Мораль, ее функции и структура



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Мораль, ее функции и структура



ББК 67

К 55

 

Сведения об авторе:

Александр Семенович Кобликов — доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, Заслуженный юрист РСФСР, автор более 200 печатных работ в области уголовно-процессуальной и этической науки, член Научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федера­ции. Участвовал в разработке действующего УПК. Ведет препода­вательскую деятельность в Военном университете и других учеб­ных заведениях.

 

Кобликов А. С. Юридическая этика. Учебник для вузов. — К-55 М., Издательская группа НОРМА — ИНФРА•М, 1999. — 168 с.

 

ISBN 5-89123-276-6 (НОРМА)

ISBN 5-86225-840-Х (ИНФРА • М)

 

В книге содержатся сведения об основных понятиях и категориях юридической этики как вида профессиональной этики. Характеризуются нравственные основы законодательства о правоохранительной деятельно­сти и его применения, этические правила предварительного расследования и осуществления правосудия, а также содержание культуры процессу­альной деятельности и нравственные качества юриста.

Для студентов, аспирантов, преподавателей юридических учебных заведений и практикующих юристов, а также граждан, интересующихся деятельностью правоохранительных органов.

Предисловие

 

Изучение нравственных аспектов и проблем профессии необходимо каждому юристу, особенно в современных услови­ях, когда ставится задача гуманизации общественной и госу­дарственной жизни, когда человек провозглашен Конституцией высшей ценностью и на первый план выдвигаются гарантии его прав и свобод. А юридическая профессия имеет своим "объек­том" именно человека. Деятельность юриста касается важней­ших благ, интересов людей, нередко связана с вторжением в их личную жизнь, а иногда и с ограничением прав, принятием ре­шений, влияющих на судьбу человека.

Между тем учебной литературы, предназначенной для ов­ладения знаниями в области юридической этики, явно недоста­точно. Учебника по юридической этике в стране нет. Публика­ции, посвященные ее проблемам, немногочисленны и в опреде­ленной степени не отражают современных представлений.

В настоящем учебнике делается попытка с учетом опыта преподавания курса юридической этики и в соответствии с учеб­ными программами помочь обучаемым овладеть знаниями о нравственной сущности юридической профессии, нравственных требованиях к ее представителям как в профессиональной дея­тельности, так и во внеслужебном поведении.

 

Глава I Мораль и этика: основные понятия

 

Мораль и право

Соотношение морали и права — один из важных аспектов изучения этих социальных явлений, представляющий особый интерес для юристов. Ему посвящен ряд специальных работ *. Мы коснемся здесь лишь отдельных принципиальных выводов, существенных для рассмотрения последующих вопросов.

* См., в частности: Васильев Ю. С. Взаимодействие права и морали//Со-ветское государство и право. 1966. № 11; Лукашева E.A. Мотивы и пове­дение человека в правовой сфере//Там же. 1972. № 8; Право и нравствен­ное формирование личности в советском обществе//Там же. 1976. № 10; Кузнецова Н. Ф. Уголовное право и мораль. М., 1967; Карпец И. И. Уголов­ное право и этика. М., 1985; Лукашева Е. А. Право, мораль, личность. М., 1986.

 

Мораль относится к числу основных типов нормативного регулирования деятельности, поведения человека. Она обеспе­чивает подчинение деятельности людей единым общесоциаль­ным законам. Мораль выполняет эту функцию совместно с дру­гими формами общественной дисциплины, направленными на обеспечение усвоения и выполнения людьми установленных в обществе норм, находясь с ними в тесном взаимодействии и взаимопереплетении..

Мораль и право — необходимые, взаимосвязанные и взаи­мопроникающие системы регуляции общественной жизни. Они возникают в силу потребности обеспечить функционирование общества путем согласования различных интересов, подчине­ния людей определенным правилам.

Мораль и право выполняют единую социальную функцию — регулирование поведения людей в обществе. Они представляют сложные системы, включающие общественное сознание (мораль­ное и правовое); общественные отношения (нравственные и пра­вовые); общественно значимую деятельность; нормативные сфе­ры (нравственные и правовые нормы).

