ТОП 10:

Квартира из параллельного мира



 

 

Где-то в параллельном мире

Буду жить в своей квартире.

Я, чтоб ею завладеть,

Буду мокнуть и потеть.

 

Мира поменяв картину,

Я другую в жизнь продвину.

Прыгну с табурета вниз:

«Ну, квартира, появись!»

 

Не случилось чтоб прокола,

Чтобы сбылось точно в срок,

Я колдую в полвосьмого.

Я волшебник, почти бог!

 

Стихотворение написала барышня на семинаре в Москве, 21–22 декабря 2002 года. Во время танцевального семинара Джонни Пукинса, на Рождество 2003 года, она поведала нам историю, в которую самой верилось с трудом.

1 января мама пришла поздравить ее с Новым годом, и торжественно объявила, что в честь праздника дарит двухкомнатную квартиру, в которой несколько дней назад закончен ремонт…

 

Крибле-крабле

 

 

Крибле-крабле-кробле-бум!

Я колдую наобум!

Все хозяева квартир,

Заключаю с вами мир!

 

Разрешаю мне звонить.

Я готов у вас купить

Превосходное жилище

Поуютней и почище.

 

Рядом с парком и со школой,

Магазин чтоб был дешевый,

До работы – пять минут.

И друзья все к нам придут.

 

Окна в доме – все на юг.

В потолке узорный люк

Для полетов до небес.

Этаж третий, кухня блеск!

 

Всё устроилось чудесно,

В самый лучший для всех час.

И для пользы повсеместной

Волшебство дарю сейчас.

 

Когда появилась квартира, вспомнила об этом стишке. Прочитала – прослезилась.

Знаете, на каком этаже квартира? На третьем! Окна – на солнечную сторону, выходят во двор с большим количеством деревьев (чем не парк?), до школы сына ходу минуты две, мне на работу – минут пять (если бегом).

 

Дом для кота

 

 

Ну даешь, ядрена вошь,

Стыдно не становится?

Ты с моей бедой не хошь

Малость ознакомиться?

 

Что мне толку с той квартиры?

Ни те к Мурке не сходить,

Ни мышей гонять по дырам,

По ночам не повопить…

 

В общем, делай все что хошь:

Вот те стул, вот табурет,

Вот те кресло. Дом даешь!

Я же все-таки сосед!

 

 

«Гелендеваген»

 

 

«Гелендеваген» мой хороший,

Черный, толстый и крутой,

Тихо едет по дорожке

И кивает головой.

 

«Здравствуй, – говорит, – хозяин,

Долго ж я тебя искал,

Параллельными мирами,

Средь болот, лесов и скал.

 

За тобой устал гоняться.

Вот и новый трабл настиг:

Как же мне тебе отдаться?

Ты ведь не бандит, старик.

 

Не банкир и не нефтяник,

Не певец и не актер.

Надо дать тебе «бабанек»,

Коль расклад такой попер.

 

В общем, будет так, хозяин:

Только ноль часов пробьет,

Дверь откроется, в сиянье

Дед Мороз к тебе зайдет.

 

Из мешка его лавиной

Понесется денег рой,

И тогда уж ты, любимый,

Не расстанешься со мной!»

 

Москва

 

«Lamborgini»

 

 

Ночь, луна, длинна дорога,

На машине я гоню.

Подожди меня немного,

Щас, приятель, догоню!

 

«Lamborgini» цвета крови,

Как стрела, летит вперед.

Грозный мент нахмурил брови.

Не поймаешь, обормот!

 

Руль сожму в руке горячей,

До отказа жму педаль.

Я несусь, как бык незрячий,

И бензина мне не жаль!

 

«Lamborgini» только взвизгнет,

Не рычит – укрощена!

Я, наверно, в прошлой жизни

Тоже хищницей была!

 

 

Богатство

 

 

Я сегодня рано встала

И сама себе сказала:

«Непременно стать богатой

Я хочу, я не шучу!»

 

В полночь выкину коленце,

Обернусь я в полотенце,

Лягу на полу в квартире,

Ноги разведу пошире:

«Счастье, милое, явись!

На меня скорей ложись!»

 

Говоришь, что ты бесполо,

Только это не беда.

Наслаждение доставить

Сможешь девушке всегда.

Как мне от тебя зачать,

Никому не надо знать.

 

Я три раза кувыркнусь,

Совершенно обнажусь,

Свечку красную зажгу,

К воску носик свой прижму.

 

Все, беременна! Готово!

Жизнь моя начнется снова

Ровно в долгожданный день

Я рожаю деток семь.

 

Первый: бизнес навсегда,

Дом на море – номер два.

Третий: с соболем манто.

Четвертый: модное авто.

