Триста лет ему падаль клевать,



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Триста лет ему падаль клевать,



Свежей крови напившись,

Он к солнцу летит умирать.

Он откинулся на спину и прикрыл глаза, его сил хватило только на то, чтобы опустить голову и закрыть глаза, погрузившись в темноту. Очнулся он от странных звуков и ноющей боли в груди в незнакомом месте. Ричард не сразу вспомнил, что с ним случилось, он закрыл глаза стараясь вспомнить события прошедшей ночи. Но воспоминания бежали от него, решив не думать об этом, он снова закрыл глаза и попытался уснуть, но тут он услышал шаги, открыв глаза, юноша увидел старца, который шел к нему, он попытался встать, но старец сказал:

- Лежи спокойно, ты потерял много крови и тебе нельзя пока двигаться.

В руках старец держал котелок с дымящейся жидкостью и тряпку.

- Где я? Кто ты? Что случилось? – начал было спрашивать Ричард, но старец сказал:

- Все вопросы потом. Сейчас я тебя намажу мазью, и станет легче, тогда и поговорим.

Ричард согласно кивнул и снова закрыл глаза пытаясь вспомнить. Но он вспомнил лишь, как шел за косулей, как на него напал волк, а потом, все оборвалось. Тем временем старец уже заканчивал мазать его рану. Действительно, стало намного легче, и он открыл глаза, внимательно посмотрев на старца. На вид ему было лет 70 не больше, но выглядел он бодро и здорово, седая борода была заплетена в косу и в такт его движениям колыхалась по груди. Одет этот старик был тоже довольно странно, темно-синее одеяние полностью покрывало его тело, подол был широким и чуть ли не касался земли. За спиной висела сумка из волчьей кожи, наполненная какими-то, пока не понятными Ричарду, вещами.

- Ну как ты? Легче?

- Да, спасибо.

- Я нашел тебя на поляне, у самого леса. Если бы я пришел чуть позже, то…

- Я понял. Где я? – Ричард осмотрелся вокруг.

Это был небольшой деревянный домик, с одной кроватью, на которой он, собственно и лежал. В углу стоял грубо сколоченный стол, но на нем ничего небыло, рядом стоял деревянный стул. По всему периметру комнаты стояли стеллажи с книгами и разными баночками с травами. Окно было высоко, над самым столом, но оно как раз освещало ровно столько, чтобы было видно, что делаешь за столом. Больше в комнате ничего небыло.

- Ты в лесу, у меня дома. Зовут меня Карстен. Сейчас лежи, отдыхай, к вечеру станет еще легче. Вот, пока поешь свою косулю, не зря же ты целый день за ней бегал и пострадал из-за нее, и выпей этот отвар обязательно. С этими словами Карстен ушел на улицу, оставив Ричарда в одиночестве. Ему очень хотелось, есть и он, почти не обращая внимания на боль, набросился на еду. Допив отвар, и доев последний кусочек сочного мяса, он снова лег. Ему вспомнился дом, мама, сестра, все, чем он дорожил. Ему почему-то показалось, что он больше никогда их не увидит. Ричарду стало непосебе от этой мысли, и он поспешил ее отогнать: «Почему это я их не увижу, вот Карстен меня вылечит, и я пойду домой» Так он думал и хотел в это верить, но чувствовалось, что-то такое, неприятное. С этими мыслями Ричард уснул крепким сном.

Карстен вышел на улицу и направился вглубь леса, он знал этот лес еще с того момента, как только первые деревья нашли себе здесь приют. Он смело шагал к особо старому дереву, оно было массивно, а черные ветви безжизненно торчали ввысь, простирая объятия к небу. Из сумки он достал кривой нож и сделал маленький надрез на ладони, горячая кровь потекла вдоль руки и тяжелыми каплями падала на землю. Карстен поднял глаза к небу и прошептал молитву, предназначенную только ему и богу которому он служил верой и правдой вот уже несколько тысячелетий. Яркий столб огня поднялся из земли, закружился вихрем и, наконец, принял знакомые очертания. Карстен зашептал в почтении слова приветствия:

- О, мой господин, прости, что побеспокоил тебя. У меня есть хорошие новости для тебя.

- Говори, мой преданный слуга, что за известия ты мне принес?

- Я нашел того, кто сможет спасти наш мир от Зла. Он молод и неопытен, но я займусь им. Он станет достойной заменой мне.

- Это действительно хорошие известия. Я рад, что тебе все же удалось это. Но я чувствую, что Зло вновь собирается атаковать. У меня есть поручение для тебя. Ты должен вступить в контакт с Тьмой, войти в ее доверие, а затем изнутри нанести удар. Вот уже несколько тысячелетий идет война, Зло очень сильно, нам не справиться без тебя и твоего наследника.

- Но Господин, как я могу предать веру тебе, я служу лишь тебе и никому другому. Ты знаешь, я не могу отойти от тебя. Но я могу предложить Ричарда заменой мне.