Нормативность — свойство морали и права, позволяющее регулировать поведение людей. При этом объекты их регули­рования во многом совпадают. Но регулирование их осуществ­ляется специфическими для каждого из регуляторов средства­ми. Единство общественных отношений "с необходимостью оп­ределяет общность правовой и моральной систем" *.

* Лукашева Е. А. Право, мораль, .личность. С. 76.

 

Мораль и право находятся в постоянном взаимодействии. Право не должно противоречить морали. В свою очередь оно оказывает воздействие на формирование нравственных воззрений и нравственных норм. При этом, как отмечал Гегель, "мораль­ная сторона и моральные заповеди... не могут быть предметом положительного законодательства"*. Законодательство не может декретировать нравственность.

* Гегель Г. Соч. М.—Л., 1934. С. 233.

 

Мораль и право каждой общественно-экономической фор­мации однотипны. Они отражают единый базис, потребности и интересы определенных социальных групп. Общность морали и права проявляется и в относительной устойчивости моральных и правовых принципов и норм, выражающих как волю стоящих у власти, так и общие требования справедливости, гуманности. Моральные и правовые нормы имеют всеобщий характер, об­щеобязательны; они охватывают все стороны общественных отношений. Многие правовые нормы закрепляют не что иное, как нравственные требования. Есть и другие области единства, сходства и переплетения морали и права.

Мораль и право — составные части духовной культуры человечества.

При однотипности морали и права в определенном обществе между этими социальными регуляторами существуют важные различия. Право и мораль различаются: 1) по объекту регули­рования; 2) по способу регулирования; 3) по средствам обеспе­чения выполнения соответствующих норм (характеру санкций).

Право регулирует лишь общественно значимое поведе­ние. Оно не должно, например, вторгаться в личную жизнь человека. Более того, оно призвано создавать гарантии про­тив подобного вторжения. Объектом морального регулирова­ния является как общественно значимое поведение, так и личная жизнь, межличностные отношения (дружба, любовь, взаимопомощь и т. д.).

Способ правового регулирования — правовой акт, созда­ваемый государственной властью, реально складывающиеся пра­воотношения на основе и в пределах правовых норм. Мораль регулирует поведение субъектов общественным мнением, об­щепринятыми обычаями, индивидуальным сознанием.

Соблюдение правовых норм обеспечивается специальным государственным аппаратом, применяющим правовое поощре­ние или осуждение, в том числе и государственное принужде­ние, юридические санкции. В морали действуют только духов­ные санкции: моральное одобрение или осуждение, исходящие от общества, коллектива, окружающих, а также самооценки человека, его совесть.

Этика — учение о морали

 

Если термин "мораль" латинского происхождения, то "эти­ка" происходит от древнегреческого слова "этос" — местопре­бывание, совместное жилище. В IV веке до нашей эры Аристо­тель обозначил прилагательным "этический" класс человече­ских добродетелей — добродетелей характера в отличие от доб­родетелей разума — дианоэтических. Аристотель образовал новое существительное ethica (этика) для обозначения науки, которая изучает добродетели. Таким образом, этика как наука существует свыше 20 веков.

В современном понимании этика — философская наука, изучающая мораль как одну из важнейших сторон жизнедея­тельности человека, общества. Если мораль представляет собой объективно существующее специфическое явление обществен­ной жизни, то этика как наука изучает мораль, ее сущность, природу и структуру, закономерности возникновения и разви­тия, место в системе других общественных отношений, теоре­тически обосновывает определенную моральную систему.

Исторически предмет этики существенно изменялся. Она начинала складываться как школа воспитания человека, нау­чения его добродетели, рассматривалась и рассматривается (ре­лигиозными идеологами) как призыв человека к исполнению божественных заветов, обеспечивающих бессмертие личности; характеризуется как учение о непререкаемом долге и способах его реализации, как наука о формировании "нового человека" — бескорыстного строителя абсолютно справедливого обществен­ного порядка и т. д.

