ТОП 10:

КАК СПРАВИТЬСЯ С КРУГОВОЙ АТАКОЙ



Атака остается атакой — независимо от того, нападают на вас с ножом или с улыбкой. Каждый из изученных вами до сих пор принципов Айки-тактики каким-либо образом применим в любой ситуации нападения. Просто дело в том, что некоторые атаки несутся прямо на вас, словно локомотив вниз по рельсам, в то время как другие идут окольными путями.

Чтобы реагировать на круговую атаку, вы должны двигаться прямо по линии, а затем соединиться в круг. Ваша задача в том, чтобы стать округлым, чтобы помочь вашему атакующему восстановить свое равновесие.

Для того чтобы представить такого рода атаку, мы начнем с круговой стрелки, которая представляет атакующего, и квадрата, который представляет вас. Ниже, на рисунке 1, вы стоите на месте, ожидая верного момента. Давайте посмотрим, что происходит, когда вы реагируете на атаку.

Что же именно происходит? Пусть кончик стрелки представляет точку атаки. Это самое последнее место, в котором вы бы хотели стоять в ожидании того, как она проткнет вас сбоку или сзади. Таким образом, как это не парадоксально, самое безопасное место внутри, непосредственно рядом с человеком, который нечестно на вас нападает. Самое безопасное место, когда вы имеете дело с ударом из-за угла, рядом с тем, кто наносит этот удар, а не на пути описывающего в воздухе круги кулака.

В большинстве случаев у вас также есть возможность Уйти от любой из этих круговых атак, но сейчас давайте рассмотрим ситуацию, в которой требуется разрешение.

Скажем, Гэйл и Сэнди работают в одном офисе и должны продолжать работать вместе. Кто-то говорит Гэйл, что Сэнди распускает о ней слухи у нее за спиной. Поскольку Гэйл не может просто выйти из конфликта, то ее цель заставить Сэнди напасть прямо и прекратить все эти предательские удары в спину. И ни у кого нет и тени сомнения, что удары в спину и распускание слухов на самом деле являются круговыми атаками, направленными на Гэйл. Вначале, как на рисунке 1 нашей диаграммы, Гэйл принимает форму квадрата, предпочитая Ничего Не Делать, она находит свой центр и старается удержать свое равновесие. Когда же она замечает атаку, она переходит в форму треугольника и с ясным намерением приближается к Сэнди, следуя за вершиной своего треугольника (рисунок 2). Гэйл теперь стоит в безопасности рядом с Сэнди. Во-первых, Сэнди теперь не может продолжать злословить за ее спиной, поскольку спины больше нет, только лицо. И как только Сэнди будет вынуждена предпринять прямую атаку, Гэйл сможет принять форму круга и использовать Айки.

Это не так сложно, как кажется на первый взгляд. Давайте разыграем нашу драму, чтобы посмотреть, как это делается.

Гэйл слышала от кого-то третьего, что за ее спиной Сэнди распространяет о ней грязные слухи, что она спит со всеми, кто только может помочь ей в продвижении ее карьеры.

На этот раз это неправда: Гэйл не неразборчива. Она очень привлекательная и очень бодрая; она принадлежит к тому типу женщин, который легко притягивает мужчин. Очевидно, что Сэнди, движимая своими невротическими нуждами, довольно активно пытается навредить Гэйл.

Но независимо от того, спит Гэйл со всеми подряд или нет, не в том суть. У Гэйл есть Богом данное право вести себя так, как она считает нужным, при условии, конечно, что это не приносит никому вреда. С другой же стороны, у Сэнди нет никакого права по каким бы то ни было причинам вредить самой Гэйл или ее репутации.

Затем, когда это доходит до Гэйл, она вне себя от ярости. Ее также удручает и тот факт, что люди могут быть настолько жестокими друг к другу. Она чувствует себя преданой, поскольку всегда считала, что они с Сэнди “неплохо ладят”. Если они и не близкие подруги, то, в любом случае, они часто болтают, а иногда даже обедают вместе.

Таким образом, Гэйл временно теряет свой центр. Энергия течет через нее, ее сознание работает на полную мощность, и она начинает воображать всевозможные способы кровавой мести. Она особенно увлекается планом А, по которому она совершенно унижает Сэнди перед всеми ее коллегами. Великолепный план, не так ли?

Нет, не так.

Было бы глупо разоблачать Сэнди перед друзьями и союзниками, которые немедленно поспешат ей на помощь. Если контратака Гэйл увенчается успехом — а она надеется, что так оно и будет, — то сторонние наблюдатели будут склонны видеть в Сэнди достойную жалости жертву злобных интриг Гэйл. И, что еще более важно, Гэйл стремится к разрешению конфликта, а не к разрушению человеческого существа. Она усвоила очень важный принцип Айки-тактики:

Побежденные люди становятся злейшими врагами.

