные философы часто именуют системный подход системно-структурным, указывая на его генетическую связь со структурным подходом. В литературоведении эта связь часто была двусторонней, потому что многие структуралисты исходят в своих построениях из системных представлений о литературе.

Близость системного и структурного подходов в литературо­ведении легко показать на примере введенного в теорию лите-

4 Гаспаров М.Л. Предисловие // Ю.М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа. — М., 1994. С. 15.


СТРУКТУРНЫЙ МЕТОД 171

ратуры Ю.М. Лотманом понятия «минус-прием»5. Ученый не­однократно возвращался в своих трудах к многочисленным слу­чаям применения минус-приема в литературе, стремясь выяснить его природу и дать представление о его функциях в литератур­ном произведении и литературном процессе.

Одно из высказываний Ю.М. Лотмана о минус-приеме со­держится в книге «Анализ поэтического текста. Структура сти­ха». Оно велико по объему, а потому ниже будет приведена лишь его часть, достаточная для подтверждения мысли о близости системного подхода к структурному методу: «Структурный ана­лиз исходит из того, что художественный прием не материаль­ный элемент текста, а отношение. Существует принципиальное различие между отсутствием рифмы в стихе, еще не подразуме­вающем возможности ее существования (например, античная поэзия, русский былинный стих и т.п.) или уже от нее отказав­шемся, так что отсутствие рифмы входит в читательское ожи­дание, в эстетическую норму этого вида искусства (например, современный vers libre), с одной стороны, — и в стихе, включа­ющем рифму в число характернейших признаков поэтического текста, — с другой. В первом случае отсутствие рифмы не явля­ется художественно значимым элементом, во-втором — отсут­ствие рифмы есть присутствие не-рифмы, минус-рифма»6.

Прежде всего заметим, что Ю.М. Лотман был знаком с исследо­ваниями по общей теории систем и по теории литературной комму­никации7. Поэтому нас не должно удивлять, что для него прием — «не материальный элемент текста, а отношение». Исследователь не поясняет свои представления о составе системы литературной ком­муникации («автор—текст—читатель»), но говорит о «читательском ожидании», что указывает на включение элемента «читатель» в систе­му, способную порождать литературные приемы. Далее Ю.М. Лот­ман рассматривает развитие системы «автор—текст—читатель» на

5 Григорьев В.П. Минус-прием // Литературный энциклопедический сло­
варь. - М., 1987. С. 221.

6 Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. Структура стиха. — Л., 1972.
С. 24.

7 Об этом свидетельствует как терминология изданной ранее книги
Ю.М. Лотмана «Структура художественного текста», так и прямые упоминания
коммуникативной системы. См. напр.: Лотман Ю.М. Структура художествен­
ного текста... С. 22.

12*



Тема 14


 


Юрий Михайлович Лотман (1922— 1993). Исследования в области семиотики культуры и литературы Ю.М. Лотман со­четал с изучением русской и мировой ли­тературы, с работой комментатора и дея­тельностью координатора тартуской груп­пы московско-тартуской школы, в которой он был одной из ключевых фигур.

Фундаментальные труды Ю.М. Лотмана «Структура художественного текста» и «Анализ поэтического текста», переведенные на ряд иностранных языков, явились весомым вкладом в методологию науки о литературе. Рассматривая литературу как вторичную моделирующую систему, надстроенную над естественным языком, Ю.М. Лотман трансформировал применительно к литературе структурный метод, который был апробирован такими науками, как лингвистика и биология. Эти две книги вошли в состав литературоведческой классики еще при жизни ученого и стали своего рода заочной школой системно-структурного метода для студентов, аспирантов и преподавателей, специализировавшихся в области литературоведения.

Обладая острым чувством новизны, Лотман первым в отечественном литсрату-роведешш обратил внимание на общемето-дологический смысл трудов И. Прнгожина по теорга! систем («Культура и взрыв»).

Такое влияние трудов Ю.М. Лотмана было вполне закономерным, потому что он не просто перенес из других паук уже ис­пользованный ими понятийный аппарат и процедуры исследования структуры, по, представив литературу в качестве систем­ного объекта, как бы заново открыл ее для литературоведения.


примере истории рифмо­ванного стиха, в ходе кото­рого становится возмож­ным создание и исполь­зование минус-приемов. Подытоживая наблю­дения над рассуждением Ю.М. Лотмана о минус-приеме, можно сказать, что исследователь определяет отношение, обусловливаю­щее генезис и функциони­рование минус-приема, но не описывает системы, в которой существуют эти отношения, как бы остав­ляя решение этой задачи системному подходу. Меж­ду тем минус-прием не может существовать в усло­виях одной только прямой связи, идущей от автора через текст к читателю, т.е. в системе литературной коммуникации. Ю.М. Лот­ман отметил существова­ние между элементами «ав­тор», «текст» и «читатель» обратной связи, когда не­сколькими строками ниже писал, что «минус-при­емы» — это «система пос­ледовательных и сознатель­ных, читательски ощути­мых отказов»8. Тем самым,


8 Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. Структура стиха. — Л., 1972. С. 24.