 

Пятый: отдых за границей;

Шестой: яхта, словно птица;

Седьмой: муж крутой, отпадный

Жизнь мою сыграет ладно.

 

Счастье, ты явилось снова?!

Раздевайся, я готова!!!

 

Девушка из Темиртау, первое стихотворение в жизни.

 

Даже негр есть один

 

 

Много у меня мужчин,

Даже негр есть один!

Только выйду за порог —

Сразу новый мужичок.

 

Предлагает руку, сердце,

И квартиры новой дверцы

Открывает предо мной.

Я кричу ему: «Постой!

Претендентов у меня,

Уже полная бадья.

 

То как ты, а то покруче,

Целая, пойми ты, туча.

Этот сильный, тот богатый,

У того ума палата.

Все меня безумно любят,

Холят, нежат и голубят».

 

Я б вас всех оставила,

Наплевать на правила!

 

 

Свечка в попе

 

 

Свечку в попе зажигаю,

Поправляю фитилек,

Чтобы тот, о ком мечтаю,

Забежал на огонек.

 

Чтобы он в порыве страсти

Загляделся на меня,

И, узнав, сказал мне: «Здрассьте!

Здравствуй, попочка моя!»

 

К одному нему взываю,

Пусть скорей явится Он.

Для него я лишь включаю

Радостный аттракцион.

 

«Появись ты хоть откуда,

Из какой-нибудь дыры!»

И я знаю, будет чудо,

Словно снег сойдет горы.

 

Элла, Тель-Авив

 

Милый на коне

 

 

Кто стучится в дверь ко мне?

Это милый на коне.

Конь стучит, копытом бьет,

Мил-дружок с собой зовет.

 

Крепко пахнет он духами,

Принаряжен весь мехами.

Конь под стать ему стоит,

В злате-серебре блестит.

 

Я, как пава, выступаю,

Нежно милому киваю.

Взглядом озарив, меня

Он сажает на коня.

 

Мы взлетели в небеса,

Улыбнулась нам краса.

И дворец нас ждет, сияя,

Полной чашей ожидая.

 

И зеленый сад, уют,

Пруд и лебеди плывут.

Ах, какая благодать!

Принимаю! Надо брать!

 

 

Любовь

 

 

Заветное – сбывается,

Былое – возвращается.

Встречаясь, улыбаются

Печальные сердца.

 

Божественно прекрасная,

Стремительная, ясная,

Любовь приходит страстная,

Которой нет конца.

 

Так просто все, что искренне,

Правдиво и единственно,

Малиновыми искрами

Взмывает фейерверк.

 

Два ручейка сливаются —

И речка получается,

Влюбленные встречаются —

Однажды и навек.

 

 

Принцы

 

 

Я столько лет о нем мечтала,

В ночи шептала: «Появись!»

Вчера решила: слова мало,

Меняю круто свою жизнь!

 

С утра сигаю с табуретки

Я с громким криком: «Ну, держись!»

Прыжок мой, видно, очень меткий.

Попала – принцев завались!

 

Сегодня нужно выбирать,

Претендентов двадцать пять.

 

Питер

 

В ЗАГС

 

 

Сажусь за руль автомобиля

И с куражом я жму на газ,

Мужик звонит мне на мобилу:

– Женою будешь? – Вот те раз!

 

– Я нежный, любящий, богатый,

Свет сердца, веришь, не погас,

Как ты сама меня нашла-то?

– Вопрос исчерпан, едем в ЗАГС!

 

Москва

 

Исчезни с пользой для себя

 

Посвящается недобросовестному партнеру по бизнесу.

 

 

Юрик бедный, бедный Юрик!

Отправляйся-ка ты, дурик,

В замечательный круиз.

Приоденься, причешись.

 

Собери глазенки в кучку,

Получив поутру взбучку

От припадочной супруги,

Посиневшей от натуги.

 

Погляди на небеса,

В жизни есть и чудеса.

Ты на яхте, крепость взята,

А вокруг тебя девчата.

 

В ярких стрингах пляшут румбу,

Предлагают влезть на тумбу

И оттуда прокричать:

«Хорошо, япона мать!»

 

Ты живи так хоть весь день,

Победи свою ты лень,

На работе напрягись,

И от нас ты отвяжись!

 

 

Трезвость

 

 

Прошу я Вас. Чего же боле?

Стоит сто грамм, но Вашу волю

Я не могу никак сломать.

Ни уговором, ни соблазном

И ни искусственным оргазмом.

О, Боже мой! О, вашу мать!

 

Ни двести и ни триста грамм,

Испить не хочешь ты никак…

И молишь о прогулке в парк,

Взывая тихо к небесам.

 

Глаза сияют, в сердце радость,

И мыслей творческих громадность

Бунтует в ясной голове!

Васек не знает о тебе.