Самый первый шаг в использовании Айки-тактики, прежде чем вы предпримете любые действия, — это обрести свой центр.

Гэйл вновь овладевает своим центром. Она концентрируется на своей единой точке, расслабляется, отбрасывает всякие ноющие сомнения (“Проклятье, что же такого я делаю, что даю людям повод к сплетням?”) и злость (“Что за дрянная подруга эта Сэнди!”) и начинает изучать свои возможности, одну за другой. Благодаря тому факту, что атака отдаленная и круговая, у нее есть одно важное преимущество: время, необходимое чтобы пойти домой и продумать ход действий. Она знает, что с ситуацией необходимо разобраться, но она также знает, что нет необходимости делать это незамедлительно; еще одна ночь злословия не изменит вещи коренным образом. (Интересно отметить, что изначальное преимущество нападающего во времени становится преимуществом жертвы, как только она начинает осознавать нападение.)

Итак, Гэйл идет домой, чтобы самым тщательным образом спланировать разрешение проблемы. Ее первый шаг состоит в том, чтобы выбрать время и место, которые максимально увеличат успешность ее усилий. Перерыв на обед слишком короткий, поэтому она решает попросить Сэнди заглянуть к ней домой после работы. Сэнди, испытывая любопытство по поводу квартиры Гэйл, принимает приглашение.

Несколько раз по дороге Гэйл напоминает себе, что это не военная операция. Она сохраняет ощущение собственного центра, памятуя о том, что она действует исходя из духа защиты — она защищает себя от будущих атак и она же защищает Сэнди от болезни, которая, похоже, поглотила ее всю. Тем временем Сэнди думает про себя, что завтра ее ожидает нечто весьма приятное, после того как она увидит увидит, “где нанесен ущерб...”

Они приходят в квартиру Гэйл. После недолгой предварительной беседы Гэйл выдвигается вперед в форме треугольника, подобно соколу, пикирующему на ласку. (Смотри рисунок 2.)

Гэйл: Сэнди, ты говорила всем, что я сплю со всеми мужиками в офисе!

Сэнди: Я такого не говорила! Кто тебе сказал об этом?

Гэйл: За последние три месяца ты рассказала десятку разных людей о том, что я готова переспать с любым, кто только поднимет мне зарплату.

Сэнди: Кто тебе это сказал? Они тебя обманывают!

Гэйл: Я хочу, чтобы ты прекратила порочить мою репутацию. Я никогда не делала тебе ничего плохого.

Сэнди: Что ты имеешь в виду, говоря, что никогда ничего мне не делала плохого?

Заметьте, что Гэйл не оставляет своей линии намерения и не начинает обсуждать, правдивы ли обвинения Сэнди или нет. Она не позволяет себя отвлечь. Она сохраняет треугольную форму, пытаясь заставить Сэнди прекратить кружить вокруг нее. Говоря “Я никогда тебе ничего не делала”, Гэйл предоставляет Сэнди возможность контратаковать.

Гэйл действует успешно. Потом, когда говорит Сэнди, это уже похоже на треугольник с прямолинейной, честной атакой. (Смотри рисунок 3.)

Сэнди: Что ты имеешь в виду, говоря, что никогда ничего не делала мне плохого? А как насчет Нельсона? Ты знала, что мы с ним встречались, но ты у меня за спиной стала строить ему глазки! Ты готова украсть чьего угодно мужика, и ты не успокоишься до тех пор, пока они все не станут твоими!

Так же как и в случае с Робин Гудом и Маленьким Джоном, конфликт на бревне теперь разворачивается в открытую. Он больше не круговой. Гэйл теперь может использовать любую из шести возможностей — или их комбинацию. Она понимает, что это не событие победы/поражения: ей нет необходимости громить Сэнди, но она должна добиться того, чтобы Сэнди прекратила и впредь воздерживалась от распускания слухов. Кроме того, она знает из действий Сэнди, что девушка уже чувствует себя побежденной; было бы совершенно не в духе защиты делать ее еще более несчастной. Исходя только из этих соображений, Гэйл выбирает Айки. (Смотри рисунок 4.)

Гэйл: Жаль, что я не знала раньше о том, что ты чувствуешь. Я могу понять, через что ты прошла. Да, это болезненно.

Сэнди: Да, ты чертовски права, это болезненно!

Гэйл: А теперь ты хочешь сделать больно мне. Что ж, я тебя не виню!

Сэнди: Если бы не ты, мы с Нельсоном все еще были бы вместе!

Гэйл: Я понимаю, где ты могла начать так думать.

Сэнди: (Пауза.) Что это значит?