- Хорошо, обучи его тому, что сам знаешь и затем можешь приступать, ты знаешь, что нужно делать.

- Да, Господин, я знаю.

Призрак начал таять, снова превратился в вихрь и унесся прочь.

Карстен постоял еще несколько минут, осмысливая слова, сказанные его богом. Пора было возвращаться домой, Ричард наверняка уже проснулся, за ним сейчас нужен уход. Карстен зашел в дом, Ричард еще спал, но должен был в скорости проснуться. Ему снилась его последняя охота, сражение с волком и падение в пропасть. Карстен улыбнулся и вышел на улицу, он не хотел мешать юноше досыпать, такие живительные и исцеляющие часы.

Проснулся Ричард, когда было уже темно и ужасно хотелось есть. Карстен стоял рядом и о чем-то думал.

- Проснулся, значит. Давай вставай, и садись за стол, я вижу, ты есть хочешь.

- Да, очень хочу, спасибо Карстен.

Ричард посмотрел на свою грудь, раны небыло, шрама тоже. От увиденного он опешил, посмотрел на Карстена и попятился назад.

- Да не бойся ты меня, я тебе вреда не причиню. Хотел бы убить, давно бы уже это сделал, а теперь сядь и поешь.

Ричард чисто физически не мог его не послушаться, он сел за стол и принялся есть. Вскоре сочное мясо полностью завладело его вниманием, и он позабыл о том, что только что произошло. Лишь потрогал то место, где была рана и улыбнулся. Карстен сидел на кровати и смотрел, как он ест и улыбался. Закончив, Ричард повернулся к старцу и спросил:

- Может, ты мне все-таки объяснишь, кто ты?

- Пожалуй, да. Я – колдун,- просто сказал Карстен.

- Ты, кто?- Ричард не мог поверить, в то, что только, что услышал. Он снова посмотрел на свою грудь – шрама небыло.

- Колдун, и ты станешь моим наследником, - в голосе Карстена слышались металлические нотки, не терпящие возражения.

Ричард смотрел, то на него, то на свою грудь, наконец, произнес:

- Но ведь колдунов не существует, ты шутишь, Скажи, что ты просто живешь в лесу, скажи, что ты не колдун.- В голосе Ричарда слышалась мольба. Он знал истории об этих колдунах, они похищали людей и убивали их. Когда-то их было много, но властям это не нравилось и они устроили облаву на них, истребив почти всех. И вот теперь он, Ричард, находится во власти одного из них, и кто знает, что он с ним сделает. Но Карстен не похож на убийцу, скорее на доброго старика, к тому, же он спас ему жизнь, а это многое меняет.

- Нет, Ричард, я колдун. И ты будешь со мной. Я не могу тебя удерживать, выбор ты должен сделать сам.

Эти слова заставили Ричарда задуматься. Если он не хотел его убивать, как рассказывают о них и не собирался приносить его в жертву, тогда зачем он ему? Что ему нужно? Эти вопросы не давали покоя.

- Карстен, зачем тебе я? Что ты от меня хочешь? Мне нужно кормить семью.

- Об этом не беспокойся, я уже обо всем позаботился. Твоя семья больше не будет нуждаться в еде.

Ричард чувствовал, что начинает доверять этому старику. Ему хотелось, что бы он никогда не уходил от него, что бы всегда был рядом. Его влекло к нему. Он чувствовал обаяние и силу, исходящую от Карстена.

- Думай, а когда будешь готов, скажи.

С этими словами Карстен вышел на улицу, оставив Ричарда принять решение, от которого зависела вся его судьба. Ричард стоял посреди комнаты и думал. Он вспоминал свою мать, брата, сестру, он очень любил их и хотел домой, но также он был благодарен своему спасителю, и влечение к новому, было очень сильным. Но кто знает, может было и лучше, если бы он ушел домой. Ричард решил, что останется, а когда научится, вернется домой. Решил и вышел.

Глава 4 История старца

Ричард вышел на улицу, было темно, но звезды светили ярко и все деревья, словно в призрачном свечении, стояли неподвижно. Веселый язык пламени освещал небольшую поляну, на которой, и находился дом Карстена. Определяя по звездам, можно было сказать, что уже далеко за полночь, через пару часов должен наступить рассвет. Около огня стоял Карстен и что-то варил в котелке, из которого шел неприятный запах. Ричард невольно поморщил нос, но стоял неподвижно и ждал пока старец, обратит на него внимание. Но Карстену, словно небыло до него дела. Наконец, не выдержав, Ричард сказал:

- Я готов остаться с тобой.

Карстен посмотрел на него сквозь огонь и в глазах его промелькнул алый огонек, Ричард невольно поежился и встряхнул головой, наваждение пропало.

- Что ж, я рад, что ты выбрал этот путь. С утра начнем занятия, пока садись рядом, я расскажу тебе о том, как стал колдуном, если конечно, тебе интересно.

- Я с удовольствием послушаю.

