ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Руководство по правам меньшинств и их языкам



Фернан де Варенн

(F. de Varennes. A Guide to the Rights of Minorities and Language.

Budapest: COLPI, 2001)

Общее введение «Соответствующие международные обязательства содержат в себе международный минимум норм и требований. Рассмотрение этих обязательств в ограничительном плане противоречило бы духу и бук- ве этих обязательств»1 . В данной брошюре делается попытка подробного описания прав мень- шинств в сфере использования языка. Прежде всего она задумана как руководство по юридическим вопросам. В ней содержатся сведения об основных положениях из соглашений и других документов, относя- щихся к правам меньшинств. В одном из ее разделов дается подробная информация об организациях и программах, полезная для тех, кто хо- тел бы получить дополнительную информацию. Кроме того, в брошю- ре имеются справочные таблицы, содержащие перечисление основ- ных прав меньшинств и документов, в которых они изложены. Большая часть европейских документов (Совета Европы, ОБСЕ, Евро- пейского Союза) содержат международное признание языковых прав меньшинств — прав человека — которые должны соблюдаться. Од- нако вследствие общего характера и сложности представленных фор- * Публикуется с сокращениями по изданию: Ф. де Варенн. Руководство по правам меньшинств и их языкам / Пер. с англ. М. В. Дьячкова. — Москва: Юристъ, 2002. © A Guide to the Rights of Minorities and Language, 2001. Open Society Institute. All rights reserved. 1 Гаагские рекомендации относительно прав национальных меньшинств в обра- зовании. Foundations on Inter-Ethnic Relations. The Hague. 1997. Фернан де Варенн. Руководство по правам меньшинств и их языкам 101 мулировок, не всегда представляется возможным объективно опреде- лить их практическое применение. Хочется надеяться, что данная брошюра даст читателю ясное пред- ставление о существующих специфических языковых правах мень- шинств, содержащихся в европейских договорах и прочих докумен- тах, а также укажет ему, куда следует обращаться за защитой этих прав со стороны соответствующих правительств. Права человека, демократия и меньшинства Не будет преувеличением считать, что политика европейских стран базируется сегодня на общих ценностях. Сюда входит верховенство закона, демократия, соблюдение прав человека, терпимость и плю- ралистическое общество. Это те ценности, которые содержатся в до- кументах ОБСЕ и Совета Европы, лежат в основе критериев приема в Европейский Союз новых членов. Принятие данных ценностей уже более не является свободным выбором — в отношении прав человека и прав меньшинств — это законодательное требование. Как говорится в Парижской хартии «За новую Европу», принятой в 1990 году, «пра- ва лиц, относящихся к национальным меньшинствам, должны соблю- даться целиком и полностью как неразрывная часть основных прав человека». Дух терпимости и плюрализма является важным компо- нентом этих ценностей. Связывая такие понятия, как мир, безопасность и права человека с желательностью использования миноритарных языков, эти права и политические обязательства становятся конструктивным средством связи между моральным аспектом прав человека и практикой их осу- ществления, т. е. включения меньшинств в более широкое общество, составляющее конкретное государство. Они позволяют использовать новые и более совершенные способы вовлечения, участия и проявле- ния уважения друг к другу с учетом всех возможностей и ресурсов данного государства. Как утверждается в одном из документов ОБСЕ, «в интересах дружественных взаимоотношений между нашими наро- дами, а также мира, справедливости, стабильности и демократии тре- буется… обеспечение защиты языковой самобытности и создание ус- ловий для сохранения этой самобытности»2 . 2 Доклад Совещания экспертов по национальным меньшинствам. ОБСЕ. 1990. 102 Вопросы меньшинств в Республике Беларусь, Европе и мире Юридические и политические обязательства и права меньшинств Лица, принадлежащие к меньшинствам, как граждане, так и не граж- дане данного государства, обладают многочисленными правами в от- ношении их родного языка3 . Эти права основываются на междуна- родных или европейских соглашениях, являющихся юридически обязательными документами. Ряд прав содержится в положениях международного права и соглашениях Совета Европы, а также в поли- тически обязательных документах ОБСЕ и других организаций. В то время как приведенные ниже примеры не подпадают под действие юридически обязательных документов, они, в конечном счете, отра- жают существующий консенсус