В отечественных публикациях современного периода пре­обладающим является определение этики как науки о сущно­сти, законах возникновения и исторического развития морали, функциях морали, моральных ценностях общественной жизни.

В этике принято разделять два рода проблем: собственно теоретические проблемы о природе и сущности морали и нрав­ственную этику — учение о том, как должен поступать чело­век, какими принципами и нормами обязан руководствоваться.

В системе науки выделяют, в частности, этическую аксиологию, изучающую проблемы добра и зла; деонтологию, иссле­дующую проблемы долга и должного; деспрективную этику, изучающую мораль того или иного общества в социологическом и историческом аспектах; генеалогию морали, историческую этику, социологию морали, профессиональную этику.

Этика как наука не только изучает, обобщает и системати­зирует принципы и нормы морали, действующие в обществе, но и способствует выработке таких моральных представлений, которые в максимальной степени отвечают историческим по­требностям, способствуя тем самым совершенствованию обще­ства и человека. Этика как наука служит социальному и эконо­мическому прогрессу общества, утверждению в нем принципов гуманизма и справедливости.

 

Глава II Категории этики

 

Категории этики — это основные понятия этической нау­ки, отражающие наиболее существенные элементы морали.

Категории этики — не только теоретические конструк­ции. То, что образует формальный аппарат теории, в то же время существует в стихийно формирующемся сознании об­щества. К примеру, категория справедливости, содержание которой получило истолкование еще у Аристотеля, существу­ет в сознании каждого человека, сознании любого общества, социальной группы.

При всем разнообразии подходов к определению системы этических категорий можно выделить общепризнанные, наибо­лее важные в теоретическом и практическом отношении кате­гории:

добро и зло,

благо,

справедливость,

долг,

совесть,

ответственность,

достоинство и честь.

К категориям этики относят также смысл жизни, счастье и др.

 

Добро и зло

Добро и зло — наиболее общие формы моральной оценки, разграничивающие нравственное и безнравственное.

Добро — категория этики, объединяющая все, имеющее положительное нравственное значение, отвечающее требованиям нравственности, служащее отграничению нравственного от без­нравственного, противостоящего злу.

Со времен древности добро и зло истолковывались как две силы, господствующие над миром, надприродные, безличност­ные. Ф. Энгельс писал: "Представления о добре и зле так сильно менялись от народа к народу, от века к веку, что часто прямо противоречили одно другому" *.

* Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 94.

 

Религиозная этика видит добро как выражение разума или воли Бога. В различных учениях добро принято выводить из природы человека, из общественной пользы, из космического закона или мировой идеи и т. д. Само определение добра доста­точно сложно. Некоторые ученые отказываются от попытки дать определение добра, указывая, что это верховная, исходная и конечная категория, которая не может быть охвачена какой-либо дефиницией.

Зло — категория этики, по своему содержанию противопо­ложная добру, обобщенно выражающая представление о без­нравственном, противоречащем требованиям морали, заслужи­вающем осуждения. Это общая абстрактная характеристика отрицательных моральных качеств.

Моральное зло следует отличать от социального зла (про­тивоположности блага). Моральное зло имеет место тогда, ко­гда оно — проявление воли определенного лица, группы лиц, социального слоя. Обычно как моральное зло оценивают отри­цательные поступки людей.

Происхождение зла объясняется по-разному. В религиоз­ных учениях зло —- фатальная неизбежность человеческого су­ществования. Иммануил Кант считал зло необходимым следст­вием чувственной природы человека. Французские просветите­ли объясняли зло результатом непонимания человеком своей подлинной природы. Марксисты связывают зло с антагонисти­ческим устройством общества.

Понятия добра и зла, как и другие нравственные катего­рии, всегда занимали умы.

Вот о чем спорили образованные молодые люди начала про­шлого века (Онегин и Ленский во второй главе "Евгения Оне­гина" А. С. Пушкина).

