Полина – дочь больных алкоголизмом родителей



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Полина – дочь больных алкоголизмом родителей



Полина выросла в семье, где отец ругал и бил мать. Он почти каждый день напивался, а жена терпела, молчала, или, по крайней мере, не упрекала мужа слишком резко. Ее жизнь за вершилась трагически. Долгие годы она покорно терпела пьянство мужа, а в 48 лет сама начала выпивать, причем много и часто. В 50 лет она, пьяная, утонула в реке. Жизнь с мужем-апкоголиком, собственное пьянство оказались для нее самоубийством.

Началось же саморазрушающее поведение тогда, когда она не воспротивилась жестокому обращению с собой и позволила мужу сделать из себя жертву.

Как судьбы родителей определяют судьбу детей? Здесь действуют свои законы и правила. Нельзя же считать случайностью то, что из 4 детей этой несчастной женщины, заболевшей алкоголизмом, и ее мужа, давно страдавшего той же болезнью, один сын также стал алкоголиком, другой, наоборот, – абсолютным трезвенником (он даже не начинал пить, что его и спасло), а две дочери вышли замуж за пьяниц. Таковы типичные судьбы людей, выросших в семьях алкоголиков: они либо сами страдают той же болезнью (что чаще бывает с сыновьями), либо вступают в брак с алкоголиком (что происходит с дочерьми), либо избегают заболевания путем полного отказа от алкоголя.

Итак, Полина – дочь больных алкоголизмом. Из родительского дома она вышла со всеми признаками созависимости: низким, как у матери, уровнем самоуважения, готовностью безропотно терпеть жестокое обращение, ублажать других, заботиться о близких в ущерб себе. Девиз таких женщин – быть нужными другим.

И Полина встретила человека, которому стала нужна. Правда, Валерий до свадьбы неоднократно выпивал, но какая девушка обращает на это внимание перед замужеством? Ему же нужна была именно Полина с ее готовностью стать жертвой. Если есть желающие сносить обиды, обидчик всегда найдется. Их браку способствовало еще одно очень важное обстоятельство: Полина раньше встречалась с другим молодым человеком, который затем ее оставил. Если бы девушку спросили, не потому ли она поспешила выйти замуж за Валерия, что ее бросил жених, она, несомненно, ответила бы: "Нет". Подумается, что именно душевный кризис, пережитый Полиной, когда она почувствовала себя брошенной и очень одинокой, подтолкнул ее скорее прислониться к кому-то.

С чего началась совместная жизнь Полины и Валерия? С того же, с чего она начиналась у их отцов и матерей. В обеих семьях существовали алкогольные традиции. Валерий, хотя и разнимал дравшихся родителей, защищая мать от побоев и оскорблений отца, и возмущался их пьянством (оба они, как и родители Полины, были больны алкоголизмом), однако вскоре после свадьбы начал оскорблять собственную жену и продолжал это делать все 15 лет супружеской жизни. Полина заботилась о детях (у них два сына), а Валерий ежедневно пил. Она работала в огороде, а он пропивал деньги и веши. Она оплачивала его долги, а он временами бил ее. Когда Полина поступила в техникум, муж заявил, что пьет именно из-за ее отсутствия вечером, и она бросила учебу. Самое удивительное, что их взаимоотношения не улучшились даже в те три месяца, когда Валерий – единственный раз за 15 лет – перестал пить. Он посчитал, что состояние трезвости дает ему право еще больше унижать и попрекать жену.

Никитка, 6-летний сын Полины и Валерия, проснувшись утром, сразу спрашивает:

– Мама, а папа еще трезвый?

– Да, сынок, вставай. Папа еще трезвый.

В этом "еще" заключается весь ужас их жизни: папа не бывает пьян только короткий миг, на устойчивую, долгую трезвость надежды уже нет.

Мы рассуждали с Полиной о ее жизни. В первую очередь она подчеркнула, что всю жизнь как бы возводила мужа на пьедестал, буквально вилась вокруг него, стараясь угодить, задобрить, заслужить любовь и похвалу. Но чем усерднее она старалась, тем хуже был результат. Муж все сильнее распоясывался, и ей приходилось выносить все больше унижений. От развода ее удерживало чувство стыда, страх перед мнением окружающих.