 

Тантан, Москва

 

Англичанка

 

 

В Лондоне живу туманном,

Вот исполнилась мечта.

 

Я вставала утром рано,

Цель моя была проста.

 

Подходила к книжной полке

Лонгмана словарь брала,

Повторяла не без толку

Все волшебные слова:

 

«Подержу на голове

Минут пять словарь толковый,

Получить чтоб поскорей

Инглиш грамотный, готовый».

 

И сбылась мечта моя,

Англичанкой стала я.

 

Кишинев

 

Певица

 

 

Ну что еще мне пожелать?

Так сразу и не скажешь.

Квартир уж некуда девать,

Ну что еще прикажешь?

 

Про мужиков вообще молчу —

Складируются сами.

И о деньгах я не грущу,

Могу делиться с вами.

 

Ну что еще хочу уметь?

Летать, как в небе птица,

Развесьте уши – буду петь,

Да, петь я мастерица!

 

 

Продажи

 

 

Развернитесь-ка, продажи,

В торговле не место паузе,

Вниманье, бухгалтеры!

Ваше слово, товарищ с баксами!

 

Парад-карнавал. Стихи

 

Меня приветствуют собаки

 

История, которую дама поведала перед выступлением на параде.

Вчера, поздним вечером, возвращаясь после семинара домой, шла по темной улице. Вокруг – ни души. Вдруг сзади послышался приближающийся звук тяжелых мужских шагов. «Бандит, грабитель, маньяк…», – пронеслось у меня в голове. Страх ледяной волной пополз по спине.

Я перезагрузила картину мира: «И чего испугалась? Радоваться надо, мужика материализовала! ТАК!» Мужчина обогнал меня (он оказался интеллигентной наружности) и заботливо спросил:

– Можно вас проводить до дому?

– Не препятствую! (а про себя подумала: «ТАК-ТАК!»)

– И как это вы не боитесь одна по ночам ходить?

– А чего мне бояться, меня тут каждая собака знает!

Мужчина недоверчиво хмыкнул.

В подтверждение моих слов из подворотни выбежала дворняга, остановилась и повернулась в нашу сторону.

– Добрый вечер, Шарик! – громко поздоровалась я с ней.

Собака уважительно гавкнула (ТАК-ТАК-ТАК!) и потрусила дальше. Лицо моего провожатого медленно вытянулось…

– Вот видите. А вы не верили! – бодро воскликнула я, изумленная не меньше его.

Не прошли мы и сотни метров, как из-за угла выскочила стая собак. Я покровительственно выкрикнула:

– Привет, барбосы! Как жизнь?

Барбосы разразились заливистым лаем… Всю оставшуюся дорогу мужчина не сводил с меня восхищенных глаз.

Дома я тут же сочинила эти строки.

 

Не подумайте, что это враки,

Что с ума свела меня кручина.

Нет! Меня приветствуют собаки,

Видно, есть у них на то причина.

 

Всюду вижу я удачи знаки,

Мне ль не столковаться с этим миром?!

Ведь меня приветствуют собаки,

Становлюсь собачьим я кумиром.

 

Милые барбосы, моськи, шавки,

Я теперь за вас в огонь и в воды!

Да! Меня приветствуют собаки.

Может, с ними я одной породы?

 

Что смотреть мне в карты, Зодиаки,

Разбирать, что явно и что ложно,

Ведь меня приветствуют собаки,

Я творю, и, значит, все возможно!

 

 

Крылья за спиной

 

 

Иду я в шляпе, по воде,

На лужи мерно наступая.

В руках две сумки – на спине

Тихонько крылья вырастают.

 

В одной из сумок дребедень,

Лежит на дне батон французский,

В другой – волшебник целый день

Сидит на праздничных закусках.

 

Иду по лужам, по воде,

И в сумку ТАКи собираю.

В руках две сумки, на спине

Тихонько крылья вырастают.

 

Тяжелы сумки, не по мне,

Сейчас я руки обломаю.

Зачем мне руки? На спине

Тихонько крылья вырастают.

 

Чебоксары

 

Примадонна

 

 

Вот дивный замок, и ветра все тише,

Поля бескрайни, а моря бездонны.

Подпрыгнула, взлетела, я на крыше,

Я примадонна, здесь я примадонна.

 

И, не взирая на людские споры,

Беру лукошко, забираюсь выше.

Я примадонна, собираю мухоморы,

Которые растут на этой крыше.

 

Концерт с Сабриной и концерт с Мадонной,

Но чуть аплодисменты станут тише,

Бегу со сцены, я ведь примадонна,

Что собирает мухоморы с крыши.

 

Срываю на ходу свои уборы,

Кидаю шляпу, туфли из Парижа.

И снова собираю мухоморы,

Которые живут на этой крыше.