"Меж ними все рождало споры

И к размышлению влекло:

Племен минувших договоры,

Плоды наук, добро и зло,

И предрассудки вековые,

И гроба тайны роковые,

Судьба и жизнь в свою чреду,

Все подвергалось их суду".

С категорией добра связано и такое понятие, как доброде­тель — устойчивые положительные качества личности, указывающие на ее моральную ценность. Добродетели противостоит порок.

Добродетельный человек не только признает положитель­ные нравственные принципы и требования, но и творит добро, поступая в соответствии с ними (добродеять — делать добро). Представления о добродетели, как и о добре, исторически из­менялись. Так, в Древней Греции в соответствии с учением Платона добродетель связывалась с такими нравственными ка­чествами, как мужество, умеренность, мудрость, справедливость. Христианская вера в эпоху средневековья выдвинула три ос­новные добродетели: веру, надежду, любовь (как веру в Бога, надежду на его милость и любовь к нему).

При всей изменчивости взглядов в разное время и в различ­ных слоях общества честность, гуманность, мужество, бескоры­стие, верность и т. п. оценивались и оцениваются положительно.

Вот как описан в послесловии к роману Э. М. Ремарка "Тени в раю" (М., 1972. С. 428—429) своеобразный нравственный ко­декс положительных героев. "Будь добр и мужествен; свято выполняй долг человеческого братства и солидарности, не про­ходи безучастно мимо чужого горя; терпящему бедствие при­ди на помощь даже в ущерб себе; будь верен в любви и друж­бе, непримирим к подлости и беспощаден к негодяям; совер­шив достойный поступок, не пыжься и не гордись, не произ­носи громких фраз и благородных сентенций; будь равноду­шен к богатству, власти, карьере и другим рычагам личного возвышения; не унижайся и не унижай, блюди честь и досто­инство".

Добродетели иногда связывают с определенным социаль­ным положением личности. Так, можно говорить о воинских добродетелях. А. В. Суворов в наставлении И. О. Курису писал: "1. Добродетель, замыкающаяся в честности, которая одна тверда. Она: в сдержании слова, в безлукавствии и осторожности, в безмщении. 2. Солдату — бодрость, офицеру — храбрость, ге­нералу — мужество".

У средневековых рыцарей существовал целый культ "труд­ных добродетелей", среди которых на первом месте были храб­рость и мужество, необходимые для защиты чести и достоин­ства. Рыцарь предпочитал скорее смерть, чем унижение. Наряду с понятием добра в этике употребляется термин благо.

В обыденной жизни благо — все, что способствует челове­ческой жизни, служит удовлетворению материальных и духов­ных потребностей людей, является средством для достижения определенных целей. Это и природные блага, и духовные (по­знание, образование, предметы культурного потребления). По­лезность не всегда совпадает с благом. Например, искусство лишено утилитарной пользы; развитие промышленности, мате­риального производства приводит человечество на грань эколо­гической катастрофы.

Добро — разновидность духовного блага. В этическом смысле понятие блага часто употребляется как синоним добра.

Справедливость

 

Справедливость в обществе понимается в различных ас­пектах. Это категория морально-политическая и правовая. В этике справедливость — категория, означающая такое положе­ние вещей, которое рассматривается как должное, отвечающее представлениям о сущности человека, его неотъемлемых пра­вах, исходящее из признания равенства между всеми людьми и необходимости соответствия между деянием и воздаянием за добро и зло, практической ролью разных людей и их социаль­ным положением, правами и обязанностями, заслугами и их признанием *.

* См.: Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 650.

 

Аристотель впервые разделил справедливость на уравни­тельную (справедливость равенства) и распределительную (спра­ведливость пропорциональности). Эти аспекты справедливости сохраняют свое значение и в современных условиях.

Несправедливость противоположна справедливости. Она там, где человек принижен, его права и достоинство не обеспе­чены, между людьми нет равенства, а блага, воздаяние за добро и зло распределяются непропорционально.

Справедливость главенствует в профессиональной деятель­ности юристов. Само понятие "юстиция" по латыни означает справедливость (justitia). Юрист, таким образом, "представи­тель справедливости".