относительно того, в чем состоят пра- ва меньшинств и каковы нормы реализации этих прав4 . Существует также большое число двусторонних соглашений, которые были заключены между европейскими и центрально-азиатскими го- сударствами и имеют юридически обязательный характер. В этих со- глашениях признается ряд прав, которыми обладают меньшинства. Однако, по большей части, в них не предусмотрен механизм, гаран- тирующий их реализацию и предусматривающий процедуру компен- сации отдельным лицам в случае их нарушения. Тем не менее любое ратифицированное соглашение в большинстве европейских законода- тельных систем рассматривается в качестве юридически обязательно- го документа. В некоторых странах отдельные лица обладают правом обращаться с жалобой на нарушение подобных соглашений в судеб- ные инстанции5 . 3 В соответствии с Общим замечанием № 23 ООН, неграждане, равно как и граж- дане, обладают всеми правами человека и правами меньшинств, гарантирован- ными статьей 27 Международного пакта по гражданским и политическим пра- вам (МПГПП). 4 По-видимому, наиболее значительным из этих неюридических, но политически обязывающих документов является Документ Копенгагенской встречи Конфе- ренции по человеческому измерению ОБСЕ. В нем содержится ряд параграфов, относящихся к правам меньшинств, воспроизведенных в приложении к данной работе. 5 К двусторонним соглашениям относятся: Соглашение об основных принципах двусторонних отношений, дружбе и сотрудничестве между РФ и Республикой Узбекистан; Соглашение между Чешской Республикой и Словацкой Республи- кой о сотрудничестве и добрососедских отношениях; Соглашение между Фин- ляндией и Швецией относительно гарантий автономии Аландских островов; Фернан де Варенн. Руководство по правам меньшинств и их языкам 103 Помимо юридических обязательств, правительства европейских стран имеют, по меньшей мере, моральные обязательства в отношении за- щиты и поощрения языковых меньшинств. Например, Европейский Парламент напоминает государствам-членам о необходимости «при- знания в законодательной форме их языковых меньшинств и созда- Соглашение об установлении отношений между Финляндской Республикой и РФ; Соглашение между Министерством национального образования Поль- ской Республики и Министерством культуры и образования Литовской Респу- блики; Конвенция о предоставлении специальных прав словенскому меньшин- ству, проживающему в Венгрии, и венгерскому меньшинству, проживающему в Словении; Протокол ФРГ и РФ о сотрудничестве в постепенном восстанов- лении гражданства российских немцев; Меморандум о согласии между прави- тельствами Франции, СК, США и Югославии; Договор о восстановлении не- зависимой демократической Австрии; Заявление о принципах сотрудничества между Венгерской Республикой и РФ в сфере соблюдения прав национальных или этнических, религиозных и языковых меньшинств; Договор об основах взаимоотношений между РФ и Украиной; Договор между ФРГ и ГДР о восста- новлении единства Германии; Договор между ФРГ и Румынией о дружбе, со- трудничестве и партнерстве в Европе: Договор об основах добрососедства и со- трудничества между Венгерской Республикой и Украиной; Договор об основах межправительственных отношений между РСФСР и Литовской Республикой; Договор о дружбе и сотрудничестве между Хорватской Республикой и Венгер- ской Республикой; Договор о дружбе и сотрудничестве между Литовской Респу- бликой и Украиной; Договор о дружбе, сотрудничестве и добрососедстве меж- ду Болгарией и Румынией; Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между РФ и Республикой Грузия; Договор о добрососедстве и сотрудничестве между Чешской и Словацкой Федеративной Республикой и ФРГ; Договор о до- брососедстве и сотрудничестве между Словакией и Венгрией; Договор о друж- бе и сотрудничестве между Украиной и Республикой Молдова; Мирный Дого- вор с Австрией; Мирный Договор с Италией; Договор между Польшей и Литвой о добрососедстве и сотрудничестве; Договор между Польшей и Чешской и Сло- вацкой Федеративной Республикой о добрососедстве, солидарности и друже- ском сотрудничестве; Договор между Польской Республикой и Республикой Беларусь о сотрудничестве; Договор между Польшей и Эстонской Республи- кой о сотрудничестве и сотрудничестве в регионе Балтийского моря; Договор между Польской и Латвийской Республиками о дружбе и сотрудничестве, До- говор между Польшей и Румынией о дружбе и сотрудничестве; Договор между Польской Республикой и РФ о сотрудничестве; Договор между Польской Респу- бликой и Украиной; Договор между РФ и Республикой Казахстан о дружбе, со- трудничестве и взаимной помощи; Договор между РФ и Республикой Киргиз- стан о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи; Договор между Украиной и Республикой Беларусь; Договор между Германией и СССР о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве; Договор между Германией и Польшей о друж- бе и сотрудничестве; Договор между Германией и Венгрией о сотрудничестве и партнерстве в Европе. 