 

Уже я насолила их полтонны,

Уже наелась я их до отрыжек.

Кому легко? – Да мне, я примадонна,

Что собирает мухоморы с крыши.

 

Растерян граф, печаль в глазах бессонных:

«Где примадонна, голос я не слышу?»

Смешной вопрос, где я. Я примадонна,

Что собирает мухоморы с крыши.

 

Любовь, и слава, и брильянтов тонны,

Аншлаг в Нью-Йорке и аншлаг в Париже.

Секрет мой прост – ведь я же примадонна,

Что собирает мухоморы с крыши.

 

Тюмень

 

Сажаю пельмени

 

 

Лишь одноглазая луна

В небо выкатит сполна,

Я встаю без всякой лени

И сажаю в снег пельмени.

 

Я одно лишь знаю средство,

Как вернуть всем людям детство —

Там в кустах, где гуще тени,

Надо посадить пельмени.

 

Пусть все психом называют,

Всех соседей созывают,

Но без всякого сомненья

Все ж сажаю в снег пельмень я.

 

Мне кричат: «Мартышкин труд!

Здесь пельмени не растут!»

Наплевав на настроенья,

Все ж сажаю в снег пельмень я.

 

Пусть меня ругают матом,

Поливаю снег томатом,

И без должного стесненья

Все ж сажаю в снег пельмень я.

 

Алексей, Уфа

 

Вешалка с ушами

 

 

Жила, не ведала, не знала,

Что из себя я представляла.

И вот теперь я перед вами —

Знакомьтесь – Вешалка с ушами.

 

 

Кисть

 

 

Если хочешь рисовать,

Надо в руки меня взять.

Не бояться, не робеть,

А творить и лицезреть.

 

Выбирай, какие краски

Ты захочешь при раскраске.

Ну, давай, дерзай, а вдруг

И получится, мой друг?

 

Вот бежит твоя рука

По бумаге, как река.

Взмах один, и видишь вдруг —

Появляется паук.

 

Паутинку он плетет,

Словно песенку поет.

Взмах другой руки, и чудо —

Листья падают на блюдо.

 

Третий взмах, и что же это —

Группа девушек в корсетах

Исполняют пируэты.

Ты художник – будь смелее,

Выходи на ринг скорее.

 

С кем бы ты хотел сразиться?

Нужно только не лениться.

Не жалеешь свой талант,

Значит, ты почти Рембрандт.

 

А подсолнухи, дружок,

Пишет лишь один Ван Гог.

Ус расчешешь на пробор —

Будешь ты, как Сальвадор.

 

Что Гоген – он на Таити,

Пишет женщин с голой титей.

Выбирай свой, новый путь,

Будешь первым, не забудь!

 

Ты в историю войдешь

И других всех обойдешь.

Мой совет: не подражай,

А рисуй, твори, дерзай!

 

Рига

 

Коза в ластах

 

 

Разрумянясь в теплом паре,

В ластах снова выхожу.

В затрапезном пеньюаре

Принца сказочного жду.

 

Кто-то мчится мне навстречу,

Затаилась, тихо жду.

Если снова не привечу,

На охоту все – табу.

 

Мимо… Я же все в засаде,

Лужа плещет в уши мне.

В водорослей вся рассаде,

Не заметят в темноте.

 

Чу, опять несется кто-то.

Сердцу стало горячо,

И в зобу дыханье сперто,

Плюну раз через плечо.

 

Мимо принцы пробегают…

Верно, есть куда бежать.

Я намеренье рожаю

Ластом ухо почесать.

 

Отшлифую лучше рожки

С чувством, с кайфом, не спеша.

Глянусь в лужу – козья рожа,

До чего ж я хороша!

 

Мимо принцы пробегают.

Дык нехай себе, беже.

Меня, может, ожидает

Тараканчик в неглиже.

 

Ловлей блох не занимаюсь,

Никуда я не спешу.

Позитивно поощряюсь,

Иду к цели, не дышу.

 

Клара[1]с ТАКом помогают

Мне картину рисовать.

В главной роли я, блистая,

Умы буду покорять!

 

Вновь отброшу предрассудки,

Буду счастлива. Ура!

Минимум уж через сутки —

Разрешаю, мне пора!

 

Ижевск

 

Лошадь

 

 

Евро, money, баксы, теньге —

Звон их мой ласкает слух.

Когда чуешь запах денег,

Так захватывает дух.

 

Денег хочется мне снова.

Чтоб мечту осуществить,

Я уже на все готова —

Даже лошадью побыть!

 

Я могу скакать, как лошадь,

Бить копытом, громко ржать.

Я могу вам эту площадь

Всю навозом закидать.

 

Вляпавшись в навоз ногою,

Обязательно проверь:

Нет ли денег под тобою,

Это нужно, ты мне верь.