Поведение Полины представляет собой полный отказ от собственной личности. В письмах, получаемых мною от жен алкоголиков, их самоуничижение проявляется даже в такой мелочи, как боязнь назвать свое имя. Стыд вытравил у этих женщин все – и имя, и возраст, и собственные потребности, и самую личность. Однако нельзя целиком отдавать свою жизнь алкоголику – надо оставить что-то для себя самой.

Каждый человек может выбрать, кем быть в этом мире. Если он сам считает себя жертвой, то окружающие и будут обращаться с ним, как с жертвой. Никогда нельзя позволять другим унижать себя до такой степени, какую допустили по отношению к себе Полина и ее мать. Многие назвали бы их настоящими мазохистками, получающими удовольствие от собственных мучений, – они буквально напрашиваются на унижения.

 

Жанна

Семья Жанны еще очень молода и даже не зарегистрирована официально. Жанна в течение года состоит в супружеских отношениях с молодым человеком, которого я буду здесь называть Игорем. Недавно она сделала от него аборт. Игорю 23 года. Пьет он в течение 3 лет, при любой возможности, то есть 3-4 дня в неделю. За 2 года он сменил 4 места работы, в течение последнего года не работает. На естественный вопрос, чем он зарабатывает на жизнь, Жанна смущенно рассказала, что Игорь спекулирует водкой и пивом, также продает лампочки, вывернутые в подъездах (вначале он выкручивал их сам, но теперь на него работает другой парень, выросший в семье алкоголиков). Таким образом Игорь "зарабатывает" вдень солидную сумму. Жанне не нравится его образ жизни, но она соглашается с его утверждениями о том, что все вокруг крадут и что он ворует не больше других.

Игорь занимает главное место в жизни Жанны, его интересы для нее намного важнее собственных, поэтому на приеме у меня она в течение двух часов говорила только о нем. Все мои попытки расспросить Жанну о ее самочувствии, взглядах, мнениях, планах, о степени удовлетворения ее потребностей в этом супружестве не имели успеха. Она постоянно переводила разговор на Игоря.

Рассказы Жанны характеризовали его только с плохой стороны. Да и сама она именно так морально оценивала его поведение. Игоря ничто в жизни не интересует, в том числе и Жанна. Пьяный, он уже не раз ее бил; на ее лице остался рубец от его рукоприкладства. Он ни разу не навестил Жанну, когда та лежала в больнице. Ее сообщение о беременности, просьбы бросить пить ради будущего ребенка абсолютно не повлияли на Игоря, не заставили его изменить свое поведение. И тогда Жанна возненавидела не Игоря, а ребенка. Поэтому она и сделала аборт. Жанна определила свое состояние так: "Я и с ним не могу, и без него не могу". Мне кажется, что вторая часть ее утверждения более верна, чем первая.

Жанна пришла ко мне с тремя вопросами:

1. Страдает ли Игорь алкоголизмом?

2. Если он болен, то как попытаться направить его на лечение? (Впрочем, этот вопрос звучал, пожалуй, несколько иначе: как заставить его бросить пить?)

3. Какие дети могут у них родиться?

Разумеется, заочно ставить диагноз рискованно – можно совершить ошибку. В данном случае не так важно, есть ли у Игоря патологическое влечение к алкоголю (стержневой симптом алкоголизма). Ведь пьет он каждый день и всегда сильно напивается. Игорь утверждает, что может бросить пить, если захочет, однако на протесты жены не обращает никакого внимания. Полагаю, что он все же болен, но главное для меня в этом случае – состояние Жанны.

Она отказалась от собственных интересов и потребностей и живет только реакциями на поведение Игоря, представляющееся ей недостойным. Цель ее жизни – сделать Игоря лучше, а если быть совсем честной, то добиться у него признания. Жанна недоумевает, почему Игорь ее не ценит. Главное ее стремление – переделывать других путем полного отказа от собственной личности, абсолютного самоотречения, беспредельной самоотверженности.