СТРУКТУРНЫЙ МЕТОД



через анализ отношений между элементами, «участвующими» в создании минус-приема, Ю.М. Лотман непосредственно подо­шел к описанию системы «литература», элементы которой на­ходятся в прямой и обратной связи друг с другом («автор—про­изведение—читатель»).

По мнению Ю.М. Лотмана, «...внетекстовая часть художе­ственной структуры составляет вполне реальный... компонент ху­дожественного целого»9. Используя терминологию данной кни­ги, можно сказать, что «художественное целое» — это произве­дение в системе «литература». Включенное в художественную коммуникативную цепь, произведение предстает в полноте его «внетекстовых связей». Упоминая их, автор «Анализа поэтичес­кого текста» выделяет исторические, социальные и «индивиду­ально-личные» связи. Последние почти не поддаются «анализу средствами современного литературоведения».

Ю.М. Лотман отмечает, что «внетекстовые связи» следует изу­чать не по отдельности, а «в их структурной совокупности». Фе­номен, который здесь обозначен как «структурная совокупность» «внетекстовых связей», описан в этой книге как система «лите­ратура».

Внетекстовые связи Ю.М. Лотман рассматривает лишь час­тично — «в их отношении к тексту». Автор сознательно вводит это ограничение, поскольку его главной целью является рассмот­рение структуры поэтического текста. При структуралистском подходе объектом анализа является срединный элемент систе­мы «литература» — текст произведения «от первого слова до последнего»10. Лишь иногда затрагиваются ближайшие звенья коммуникативной художественной цепи. При строгом струк­туралистском подходе прямые и обратные связи, действующие по всей цепи и влияющие на всю систему, учитываются лишь час­тично.

Во второй части книги, посвященной анализу поэтического текста, Ю.М. Лотман дает серию примеров. Как правило, автор начинает разбор с упоминания о «внетекстовых связях». И при структуралистском анализе — это естественная отправная точ-

9 Лотман Ю.М. О поэтах и поэзии. Анализ поэтического текста. Статьи.
Исследования. Заметки / Вступ. статья М.Л. Гаспарова. — СПб., 1996 С. 43.

10 Там же. С. 23.



Тема 14


ка. Пунктирно намечаются история создания, жанр и традиция, к которым восходит данный стихотворный текст.

Второй шаг связан с выделением наиболее важных и актив­ных уровней структуры текста. Следуя терминологической тра­диции формалистов, Ю.М. Лотман называет их «доминантны­ми». Само это выделение происходит интуитивно и, на самом деле, предполагает учет данных всей художественной коммуни­кативной цепи. Доминантный уровень объясняет семантику еди­ниц других уровней. Так, например, анализируя стихотворение К.Н. Батюшкова «Ты пробуждаешься, о Байя, из гробницы...», в котором русский поэт воссоздает образ древнего итальянского города, часть развалин которого находится под водой, Ю.М. Лот­ман отмечает, что доминантными, наиболее активно работающи­ми уровнями структуры здесь являются низшие — фонологичес­кий и метрический. Исследуя звуковой состав и ритмическую структуру стихотворения, Ю.М. Лотман прослеживает связи этих уровней с семантикой «словаря», лексики этого текста.

Структурный анализ ставит своей основной задачей иссле­довать окказиональную синонимию / антонимию единиц раз­ных уровней. По мнению Ю.М. Лотмана, поэтическая структу­ра уникальна тем, что способна превращать «заведомо несино­нимические и неэквивалентные единицы» в «синонимы и адекваты»11. Так, анализ стихотворения К.Н. Батюшкова выявил «сближение» и — одновременно — расхождение звукового, лек­сического и ритмического уровней текста.

Ю.М. Лотман делает главными «героями» анализа структур­ные принципы — «возвращение», «повтор», «антитезу»12. Специ­альным приемом, помогающим уловить вариативность13 любого текста, является составление его «словаря». Как правило, он скла­дывается из «микрословарей» единиц разных уровней14.

Анализируя стихотворение К.Н. Батюшкова, Ю.М. Лотман составляет «словарь» на звуковом (фонологическом) уровне. При

11 Лотман Ю.М. О поэтах и поэзии. Анализ поэтического текста... С. 132.

12 Там же. С. 49.

13 Опираясь на традицию А. Шенберга, музыковед Ф. Гершкович определя­
ет музыкальное произведение как «систему повторений». См.: Гершкович Филип.
О музыке. Статьи. Заметки. Письма. Воспоминания / Под ред. Л. Гофмана. — М.,
1991. С. 63.

14 Лотман Ю.М. О поэтах и поэзии. Анализ поэтического текста... С. 179.