 

Выберу монет немного,

И, сбывались чтоб мечты,

Брошу деньги на дорогу,

Будет больше красоты.

 

Казань

 

Гардина

 

 

Я та висячая гардина,

Что на окошке у стола.

Мне задувает ветер в спину

И ласки просит чтоб дала.

 

Вот, помню, жизнь была когда-то:

Паркет дубовый приставал,

Так ненавязчиво, ребята,

Все ночью ножки щекотал.

 

А тут линолеум лежит,

Такой холодный и пустой.

Ну что за жизнь, нет, что за жизнь?

Сплошной покой. Опять покой.

 

Расскажу вам случай дивный.

В замке я одном жила,

И повсюду там гардины,

Я ж успешней всех была.

 

Вот такая, значит, фишка.

Был со мной и молодой,

Помню, звали его Гришкой,

Не Распутин, домовой.

 

Помню, спрячется под юбку

И тихонько там сидит,

Иль шалим мы не на шутку,

Позабыв девичий стыд.

 

Помню, на балу висела,

Был поручик молодой,

На него я вид имела.

В общем, было так: зимой

 

Девок он грузил умело,

Блистал вышитый камзол.

Вдруг приблизился несмело…

Высморкался в мой подол.

 

Я б стерпела, ничего,

Да вельможи увидали,

За дверь выставив его,

Меня долго оттирали.

 

Потом мучилась на полке

Я, не зная, что со мной.

А потом решила: «Волки!

Самодержцев всех долой!»

 

Как ни странно, все случилось,

Лозунг был тому виной.

Я взбодрилась и отмылась,

Взмыла в Смольном над толпой.

 

И Ильич, шутник, однако,

Помню, сядет, смотрит в пол,

А потом кричит: «Пора-ка,

В броневик. Поставить в холл!»

 

Тащат в дверь, а он не лезет,

Значит, нужно чрез окно,

Стонет рама, слышен скрежет,

Меня снова под сукно.

 

Позже, где-то так с годину,

С текстилем пошел напряг,

Меня, верную гардину,

Перешить решили в стяг.

 

Перекрасить в ярко-красный,

Чтобы веять над Кремлем.

Вдруг нашли халат атласный

И прозвали кумачом.

 

Он, бедняга, согласился,

Лучше ж на ветру, в выси,

А не здесь вконец сноситься

С пятнами от иваси.

 

Так прошло немало лет.

И в музее я висела,

Был там ржавый пистолет,

Кепка под стеклом просела.

 

Шлепки стоптанны в углу,

Шаль, простреленная пулей,

Тишина, и ни гу-гу,

Вновь скучать, качаться кулем.

 

В день один вдруг слышу – шепот:

«Ах, шарман, смотри, Мадлен,

Средь старья вещь из Европы,

Видишь, старинный гобелен».

 

Тут меня взяла кручина,

Ну, француз, какой здесь такт?!

Женщина я, не мужчина,

А вдруг, можно так и так?

 

Жизнь всю я была гардина,

Вдруг – какой-то гобелен.

Вот волшебный мой мужчина,

Так бы говорить не смел!

 

Михаил, стоматолог, Нижневартовск

 

Комета

 

Не все то комета, что Галлея.

 

 

Когда я сажусь на бутылку шампанского,

Во мне вожделенье струится, как свет,

И хоть не наследовал званья дворянского,

Я все же породист, сомнения нет.

 

Душа вся сияет, искрится и светится,

Лишь только бутылку меж ног положу.

Зажгутся желания, мысли завертятся,

А я все сижу, и сижу, и сижу.

 

И свесив конечности в бездну из вечности,

Я плавно скольжу, бороду теребя,

Всей сутью своею сладость беспечности,

Всю, каплю до капли, впитаю в себя.

 

Тряхнув головой, получив ускорение,

Я пробку движением четким сорву,

Все смыслы сжигая, сжигая сомнения,

Я, словно комета, пронзю синеву!

 

Виталий, Минск

 

Белая лошадь в черной ночи

 

 

Я лошадью белой в черной ночи

В дневном океане гуляла,

И мастью каурой со дна кирпичи

В платок носовой собирала.

 

Вдруг айсберг возник у меня на пути,

На нем полосатые зебры,

Задумчиво пели в горячей пыли

Про БАМ и его километры.

 

Знакомой ежихе, что тут же паслась,

Я лихо лезгинку сплясала,

Поела копченых арбузов я всласть,

Затем в Интернет поскакала.

 

Там с файлом у нас был безумный роман

(Его до сих пор все читают).

Любовь завихрилась в крутой ураган,

О, Кама! О, Сутра! Я таю…

 

Я белая лошадь в черной ночи,

С Алисой я чай попивала.