Такой путь очень опасен: он ведет к саморазрушению, так же, кстати, как и алкоголизм Игоря. Жанна испытывает к Игорю не любовь, а, скорее, патологическую привязанность, которая протекает как болезнь, все время усугубляясь, и так же, как болезнь, может привести к тяжелому, даже смертельному исходу.

У Жанны нет собственных, не связанных с Игорем чувств, мыслей. Она охотно подтверждает, что постоянные размышления о нем ей неприятны и даже мучительны, но избавиться от них она не может. В свои 18 лет Жанна не думает ни о настоящем, ни о будущем. Она не планирует освоить профессию, работает оператором на какой-то несложной машине. А ведь она отлично училась в школе, хорошо знает английский язык. Заботы об Игоре поглотили всю ее энергию, не оставив сил на собственное развитие.

В конце нашей беседы Жанна вдруг спросила:

– В вашем учреждении есть сексопатолог?

– Есть, а зачем он вам?

– Я хочу знать, не импотент ли Игорь?

Редко приходится слышать о подобной проблеме у 23-летнего мужчины. Алкоголизм не всегда сопровождается импотенцией, и уж, конечно, не в таком возрасте. Жанна объяснила, что Игорь возбуждается медленно, с трудом и только после активной стимуляции с ее стороны. "Я еще ни разу не испытала оргазма, – добавила она, – но для меня это не важно".

Даже в этой сфере супружеской жизни у них все складывается так, что жене необходимо, забывая о себе, прилагать усилия, чтобы доставить удовольствие мужу. Даже здесь надо напрягаться, чтобы заслужить похвалу.

В женщине, которая сидела передо мной, от Жанны осталась оболочка. Все пространство ее души целиком было занято Игорем. Смысл ее жизни в том, чтобы услаждать его, Игоря. Своими же потребностями во внимании, уважении, признании, заботой о собственном здоровье, духовном росте она пренебрегает. Главный вопрос, определяющий ее существование: "Игорь, я тебе нужна?".

Жанна – дочь алкоголика. Кстати, муж впервые привлек ее внимание тем, что внешне отдаленно напомнил ей отца. Игорь также сын алкоголика, который погиб в тюрьме, отбывая второе заключение. Жанна крайне созависима. Ее характер сложился под влиянием совместной жизни с отцом-алкоголиком, и трудное супружество было ей как бы предназначено судьбой.

 

"За кем я замужем?"

Да, некоторые женщины сами не могут ответить на вопрос "Мой муж – алкоголик?". Ничего удивительного. Диагноз алкоголизма установить не так легко, как может показаться. Нетрудно распознать алкоголизм, когда пациент под забором валяется, причем регулярно. А если один раз упал под забор в состоянии опьянения, то еще вопрос. Однако "подзаборные" алкоголики в любой стране составляют не более пяти процентов всех больных алкоголизмом. Любая болезнь может протекать и тяжело, и не столь тяжело, а какое-то время оставаться скрытой, нераспознанной. А иногда речь идет только о предрасположенности к алкоголизму. Реализуется предрасположенность в явную болезнь или так и останется нереализованной – тоже неясно тем, кто живет рядом с предрасположенным человеком. Со своими сомнениями не всегда бегут к наркологу, а письма пишут, как показал мой опыт. Из письма Людмилы, Оренбургская область.

"Пишу вам и плачу. Сижу на кухне среди битой посуды. Нет сил замести осколки. Дверь тоже разбитая. Пьяный муж за стенкой храпит. Детей кое-как спать уторкала. Вова, ему пять лет, рыдал до заикания. Лене восемь лет. Не помню, где она была, пока муж бушевал. Спряталась, наверное, где-нибудь, она у нас пугливая, тихая девочка.

