ТОП 10:

И потому – прости ему, Господь



 

 

Прошел год.

Катя и Оксана пришли на Северное кладбище. Оксана уже не беременна, раз прошел год. Северное кладбище – это такое новое кладбище за городом. Бывают кладбища загадочные, старые, веселые, бывают грустные, а это честное новое кладбище где понимаешь, что смерть не жребий избранных, а косит всех старательно и обязательно придет за тобой.

На могиле новый каменный памятник. На нем выгравирован Сашин портрет, тот, что стоял на кухне на подоконнике.

Под портретом эпитафия любая из вышеперечисленных.

Рядом - место для Кати.

Цветы, венки. От родных, друзей и сослуживцев.

Катя и Оксана распаковывают сумку. Выставляют на столик еду. Катя накладывает в пластиковую тарелку буженину, пирожки, горку конфет, сало, сыр, овощи. Наливает рюмку водки и все это ставит на могилку, возле портрета-памятника.

КАТЯ. Ешь, Саша, ешь…

ОКСАНА. Конфеты положила?

КАТЯ. Конечно, обязательно.

 

Поджигает лампадку у памятника.

 

КАТЯ. Они обалдели когда памятник увидели.

ОКСАНА. Я представляю.

КАТЯ. А потом я сказала, сколько я за него заплатила. Они обалдели. Они не ожидали. Я так рада. Боже, ты не представляешь. Мне прямо легче стало. Впервые за год стало легче.

 

Катя крестится. Оксана смотрит, как сильно расширилось кладбище за год.

 

ОКСАНА. Год назад мы были крайние. С ума сойти сколько людей за год. Вон девушка лежит совсем молодая. И вот еще ребенок. Господи, 10-го года рождения… Какое горе…

КАТЯ. Да… Рано уходят… Ты знаешь, мне тут Куценко признался, выпил и признался… Оказывается Сашу за день до того к себе Леонтович вызывал…

ОКСАНА. Это кто?

КАТЯ. Кто… Ректор академии.

ОКСАНА. А.

КАТЯ. Куценко говорит, что Саша зеленый после него вышел. А утром все, нет человека. Убили. Морально убили. Куценко говорит, многие теперь увольняться стали, испугались.

ОКСАНА. Куда идут?

КАТЯ. В охрану. Кто куда. Да что, он себе работы бы не нашел? Да его бы с руками оторвали куда угодно. Ничего, Бог все видит, за все заплатит.

ОКСАНА. Кто?

КАТЯ. Они все.

 

Звонит мобильный у Оксаны.

 

ОКСАНА. Анна Андреевна (отвечает). Да, Анна Андреевна… Ничего, другой поставьте. Что угодно. Выплевывает? Не давайте, пожалуйста… Ну я же говорила… Вы вспомните, перед уходом… Ну ничего страшного… Эспумизан. Дайте эспумизан.

(отключается)

КАТЯ (автоматически сюсюкает). Сто там нас маленький?

ОКСАНА. Соску выплевывает. Колики.

КАТЯ. Так пусть даст эспумизан.

ОКСАНА. Я сказала.

КАТЯ. Она же с детьми не умеет обращаться.

ОКСАНА. Хватит уже.

КАТЯ. Был бы дедушка живой, все бы было по-другому. И Олег бы никуда не делся.

ОКСАНА. А это как связано?

КАТЯ. Я на курсах вождения с одной вдовой познакомилась. Так она говорит, что после смерти ее мужа от дочки сразу муж ушел. Мужская солидарность что ли у них.

ОКСАНА. Надо было мне Колю Сашей назвать. Я теперь жалею.

КАТЯ. Ну следующего назовешь.

ОКСАНА. А если девочка?

КАТЯ. Какая разница?

ОКСАНА. Ну, да, точно. Сашей назову.

КАТЯ. Давай помянем

 

Оксана наливает вино. Они стоят с пластиковыми стаканчиками. Смотрят на портрет Саши.

 

КАТЯ. Саша… Муж мой родной. Вот уже год прошел с того страшного дня… Как ты ушел, не попрощавшись. Ну… Раз ты так решил, значит, что-то знал, значит, тебя позвали на небесную службу… Пусть земля тебе будет прахом.

ОКСАНА. Пухом.

КАТЯ. Пухом, конечно. Язык не слушается. Весь этот год… Мы помним и скорбим каждую минуту. Мальчик Коля не дал умереть мне с горя. Внук твой. Такой потешный. На тебя похож. В следующем году приедем с ним вместе. А сегодня с няней оставили, все таки здесь сыро. Посмотри, какой у тебя памятник, надеюсь, ты доволен, я очень старалась. А вот видишь рядом - это мне местечко. Сколько Бог даст, тогда и встретимся. А пока работаю, взяла еще один ларек. Еле тяну. Олег не помогает. Но не будем о грустном. Нам без тебя очень трудно. Не было дня, чтобы мы с Оксанкой не вспоминали тебя. Но надо дальше жить. Покойся с миром, а мы пока тут.

 

Целует в губы каменный портрет. Выпивают не чокаясь. Закусывают.

 

КАТЯ. Ой, Саше икры не положили!

 

Оксана бегом подает бутерброд, Катя кладет на пластиковую тарелку.

 

ОКСАНА. Я отчество поменяю.

КАТЯ. Какое?

ОКСАНА. Перепишу Колю. Будет не Олегович, а Александрович. В честь Саши.

КАТЯ. А фамилию Олега оставишь?

ОКСАНА. Не хочу. Свою дам.

КАТЯ. Сашину тогда дай.

ОКСАНА. Ну, это все-таки странно. Он же не отец.

 

Катя пожимает плечами.