И красною гривой из желтой парчи

Я задние мысли сметала.

 

Я белая лошадь в черной ночи,

Удачу я в гриву вплетаю.

Магнит на богатство в мешок из парчи

С любовью три раза кидаю.

 

Затем, потерев им свои кошельки,

В капусту на час помещаю.

Съедаю капусту и с правой руки

Напитком любви запиваю.

 

Затем я парю над своею мечтой,

Мурлыкая древнюю мантру.

Я белая лошадь с ночной красотой,

Играю в счастливые фанты!

 

Магнит на богатство: ходила с магнитом по банкам, рынкам, супермаркетам и другим денежным местам. Увидев деньги, направляла в их сторону магнит и шептала ему: «Запоминай!».

Древняя мантра: «Ляля масло мадера фикус, Фифи Чичи, клюква на проводе, лови сеанс и падай на бок».

 

Набережные Челны

 

Синяя птица

 

 

Синяя птица с тяжелым бревном

Только щебечет лишь об одном:

Чтобы нашелся не дятел, орел!

Умный, богатый, имел чтобы дом,

 

Тихую спальню и окна на лес,

Добрую маму, авто «Мерседес»,

Тонкую душу, немеряно сил,

Сладкая жизнь с ним была б, как зефир.

 

Чтоб унестись с долгожданным орлом,

Нужно прилюдно покончить с бревном.

Сброшу полено, пущу на дрова,

Скажет в морозы «спасибо!» страна.

 

Щепки да летят с земли,

Быть по-моему вели,

Ты лети, лети, щепа,

От стены и до окна,

Возвращайся, сделав круг,

Пусть с тобой придет супруг!

 

Москва

 

Лесная нимфа

 

 

Я нимфа лесная в роскошном белье,

И листья, и ветки в моей голове,

Цветочки в руках моих радуют глаз,

На стенке висит небольшой ананас.

 

Как только мужчина подходит ко мне,

Гореть начинает он весь, как в огне,

Замочки, что держат на мне то белье,

В тот час прекращают держанье свое.

 

Москва

 

Чайка

 

 

Я – Чудо в Перьях,

Я это знаю,

Так отчего же

Я не летаю?

 

Ведь есть другие,

Скромней и проще,

Но как живые,

Мне ж нужно больше!

 

И если падать,

То только в пропасть,

А если в небо,

Так дайте скорость!

 

Я – Чудо в Перьях,

Я это знаю,

Но вряд ли буду

Я попугаем,

 

Или вороной,

Убитой горем, —

Отныне Чайкой

Парю над морем!

 

 

Корзина

 

 

Я корзина в белой фуражке,

Очень важный и ценный предмет.

Собираю всегда все бумажки

Днем и ночью, и утром, в обед.

 

Я Клондайк, я ведь в центре событий,

Знаю все основные дела:

Сколько было у босса соитий,

У кого вчера дочь родила.

 

Банки, офисы, кассы, таможни,

Я у них у всех верно служу.

Накидают в меня все, что можно,

Ну а я… Что же, не откажу!

 

Я корзина, я важная личность,

Ну и что ж, что у кресла стою.

Чрез меня все проходит первично,

Это точно я вам говорю.

 

То подпишут бумагу о мире,

То большой гонорар отстегнут,

То банкир в меня ценное кинет,

То секретное, скомкав, швырнут.

 

Ну, а я ничего – принимаю,

Я ж ответственна в мире за все.

Я ж корзина большая, живая,

Сколько хочешь приму я еще.

 

Соберу все плоды их работы,

Утрамбую в себе все дела.

С понедельника и до субботы,

Разбухает, толстеет казна.

 

Упакую здоровье, удачу

И еще пару свертков в придачу,

А потом по мирской по дороге

Поведут в чудо-жизнь меня ноги.

 

На мне яркая белая шляпа,

И походкой войду от бедра-то.

Все корзинки другие вопросят:

«И откуда таких к нам приносит?»

 

И отвечу им всем я с улыбкой,

Два прыжка сделав, глазом моргая:

«Колдовства я предпринял попытку,

И вся жизнь моя стала вдруг раем,

 

Где любовь, где смеются все дети,

Где любимая будет работа,

Где чудес больше, чем на всем свете,

Я живу в состояньи полета!»

 

Я корзина, я в белом берете,

И теперь для меня нет секрета,

Что в корзине все радости где-то.

Подарю я себе все-все это!

 

Ижевск

 

Шляпа

 

 

В зимней футболке и шляпе

Я гордо на улицу выйду

И крикну: «Да здравствует лето!»

И шляпу мою будет видно.

 

И станет на улице жарко,

И «Браво!» кричать будет зритель.

Волшебник – ведь это же здорово,

Что может быть проще, скажите?!