- Мне было 19 лет, и я жил обычной жизнью, принятой в то время. Мы тогда охотились на мамонтов, бизонов и прочих животных…

- Но, постой,- перебил его Ричард,- мамонтов уже ведь давно нет.

- Верно, нет, но тогда еще были. Это было много тысяч лет назад, до того, как Землю покрыл ледник. В один прекрасный день, ничем не отличавшийся то всех остальных, мое племя вышло на охоту. Мы гнались за мамонтом, и гнали его к самому обрыву. Я был молод и горяч, поэтому, обогнав всех, бросился со своею палкой вперед. Мамонт был ранен, и жить ему оставалось совсем немного. Я уже почти настиг его, когда меня обогнал еще один юноша, примерно моего возраста. Мы были врагами между собой, и никто не мог нас помирить. Я, теперь преследуя не столько мамонта, а скорее стараясь обогнать его, бросился за ним. Все остальные были позади, а мы уже почти настигли мамонта. Раненое животное остановилось, осознав или почувствовав, свой конец, бросилось на нас из последних сил. Мои соплеменники были уже рядом, но тот юноша, сейчас я уже не помню, как его звали, вместо того, чтобы вместе убить несчастное животное, бросился на меня. Я на мгновение замешкался, так как в нашем племени каралось смертью убийство сородича, но потом, поняв, что нас все видят, вступил в схватку. Мамонт был уже рядом, но нас, казалось, это не заботило. Я, отскочив в сторону от летящей в меня палки, своей ударил мамонта по голове. Этого оказалось не достаточно, чтобы убить, но достаточно, чтобы немного его утихомирить. Я был уставшим и измотанным но он не оставлял мне выбора. Я занес палку на своего безоружного врага и ударил по голове. Он умер мгновенно. К тому времени мое племя уже успело подоспеть на место и справиться с животным. Я стоял, обагренный кровью врага, мне было все равно, что будет потом. Я ждал смерти. Ко мне подошло два воина, схватив под руки, потащили к вождю, чтобы он решил, что со мною делать...»

- Анечка! Иди домой, солнышко! Ужинать, и спать пора.

- Мам, сейчас! Осталось совсем немного!

- Хорошо, только не долго.

- Продолжай, деда.

Федор прокашлялся и продолжил рассказ:

- «Так вот, потащили меня к вождю. Я зашел к нему в палатку, он был не один, рядом стоял шаман нашего племени.

- Заходи, Карстен. Мы ждали тебя. Ты убил своего соплеменника, за это тебе полагается смерть, но наш шаман решил тебя не убивать.

Шаман был молодым мужчиной, и довольно красив. Густые, черные волосы стянутые кожаным ремнем свисали ниже плеч. Торс был обнаженным, а ноги покрывали штаны из львиной шкуры. Он посмотрел на меня как-то по-доброму, улыбнулся своим большим ртом и сказал:

- Мне небо сказало, что появится невинный убийца, и он должен будет стать моим наследником, а я, как только передам тебе свой дар, должен буду умереть от руки наследника. Пойдем со мною.

С такими словами он вышел из палатки, и я последовал за ним. Мы вошли в палатку шамана, и он предложил мне сесть. Шаман готовил отвар и велел мне ждать. Я сидел и смотрел по сторонам, меня еще ни разу не приглашали сюда, и мне все было любопытно. Повсюду стояли черепа, разные амулеты, бусы из костей врагов и еще много чего другого.

Наконец, он закончил готовить, подошел ко мне и приказал выпить все. Он сказал, что от него я буду жить очень долго, но мне надо будет его готовить раз в сто лун. Я выпил все, и стало как-то легко, я почувствовал себя всесильным.

- Ты стал теперь колдуном, который станет мне заменой…

- И все? Просто выпив отвар, ты стал колдуном?- Ричарду казалось, что он чего-то недоговаривает.

- Да, все. Остальное ты узнаешь в процессе обучения.

- Но ведь я не должен буду тебя убивать?

- Нет, шаман ошибался, но вернемся к рассказу.

Шаман мне сказал, что настало время мне перенять его знания, я подумал, что он будет меня учить, но нет. Он дал мне еще один отвар и сказал, что как только я его выпью, буду знать, все, что знает и он. Кроме рецепта этого отвара. Каждый колдун должен сам найти рецепт и передать свои знания наследнику.

- Так ты нашел рецепт?- спросил Ричард, не отрывая взгляда от огня.

- Да, нашел, но тебе не дам его выпить. Я научу тебя сам.

- Но почему?- Ричард был в недоумении.

- Я долго ждал наследника, очень долго. А если я тебе его дам, то умру тот час же. Как умер и тот шаман. Я хоть и прожил много тысячелетий, но не смог познать всего, я хочу жить.

Ричард смеялся про себя, он не понимал эту жажду жизни, не сейчас, позже, он поймет все.

- Ты меня пока не поймешь. Да и не нужно тебе это.