104 Вопросы меньшинств в Республике Беларусь, Европе и мире ния таким образом необходимых условий для сохранения и развития региональных и миноритарных культур и языков»6 . Несмотря на эти выражения поддержки, перед меньшинствами за- частую возникают сложности при попытках обеспечить соблюдение этих прав, поскольку многие права человека имеют достаточно общий и неконкретный характер. Это значит, что, во-первых, не всегда ясно, каково содержание конкретного права в конкретной ситуации, а, во- вторых, что конкретное правительство должно предпринимать для выполнения своих юридических обязательств. В этой брошюре сделана попытка дать ответы на некоторые вопросы. Она не претендует на научное рассмотрение вопроса о правах мень- шинств, однако содержит краткое изложение существующих прав. Следует тем не менее предупредить читателя заранее: в то время как содержание одних прав представляется ясным и безусловным в юри- дических кругах, в отношении других далеко не всегда существует со- гласие и понимание. Многие языковые права меньшинств рассматриваются в этой брошю- ре как ясные и недвусмысленные, однако в реальных ситуациях они могут оказываться далеко не столь ясными и не столь однозначны- ми. В то время как существует тенденция к единому пониманию того, что представляют собой нарушения языковых прав в частной жиз- ни, более сложным представляется понимание того, что являют собой дискриминационная практика или неоправданное ущемление языко- вых прав меньшинств на государственном уровне. В последнем слу- чае следует принимать во внимание целый ряд факторов при оцен- ке того, можно ли считать необоснованным и неоправданным отказ властей от осуществления определенных действий на родном языке индивида. Следующие два раздела посвящены рассмотрению того, как в кон- кретных условиях меньшинства могут воспользоваться своими язы- ковыми правами. Дается краткое объяснение содержания каждого от- дельного права; рассматривается вопрос о том, признается ли данное право в международном законодательстве и на региональном (т. е. ев- ропейском) уровне. Делаются ссылки на существующие международ- ные и европейские документы. 6 Параграф 2, Резолюция о языках и культурах региональных и этнических мень- шинств в рамках Европейского сообщества. Doc. A-2-150/87. Фернан де Варенн. Руководство по правам меньшинств и их языкам 105 Использование миноритарных языков на негосударственном уровне Если официальные власти препятствуют использованию миноритар- ных языков на негосударственном уровне, это является нарушением как ряда отдельных прав, так и общепризнанного международного права, о чем специально упоминается в двусторонних и многосторон- них соглашениях и других документах. Попытки властей регулировать использование языка на негосударственном уровне — будь то коммер- ческая, издательская, культурная сфера или неофициальные меропри- ятия — может рассматриваться как нарушение целого ряда прав че- ловека, таких как право на частную и семейную жизнь; право на сво- боду мысли и слова; право на защиту от дискриминации; право лица, принадлежащего к языковому меньшинству, на использование своего языка при общении с другими лицами, принадлежащими к этому же меньшинству. В большинстве международных соглашений и других документов, име- ющих отношение к правам меньшинств, содержатся общие положения, основанные на формулировке статьи 27 Международного пакта о граж- данских и политических правах (далее — МПГПП), а именно: «лица, от- носящиеся к меньшинствам, обладают правом на свободное использо- вание своего языка как в общественной, так и в частной жизни». Эта формулировка, как представляется, касается большинства случаев ис- пользования миноритарного языка на негосударственном уровне. Суще- ствует широко распространенное и общепризнанное согласие относи- тельно того, что данное положение является юридически обязательным, одним из «основных прав человека». Далее будет сказано о практиче- ском осуществлении этого права в ряде специфических случаев. Использование миноритарного языка в письменной и устной форме в негосударственной сфере Лица, принадлежащие к меньшинству (как и все прочие лица), обла- дают правом пользования своим языком в негосударственной