Справедливость — этическая и правовая категория. "Эта категория, — пишет Е. А. Лукашева, — подчас объявляется этиками как специфически моральная, а юристами — как спе­цифически правовая*".

* Лукашева Е. А. Право, мораль, личность. М., 1986. С. 88.

 

Идея справедливости, требование справедливости прони­зывают законодательство современного демократического об­щества. Правовое выражение требования справедливости содержиться во Всеобщей декларации прав человек, в том числе применительно к деятельности суда. В частности ст. 10 декла­рации гласит: "Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленно­го ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного ра­венства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблю­дением всех требований справедливости независимым и беспри­страстным судом". Ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, формулируя общее требование справедли­вости к судам при производстве по уголовным и гражданским де­лам, конкретизирует его в виде минимума процессуальных гаран­тий для каждого обвиняемого в уголовном преступлении.

Требование справедливости в государстве и обществе во­площается в основных принципах и конкретных нормах Кон­ституции Российской Федерации.

Для профессии юриста справедливость есть нераздельный нравственный и служебный долг.

Справедливость считают синонимом правосудия. Правосу­дие с древних времен изображали с повязкой на глазах, с веса­ми и мечом. Это означает, что судящий должен быть беспри­страстен, что прежде, чем решить, он обязан точно взвесить все "за" и "против", а решив, непреклонно проводить справед­ливое решение в жизнь.

В юридической деятельности принципиальна проблема со­отношения законности и справедливости. В силу известной кон­сервативности законодательства и сложности регулируемых им отношений могут возникать ситуации, когда решение, формально соответствующее букве закона, окажется несправедливым, а также ситуации противоположного рода.

Между тем незаконное решение в принципе нельзя при­знавать справедливым, поэтому необходимо своевременно от­ражать в законодательстве происходящие в обществе измене­ния, предусматривать возможность выбора решений в зависи­мости от обстоятельств дела (например, процесс смягчить на­казание или вовсе от него освободить). Уже созданы суды при­сяжных, правомочных принять решение в соответствии с их совестью, народным пониманием справедливости.

Долг

Долг — категория этики, означающая отношение личности к обществу, другим людям, выражающееся в нравственной обя­занности по отношению к ним в конкретных условиях.

Долг представляет собой нравственную задачу, которую человек формулирует для себя сам на основании нравственных требований, обращенных ко всем. Это личная задача конкрет­ного лица в конкретной ситуации.

Долг может быть социальным: патриотический, воин­ский, долг врача, долг судьи, долг следователя и т. п. Долг личный: родительский, сыновний, супружеский, товарище­ский и пр.

Успешно выполнять свои функции работники судов и про­куратуры могут только тогда, когда они глубоко осознали соци­альное значение своей деятельности и обладают высоким чув­ством долга, готовы до конца, вопреки всем трудностям и пре­пятствиям, его выполнить. Судья, прокурор, следователь не может мириться с нарушениями законов, прав человека, инте­ресов общества и государства.

В глазах общества судья, прокурор, следователь — непре­клонный страж законности, которым движет только чувство долга, не допускающий компромиссов, сделок с совестью, не поддающийся каким-либо влияниям и служащий только зако­ну и справедливости. Но чтобы действовать таким образом, не­достаточно занимать определенную должность и знать законы. Необходимы еще соответствующие нравственные качества, по­зволяющие твердо стоять на страже справедливости, несмотря ни на какие влияния.

Судья, впервые избранный на должность, приносит прися­гу (см. ст. 8 Закона о статусе судей в Российской Федерации), в которой торжественно клянется быть беспристрастным и спра­ведливым, как велят ему долг судьи и его совесть.

Совесть

Совесть иногда называют другой стороной долга. Совесть — самооценивающее чувство, переживание, один из древнейших интимно-личностных регуляторов поведения людей.