- Спасибо тебе, Карстен.

- Не за что, теперь бы мне хотелось задать тебе вопрос. Только сперва подумай, прежде чем отвечать.

- Я готов ответить на твой вопрос.

- Хорошо, тогда скажи мне, что есть истинное Зло и Добро?

Ричард застыл в недоумении. Как он мог ответить на столь простой вопрос? Да вот не так и прост он оказался. Он понимал, что есть хорошо, а что плохо, но ответить, что есть Зло и что есть Добро он не мог. В его голове крутились различные мысли. Наконец, сформулировав ответ, он произнес:

- Зло это хаос и разрушение, а добро это порядок и гармония. – он запнулся и посмотрел на реакцию старика.

- Нет, мой друг, ты не прав. Зло это всепоглощающая тьма, она повсюду, в этих деревьях, птицах. Раньше во всем этом было Добро, но когда Зло пришло на эту землю все изменилось. Зло это и есть гармония с Добром. Оно приносит в души людей печаль и разочарование. Но так же вызывает ярость и гнев. Однако и Добро не является тем, каким ты привык его понимать и видеть. Вот вспомни, как убивали людей во славу Божью, как уничтожали десятки поселений, только потому, что они принадлежали другой вере. И все считали, что творят добро. Но ведь то тоже были люди, такие же, как и другие. А теперь смотри на это с другой стороны, со стороны Зла. Оно тоже имеет несколько обличий и не всегда Зло есть Истинное Зло. Представь, сидит калека, у него нет ни рук, ни ног, он не может видеть и слышать, а лишь только бессвязная речь вырывается из его горла. Он просит милосердия. То есть просит Добра, но под нашим пониманием Добро, это значит, что он просит чего-то земного, а оно ему не нужно. Он просит смерти. То есть, таким образом, если мы предоставляем ему смерть, иначе говоря убиваем калеку по его же просьбе, то мы творим Добро, но ведь он человек, а раз мы его убили, значит сотворили Зло. Так ответь же мне на вопрос, что есть Добро и, что такое Зло?

Ричард сидел задумавшись. Он не знал, что ответить на столь парадоксальный вопрос. Но тут к нему пришло понимание. Он понял, почему так происходит, и что есть что.

- Я понял, что есть Добро и Зло.

Карстен внимательно посмотрел на него, словно прикидывая, сможет ли он ответить на этот вопрос или опять начнет говорить полный бред. Ричард заметил его взгляд и понял его значение, но тем не менее продолжил:

- Добро это не что иное, как состояние человека в определенное время. Человек есть субстанция которая склонна к изменчивости. Так, человека нельзя назвать добрым или злым. Он имеет право на ошибку и на творение того, что другим не угодно, но с другой стороны, то же самое, что он сделал, не понравилось одним, вполне вероятно понравится другим. На том же примере, что ты говорил. Одни убивают других потому, что они не их веры. Так, для приспешников их веры они творят Добро, для тех, кого убивают они творят Зло. Таким образом, человек представляет собой и Добро и Зло. Природа сама по себе не способна створить Зло потому, что она Мать, она дает жизнь. А те, кто не понимает этого и не признает, получают наказание. И с этой стороны, природа творит и Добро и Зло. Их нельзя разделять, это одно целое. И Добро и Зло это две части одного целого. В чем большая жестокость, в том, что природа мстит людям за разрушение, или в том, что люди разрушают природу? Не будет существовать Зла не станет и Добра.

Теперь Карстен сидел задумавшись. Насколько быстро и точно понял значение этих слов молодой охотник. Солнца и с Луны. Они есть источник нашей жизни. Днем мы заряжаемся позитивной энергией, а ночью негативной. Для того что бы обрести гармонию, нужно уметь слушать. Наиболее сильную энергию мы получаем в момент солнцестояния, когда Солнце и Луна становятся неразлучны. Для того, что бы черпать силу нужно почувствовать, как она из светил переходит к тебе. В те дни, когда нет Солнца и Луны, мы живем с помощью ветра и дождя. Ветер приносимый к нам проникает в каждую клетку нашего тела, а дождь омывает его. Больше силы, конечно же, ты получишь от Солнца, оно есть первоисточник.

- Пойдем спать, завтра тебя ждет трудный день.

Они зашли в дом и огонь сам собой погас, зато в доме стало светло, как днем. В углу стояла вторая кровать, которую Карстен сделал за несколько секунд до их прихода, стоило ему лишь подумать о ней.

Ричард перестал уже удивляться, а просто лег и уснул крепким здоровым сном».

- Анечка, беги спать, а то уже поздно.

- Ладно, деда.

Аня слезла с колен, поцеловала дедушку в щеку и пошла в дом. Она была под сильным впечатлением от услышанной истории дедушки, и очень хотела продолжения. Поужинав, Аня пошла спать. Ей снился Ричард, старик Карстен, лес. Она была там, рядом с ними, все казалось таким реальным и прекрасным.