сфе- ре. Если власти препятствуют этому или накладывают ограничения на использование языка как в письменной, так и в устной форме, то это должно рассматриваться как нарушение права на свободу мысли и слова и дискриминационное действие. Такие действия противоре- чат положениям статьи 27 МПГПП, поскольку лица, принадлежащие 106 Вопросы меньшинств в Республике Беларусь, Европе и мире к языковому меньшинству, обладают правом использования своего языка при общении с другими членами данной группы7 . Например, к подобного рода нарушениям относится запрет на использо- вание своего языка при общении друг с другом на улице и в обществен- ных местах. Это нарушение статьи 27 МПГПП и проявление дискри- минации. Во многих международных соглашениях и прочих документах, относящихся к соблюдению прав человека, в частности к соблюдению прав меньшинств, содержится четкое изложение этого права8 . То же самое относится и к случаям использования миноритарного языка в качестве средства коммуникации. Власти не должны препят- ствовать отдельным лицам вести переписку на миноритарном языке как на частном, так и на общественном уровне, включая использова- ние миноритарного языка в деловой сфере, телефонных переговорах, электронных средствах связи и т. д. Создание препятствий на этих уровнях противоречило бы международному праву, включая право на свободу мысли и слова, право на защиту от дискриминации и право личности пользоваться своим языком. В частности, все эти права из- ложены в статье 27 МПГПП9 . В международном законодательстве и в соглашениях, подписанных в рамках Совета Европы, ничего не говорится о запрете на использова- ние миноритарного языка в частной переписке. Теоретически единствен- ной ситуацией, допускающей подобный запрет, могла бы быть необхо- димость защиты интересов национальной безопасности, общественного порядка и общественной морали и предотвращение разжигания расо- вой вражды и призывов к насилию. Практически же трудно представить возможность возникновения ситуации, в которой запрет переписки на миноритарном языке мог бы оправдываться этими критериями. 7 См. Слушание дела «Баллантайн, Дэвидсон и Макинтайр против Канады» в Ко- митете ООН по правам человека. UN Human Rights Committee Communications/ № 359/1989, March 31,1993 ‘Ballantyne, Davidson and McIntyre v. Canada, а также «Лавлейс против Канады». ‘Lovelace v. Canada’ UN Document A/36/40. 8 Эти положения содержатся также в статье 9(1) Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств и статье 2 Декларации ООН о правах лиц, принад- лежащих к национальным или этническим, религиозным или языковым мень- шинствам. 9 В дополнение к позиции Комитета ООН по правам человека по делу «Баллан- тайн, Дэвидсон и Макинтайр против Канады» см. также комментарий Комите- та по делу «Шарлен против Бельгии» (1963). Yearbook of the European Convention on Human Rights 445, p. 454-456. Фернан де Варенн. Руководство по правам меньшинств и их языкам 107 В отношении этого права в различных европейских и международ- ных документах существует согласие. Все они сходятся на призна- нии соответствующих «норм», в соответствии с которыми прави- тельства должны принимать на себя юридические и политические обязательства10. В качестве примера можно привести статью 10 Ра- мочной конвенции о защите национальных меньшинств, в которой говорится, что: «1. Стороны обязуются признавать право каждого лица, относя- щегося к национальному меньшинству, на свободное использование своего миноритарного языка в частной и общественной жизни как в устной, так и в письменной форме.» Констатация этого права предусматривает, что если власти препят- ствуют, скажем, исполнению песен, опер, спектаклей и т. п. на мино- ритарном языке, то это рассматривается как нарушение указанных выше прав11. Таблица А Письменная и устная форма миноритарного языка в неофициальной сфере. Власти, ограничивающие или запрещающие использование минори- тарных языков в негосударственной сфере в письменной или устной форме, нарушают целый ряд основных прав человека, и соглашения, и политические обязательства, взятые на себя государствами в рамках ООН, Совета Европы и ОБСЕ. Таким образом, они выступают в каче- стве нарушителей международного права и юридических обязательств в рамках Совета Европы. Поэтому меньшинства могут обращаться с судебными исками в свои национальные суды, там где это приня- то, и/или использовать юридические или иные процедуры, предусмо- тренные ООН и Советом Европы. Ниже представлен ряд специфиче- ских ситуаций. Юридические документы, касающиеся этих ситуаций, обозначены жирным шрифтом. 