 

Ижевск

 

Шляпа-2

 

 

Если в мороз станет жарко,

Если начальник ушел,

Если зарплату вдруг дали,

В жару теплый дождик пошел,

 

Если вдруг где-то в природе,

Станет совсем, как в кине,

Как в сказке, вы вспомните шляпу.

Я шляпа, все дело во мне!

 

Ижевск

 

Рыба-рысь

 

 

Беру я кисть и жизнь рисую,

Пейзаж прекраснейший малюю.

И тут, откуда не возьмись,

В картину влезла рыба-рысь.

 

– Ты кто такая? – я спросил. —

Что делаешь в моем ты мире?

– Ты сам меня ведь пригласил

Побыть часок в твоей квартире.

Я яркий маленький утенок,

Скользящий по горе крутой.

Забытый всеми мамонтенок,

Бредущий за пустой луной.

 

Еще чего, пока не знаю,

Но путь далек, и он холмист.

Возможно, много растеряю,

Пока пойму, в чем жизни смысл.

 

– А почему ты рыба рысь-то?

– Откуда знать мне эту глупость,

Что в голове твоей сокрылась?

Ну, может, просто рыба рылась?

 

А может, просто ты чудак

С больным воображеньем.

Взял, изобрел меня за так

И обозвал твореньем.

 

Вот, посмотри, что сделал ты.

Мне эти для чего страданья?

Вокруг так много красоты!

К чему свелись твои старанья?

 

– Да ладно, вот тебе немножко

Веселья, пышности и шика.

Ну что, довольна ты, рыбешка?

Теперь и ты не лыком шита.

 

– Ого, спасибо, дорогой,

Я словно жеребец с метлой.

– Ты света, красоты возьми,

Глазами яркими блесни.

 

Прибавим в небе солнца круг,

Пускай тебя он согревает.

– И что мне париться тут вдруг?

Я здесь ну просто прозябаю.

 

Ведь зирке мляка не нужна.

Меня смущает слово «вечность»,

А также вся эта игра,

Твоя нелепая беспечность.

 

– Фигня какая, – я решил. —

Так будет длиться без конца.

Вернуться разум поспешил,

Все снова на своих местах.

 

Встряхнув запудренной башкой,

Я посмотрел на лист бумаги.

А под березкой, под листвой,

Увидел дряхлые коряги.

 

Чудно, – подумал я опять, —

Как будто это сон какой,

Вернуться мне пора, видать,

Скорей обратно в образ свой.

 

И каждый день мольберт берем:

Мы не живем, мы существуем,

Пока не вникли, что рисуем.

Ведь мы все сами создаем!

 

Рига

 

Life is Кайф

 

 

Если хочешь ты кайфуши,

Можешь ты погладить уши,

Покрутить и хвост слегка

У соседского щенка.

 

А потом, чихнув задорно,

На заборе черном-черном

Белым-белым написать:

«Жить хочу и кайфовать!»

 

Сколько раз твердили свету:

Жизнь бедна, мол, и вредна,

Испытаний и наветов

Чаша полная она.

 

Ну а чтоб мы не загнулись

От напрягов и трудов,

Временами нам на счастье

Выдают кило подков.

 

Чуть не с самого ни с детства

Меня мучает вопрос:

Кто придумал строить жизни

Лишь из двух цветов полос?

 

Может, приняли мы сами

Эти правила игры,

А потом о том забыли

И в закон их возвели?

 

С той поры мы так и жили,

Жизнь стараясь обмануть,

Вдоль полоски белой чтобы

Чуть подольше протянуть.

 

Перед черной полосой

Страхом трепетным полны,

Понастроили заборов,

Жизни вкус теряем мы.

 

Каждый в том театре может

Культ забора поддержать,

И о самом сокровенном

Написать иль прочитать.

 

Очень долго я смотрела

Черно-белое кино:

Мир, шагавший вдоль забора.

Даже нравилось оно.

 

Но теперь хочу проснуться,

Себя за нос ущипнуть,

В мир веселый, разноцветный

Утром солнечным шагнуть.

 

То, что прежде запрещалось,

Я отныне разрешу,

На заборе черном белым

«Жить-то в кайф!» я напишу.

 

Перекрашу все заборы

В развеселые цвета,

Наконец-то в моей жизни

Наступила ЛЯПОТА!

 

Ольга, Москва

 

Рожаю любовь

 

 

Я страданье развею,

Как кисель на ветру.

Каждой сладкою каплей,

Я слезинку сотру.

 

Ясный месяц в карету

Рысаком запрягу.

С прошлым снегом горячим

Закружу я пургу.

 

Повяжусь полотенцем

В петухах по краям.

Из открытого сердца

Все печали раздам.

 

Как дорога без края,

Лягу я на судьбу.

Легким блеском играя,

Стать счастливой смогу.