Глава 5 Учеба год 1

Аня проснулась, когда солнце было уже высоко в небе и, открыв глаза, яркие лучи ослепили ей глаза. Она невольно зажмурилась, но потом, снова открыла глаза, привыкая к солнечным лучам. Аня потянулась и села на кровати, пытаясь сбросить наваждение ото сна, но образы не уходили. Тряхнув головой, девочка слезла с огромной кровати и отправилась в поиски мамы и папы. Ни мамы, ни папы, в доме не оказалось, тогда она вышла в сад и, встретив уборщицу, спросила сонным голосом:

- А где мама и папа?

- Доброе утро Анечка, а мама и папа уехали, я не знаю куда.

- Спасибо, Виктория Борисовна, а дедушка где?

- Федор Иванович в саду, просил передать, что как только ты проснешься, прийти к нему.

Подумав немного, Виктория Борисовна добавила:

- Но сначала позавтракать. В зале уже накрыто.

- Спасибо, ну я пошла.

Ане, что-то не хотелось, есть, и она решила сразу пойти к дедушке. Эта история ее так захватила, что она не могла ни о чем другом думать.

Дедушка сидел в саду и читал утреннюю газету, когда Аня подошла ближе, он, отложив газету, сказал:

- Доброе утро, Анюта, как спалось? Что снилось?

Аня бросилась к нему на шею и, чмокнув в щеку, сказала:

- Доброе утро деда, прекрасно. Мне Ричард приснился, как бы я хотела его увидеть на самом деле!

Дедушка по-доброму улыбнулся и ответил:

- Вырастишь, обязательно встретишь. Я вижу, тебе понравилась история.

- Еще как! Можно продолжение?- в глазах Ани была радость и желание поскорее услышать, что же было дальше.

- Конечно, садись ко мне.

Аня села на свое излюбленное место, на колене у дедушки, и приготовилась слушать.

- Готова?

- Да.

- Ну, тогда слушай.

« Ричард проснулся, когда небо только начало светлеть, странно было, он спал всего пару часов, а чувствовал себя прекрасно и бодро. Сладко потянувшись и протерев глаза, оглянулся, Карстена небыло видно. На месте второй кровати стоял пышно накрытый стол. Там было все, и мясо, и овощи, и разные отвары, приято пахнущие, и много другого. Ричард почувствовал, как в желудке заурчало, и отправился к столу. Поев, он вышел на улицу и посмотрел на свой новый дом, уже при свете дня. Деревья стояли мирно, призрачными они не казались, и все было как в обычном лесу. За исключением Карстена сидящего около дома в замысловатой позе, приподнявшись над землей.

Ричард кашлянул, чтобы он обратил на него внимания, реакции никакой. Ричард решил подождать пока, тот сам на него обратит внимания. Прошло около четверти часа, когда Карстен открыл глаза и принял обычную позу стоящего человека

- Проснулся. Ну, что ж, тогда начнем наше занятие. Но не думай, что я тебя буду учить колдовать, для начала запомнишь названия трав и все, что касается их сбора и приготовления для отваров.

Ричард недовольно скривился, но послушно кивнул.

- Итак, начнем. Я собрал для тебя разные травы и расскажу о каждой из них.

Карстен достал из кожаного мешочка самые разные травы и принялся показывать Ричарду, объясняя:

- Вот это трава называется Мыльнянка, но цветы нельзя использовать, только корень, хранить не более 3 лет и собирать только в начале засухи и в начале сезона дождей. С корня можно делать вещество, которое очищает кожу от разной грязи. Эта трава называется Нагодки, - он достал из сумки другую траву,- она очень полезна, ее используют, когда рана долго не заживает и начинает отмирать…

И так, день за днем, месяц за месяцем проходила учеба Ричарда. К лету следующего года Ричард знал уже большинство трав, которые ему показывал Карстен, знал, как их применять, где собирать и как готовить то, или иное зелье. Учился он охотно и старательно и с каждым разом все больше удивлял Карстена. Наконец, настало время, когда он знал достаточно трав, на первое время, разумеется. Карстен прожил много тысячелетий и накопил о травах знаний гораздо больше, чем смог передать за год Ричарду.

Лето подходило к концу, и Карстен решил устроить своему приемнику, что-то на подобии экзамена.

- Ты узнал достаточно, для того, чтобы смог вылечить много хворей, но я хочу, чтобы ты это показал в жизни. Применил, так сказать, не только под моим присмотром. Я изменю твой внешний вид, и ты отправишься в свое поселение, никем не узнанным.

- Я готов, отправиться в путь, учитель.

Для Ричарда, Карстен стал и отцом, и учителем, и наставником по жизни, он подчинялся ему беспрекословно, всегда и во всем.

Карстен смотрел, словно оценивая, кого бы из него сделать. Лицо его озарила хитрая улыбка и он, достав из, казалось, бездонного мешочка пучок травы, такой Ричард еще не видел, и ясно дал понять это своим выражением лица.