10 Статья 10 Рамочной конвенции по защите национальных меньшинств и пара- граф 32.5 Документа Копенгагенской встречи, хотя последний не является обя- зывающим с юридической точки зрения. 11 Статья 11 Рамочной конвенции; статья 12 Европейской хартии региональных или миноритарных языков; статья 2 Декларации ООН о правах лиц, принад- лежащих к национальным или этническим, религиозным или языковым мень- шинствам. 108 Вопросы меньшинств в Республике Беларусь, Европе и мире • Частные письма и другие письменные тексты на миноритарном языке. • Статья 19 МПГПП и статья 10 Конвеции о защите прав человека и основных свобод Совета Европы. • Песни с использованием слов на миноритарном языке на неофици- альных мероприятиях или в частной жизни. • Статья 27 МПГПП. • Миноритарный язык на частном телевидении, радио и в Интернете. • Протокол № 12 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. • Миноритарный язык в неофициальных плакатах и проспектах (вклю- чая составленные в политических, культурных и деловых целях). • Миноритарный язык на этикетках различной продукции. • Параграф 32.5 Документа Копенгагенской встречи Конференции по человеческому измерению. • Использование миноритарного языка в документах неправитель- ственных организаций, общественных объединений и клубов. • Статья 11 Рамочной конвенции о защите национальных мень- шинств. Личные имена и топонимы на миноритарном языке Лица, принадлежащие к меньшинствам, обладают правом употребле- ния своих личных имен и фамилий в соответствии с требованиями миноритарного языка. Это право ясно выражено в международном праве как часть права на личную жизнь12. В одном из решений Комитет ООН по правам человека однозначно указала на то, что в понятие личной жизни включается «…сфера лич- ной жизни, в которой индивид может выражать свою идентичность, вступая во взаимоотношения с другими индивидами или сам по себе. Комитет считает, что фамилия и имя индивида составляют важный компонент его идентичности и что защита от произвольного и неза- конного вмешательства в его личную жизнь относится также и к за- 12 Кериэль и Аурик против Нидерландов. Coeriel and Aurik v. Netherlands. UN Human Rights Committee Cimmunication № 453/1991; Бургхартц против Швей- царии. Burghartz v. Switzerland. European Court of Human Rights, judgement of February 22, 1994. Фернан де Варенн. Руководство по правам меньшинств и их языкам 109 щите от произвольного и незаконного вмешательства в право выбора и изменения собственного имени»13. Власти не могут произвольно и незаконно нарушать это право. Коми- тет указывает на то, что ограничение права выбора имени должно быть обоснованным и соответствовать изложенным выше требованиям. Это право является частью прав этнических и языковых меньшинств, изложенных в статье 27 МПГПП. Ссылка на него содержится также во все возрастающем числе международных и региональных соглаше- ний и документов, касающихся национальных, этнических и языковых меньшинств14. Государство не может препятствовать индивиду в обла- дании именем и фамилией, не соответствующим нормам официально- го языка и не включенным в стандартный перечень собственных имен. Имя и фамилия являются средством идентификации личности в рам- ках семьи и общины и составляют неразрывную часть личной жизни. Однако не вполне ясно, содержит ли право на личную жизнь в евро- пейском понимании обязательное требование к государству офици- ально признавать и использовать выбранные индивидом имя и фами- лию. Если государство не препятствует индивидам использовать вы- бранные имя и фамилию в личной жизни, оно не нарушает право на личную жизнь15. Тем не менее отказ властей от официального признания и использо- вания личных имен, соответствующих нормам миноритарного языка, может оказаться дискриминационным, хотя это и относится к сфере использования миноритарного языка властями, вследствие чего, стро- го говоря, не входит в сферу личной жизни. Этот вопрос рассматри- вается отдельно от вопроса об использовании миноритарного языка в негосударственной сфере, как будет показано в разделе «Официаль- ное использование личных имен и топонимов». 13 Coeriel and Aurik v. Netherlands, Paragraph. 10.2. 