Гэйл: Ну, хорошо, ты никогда не подходила ко мне и не спрашивала, что происходит. Трудно просто сидеть на одном месте. Твое воображение начало рассказывать тебе подобного рода вещи: Я уже была в таком положении и знаю, что ты должна была чувствовать.

Сэнди: Я не понимаю.

Гэйл: Я никогда не встречалась с Нельсоном. Кто тебе сказал, что у меня с ним что-то было?

Сэнди: Он и сказал!

Гэйл: А он не любит, когда ему отказывают. Он просил меня несколько раз, но я его отвергла. Я знала, что вы встречались.

Сэнди: Я тебе не верю.

Гэйл: Если бы я была на твоем месте, я бы тоже не поверила.

Сэнди: (Длинная пауза.) Ты действительно с ним не встречалась?

Гэйл: Нет.

Сэнди: Это ложь!

Гэйл: Нельсон такой же, как и все. У него свои проблемы. Ему тоже больно.

Сэнди: (Плачет.) О, Гэйл, Прости меня...

Гэйл: Спасибо, Сэнди. Все так просто, когда люди говорят это, не так ли?

Сэнди: Да... Но что мне делать с Нельсоном?

Гэйл: А что ты хочешь делать?

Сэнди: Хочу заставить полюбить меня снова.

Гэйл: В таком случае, делай то, что должна делать.

Сравните то, как все произошло на самом деле, с тем, что представляла Гэйл, когда потеряла собственный центр: те ее планы, где Сэнди стоит перед своими друзьями в качестве объекта для насмешек и презрения. Чего бы добилась эта вендетта? Пошла бы Гэйл домой после этого, превосходно себя чувствуя? Если да, то ее удовлетворение было бы кратковременным, а к тому же она бы нажила себе непримиримого врага. Мы предполагаем, что такого рода победа — победа, которая становится причиной поражения кого-то другого, — дает удовлетворение всего лишь на несколько минут или на несколько часов, но в итоге ее стоимость оказывается слишком высокой.

Вместо этого мы имеем целую и невредимую Сэнди, которая не только прекратит свои атаки на Гэйл, но и воссоединится со своим собственным духом и со всем остальным человечеством. Вы можете. придраться к ее желанию вернуть довольно ненадежного Нельсона, но ее борьба с Гэйл окончена. Гэйл теперь может спать спокойно, как уравновешенная личность, которая знает, что может эффективно справиться с большинством тех ситуаций, что может предложить ей жизнь.

Вкратце, что произошло? Гэйл двинулась вперед по прямой линии и поставила Сэнди перед проблемой. Она заставила Сэнди атаковать, а затем выбрала Айки в качестве ответной реакции на эту ее атаку. Она перешла от квадрата к треугольнику, затем округлилась и “победила”, “уступив”. Это практически настолько просто!

ОСОБЫЙ СЛУЧАЙ

Иногда это треугольное движение может быть немного менее прямым, но при этом по-прежнему сохранять треугольный дух. С некоторой долей Обмана вы можете достичь такого же результата.

Скажем, вы имеете дело с человеком, который никогда не признается в предательских ударах в спину. Вы знаете, что независимо то того, сколько раз вы будете ему говорить “Ты предал меня”, его ответ будет: “Не знаю, откуда ты взял эту информацию, но она явно фальшива”. Как это ни грустно, но существуют тысячи таких парней, которые скорее умрут на месте, чем признают, что были нечестными, подлыми людьми. Их улыбки нестираемы, и вам придется хорошенько поработать, чтобы спровоцировать их прямую атаку.

Герб и Ральф — учителя в младшей школе. Между ними всегда были натянутые отношения, во всяком случае, насколько в этом уверен Ральф. Ральф обладает свободным духом, преподает в расслабленной, “современной” манере, а Герб гораздо более традиционный педагог. Герб отрицает свою неприязнь к Ральфу, кроме тех случаев, когда он остается наедине с одним или двумя преподавателями школы. В таких случаях он потешается над экспериментальными методами преподавания Ральфа и саркастически отзывается о подходе молодого человека к жизни вообще. Это бы не очень беспокоило Ральфа, если бы не тот факт, что критиканство Герба может настроить администрацию против него и напрямую повлиять на его свободу преподавать так, как он считает нужным. Поэтому, когда он узнает о тактике Герба (рисунок 1), он знает, что должен разобраться с ней прямо.

Ральф понимает, что хитрый и, как это ни парадоксально, всегда вежливо улыбающийся Герб зашел так далеко, что никогда не признает того, что он говорил и делал. Так что, в определенном смысле, Ральф должен так заманить Герба, чтобы он предпринял лобовую атаку. Как только будет совершена лобовая атака, Ральф сможет сделать выбор ответной реакции.