Совесть — категория этики, характеризующая способ­ность человека осуществлять нравственный самоконтроль, внутреннюю самооценку с позиций соответствия своего пове­дения требованиям нравственности, самостоятельно форму­лировать для себя нравственные задачи и требовать от себя их выполнения.

Совесть — субъективное осознание личностью своего долга и ответственности перед обществом, другими людьми, выступающее как долг и ответственность перед самим со­бой *.

* См.: Словарь по этике/Под ред. А. А. Гусейнова, И. С. Кона. 6-е изд. М., 1989. С. 321—323.

 

Чувство совести ограждает человека от дурного, порочно­го, стимулирует благородство, ответственность — люди неред­ко апеллируют к собственной совести и к совести других, дают оценку себе и другим, используя понятия "чистая совесть", "не­чистая совесть", "уснувшая совесть", "совестливый человек", "бессовестный", "угрызения совести" т. п.

Роль совести особенно важна, когда человек находится пе­ред моральным выбором, а внешний контроль со стороны обще­ственного мнения или исключается, или затруднен.

Юрист, ведя производство по делу или выполняя другие функции, действует в сфере, затрагивающей жизненно важ­ные блага людей, сталкивается со многими коллизиями, оказы­вается перед необходимостью принимать ответственные реше­ния, нередко в сложных моральных ситуациях. И только работ­ники с развитым чувством совести, способные правильно, само­критично и принципиально судить свои побуждения и поступ­ки, могут эффективно выполнять свою высокую миссию и под­держивать престиж своей профессии и личности.

Ответственность

Ответственность — категория этики, характеризую­щая личность с точки зрения выполнения ею нравственных требований, соответствия ее моральной деятельности нрав­ственному долгу, рассматриваемого с позиций возможностей личности.

Решая вопрос о нравственной ответственности, необходи­мо учитывать ряд факторов, в том числе: способен ли человек выполнять предписанные ему нравственные обязанности; пра­вильно ли он их понял; должен ли он отвечать за последствия своих действий, на которые влияют внешние обстоятельства; может ли человек эти последствия предвидеть.

Ответственность — обязанность и необходимость давать от­чет в своих действиях, поступках, отвечать за их возможные последствия.

Ответственность — в целом философско-социологическое понятие. Ответственность в этике и ответственность в праве тесно связаны. Достаточно, к примеру, напомнить теоретические обоснования уголовной ответственности, принципа личной и виновной ответственности.

Достоинство и честь

Достоинство — категория этики, означающая особое мо­ральное отношение человека к самому себе и отношение к нему со стороны общества, окружающих, основанное на признании ценности человека как личности.

Сознание человеком собственного достоинства есть форма самосознания и самоконтроля. Человек не совершает опреде­ленного поступка, считая, что это ниже его достоинства. Досто­инство — выражение ответственности человека за свое поведе­ние перед самим собой, форма самоутверждения личности. Дос­тоинство обязывает совершать нравственные поступки, сообра­зовывать свое поведение с требованиями нравственности.

В то же время достоинство личности требует от других уважения к ней, признания за человеком соответствующих прав и возможностей и обосновывает высокую требовательность к нему со стороны окружающих. В этом отношении достоинство зависит от положения человека в обществе, состояния общества, способности его обеспечить практическое утверждение неотчу­ждаемых прав человека, признание самоценности личности.

Понятие достоинства личности опирается на принцип ра­венства всех людей в моральном отношении, основывается на равном праве каждого человека на уважение, запрет унижать его достоинство, независимо от того, какое социальное положе­ние он занимает. Достоинство человека одна из высших нрав­ственных ценностей.

Честь как категория этики означает моральное отношение человека к самому себе и отношение к нему со стороны общест­ва, окружающих, когда моральная ценность личности связыва­ется с моральными заслугами человека, с его конкретным об­щественным положением, родом деятельности и признаваемы­ми за ним моральными заслугами (честь офицера, честь судьи, .честь ученого, врача, предпринимателя...).

Честь и достоинство тесно связаны. Однако в отличие от достоинства, основанного на признании равенства всех людей, честь оценивает людей дифференцировано.