14 Например, статья 11 Рамочной конвенции; статья 11 Документа Центрально- Европейской Инициативы; Статья 7(2) рекомендации 1201 (1993) к Дополни- тельному протоколу о правах национальных меньшинств к Европейской кон- венции о правах человека; параграф 6 Резолюции Европейского Парламента о языках и культурах региональных и этнических меньшинств. Также следует обратить внимание на, хотя и необязательные, положения Рекомендаций, при- нятых в Осло. 15 См. Гийо против Франции (Guillot v. France), решение Европейского суда от 24 октября 1996 года; а также Стьерна против Финляндии (Stjerna v. Finland), решение от 25 ноября 1994 года. 110 Вопросы меньшинств в Республике Беларусь, Европе и мире Однако имя и фамилия лица не являются единственными «обозна- чениями», при употреблении которых меньшинства обладают пра- вом использования своего языка. Вполне ясно, что власти не могут запретить использование топонимов на миноритарных языках. Если это произойдет, то станет нарушением права на свободу мысли и сло- ва, предусмотренного статьей 27 МПГПП. Это право дополнительно сформулировано в ряде договоров и других международных и регио- нальных документах16. Это право не означает, что власти во всех без исключения случаях офи- циально допускают обозначение местных названий на миноритарных языках. Вопрос официальной топонимики непосредственно связан с использованием миноритарного языка официальными лицами, по- этому он подробно рассматривается в разделе 5 настоящей брошюры. Если власти отказываются признавать данные права, включая право на использование миноритарного языка в негосударственной сфере, этот отказ может рассматриваться в суде или других органах. Таблица В Использование имен, фамилий и топонимов в неофициальной сфере. Препятствие к использованию имен лиц или названий организаций, а также топонимов на миноритарном языке в неофициальной сфере нарушает ряд основных прав человека, сформулированных в между- народном праве и в европейских документах. Следовательно, мень- шинства могут обращаться в суд по вопросам, представленным ниже. Жирным шрифтом указаны положения договоров и других докумен- тов, на основании которых можно обращаться в суд. • Использование имен и фамилий на миноритарном языке в неофи- циальной практике. • Право на личную жизнь; право на свободу выражения мыслей; статья 27 МПГПП, право на отсутствие дискриминации; ста- тья 11 Рамочной конвенции; статья 11 Документа Центрально- Европейской инициативы по защите прав меньшинств (далее Документ Центрально-Европейской инициативы); параграф 16 См., например, статью 11 Рамочной конвенции о защите национальных мень- шинств; статью 14 документа Центрально-Европейской инициативы по защите прав меньшинств; факультативную рекомендацию 3 Рекомендаций по языко- вым правам национальных меньшинств, принятых в Осло. Фернан де Варенн. Руководство по правам меньшинств и их языкам 111 32 Документа Копенгагенской встречи-конференции по челове- ческому измерению; пункт 1 Рекомендаций, принятых в Осло. • Неофициальное использование топонимов (названий местности, улиц и прочих топографических объектов) на миноритарном языке. • Свобода выражения мыслей; статья 27 МПГПП, статья 11 Рамоч- ной конвенции о защите национальных меньшинств; пара- граф 33 Документа Копенгагенской встречи конференции по чело- веческому измерению; пункт 3 Рекомендаций, принятых в Осло. Общественные мероприятия на миноритарных языках Право на свободу мысли и слова предусматривает свободу выбора языка. Это значит, что каждый индивид, включая и относящихся к на- циональным меньшинствам, обладает правом выбора языка при об- щении на негосударственном уровне. Это относится и к выбору язы- ка при распространении значков и плакатов, проведении рекламных, религиозных, общественных, культурных и даже политических меро- приятий на негосударственном уровне17. Власти могут потребовать, чтобы официальный язык использовался в ряде случаев в дополнение к миноритарному, но только если это не наносит ущерб использова- нию миноритарного языка на таких мероприятиях18. В целом, индивиды обладают полной языковой свободой в неофи- циальной сфере. Власти могут вмешиваться лишь в ограниченном числе случаев по причинам, признаваемым международным правом и связанным с поддержанием общественной морали и общественно- го порядка. Но даже и в этих случаях вмешательство властей должно быть строго ограниченным. Это значит, что государства не могут на- 17 Ballantyne, Davidson and McIntyre v. Canada. 18 Государство не обладает безусловным правом требовать использования офи- циального языка наряду с миноритарным. В соответствии с рядом националь- ных документов, требование государства об использовании официального языка наряду с миноритарным может рассматриваться, с точки зрения между- народного права, как дискриминационное, если оно ставит организацию в за- труднительное положение. Другими словами, в некоторых случаях требование использования официального языка при одновременном свободном использо- вании миноритарного в негосударственных сферах деятельности может быть необоснованным и вести к дискриминации. См. также: De Varennes F. (1996). Language, Minorities and Human Rights. M. Nijhoff. The Hague. Booklet 3. 