Тщательно выбрав время и место, Ральф в конце дня входит в классную комнату Герба.

Ральф: Герб, у меня к вам кое-какие претензии.

Герб: Прошу прощения?

Ральф: Я на самом деле довольно зол по поводу той кривой успеваемости, которую вы вывели для семиклассников.

На самом деле Ральфа меньше всего заботит кривая успеваемости Гербовых учеников. Его цель в том, чтобы вынудить Герба контратаковать. Поэтому он выбирает гордость и радость Герба, его кривую успеваемости. (См. рисунок 2.) Герб захвачен настолько врасплох, что начинает орать и бесноваться (рис. 3).

Герб: Тебе не нравится моя кривая успеваемости? Хорошо же, позволь, я скажу тебе одну вещь, ты, маленький выскочка: если бы твое отношение к преподаванию было бы хоть на одну шестую таким, как у меня, если бы твои методы общения с учениками были хоть на одну шестую уместными, ты, может быть, только начал бы становиться хорошим преподавателем.

Ральф: А я и не знал, что вы такого мнения о моей работе с учениками.

Герб: Да, вы чертовски правы, я именно такого мнения. Именно такие учителя, как вы, делают учеников такими неуправляемыми. Вы даете им слишком много свободы.

Ральф: Я думаю точно так же, как и вы.

Герб: (Пауза.) Что?

Ральф: Я бы хотел сесть с вами и поговорить о том, что мы оба могли бы сделать с проблемой неуправляемых учеников. И это дало бы мне возможность объяснить, что я с ними делаю. Я знаю, что мы оба хотим решить эту проблему.

В результате этого события Герб прекратил свои нападки за спиной Ральфа и оба они поняли и оценили (если не согласились) точку зрения другого. (Смотри рисунок 5.) Герб ни разу не извинился за свое поведение, но это, собственно, и не было целью Ральфа. Все, чего он хотел, — это чтобы удары исподтишка закончились, а не того, чтобы старик ползал перед ним на коленях, в раскаянии вымаливая прощения. Ральф также не воспользовался случаем отметить, что, вероятно, Герб чувствует для себя определенную угрозу в энергичности Ральфа и его популярности среди детей. Перед Ральфом стояла проблема: используя Айки, слиться с переживаниями старика по поводу того. куда катится школа. Он мог использовать и другие возможности, но он знал, что его шансы достичь определенного уровня гармонии с Гербом будут наибольшими, если он начнет с Айки слияния. Но чтобы дойти до этого, необходимо было симулировать атаку в совсем другом направлении.

Очень важно постоянно держать в голове, что в обеих этих драмах ни Ральф, ни Гэйл ничего не потеряли, — по крайней мере, если вы не считаете потерей утраченную возможность мести. Мы так не считаем!

Подведем итоги. Когда вы имеете дело с круговыми атаками, ваша первая задача состоит в том, чтобы заставить атакующего разбираться с вами напрямую, быть честным, обнаружить себя, отбросить свою окольную агрессию и стать перед конфликтом, который под этим всем скрыт. Чтобы это сделать, вы должны подойти поближе и найти способ спровоцировать прямую атаку. Всегда двигайтесь из своего центра, уравновешенные и готовые к защите. Центрирование помогает вам не бояться конфронтации и в то же самое время сдерживает вашу совершенно непродуктивную жажду мести. Как только атаковавший вас по кругу начинает атаковать прямо —но не раньше, — вы сразу оказываетесь в позиции, в которой уже можете выбирать любую приемлемую ответную реакцию на конфликт. Несмотря на то что мы постоянно делали акцент на использовании Айки, остальные пять средств тоже всегда вам доступны.

Откровенно говоря, с круговыми атаками наиболее трудно справиться, поскольку половину времени мы их не видим, а вторую половину лучше бы и не видели. Вы можете услышать, что кто-то говорит что-то о вас за вашей спиной, и захотеть что-нибудь с этим сделать, но вы этого боитесь. Вы боитесь конфронтации со своим “скрытым” агрессором, хотя вы и знаете, что единственно возможное разрешение придет через конфронтацию. Что вы забыли, так это то, что подлые агрессоры точно так же боятся конфронтации, — если бы они ее не боялись, то они бы шли на вас по прямой и говорили бы вам все в лицо! Так что вы можете использовать это знание и вместо того, чтобы останавливаться на своих страхах, уверенно двигаться вперед, чтобы попытаться помочь вашему атакующему стать перед своими проблемами.

По меньшей мере, запомните, что круговые атаки не прекратятся до тех пор, пока вы их не остановите.


VIII

ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ

Не хвались завтрашним днем;
потому что не знаешь, что
родит тот день.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.237 (0.016 с.)