Исторически честь в моральном сознании общества появи­лась в виде представлений о родовой и сословной чести, пред­писывающей человеку определенный образ жизни, деятельности, поведения, не унижающий достоинства сословия, к которо­му он принадлежит.

Таковы были представления об офицерской чести в условиях, когда офицерский корпус комплектовался в основном из дворянства. Они были связаны с особой щепетильностью в от­ношении действий, которые затрагивали или могли затронуть честь офицера и дворянина.

В России, как и в других европейских странах, способом ре­шения вопросов чести являлась дуэль. Запрещенная строжай­шими указами Петра I еще в 1702 году, дуэль тем не менее существовала и до манифеста Екатерины II 1787 года и поз­же. Приказ по военному Ведомству от 20 мая 1884 года, по существу, узаконил дуэль в армии. (Установленная в армии процедура, предшествовавшая офицерской дуэли, описана А. И. Куприным в повести "Поединок".) В спорах по поводу допустимости или недопустимости дуэли в обществе не все юористы выступали на стороне ее противников. Так, извест­ный криминалист Спасович утверждал, что "обычай поедин­ка является среди цивилизации как символ того, что человек может и должен в известных случаях жертвовать самым до­рогим своим благом — жизнью — за вещи, которые с мате­риалистической точки зрения не имеют значения и смысла: за веру, родину и честь. Вот почему обычаем этим нельзя поступиться.

Честь обязывает человека оправдывать и поддерживать репутацию, которой он обладает лично и которая принадлежит социальной группе, коллективу, в котором он состоит.

Репутация— мнение о нравственном облике человека, сло­жившееся у окружающих, основанное на его предшествующем поведении. Репутация определенной социальной группы скла­дывается на основании поведения принадлежащих к ней инди­видуумов в течение достаточно длительного периода их дея­тельности. Репутация, разумеется, не остается неизменной, как и сами люди, ее создающие.

Кодекс чести судьи Российской Федерации, принятый в 1993 году, обязывает судью в любой ситуации сохранять лич­ное достоинство, заботиться о своей чести, избегать всего, что могло бы причинить ущерб репутации.

Глава V

Глава VII

Этика речи защитника

Защитник-адвокат в своей речи, естественно, противостоит стороне обвинения в состязательном процессе. В отличие от по­зиции прокурора как "говорящего публично судьи" позиция за­щитника не может не быть односторонней. Его участие в судеб­ных прениях подчинено определенным нравственным началам.

Главное в нравственно оправданном ведении защиты в це­лом и в содержании и построении защитительной речи — уме­ние верно определить свою позицию, опираясь на правовые и нравственные ориентиры.

Защитник может применять только законные средства и способы защиты. Выступая на стороне человека, обвиняемого в нарушении закона, он сам должен неукоснительно соблюдать законы, пользоваться только легальными средствами.

Защитник вправе применять лишь нравственно допусти­мые приемы защиты. В частности, он не вправе лгать суду, склонять суд к неправде, хотя бы это было выгодно его подза­щитному. "У адвоката не только нет права на ложь, не только нет права на использование искусственных, надуманных, фаль­сифицированных доказательств — у него нет права и на неис­кренность, нет права на лицедейство" * — пишет Я. С. Киселев.

* Проблемы судебной этики. С. 240.

 

Защищая конкретного человека от обвинения в преступле­нии, защитник не может оправдывать само преступление. А. Ф. Кони, критикуя в свое время пороки адвокатуры, писал о справедли­вой тревоге в связи со случаями, когда "защита преступника обращалась в оправдание преступления, причем, искусно из­вращая нравственную перспективу дела, заставляла потерпев­шего и виновного меняться ролями... " *.

* Кони А. Ф. Собр. соч. Т. 4. С. 134.

 

Защита должна осуществляться на основе согласованности позиции защитника и подсудимого по принципиальным вопро­сам, и прежде всего по вопросу признания или отрицания вины.