 

Крокодиловы слезы

Затвердеют в алмаз.

Озаряющим счастьем

Я порадую вас.

 

И поутру с листочка,

Как кентавр в скале,

Я хмельные росинки

Языком беру в плен.

 

И в истоме потрясной

Я рожаю любовь.

Чтоб вскормить ее страстью,

И начать песню вновь!!!

 

Ижевск

 

О семинаре

 

 

Учебник новый мы открыли,

Все знанья старые забыли.

Безумья наберись и тронь,

И разожги в себе Огонь.

Там чудеса назло природе

Творит веселый добрый слон:

Пойдет направо – песнь заводит,

Налево – сказку дарит он.

Там разум с постамента сброшен,

Там путь иной для нас возможен.

Там туалеты денег полны,

На ножках маленьких там холмы

Из камня тяжкого стоят.

Там чердаки порою сносит.

Пахан из тараканов косит

Под арендующего в найм.

Там ТАКов много – подбирай.

Там есть и я. Танцую парно,

Вздымая руки к небесам

И примыкаю к голосам.

Смотрю в глаза до озаренья,

Долой предвечные мученья!

Умри, проклятый червь сомненья,

На все беру я разрешенье.

Я разгоняю облака!

Коню удачи седока

Уже не сбросить – знаю я,

Что жизнь изменится моя!

 

 

Поэма Огня

 

 

«Куда ты в ночь идешь опять? —

Кричала яростная мать, —

Неужели в секту прешь?

Смотри, скоро пропадешь».

Я уголек, я тлею, тлею, тлею.

Энергией не брызжу и не грею.

Но вдруг, желанием взопрею,

И разгорается Огонь.

Кричу себе я: «Симоронь!»

В груди заполыхало пламя,

В мозгу намеренье, как знамя.

И возникает на экране

Картина с щедрыми дарами,

Что принимается сполна.

Не уголек я – шар Огня!

Тепло я, Свет, Удача, Слава.

Мне все отрадно, я – другая.

Чем домочадцы все мои,

И в этом виноваты вы!

Я – полыхающий Огонь,

Я – Сила в Хороводе Жизни!

Играй во мне души гармонь,

Я Творчество и Праздник. Вижу

Свои творенья наяву я.

Хочу объять в порыве страсти

Я Шар земной, Огонь зову я.

И наделяю мир я сластью,

Я все умею, все смогу я.

 

Кишинев

 

Я зажигаю Огонь

 

 

Я зажигаю Огонь.

В этом Огне тепло моих рук.

Я зажигаю Огонь.

Справа друг и слева друг.

 

Я зажигаю Огонь.

В этом Огне сияние дня.

Я зажигаю Огонь.

Для тебя и для меня.

 

Я зажигаю Огонь.

В Огне этом радостный смех.

Я зажигаю Огонь.

Всех ждет нас успех.

 

Тольятти

 

Философское

 

 

Я – ничто, я – пустота.

Для меня названья нет.

Да, я – черная дыра,

Но внутри, поверьте, – свет.

 

Я храню в себе миры,

Запах, звуки, краски…

Их скрываю до поры,

Потом вплетаю в сказки.

 

Я начало и конец,

Верх и низ, пространство.

С чудесами я ларец,

И мечты я таинство.

 

Захочу – возникнет звук,

Свет вокруг прольется.

Мир проявится, как друг,

И любовь проснется!

 

 

Дитя Абсурда

 

 

Кто я? И где я?

Найти ответ непросто.

Зачем все это? Для кого?

Я – мир, частица или гостья

На празднике чужом или своем?

 

Порядок, нормы и стереотипы

Как душно с ними, как темно…

Блуждают по линейке типы,

Я с ними… или нет…

А, впрочем, все равно…

 

Я – Нечто, я – дитя Абсурда.

Нелепица без смысла, нигилизм.

Да, я пока, конечно же, не Будда,

Но мне осточертел мой пессимизм.

 

Хочу вздохнуть я глубоко и всеразмерно,

Хочу шагнуть вперед и воспарить,

Пусть отпадут сомненья… Верно? Верно!

Я буду, как умею, жить.

 

А ты, мой друг, готов с дитем Абсурда

Взглянуть иначе на весь мир и на себя?

Тогда смелей, я говорю, удача будет,

И даже приоткрою дверь тебе в тебя.

 

Сначала встань и телом весь расслабься.

Теперь, как я, вздохни душой сполна.

А чтобы не было других соблазнов,

Закроем мы с тобой свои глаза.

 

Готов ли шаг в веселый Хаос сделать

Иль в бездну, пропасть прыгнуть, все равно?

Замри, подумай и решайся смело.

Я жду тебя – лети, ведь здесь светло.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.224.224 (0.237 с.)