112 Вопросы меньшинств в Республике Беларусь, Европе и мире вязывать исключительное использование официального языка при проведении негосударственных мероприятий. В крайнем случае они могут предписать его использование по желанию отдельных лиц. Но дополнительное использование официального языка не может пре- пятствовать использованию в таких мероприятиях языка по выбору индивида19. Поэтому от лиц, относящихся к меньшинству, может потребоваться использование официального языка в дополнение к миноритарному на неофициальных плакатах и значках. Тем не менее, и это следует чет- ко понимать, власти ни в коем случае не могут запрещать использова- ние миноритарных языков при проведении негосударственных меро- приятий, причем требование об использовании официального языка не может ограничивать свободу выбора языка общения на таких него- сударственных мероприятиях. Ряд документов имеют прямое отношение к обеспечению этого пра- ва20, в частности, статья 11(2) Рамочной конвенции: «Стороны обязуются признавать, что каждый индивид, принадле- жащий к национальному меньшинству, обладает правом использо- вания своего миноритарного языка при изготовлении надписей, пла- катов и других средств информации негосударственного характера, демонстрируемых в общественных местах». В этом смысле меньшинства обладают правом использовать в сфере негосударственного общения любые алфавиты (кириллический, гре- ческий, латинский, древнееврейский и т. п.). Это право закреплено в принципе свободы мысли и слова в международном законодатель- стве. Оно также предусмотрено статьей 27 МПГПП, поскольку алфавит является неразрывным элементом данного языка. Однако существует лишь небольшое число документов, в которых это положение выраже- но достаточно четко21. Представляется вполне ясным, что любые по- пытки властей запретить использование какого-либо алфавита на не- государственном уровне являются нарушением основных прав, пред- усмотренных международным правом и европейскими соглашениями. 19 Singer v. Canada. Communication № 455/1991, U. N. Doc. CCPR/51/D/455/1991 (1994) 20 Статья 11 Рамочной конвенции. 21 См. De Varennes F. (1996) Language, Minorities and Human Rights. The Hague. Section 4.6. Фернан де Варенн. Руководство по правам меньшинств и их языкам 113 Таблица С Общественные мероприятия на миноритарных языках. Миноритарный язык может использоваться при проведении неофици- альных общественных мероприятий в том смысле, что лица, принадле- жащие к национальному меньшинству, могут слушать, говорить и чи- тать на своем языке. Власти не могут запрещать или препятствовать его использованию. Это, в частности, нарушало бы право на свободу вы- ражения мысли и другие основные права человека, как показано ниже. • Неофициальные плакаты и надписи на миноритарном языке, вы- ставляемые публично. • Право на свободу мысли и слова; право на защиту от дискрими- нации. • Использование миноритарного языка в коммерческой рекламе, объ- явлениях, надписях и т. д., выставляемых в общественных местах. • Статья 27 МПГПП; статья 11 Рамочной конвенции. • Использование миноритарного языка в литературе, брошюрах, пла- катах, распространяемых политическими и другими организациями во время избирательных кампаний; • использование соответствующего алфавита. • Параграф 32.1 Документа Копенгагенской встречи-конференции по человеческому измерению. Негосударственные СМИ и использование миноритарных языков Отдельные лица обладают правом издания книг или газет на мино- ритарном языке на негосударственном уровне. Если власти пытаются запрещать такого рода деятельность, поскольку она осуществляется на непризнанном или запрещенном языке, то это является нарушени- ем свободы мысли и слова, предусмотренной международным пра- вом и Европейской конвенцией по правам человека. Это право сфор- мулировано в статье 27 МПГПП. Лицам, относящимся к меньшин- ствам, не может быть запрещено осуществление негосударственных изданий на их языке. С юридической точки зрения, для властей не существует обязательств в отношении предоставления финансовой поддержки подобных изда- 114 Вопросы меньшинств в Республике Беларусь, Европе и мире ний. Однако если власти обеспечивают финансовую или материаль- ную поддержку частным изданиям, то меньшинства также обладают правом на такую помощь, что обусловливается необходимостью со- блюдать равенство и не допускать дискриминации. Это право признается во многих