 

СТРУКТУРНЫЙ МЕТОД 175

этом обнаруживаются значимые повторы. Схема распределения ударных гласных в этом тексте выглядит следующим образом:

Ты пробуждаешься, о Байя, из гробницы При появлении Аврориных лучей, Но не отдаст тебе багряная денница

Сияния протекших дней, Не возвратит убежищей прохлады,

Где нежились рои красот, И никогда твои порфирны колоннады

Со дна не встанут синих вод.

 

а а и
е о е
а а и
а е е
и е а
е и о
а и а

Видно, что «возвращаются», «повторяются» и вступают в кон­фликт «четыре фонемы, которые легко обобщаются в две груп­пы а/о и е/и». В дальнейшем этот анализ дополняется наблюде­ниями над «консонантными противопоставлениями», а также последовательным описанием ритмических структур. В резуль­тате Ю.М. Лотман приходит к выводу, что семантика пробужде­ния жизни закрепляется за фонемой «а», значение же гробни­цы, смерти — за «и»15. Эти соотношения единиц разных уров­ней имеют значение лишь в контексте данного стихотворного текста, где они выступают как окказиональные синонимы-адекваты.

Ю.М. Лотман подчеркивает, что в принципе между различными уровнями текста существует «двусторонняя» зависимость. В сти­хотворении К.Н. Батюшкова «семантические единицы» интер­претируют значения низших уровней. Однако существует и

15 Лотман Ю.М. О поэтах и поэзии. Анализ поэтического текста... С. 138.



Тема 14


«обратная» связь: соотнесенность фонем порождает семантичес­кие сближения и антитезы на высших уровнях. При этом «фо­нологическая структура» интерпретирует семантическую. Тем самым Ю.М. Лотман отмечает действие прямых и обратных свя­зей в структуре произведения. Представляется, что эта законо­мерность действует во всей художественной коммуникативной цепи, обеспечивая ее системный характер.

Заключая анализ стихотворения К.Н. Батюшкова, Ю.М. Лот­ман делает вывод, что «вся структура текста создает трагический образ разрушения красоты и невозможности ее воскрешения. Однако эта, выраженная всем строем стихотворения, идея всту­пает в противоречие с возникающим из того же текста ощуще­нием вечности и неистребимости красоты. Это ощущение воз­никает из богатства звуковой организации и достигается исклю­чительно фонологическими средствами». Очевидно, что для уче­ного интуиция, «гармония» все же первичны. И только на этом фоне высшая математика анализа обретает глубокий смысл.

Развивая принципы формального метода, структурализм де­лает следующий шаг: от анализа «искусства как приема» — к вы­явлению структурных принципов, где материал и форма нераз­делимы. Заключая этот раздел, отметим, что при всей близости понятий «система» и «структура», структурный метод и систем­ный подход не синонимы.

Вопросы к теме: 1. Определите понятия «отношения», «уровень», «оп­позиция», «синтагма», «парадигма» в книге Ю.М. Лот-мана «Структура художественного текста».

2. Что означают в работах структуралистов терми­
ны «парадигматика» и «синтагматика» и чем обус­
ловлена потребность в понятиях парадигматики
и синтагматики?

3. Прочитайте стихотворение А. А. Ахматовой и по­
кажите на тексте принципы структурного ана­
лиза: выделите уровни, систему оппозиций, ком­
позиционный круг. Докажите, что композици­
онный круг неполон.


СТРУКТУРНЫЙ МЕТОД



Ты письмо мое, милый, не комкай, До конца его, друг, прочти. Надоело мне быть незнакомкой, Быть чужой на твоем пути.

Не гляди так, не хмурься гневно, Я любимая, я твоя. Не пастушка, не королевна И уже не монашенка я.

В этом сером, будничном платье, На стоптанных каблуках... Но, как прежде, жгуче объятье, Тот же страх в огромных глазах.

Ты письмо мое, милый, не комкай, Не плачь о заветной лжи, Ты его в твоей бедной котомке На самое дно положи.

4. Определите отношения между понятиями «пара­
дигма» и «парадигматическая ось», «синтагма» и
«синтагматическая ось» в стихотворении Ахматовой.

5. Проверьте свой вывод, сопоставив синонимичные
понятию «парадигматическая ось» понятия «ось
выбора» и «вертикальная ось» с понятием «пара-

' тигматика», а синонимичные понятию «синтаг­матическая ось» понятия «ось сочетания» и «гори­зонтальная ось» с понятием «синтагматика».

Литература по теме

1. Лотман Ю.М. Структура художественного текста. — М., 1970,

2. Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. — Л., 1972.

3. Успенский Б.А. Поэтика композиции. Структура художественного
текста и типология композиционной формы // Семиотика искус­
ства. — М„ 1995.

4. Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика / Сост. Г.К. Ко-
сикова. — М., 1994.


Тема 15

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.236.140 (0.019 с.)