По поводу последнего положения во многих публикациях приводились и приводятся аргументы в пользу двух противо­положных точек зрения, да и адвокатура, и суды далеко не сразу и не твердо встали на одну определенную позицию. Речь идет о ситуации, когда подсудимый в суде виновным себя не признает и последовательно настаивает на своей невиновности, а в процессе судебного следствия виновность его подтверждена достаточными и проверенными доказательствами и сам защит­ник приходит к убеждению, что его подзащитный виновен, стро­ить же защитительную речь на отрицании виновности беспер­спективно.

Многие авторы считают, что в таком положении возможно и нравственно оправдано расхождение позиций подсудимого и защитника. Защитник в своей речи вынужден признать винов­ность подсудимого доказанной и, соответственно, настаивать на смягчении его участи. Так, Л. Д. Кокорев в одной из последних работ писал: "Руководствуясь нравственными принципами, ад­вокат не может утверждать то, в чем сам не убежден, не может лгать, не может поступать против своей совести и внутреннего убеждения. И если в ходе расследования, судебного следствия адвокат пришел к выводу, что вина обвиняемого установлена, он из этого и должен исходить, строя свою защиту; иной путь будет ложью, сделкой с совестью" *.

* Кокорев Л. Д., Котов Д. П. Этика уголовного процесса: Учебное пособие. Воронеж, 1993. С. 176.

 

Другие ученые высказывают противоположное мнение: защитник, который вопреки воле подсудимого переходит, по сути, на позицию обвинения, оставляет подзащитного без помо­щи, без защиты. "Создается такое, совершенно нетерпимое с юридической и этической точек зрения положение: в судебном разбирательстве происходит состязание не между прокурором и защитником, а между прокурором и защитником, с одной сто­роны, и подсудимым, с другой. Между прокурором и адвокатом создается "трогательное единение". Заявление защитника о виновности подсудимого представляет чрезвычайно тяжелый удар по защите... " *.

* Проблемы судебной этики. С. 253.

 

Судебная практика последнего времени, как правило, ис­ходит из того, что признание защитником виновности подсуди­мого, когда последний ее отрицает, означает нарушение права на защиту, обязанности защитника использовать все законные средства и способы защиты, не действовать во вред обвиняемому.

Что касается нравственной стороны такого решения, то здесь приходится идти по пути морального выбора в условиях морального конфликта, когда соблюдение одной нормы влечет за собой нарушение другой. Но предпочтение все же следует отдать нравственной обязанности до конца защищать от обви­нения другого человека, который доверил свою судьбу адвока­ту, надеется на его помощь. А обвинение пусть поддерживает тот, кому это положено. Разумеется, защитник-адвокат в этой сложной ситуации должен использовать даже малейшие воз­можности для опровержения обвинения в его основе, а также представить суду соображения о доказанных по делу фактах, говорящих в пользу подсудимого, положительно характеризую­щих его личность и т. д. Необходимо учитывать, что сама пози­ция подсудимого, последовательно настаивающего на своей не­виновности, может породить сомнение в верности обвинительной версии, что вправе использовать защитник в своей аргу­ментации.

Структура речи защитника в какой-то мере напоминает структуру речи обвинителя, так как они посвящены одному предмету, хотя освещают его с разных сторон. Но здесь, конеч­но, нет таких жестких канонов, которые определяют построе­ние речи обвинителя, выступающего от имени государства.

В речи защитника ярко проявляется гуманизм самой про­фессии адвоката и его миссии, выполняемой в суде. Он стре­мится помочь человеку, который, пусть по своей вине, попал в беду, или же тому, кто вовсе не виновен, но может оказаться осужденным по ошибке в результате некритического отноше­ния к необоснованному обвинению. Обвиняемый, представший перед судом, еще не осужден. Защитник более чем другие уча­стники судебного разбирательства обязан уважать достоинство подсудимого, щадить его самолюбие и выступать в их защиту, в том числе и при произнесении своей речи. Защитник, по выра­жению А. Ф. Кони, — "друг, советник" обвиняемого.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.2.146 (0.02 с.)