С мужем, когда он не пьет, у нас хорошие отношения. Но из-за водки пропадает наша любовь, семья наша пропадает. Не подумайте, что я из таких жен, которые на всех перекрестках жалуются на своих мужей. Обращаюсь к вам, потому что все в нашей семейной жизни запуталось. Я уже, кажется, ничего не понимаю. Да и муж тоже не понимает. Когда я трезвому ему говорю: "Ты становишься алкоголиком", он отмахивается: "Пью, как все. Захочу и совсем брошу".

Но вот уже до скандалов допился, этот не первый. Детей пугает, а детей он сильно любит. Завтра будет юлить, каяться, передо мной и детьми заискивать. С работы придет с конфетами, апельсинами – замазывать грех. А через неделю-другую опять напьется до стеклянных глаз.

Я вижу, что катится он вниз, а вместе с ним и моя жизнь. Когда говорю это свекрови, она меня утешает, мол, потерпи. Отец мужа, как свекровь вспоминает, крепко "попивал" до 55 лет, а потом бросил.

Моя подруга вообще меня изругала. Где ты видишь, говорит, алкоголика? Алкоголики под забором валяются, не работают, излома все пропивают. А твой – все в дом, при должности. (Мой муж – главный механик автобазы.) Это у него обычная мужицкая блажь. Пройдет. Будешь его пилить – только хуже сделаешь.

До скандалов я его уже допилила. Но свекровь и подруга не видят нашу жизнь изнутри. А я вижу. Уходят из нашего дома мир и любовь. Кругом жизнь как на вулкане, да еще дома вулкан. С каждым годом трясет сильнее и сильнее.

Я-то вижу, что муж пьет все чаше и все больше и совсем не из-за того, что я его пилю. Лет пять назад мне и в голову не приходило его "пилить". Не за что было. Выпивал по праздникам или по какому-то случаю. Все домашние дела мы делили пополам. За детьми ухаживал не хуже меня. Старая соседка баба Шура его всем нахваливала: "С детишками лучше иной женщины управляется".

По выходным садились мы вместе в машину и ехали к свекрови в деревню – в огороде помочь, корм скотине заготовить, дом подправить, денег подбросить. Теперь я ему сама напоминаю, что мать давно пора проведать. Повспоминаю я наедине нашу прошлую жизнь, сравню с сегодняшней и вижу, что катимся к чему-то нехорошему.

Пьяниц в нашем поселке много, а специалистов по лечению алкоголизма нет. Вот я и решила обратиться к вам, хочу, чтобы мне ответил врач-нарколог: правильно я понимаю или нет, что мой муж движется к алкоголизму? Я уже не знаю, за кем я замужем – за алкоголиком или за выпивохой? Его жалко, свою жизнь жалко. А уж как о детях сердце болит, выразить трудно".

 

Ответ Людмиле

Дорогая Людмила! Вы спрашиваете "Правильно ли я понимаю или нет, что мой муж движется к алкоголизму?"

Я отдаю себе отчет в том, что мой ответ будет болезненным для вас. Но кто-то должен сказать правду. Не для того, чтобы причинить боль, а для того, чтобы начать решать проблему. Неназванные проблемы не решаются.

Ваш муж не движется к алкоголизму, он в нем находится. Значит, вы замужем за алкоголиком. Такой вывод следует из того, что изложено в вашем письме.

Алкоголизму закономерно сопутствует глубокий семейный разлад. И это не зависит от того, какой характер у мужа, у жены. При любом характере семья страдает, это свойство болезни, а не свойство членов семьи. Так что дело не в том, что вы "пилили" мужа, а другая жена может быть, все это тихо бы терпела. Семья страдает всегда и притом предсказуемым, я бы сказала, однотипным или очень похожим образом.

Вы описали семейную сцену, где были разбитая посуда, поломанная дверь, заикание младшего сына, испуг старшей дочери, а также ваши слезы. Типичная, к сожалению, картина. Семейная жизнь, где есть больной алкоголизмом, страдает не от того, что под одной крышей собрались скандальные, плохие люди. Просто эта болезнь "накрывает" всех: и непьющую жену, и безвинных детей. Свекровь тоже страдает так же, как она страдала, когда ее муж пил. Нельзя жить рядом с алкоголизмом и оставаться эмоционально незатронутым. Каждый член семьи, включая грудных детей, обязательно реагирует на алкоголизм одного из членов семьи. Эмоциональная вовлеченность семьи в круговорот болезни – это один из аргументов того положения, что алкоголизм есть семейная болезнь. Другой аргумент заключается в том, и его вы тоже приводите, что алкоголизм встречается у нескольких членов одной семьи. Вы сообщаете, что отец мужа также имел проблемы с алкоголем, наверное, он тоже алкоголик.