- Да, эту траву я тебе не показывал, когда начнем учить заклинания, тогда и расскажу, что да как с ней делать. А пока вот, выпей это и отправляйся. Но условие одно: никому, ни при каких обстоятельствах не рассказывай, что с тобой произошло. Тебя там никто не знает, и ты веди себя так, будто никого не знаешь. Понял?

- Да, учитель, понял.

Да, Ричарду то особо и не хотелось делиться с кем-либо свою жизнь, поэтому, это не составит для него труда.

Карстен размял траву о пальцы и произнес странные слова:

- КЕРДАН О КАРМПОРАД

После этих слов лицо Ричарда стало меняться. Он почувствовал, что на лице появились лишние волосы.

Карстен улыбнулся, оценивая результат своей работы, и произнес:

- Я вернусь за тобой через три дня.

Глава 6 Учеба Экзамен

Ричард стоял возле первого дома его собственного поселения. Все казалось таким родным, таким знакомым, будто и не уезжал никуда. Но, каждую минуту пребывания здесь он помнил, кто он здесь и для чего. Неподалеку от главной дороги тек небольшой ручеек, возле которого он в детстве так любил играть вместе с другими детьми. Ричард решил пойти посмотреть, в кого же Карстен его превратил. На улице заметно похолодало, но Ричард не придал этому значения. Яркое солнце слепило глаза, нежный свежий ветерок беззаботно трепал его волосы. Наконец он подошел к маленькому ручейку, присев, взглянул на свое отражение. На него смотрел взрослый мужчина лет 40 или больше. Волосы такие же длинные, какие были раньше, но первая седина уже начала пробиваться. Лицо загорелое, похожее на шоколад, глаза зеленого цвета ясно смотрели, в которых читался ум и целеустремленность. Длинная борода, затянутая в тугой хвост мирно покоилась на груди. Удовлетворенный своей новой внешностью Ричард вернулся в поселение, и постучал в первый попавшийся дом. Ему открыл молодой парень 20 лет от роду, с которым он дружил, когда жил здесь. Ричард чуть было не сказал ему «Привет друг», но вовремя спохватился и сказал:

- Здравствуй, молодой человек. Я странник и ищу приюта. Мне провидение подсказало, что нужно идти именно в эту деревню, так как здесь есть опасность и люди нуждаются в помощи.

- Здравствуйте, а как же не быть? Есть и такие. Ты проходи, не стесняйся. Поешь, отдохнешь, а после я отведу тебя к больной. Она уже как 5 день болеет, все местные лекари не могут ей помочь. Да ты проходи, проходи.

- Благодарю.

Они вошли в дом, пахло жареным мясом, пряностями и прочими лакомствами. В желудке Ричарда предательски заурчало.

- Ты, я вижу, голоден. Садись за стол, да поешь нормально. Как же тебя занесло в эти края? Откуда ты? Вижу что не местный.

- Я с Большой Земли, решил помощь свою людям предлагать.

- Ты ешь, ешь, да пойдем, вся надежда на тебя осталась. Ей совсем плохо. Бросается на людей, одежду рвет, волосы выдирает на себе. Мы уж думали священника позвать, чтобы демона из нее выгнал, а если не получится, так убить бедняжку, что бы не мучилась, да вот ты пришел. Хоть бы ей помог. Она ведь еще совсем ребенок.

На его лице выступила, неподдельна грусть, от чего морщины на лбу стали очень глубокими. Ричард увидел это и ему уже сейчас, стало жаль ту маленькую девочку, которая была больна. Он произнес еле слышно, словно боясь нарушить тишину:

- Сколько ей лет?

- 10 лет, всего 10,- глаза парня наполнились слезами,- она ведь еще совсем ребенок, за что ей все это?

- Я вылечу ее, чего бы это мне не стоило. Пойдем, отведешь меня к ней.

- Да, да пойдем,- глаза его прояснились, на лице засияла довольная улыбка.

Они вышли из дома и направились к дому больной. На улице было тихо и спокойно, лишь изредка завоет пес, да прокричит петух.

Ричард шел и пытался понять, кто же эта девочка, которая так больна. Они шли в другой конец поселения, в ту сторону, где когда-то жил Ричард. Но вот они остановились около дома, Ричард был поглощен своими мыслями и не сразу осознал, что они стоят возле дома его матери. Тут, наконец, он понял, кто была та маленькая девочка, которая была тяжелобольная. Его сестра Виктория! Его маленькая сестренка, с которой они были вместе так долго, вместе гуляли, ходили на ручеек, и вот теперь она больна, ее жизнь зависит от него, от того, как он запомнил все, то, чему его учил Карстен. Он с трудом преодолел дрожь в ногах и вошел в свой, бывший свой, дом. Он увидел маму, сидящую на кровати около сестры, и тихо плачущую. Виктория очень исхудала, глаза, такие же голубые, как у него, впали глубоко, лицо утратило тот блеск жизни, так свойственный детям. Его младшего брата видно небыло, а отец так и не вернулся. Здравствуй, Виктория. Как ты себя чувствуешь? Я хочу тебе помочь. Расскажи, как все произошло?