 

КАТЯ. Странно, да.

ОКСАНА. Вон за той могилкой совсем не ухаживают. Давай хоть старые цветы выбросим.

 

Собирают в пакет старые цветы с Сашиной и с чужой могилки.

 

КАТЯ. Хотя, знаешь, ничего и странного. Мальчик должен гордиться своей фамилией. Папина фамилия ему ничего не прибавит. Что хорошего ты сможешь рассказать ему про папу? А про Сашу. Про дедушку можно будет многое рассказать. Медали покажешь. Помнишь, как он заступился за тебя, когда дядя Юра на тебя кричал.

ОКСАНА. Не помню.

КАТЯ. Дядя Юра кричал на тебя, что ты курила в 13 лет. Кричал, что ты ранняя. А Саша сказал не твое дело, следи за своими детьми. Мы со своими сами разберемся. А он говорит – она же не твоя. А Саша взял тебя так за руку и говорит «моя. Понял?». Ну и потом дядя Юра долго извинялся, пока мы не переехали.

ОКСАНА. Давай еще выпьем.

 

Разливают еще.

 

КАТЯ. Скажешь?

ОКСАНА. Я про себя.

 

Молча смотрит на Сашу. Бормочет губами. Выпивает.

 

КАТЯ. Ну, хоть вспомни что-нибудь. Надо вспоминать.

ОКСАНА. Ерунда в голову лезет. Как тебе в ухо жук залез, а Саша его самогоном залил.

КАТЯ. Ерунда. А помнишь, как на Троещине на какую-то женщину собачья стая напала, а Саша ее спас.

ОКСАНА. Потом эта женщина ему нож подарила.

КАТЯ. Валя, кажется, c Бальзака.

ОКСАНА. Валя, точно.

КАТЯ. Эх, какой мужик был. Помнишь, как на него все оглядывались. Офицер! Сейчас таких не делают.

ОКСАНА. А как его студенты любили.

КАТЯ. И подчиненные. Он жесткий мог быть вообще. Но они его уважали.

ОКСАНА. У него чувство юмора потому что было.

КАТЯ. Он любил всякие розыгрыши.

 

Улыбаются

 

КАТЯ. Никогда ни в чем мне не отказывал. Говорю, Саша, надо туда. Он молча встает и едет. Бабушка заболела или ты, никаких вопросов, в любое время суток.

ОКСАНА. Не хватает его сильно.

КАТЯ. В Евпатории с москвичами подрался. Ты же знаешь как они себя ведут там. Ну то есть что значит дрался. Порвал как Тузик тряпку. Все, не было их. С землей сровнял. Один на троих – я боялась, что поубивает.

ОКСАНА. Ну, мастер спорта.

КАТЯ. И умер как… Достойно. В койке не лежал, под себя не ходил.

ОКСАНА. Мне сон приснился, я тебе не хотела говорить.

КАТЯ. Какой?

ОКСАНА. Что он не умер на самом деле. Инсценировали смерть, что-то типа боевого спецзадания на службе. Вместо него другой труп положили, похожий. И вот он через год вернулся и говорит, простите, девочки, выполнял задание. Так было надо. Не имел права разглашать. Я стала ругать его, как ты мог, мы так страдали, а сама плачу от счастья. Проснулась в слезах, а это все оказалось сон. Снова расплакалась. Так обидно.

КАТЯ. Представляешь, если бы это была правда.

ОКСАНА. В кино же бывает.

 

Катя замечталась на мгновение.

 

КАТЯ. Да нет. Я же в морге помогала его одевать… Этого не может быть.

 

Мимо проходит мужчина, наверное, работает там копальщиком или сторожем.

 

КАТЯ. Здравствуйте. Подойдите за царствие небесное.

 

Мужчина подходит. Кивает памятнику. Катя наливает ему водки. Протягивает. Готовит конфеты и бутерброд.

 

МУЖЧИНА. Царствие небесное и вечная память.

КАТЯ. Александр.

МУЖЧИНА. Александру

 

Крестится, выпивает.

 

МУЖЧИНА. Молодой.

КАТЯ. Cердце. Спасибо. Возьмите.

МУЖЧИНА. Дай вам Бог здоровья.

 

Закусывает, уходит недалеко.

 

ОКСАНА. На Сашу чем-то похож.

КАТЯ. Да что ты. Посмотри какой Саша. А этот. (презрительно отмахивается) Выживают слабейшие.

ОКСАНА. Будем собираться?

 

Женщины собирают еду со стола. Что-то докладывают в тарелку Саше. Поджигают потухшую лампадку. Целуют по очереди в губы каменный портрет.

 

КАТЯ. Мне он только один раз приснился. Говорит, переведи пенсию в другой банк. Я перевела, конечно. Но так обидно. Говорю, что, тебе и сказать мне больше нечего?

Идут на автобус, чуть пошатываясь от сумок и выпитого.

Тот, Что Похож На Сашу, возвращается, берет стаканчик с водкой, бутерброд с икрой, конфеты. Садится рядом с памятником Саше, пьет, закусывает.

 

Мы вместе с Тем, Что Похож на Сашу смотрим фрески c разными сюжетами из жизни Саши. На всех фресках Саша в военной форме и с медалями.

 

Саша побеждает наглых зажравшихся москвичей в Крыму, которые приставали к его девушке Кате. Один лежит поверженный на набережной, другой в испуге бежит прочь, третий просит о пощаде.

Саша сворачивает шею бешеной собаке. Собачья стая разбегается в разные стороны. Женщина с кравчучкой, в которой она везла кости на бульон для своей семьи, и которую укусила убиваемая собака, протягивает руки cвоему спасителю. Из ее ноги течет кровь.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.016 с.)