Глубокая тревога за мужа и семью, постоянный страх, что муж может вернуться домой нетрезвым, гнев на него, сменяющийся жалостью и любовью, стремление удержать его от спиртного любыми средствами (наверное, раньше, до скандалов, вы использовали уговоры, мольбы, разумные доводы) – все это типично для психологии и поведения жены алкоголика.

Жена – чуткий прибор. Лучше жены никто не знает алкоголика, даже мать. Причем, по моему долгому опыту работы, жены склонны к долготерпению. Раз уж вы забили тревогу (и правильно сделали!), значит, зашкалило, боль стала нестерпимой. И эта ваша реакция тоже указывает на то, что вы имеете дело с алкоголиком.

Я думаю, что ваш муж прекрасно понимает или хотя бы чувствует, что с семьей и с ним происходит что-то неладное. Или, как вы написали, что "семья катится к чему-то нехорошему". Несмотря на это, он продолжает пить.

Кто-то в сжатой форме точно определил, чем отличается алкоголик от просто пьющего человека. "Неалкоголик хочет – пьет, не хочет – не пьет. Алкоголик и хочет – пьет, и не хочет – пьет". Есть еще один околомедицинский критерий распознавания алкоголизма: обычный, не попавший в зависимость от алкоголя человек пьет для чего-то: для веселья, для общения, для отдыха, для облегчения горя и т.д. А зависимый от алкоголя, т.е. больной человек пьет несмотря на что-то,точнее несмотря ни на что.

Ваш муж пьет несмотря на то, что жена плачет, несмотря на то, что травмирует психику горячо любимых детей (будьте уверены, он это понимает и только психологическая защита руководит им, когда он говорит, что от его выпивок дети не страдают). Ваш муж пьет несмотря на то, что силы матери слабеют, а сыновней помощи она видит все меньше и меньше. Возможно, на работе уже заметили, что он пьет. Возможно, он был у терапевта в понедельник с повышенным артериальным давлением, и врач предупредил его, что дальнейшее употребление алкоголя будет губительным для его сердца и сосудов. А он пьет несмотря на все это. В глубине души алкоголик чувствует, что пропадает. А остановиться не может.

Главным, центральным признаком алкоголизма является болезненное, всепоглощающее пристрастие к алкоголю. В народе это называется тягой, в медицине – влечением. Этот признак имеет место у вашего мужа, Людмила. Поскольку он пьет и кается, кается и пьет. И все чаще "до стеклянных глаз".

Почему ваш муж прямо не говорит, что его тянет выпить? Потому что, как всякий больной алкоголизмом, он имеет психологическую защиту, которая называется отрицанием. Он отрицает свои алкогольные проблемы, отрицает тяжкие последствия своей выпивки. Отрицанием продиктованы слова многих больных, когда они говорят: "А я не алкоголик. Захочу и брошу". Он не врет. Он так искренне заблуждается.

Психологическая защита работает таким образом, что действительно вытесняет из сознания правду о своей беде, правду о том, с чем больно встретиться. Психологическая защита позволяет алкоголику преуменьшать размеры своего пьянства, мол, пью не так уж и много. Либо она же диктует объяснения, мол, выпил потому что были такие обстоятельства, что не выпить было нельзя.

Итак, мы с вами, Людмила, выявили три позиции, по которым любой нарколог поставит человеку диагноз "алкоголизм":

1. Неподконтрольная воле тяга к спиртному;

2. Отрицание того, что это превратилось в серьезную жизненную проблему;

3. Типичная для апкоголизма нездоровая атмосфера в семье.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.180.223 (0.043 с.)