- Она не может говорить, Виктория проснулась утром, и стала бегать, кричать, рвать одежду на себе. Мы приводили к ней самых разных лекарей, никто не мог нам помочь. Одна надежда на тебя, добрый человек.

О! Как же ему не хотелось, чтобы это было так. Он брал в свои руки жизнь родной сестры, он отвечал за нее. Ему ужасно захотелось расплакаться вместе с матерью, броситься на шею и попытаться утешить, но он понимал, что если сделает такую ошибку, то Карстен этого не простит. Он должен был это сделать. Наконец он произнес хриплым голосом:

- Прошу оставить нас одних, пожалуйста.

Мама взглянула в его глаза, ему даже показалось, что она все поняла, но она лишь сказала:

- Помоги ей, она у меня одна осталась. Старший сын пропал год назад, не вернулся с охоты, младший умер, - она заплакала еще сильнее, слезы полились потоком из ее опухших глаз.

Ричарду тоже хотелось плакать, броситься маме на шею, утешить ее, но он не мог, не мог и все. Он лишь понимающе кивнул и повернулся к сестре. Теперь они остались одни, и Ричард чуть было не выдал себя, сказав тихо «Как же так, сестренка», но она, похоже не расслышала его. Но зато его услышал Карстен. Он явился ему наваждением в голове. «Никому, ни при каких обстоятельствах» и тут же голос растаял в пустоту. Ричард встряхнул головой избавляясь от остатков наваждения. Виктория лежала с закрытыми глазами, и Ричард подумал, что она спит, но девочка открыла глаза и произнесла здравым голосом:

- Ричард, ты вернулся,- и тут же ее глаза вновь стали тусклыми…»

 

- Ладно, Анечка, кажется, мама приехала, а ты еще не завтракала. Давай иди, покушай и приходи.

- Ну, деда, самое интересное ведь сейчас! - в голосе Ани слышалось разочарование.

- Вот, вот, чем быстрее пойдешь, тем быстрее вернешься.

- Хорошо, деда, я скоро,- пообещала она.

Федор Иванович сидел, откинувшись на кресле качалке, и вспоминал, те былые времена, вспоминал всех, кого знал за свою жизнь, а знал он многих. Вспоминал еще что-то, но не заметил, как заснул под лучами нежного солнца. Разбудил его детский писк. Он открыл глаза и увидел свою внучку в ожидании стоящей, и тормошащей его за плечо, весело приговаривая:

- Просыпайся соня, я уже все!

- Ну, что же раз все, тогда полезай, буду дальше рассказывать.

Девочка весело захлопала в ладоши и забралась на колени.

 

- «Ее глаза были тусклыми и похожими на мертвые, но Ричард знал, что она жива, он достал из своей сумки пучок разных трав и корней, аккуратно разложил на столе, и приступил к более обширному обследованию сестры. Она была бледной, местами, даже желтой. Под глазами залегли черные тени. Из горла иногда вырывался хриплый стон, от чего она с еще большей силой начинала биться на кровати. Ей было очень плохо, но Ричард, кажется, понял, чем ее лечить. Он взял со стола небольшой пучок, ядовито пахнущей травы, и принялся растирать его между пальцами. Комнату наполнил неприятный запах, терпкой травы, но девочка, стала глубже дышать, и лицо постепенно начало принимать человеческий вид, но это было только начало. Растерев сухую траву в небольшую кучку на столе, Ричард достал из сумки деревянную трубочку, полую внутри, засыпал туда порошок, вставил другой конец трубки девочке в нос и с силой дунул. Виктория как раз делала вдох, когда он дул, из ее глаз потекли слезы, страшный кашель наполнил комнату, девочка забилась в ужасной агонии. Но постепенно черты лица стали разглаживаться, лицо стало румяным, глаза вновь заблестели радостью. Она сладко потянулась, будто ото сна и сказала веселым голосом:

- Хочу есть!

Ричард улыбнулся и сказал:

- Пока нельзя, потерпи немного. Вот, лучше, возьми это и протри у себя во рту. Виктория недовольно сморщила лобик, но повиновалась. Через несколько минут она выглядела полностью здоровой, но буквально через мгновение залилась еще более страшным кашлем. Не в силах больше сидеть в неведенье, в комнату вбежала мама. Она застыла на пороге и посмотрела сначала на Ричарда потом на дочь. В глазах читалось недоумение и тревога.

- Что с моей дочерью? Скажи мне, что с ней?

- Она почти здорова, я дал ей одно зелье, но оно действует не сразу.

В голове у Ричарда зашумело, и он услышал странный хохот, настолько жуткий, что невольно поежился. Хохот все нарастал, ощущение страха окутало Ричарда, он не понимал, что происходит. И тут ясный и сиплый голос в голове произнес:

«Она умрет. Ты не смог её вылечить».