соглашениях и документах22. Что касается негосударственного радиовещания, то ему, в соответ- ствии с международным правом, гарантируется существование в со- ответствии со свободой мысли и слова. Запрет на использования ми- норитарного языка в негосударственных радиопередачах означал бы нарушение свободы мысли и слова. Это положение было подтвержде- но Комитетом ООН по правам человека в ряде комментариев к докла- дам отдельных государств: «7. Комитет выражает озабоченность по поводу недостаточной защищенности прав этнических, религиозных и языковых меньшинств в Доминиканской Республике. В этой связи Комитет отмечает, что запрет на ведение радиопередач на языке, от- личающемся от испанского, не соответствует статье 19 (свобода мыс- ли и слова) МПГПП»23. Запрет негосударственного радиовещания на миноритарном языке является не только проявлением дискриминации, но и нарушением статьи 27 МПГПП. Многие юридические и политические документы также признают это право меньшинств24. Таблица D Право на использование миноритарного языка в негосударственных СМИ. Ограничение или запрет на использование миноритарного языка в не- государственных СМИ является чрезвычайно серьезным нарушением прав человека, поскольку вступает в противоречие с одним из наибо- лее важных принципов демократии: свободой мысли и слова и свобо- дой прессы. Кроме того, подобные попытки властей могут рассматри- ваться как ущемление основных прав человека для меньшинств. • Издание и распространение книг, газет, журналов, бюллетеней и т. д. на миноритарном языке. • Право на свободу выражения мысли; право на отсутствие дис- криминации; статья 27 МПГПП. 22 Статья 9 Рамочной конвенции; статья 11(2) Европейской хартии о региональ- ных или миноритарных языках и другие документы. 23 Comments on Dominican Republic, UN Doc. CCPR/C/79/ Add. 18 (1993). 24 Статья 9 Рамочной конвенции; статья 11(3) Европейской хартии и другие документы. Фернан де Варенн. Руководство по правам меньшинств и их языкам 115 • Использование миноритарных языков на негосударственном радио или телевидении, в информационных бюллетенях, в музыкальных программах. • Статья 9 Рамочной конвенции; статья 11(2) Европейской хартии ре- гиональных или миноритарных языков; параграф 32.5 Документа Копенгагенской встречи; пункт 8 Рекомендаций, принятых в Осло. • Отказ от предоставления лицензии или разрешения на издание га- зет, журналов, на осуществление радио- или телепередач. • Статья 9(2) Рамочной конвенции; статья 27 МКГПП; право на отсутствие дискриминации и свободу выражения мысли; пункт 8 Рекомендаций, принятых в Осло. Негосударственное образование и миноритарные языки Власти не имеют права запрещать создание и деятельность негосу- дарственных школ, преподающих на миноритарном языке или обуча- ющих ему в качестве предмета. Это право признано в различных согла- шениях и юридических и политических документах еще до создания ООН25. Это право широко признается в юридических и политических документах, несмотря на различие в формулировках26. Кроме того, во всех юридических и прочих документах обычно говорится, что вла- сти вправе обязывать все учебные заведения обучать учащихся офи- циальному языку до определенного уровня владения им27. Если власти оказывают помощь негосударственным школам, то такую же помощь они должны оказывать и школам меньшинств при отсут- ствии дискриминации, но необязательно по одному и тому же типу28. Это значит, что власти должны или прекратить оказание помощи всем негосударственным школам, или оказывать такую помощь также и негосударственным школам, использующим в обучении миноритар- 25 См., например, Advisory Opinion on Minority Schools in Albania; (1935) Permanent Court of International Justice, Series A/B, № 64, 3, p.17. 26 Статья 13 Рамочной конвенции; статья 16 Документа Центрально-Европейской инициативы. Политически обязательным документом, в котором разъясняется это право, является Документ Копенгагенской встречи (параграф 32.3). 27 Статья 14 Рамочной конвенции; статья 17 Документа Центрально-Европейской инициативы. Этот вопрос также рассматривается в параграфе 34 Документа Ко- пенгагенской встречи; пунктах 12 и 13 Гаагских рекомендаций. 28 См. факультативный пункт 10 Гаагских рекомендаций. 116 Вопросы меньшинств в Республике Беларусь, Европе и мире ный язык, наряду с другими негосударственными школами29. Это по- ложение было имплицитно изложено в недавнем решении Комитета ООН по правам человека, когда рассматривался вопрос о религиоз- ном меньшинстве в Канаде: «К<





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.208.73.179 (0.007 с.)