И снова дикий смех, нет, это не мог быть Карстен. Но тогда кто?

Мать стояла и с непониманием смотрела на странное поведение целителя. Оказывается с момента, как он услышал тот смех, он не переставал качаться по полу и дико кричать.

Ричард очнулся. Встал и струхнул с себя пыль. Все присутствующие в комнате смотрели на него. В момент, когда он кричал, в комнату сбежались остальные. Ричард оглянул всех присутствующих и повернул взор к Виктории. Она стояла на коленях, глаза сверкали яростью и злобой. И совершенно чужой голос произнес из её уст:

- Ты не смог её вылечить. Она умрет, но прежде уничтожит тебя.

С этими словами Виктория, или уже не она, но кто-то в её облике бросилась на Ричарда. Он не мог причинить ей вреда, но ясно понимал, что не может так оставить. Его душу терзала мука и боль. Отчаяние завладело его сердцем. Почему так? В чем повинна она? Нет, это он виновен, виновен в том, что остался жив и в том, что позволил Карстену его спасти. Но он же не мог этого предвидеть. А теперь его сестра, его родная сестра по крови, нападает на него, а внутри нее кто-то страшный и жестокий.

Ричард вышел из комнаты на улицу и позвал маму.

Мама вошла, на ее лице была тревога и боль. Она не знала, что ее ждет, но когда она увидела свою дочь полностью здоровой, то громко вскрикнула и бросилась обнимать свою дочь, целовать ее. Когда первая волна радости прошла, она посмотрела на Ричарда и только и смогла выдавить:

- Спасибо.

Ричард понимающе улыбнулся и ответил:

- Я рад, что помог вам…

Он хотел еще, что-то добавить, но его, вдруг, окутал туман и он оказался в лесу. Рядом стоял Карстен. Он снова был дома.

Ночь была ясной и безоблачной, глаза Карстена светились холодным огнем.

- Ты все сделал правильно. Ты готов к новому обучению.

- Но почему именно она? Как так получилось?

- С того момента, как я тебе сказал пойти в твое поселение и когда ты там оказался, прошел месяц. Именно тогда твоя сестра заболела. Но ты справился и я рад этому. Даю тебе отдых на сезон дождей, а потом продолжим наши занятия. После этих слов Карстен ушел глубоко в лес, туда, где он мог совершить то, было предначертано судьбой. Лес был темным и угрюмым. Толстые ветви деревьев не приветливо смотрели на него, но ему небыло дела до этого. Он должен был закончить к утру. Достав из сумки черный посох похожий на глаз Змея с плавно вытекающим изогнутым концом. От посоха шел темный свет, который можно было увидеть даже ночью. Карстен воткнул посох в средину круга на земле, взял своей хрупкой рукой за глаз Змея и обратил свой взор к небу при этом, говоря слова понятные только ему и тому, кому он обращался.

- ХАРАК БЕНДАРА ВЕРКАРА СТОКРИДА ХАРДАРА

При этих словах посох начал вибрировать и излучать мощный поток черного света. Постепенно волна света стала проясняться в образ. Перед ним стояло уродливое существо. Оно было похоже на высохшего человека, но от него исходила невиданная сила. На голове корона из эбонита, глаза излучали кровавый огонь. От этого зрелища Карстен попятился назад, но спустя несколько минут пришел в себя и приблизился к Нему. Он заговорил первым, голос был шипящим и сухим:

- Зачем ты позвал меня? Чего ты хочешь? Я сделаю, то, что ты попросишь. Ты помог мне выбраться из-за барьера, теперь я помогу тебе.

- Да, Хозяин, у меня есть одна просьба.

- Говори.

- Я нашел последователя, но он не знает истинного положения вещей. Время преобразования подходит к концу, но он еще не готов. Я хочу передать ему свои знания при этом остаться в живых. Что бы наблюдать за ним.

- Но ты ведь знаешь Закон. Этого нельзя делать. Но ты помог мне и теперь я помогу тебе. Так же ему будут не доступны твои познания в черной магии. Ты должен это помнить. Да будет так.

С этими словами существо подняло свою тонкую руку и сказало такие же непонятные слова, какие говорил Карстен полчаса назад:

- ХЕНБАД СЕРБОНА КАРДАР.

Тело Карстена выгнулось дугой от боли, и он закричал. Но постепенно боль проходила, и наступало умиротворение. Хозяин стоял, и на его уродливом лице появилась такая же уродливая улыбка.

- Теперь ты можешь быть спокойным. С тобой ничего не случится.

- Благодарю Хозяин.

- А теперь прощай, думаю, что мы скоро вновь встретимся. Вас ждет небольшой сюрприз.

Дух исчез, а Карстен стоял один в лесу и довольно улыбался. Теперь он может дать достойный отпор.

Гла<



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.16.210 (0.032 с.)